Валентина Болгова.

Багульника манящие цветы. 2 том



скачать книгу бесплатно

Ильича можно было видеть везде и всегда. То он в детском саду на утреннике, то на репетиции в клубе, радуясь за свою поселковую самодеятельность. Он даже этим гордился и предрекал местному ансамблю «Русская песня» призовое место в конкурсе среди бамовских коллективов.

Но больше всего переживал он за проходку тоннеля. Часто появлялся на портале, надевал каску и шёл в тоннель. Вздыхал, вспоминая те времена, когда сам опускался в шахту и очень мучился тем, что сейчас не в коллективе проходчиков.

Ильич не раз просил начальство снять его с профсоюзной работы и дать ему возможность снова стать горным рабочим. Да только его снова отправляли на то место, для которого он просто был рождён.

Не получив положительного ответа, снова шёл в свой кабинет, вздыхал, но потом, погружаясь в дела отряда, понимал, как много их – важных и нужных! И уже сам боялся доверить кому – либо эту непростую ношу.

Кто сможет сделать так, как он? Кто знает о тех, кто нуждается сейчас больше всех в чём – либо? И сможет ли тот, другой заглянуть в душу каждому?

Николай Ильич знает почти всех своих жителей, знает все их заветные желания. В его блокнотике, который всегда с ним, записаны и расписаны по порядку все его обязательства, которые он должен выполнить в самое ближайшее время.

Профорг 11 отряда был доброжелательным буквально к каждому.

Вначале, когда массово прибывали в посёлок на строительство люди, он, принимая их в свой профсоюзный коллектив, очень обстоятельно и доходчиво уведомлял о значимости строящегося тоннеля, о жизни посёлка, а потом, желая успехов в новом начинании, от души пожимал вновь прибывшему на БАМ, руку. Потом, так – же доброжелательно пожимал руку тому же, но уже по причине того, что тот уезжал обратно. Не прижился человек, бывает, и Ильич ему снова искренне желал счастливого пути и удачи в дальнейшем.

Первое время народ толпами валил на БАМ. Кто – то ехал за длинным рублём, кто – то за романтикой. Попробовав на «зуб» этот самый БАМ, некоторые тут – же разворачивались и спешно покидали суровые и неприветливые места Забайкалья.

Люди просеивались как сквозь сито – кто крепкий и сильный духом, оставался, а кто слаб характером, уезжал. А тот, кто оставался, не сетовал на временные трудности. Понимали, что золотой дождь на них с неба просто так не посыплется, не вырастут, как в сказке, за ночь, красочные замки. Понимали и старались с оптимизмом смотреть на различные неудобства. Радовались, когда привозили зимой из дальней пекарни замороженный хлеб. Не придавали большому значению, что ни у кого из них нет телевизоров, не жаловались, когда в железных вагончиках примораживались зимой волосы к стене.

Вагончики те хоть и отапливались, да только лютый мороз на улице в пятьдесят с лишним градусов доставал каждого тем или иным путём.

В посёлке постепенно оставался костяк надёжных, трудолюбивых и сильных духом людей. Остались те, кому не по нутру бегство и предательство. Все они потом стали одной сплочённой семьёй, объединённые одним общим делом и верой в победу, как на фронте.

Это и был их фронт, на котором сражались они со скалой, отвоёвывая у неё с большими трудностями драгоценные сантиметры.

На сбойках бились о щиты бутылки шампанского и взлетали брызги побед! Взлетали каски, и неслось радостное «Ура!»

Смена Катерины и Раиски была ночной. Сегодня, по всем расчётам у них должна состояться сбойка с третьим стволом. Всё звено проходчиков старалось изо всех сил, что – бы сбойка произошла именно в их смену.

Машинист щита Фёдор волновался и проверял на планшете после маркшейдеров лично сам и крен, и уклон, внимательно наблюдая за отвесом. Даже после того, как всё это тщательно наблюдалось маркшейдерами, Фёдор снова пристально смотрел на планшет, над которым висел отвес.

Раиска с Катей над ним и подшучивали и говорили, что тот уже давно проехал мимо своей станции.

Ближе к утру, примерно в четыре часа, пришёл сменный инженер и объявил, что проходку нужно остановить. Фёдор спрыгнул со своего рабочего места с вопросом, который заинтересовал всех:

– Что случилось? По времени мы должны идти ещё часа два!

Заметив на лицах проходчиков недоумение, решил их не мучить:

– Да с хорошей новостью я к вам явился их отдела, с хорошей!

Мне только что позвонили и сказали, что мы у намеченной цели. Всё, щит нужно останавливать. Сбойка должна произойти при всём честном народе, утром. Вы перестарались, вперёд намеченного времени бежите. И если ещё несколько шагов вперёд, то шарошки тут – же и покажутся с обратной стороны. А тогда это уже будет не интересно, так что тихо сидим и терпеливо ждём утра. Поздравляю и себя и вас, за то, что именно в нашу смену произойдёт долгожданное событие!

Как ни странно, но ликования в забое не произошло. Кто – то присел на тюбинг, кто просто на рельсы, по которым подтягивался щит, Раиска с Катериной уселись вдвоём на кресло машиниста Фёдора. Тот охотно его уступил уставшим женщинам, отключив двигатель щита.

Под землёй наступила непривычная тишина. Фёдор, служивший когда – то на корабле, произнёс:

– Как на подводной лодке.

Никто ему не ответил, каждый погрузился в свои думы.

Монотонный шум вентиляционных труб, капли воды со свода штольни клонили ко сну, раннее утро – самое время – поспать, да только какой сон в неуютном полумраке холодного подземелья! Что – бы не дремалось, некоторые бродили по рельсам туда – сюда, пересчитывая шпалы и было невыносимо тяжело дожидаться утра.

Оно пришло то утро. Новое, совсем другое и вдохновенное. Сейчас будет произведена сбойка!

Фёдору дали команду и щит, своими шарошками снова врезался в породу, круша её на мелкие кусочки. Несколько минут, и эти самые шарошки вышли в пространство. Всё! Щит остановлен!

Сбойка прошла без каких либо отклонений! Это победа! Победа маркшейдеров, победа проходчиков и всех служб, так или иначе участвующих в проходке щита.

Люди ликовали с обратной стороны забоя – те, что шли навстречу и, под громкое «Ура!», вытаскивали через отверстие сбойки Фёдора и всё его звено.

Уставшие, но счастливые, Раиска с Катей вернулись домой. Время приближалось к полудню и хотелось спать, но так хотелось протянуть ещё эти счастливые минуты. У них получилось! Сбойка с третьим стволом произведена самым лучшим образом! Теперь можно расслабиться.

– Начальнику нашего маркшейдерского отдела тоже теперь можно расслабиться – ему уже не пригодятся сухари, – шутили подруги, откровенно радуясь на своего непосредственного начальника и за всех, кто был причастен к проходке тоннеля.

Ночных смен у них было много, но эта ночь была самой трудной и самой счастливой.

Сегодня утром они принимали поздравления, пили из своих касок шампанское, позировали перед вспышками камер и, высвободившись из шумной, многочисленной праздничной толпы, сбежали. Радостное событие будоражило их души. Сейчас нужно поспать немножко, а потом готовиться к празднику. Вечером они все вместе соберутся у Раиски.

Сашко с Павлом на работе, Танюшка в садике, а Митя с Лёней в школе. У них там свои дела.

Прежде чем прилечь отдохнуть, подруги решили вдвоём хотя бы немного отметить это событие. Они быстро приготовили закуску, да и чего её готовить, если у запасливой Раиски всегда всё имеется. И в магазин не надо бежать, вся закуска в погребке, под ногами, там же и коньяк имеется собственного изготовления. Туда Раиска и прыгнула. Катерина только успевала принимать из того погреба разносолы; консервированные опята, солёные крепкие белые грузди и рыжики, мочёную бруснику.

Катя смеялась запасливости подруги:

– Да куда нам столько? Ну и запасы!

– Принимай, к нам вечером придёт весь отдел, так что всё это пригодится. Устроим пир горой. Сбойка не каждый день происходит, такие события нужно отмечать громко, как настоящую победу!

– А это и есть победа. Не только победа наших товарищей, а и наша с тобой тоже!

– Согласна?

– Ясный компот, согласна!

– Хватит, вылезай, а то замёрзнешь. Здесь хватит не только на отдел, но и на весь наш одиннадцатый отряд. Любишь, ты, подруга, заготовлять на десять лет вперёд. Я так не умею.

– Это у меня от мамы. Она любила, что – бы в наших закромах было всего много.

Она в детстве, в войну, голодала, так потом этот страх голода её всегда и преследовал. Поэтому она всегда рада кого – либо накормить, да ещё и дать с собой.

Вот я и унаследовала её привычку.

Сашко тоже удивляется, куда это я столько всегда заготовляю? А уже я по – другому и не могу.

Приготовив на скорую руку закуску, подруги устроились в уютной кухоньке и стали отмечать сегодняшнее событие. Разлив настойку по рюмочкам и перед тем, как выпить, Раиска произнесла горестно:

– Знаешь, Катерина, я вот думаю – дожили мы до того дня, как свершилась сбойка,

основная задача нашего тоннельного отряда почти завершена, а потом что? Я, например, так в свою работу внедрилась и привыкла к ней, что менять её на что – то другое, совсем не хочу!

– Во – первых, работа ещё не окончена и не завершена, как ты думаешь. Найдутся ещё дела на нашем участке. Во – вторых, мы сможем спокойно перейти в другой отряд, например, в двадцать второй. Правда, добираться до третьего ствола придётся подольше, но опускаться, – то придётся всё туда – же – в наш тоннель, в нашу штольню. Рано ты собралась выходить из его логова. Не переживай, без работы не останемся, успеем всё сделать – и в тоннель набегаться и первый поезд по окружной ветке встретить, и дождаться первого поезда через наш основной тоннель.

Играла пластинка, которую Раиска поставила. Лилась лёгкая музыка и после выпитой рюмки домашнего вина, да и после ночной смены, подруг разморило. Решили перебраться на диванчик, немного подремать.

Под мелодию музыки, склонив друг к другу головы, обе они уснули крепким сном.

Вернувшись с работы, грузин, заметив сонное царство, подошёл к подругам на цыпочках, молча постоял перед ними, потом снял иголку с шипящей пластинки и, как ни жалко было будить жену и Катерину, бросился к ним третьим, щекоча то одну, то другую:

– Ночью выспитесь, скоро к нам с вашего отдела нагрянут, а стол ещё не накрыт.

Раиска испугано смотрела на мужа, соображая, где находится. Придя в себя, кисло произнесла:

– Ах, да, нужно принимать гостей. Да и мальчишки наши до сих пор не накормлены! Просыпайся, подруга, мы с тобой проспали всё на свете!

– Действительно, проспали! Побегу домой, я же не знаю, забрал ли кто из детского сада Танюшку?

Катерина, торопливо обуваясь, бросила на ходу:

– Я мигом домой и обратно. Успеем ещё накрыть на стол, а пока тебе Сашко поможет.

– Да не спеши, Танюшка твоя и мальчишки играют в нашем дворе. Танюшку из детского сада Паша забрал. Спросил у детей, почему не заходят в дом, сказали, что не хотят вас будить. Паша тоже скоро придёт, обещал.

– Как хорошо, что мне нужно переться за дочкой в такую даль. Я всё равно, сначала сбегаю домой, потом вместе с Пашей придём.

Катя выбежала на улицу, увидела Митю и своих детей.

– Ну почему вы нас не разбудили? Мы бы так могли спать и до утра! Кушать, наверное, хотите?

– Нет, не хотим, мы потихоньку отрезали хлеб, намазали маслом, а сверху сахаром. Будить вас не хотели, потому что вы спали сладко.

– Ну, что ж, это хорошо, что у вас такие добрые мысли родятся! Устали мы. Ночь была напряжённой, а потом до самого обеда праздничная суета на портале. Сегодня у нас радостное событие ребята, – сбойка благополучно произошла в тоннеле!

– Да мы уже знаем. Весь посёлок знает об этом.

Лёнька с Митей убежали по своим делам, передав из рук в руки Катерине Танюшку.

Оставшись наедине с женой, Сашко, как это бывало часто, стал приставать к ней со своими нежностями. Любовь у него к Раиске крепла день ото дня. Ему нравилось всё, что она делала, нравилась вся, со своей завораживающей красотой.

Вот и сейчас – Раиска сидела на диване, разрумяненная после сна и небольшого похмелья. Дышащая её тёплая энергия и сила любви манила к себе грузина. Он млел от этой любви и большего счастья ему не хотелось. Мечтал он лишь об одном – теперь, когда у них есть сын Митя, неплохо бы увидеть и дочку, которая с бантиками и в платьицах с оборочками будет топать у них по комнате. Много раз умолял он свою Раиску подарить ему маленькое чудо.

Сейчас Сашко снова шептал свою мечту Раиске в ухо и целовал её, хохочущую, в глаза, нос, щёки и губы, убеждая её всё и больше о нескончаемой любви к ней.

Катерина пришла домой, где её уже ждал Павел.

О сбойке он уже был наслышан и сразу же, с порога поздравил её. По блеску Пашкиных глаз, догадалась, что её муж тоже где – то отметил это событие. Посмотрела на него с укором, хотела напомнить ему о своих дурных привычках после выпитого спиртного, но не стала. Сегодня праздник и даже она позволила себе выпить в этот день. Ничего, вместе с Раиской они справятся с ним, если что. Танюшка сразу же повисла на Пашке, тараторила о прожитом дне в детском саду. А вскоре и Лёнька с Митей явились. У этих неугомонных всегда куча дел.

Забежав в квартиру, Лёнька на бегу докладывал:

– Мы за фотоаппаратом, там, по посёлку корреспонденты всех подряд снимают, а мы хотим их сфотографировать. Среди них мой знакомый.

– Пора бы уже тебе с ним поближе познакомится. Третий раз приезжает, а ты даже не знаешь, как его зовут, этого твоего корреспондента.

– Да, пап, ты прав, я обязательно с ним сегодня и познакомлюсь поближе, узнаю его имя. Вот только будет ли у него для меня время? Они всегда заняты, за всеми бегают, всё хотят успеть. Я когда вырасту, тоже стану самым знаменитым корреспондентом. Поеду туда, где всё крутится, вертится и строится.

– Да, сынок, здесь совсем другая жизнь, далеко не такая, как в нашей деревне. Там суеты нет, всё размеренно, всё всегда понятно и даже как – то не интересно. Жизнь там тоже кипит, да только всё в одном котле, а вот у нас, здесь, она из котла выплёскивается и уже мало ей места в нём. Вот сегодня у нас весь посёлок в приподнятом настроении и у каждого радость на душе. Хоть до сдачи всего тоннеля ещё очень далеко, для всех нас любое достигнутое достижение, пусть даже небольшое, очень важно для каждого из нас.

Катерина заметила, как внимательно слушает Павла Митя. Он смотрел на Лёнькиного отца с каким – то необыкновенным проникновением, как – бы разглядывая его. Сделав бровки домиком, ловил каждое его слово, иногда переводил взгляд на Лёньку и незаметно вздыхал. Лёнька, погружаясь в бесконечные какие – то дела с Митей, потихоньку привыкал к тому, что теперь с ним погибшего друга Виталика.

Весёлый, черноволосый новый друг Лёни всегда вызывал у Катерины добрую улыбку.

Митя был крупнее её сына, упитанная его внешность и всегда розовые пухлые щёчки просто умиляли её.

Вот сейчас взгляд его был совершенно по – взрослому серьёзен. Он слушал Павла и боялся пропустить даже одно слово. И эти глаза его – что сливы, горят желанием всё понять и разуметь. Раискины глаза, Раискин взгляд и было даже немного не по себе – этот мальчик вобрал в себя все черты своей матери. Все черты, и все её повадки. Митя был вначале непреклонен тому, что – бы подчиняться Леониду. Не в его характере это было. В силу таких обстоятельств, мальчишки первое время часто ссорились. Когда же Митя понял, что Лёнька в каких – то моментах проявляет большие способности и знания, понял, что бразды правления нужно передать Лёне.

Мальчишки убежали с фотоаппаратом искать корреспондентов, которые по случаю сбойки в штольне и по многим другим своим делам, приехали в посёлок.

Вечером вся семья Егоровых отправилась к грузину. Надо поторопиться, хоть Сашко и помогает своей жене, всё же лишние женские руки в таком деле не помешают.

Войдя в квартиру своих друзей, Катерина обомлела – пред ней стояла Шемаханская царица из сказки «тысяча и одна ночь»…

Оливковые глаза, подведённые в стиле Востока, атласный синий халат с райскими птицами, распущенные волосы с розочкой с одного бока, персиковый цвет кожи от тонального крема и пухлые, красные, словно вишня, губы сразили наповал Катерину:

– Ну, истинная – царица! Никогда тебя такую не видела. Вот это халат! Она перевела взгляд на Павла – тот тоже стоял, как заворожённый. Не обращая внимания на то, что Танюшка тянула его за руку, что – бы пройти в комнату, он не сводил с Раиски глаз. Сашко, предвидя такое, поинтересовался:

– Ну как вам моя красавица? Это я её заставил накраситься в честь праздника. Пусть все видят, какая у меня жена! Пока она себя перевоплощала, я, как мог, на стол накрывал. Насмотрелись, и хватит, а то ещё сглазите мою жену. Скоро придут гости, а у нас по столу шаром прокати.

Павел засмеялся над пословицей, которую, как всегда, Сашко путал.

– Ой, друг, сколько тебя не учи, ты так и будешь придумывать все слова на ходу. Тебе сейчас не о столе и закуске думать, а о том, что – бы пришедшие к тебе гости не увели твою красавицу. Пока будешь расставлять рюмки и тарелки на столе, Раиску украдут. Наши ребята не промах – так что усы свои держи востро. Сегодня у тебя жена превзошла все ожидания. Даже я её никогда такой красивой не видел.

Сашко вдруг засмеялся:

– Я у тебя ошибку нашёл! Я точно помню пословицу, которую ты только что сказал. Сказал неправильно! Нужно говорить «ухо держи востро, а не усы! Правильно Сашко заметил?

– Да, действительно, ты прав. Как это я оплшался? – оба засмеялись и дружно взялись за дело, расставляя на столе тарелки и рюмки. К ним присоединилась и Танюшка.

Женщины удалились на кухню готовить жаркое. Оставшись наедине, Катя не выдержала и снова сделала комплимент своей подруге:

– Ты так похорошела с этими распущенными волосами, с крашеными ресницами и губами. Надо, же, как может измениться женщина, если захочет! Но откуда, всё же такой роскошный халат? Ты мне его раньше не показывала.

– Сашко, когда —то заказал своему напарнику по работе привести из отпуска для меня халат красивый, на своё усмотрение. Вот он и привёз его из своего Баку. Хотел Сашко на день рождение мне его преподнести, да не вытерпел, сегодня и подарил.

Грузин подлетел к подругам. Обращаясь к жене, произнёс:

– Я хочу, что – бы ты сегодня блистала в новом халате и даже накрасилась. Сделай из правил исключение. Я правильно сказал?

– Нет, Сашко, ты просто не исправим! Но мне всё равно в тебе всё нравится.

– Правда? Тогда я пойду стол раздвигать, носить посуду. Поедем в отпуск, я тебе куплю самые дорогие краски и помады.

Катя смеялась над умилением мужа своей подруги а она, мелькая своим красивым халатом по комнате, говорила:

– Ну, что тут поделаешь, я и проявила свою бурную фантазию на лице. Надо соответствовать новому халату. Никогда не красилась, не люблю это пустое занятие.

Раиска засмеялась:

– Я помню, как однажды моя мама и Пашкина мать на Новый год, глядя в телевизор, насмотревшись на расфуфыренных женщин, решили накраситься. Долго подкрашивали чёрным карандашом глаза, накрасили яркой помадой губы, и уселись за праздничный стол. Они были такими серьёзными, гордыми, словно их видит вся страна и просто замирает от их красоты. Мне было смешно, и я еле сдерживалась, что – бы не рассмеяться, старалась в их сторону не смотреть. А папка мой, увидев их размалёванные лица, присаживаясь за стол, обратился ко мне:

– Дочка, ты случайно не видела наших подружек? Скоро куранты пробьют, а их нет. И что делают в нашем доме за новогодним столом эти ряженые? Беги к соседке, наверняка они там, без них, моих ласточек, и праздник – не праздник.

Он подмигнул мне, а я подыграла ему:

– Сейчас сбегаю, мне не трудно, но они и сами должны понять, что уже пора за стол садиться. Я мигом, не волнуйся, потороплю их.

Подруги посмотрели друг на друга, довольные собой, но, не успела я выйти из – за стола, как моя мать тут – же осадила меня:

– А ну, сядь, отцова заговорщица. Решила родную мать не признавать в надлежащем виде? Привыкли с отцом видеть меня и тётку Дусю в старых изношенных одеждах? Ты вот с ним, со своим отцом – то заодно, да только не знаешь, как он пялится в телевизор на разукрашенных девок! Пялится и облизывается. А мы, бабы деревенские, как проклятые, с утра и до ночи у печи возимся, да из коровников не выходим. В зеркало иногда нет сил заглянуть, падаем, словно только что родившиеся телки! Давайте, смейтесь над нами, мы давно своими курами обсмеянные ходим.

Тётка Дуся поддержала мою мать.

– Они, эти мужики, только себя любят, нас ни во что не ставят. Не выходила я сто лет замуж и правильно делала! Тётка Дуся тоже отвернулась от отца, усердно стала вытирать губы.

Мы с отцом никак не ждали такой реакции от них. Отец, понимая, что шутка его обидела женщин, стал извиняться. А подруги, в гневе стирая со своего лица красу и румяны, снимая с ушей серёжки и бумажные цветки из своих волос, обещали отцу припомнить ему сегодняшнюю насмешку.

Кое – как успокоили мы их с отцом.

Потом они и сами, конечно смеялись над собой, а отец сказал тогда запоминающие для меня слова:

– Когда я пялюсь, как только что сказано, в телевизор на разодетых и разукрашенных девиц, я всегда думаю об одном и том – же; что за этой неприродной красотой прячется? Зачем они порождают из этого тайну для всех? Я понимаю новые приличные одежды и даже сам присматриваюсь к моде. Но лица! Для чего на них слоями наносить шпаклёвку, а потом ночью соскабливать её? Никогда не пойму, для чего лепить ресницы и делать их буквально, как у нашей Зорьки? Особенно это касается молодых девушек. Их красота и притягательность в их молодости, а совсем не в накрашенных губах. Зачем обманывать себя и окружающих? Лучше, чем создал тебя сам Господь, ты не станешь. Никогда не красься, дочка, радуйся своей наружностью и не вводи в заблуждение людей. Те женщины, которые хотят изменить свой облик, не уверены она в себе, в своих действиях и поступках, не уверены в красоте душевной. Красота любой женщины лично для меня состоит в том, если она имеет красоту внутреннюю. Этим стоит гордиться и куда важней нам, мужчинам, видеть глаза любимой естественными и лучистыми, а не продираться сквозь кущи её пристёгнутых ресниц, что – бы разглядеть в них родной и любимый взгляд. Я люблю свою жену именно за то, что она мне понятна. Не скрывается она под несметным слоем помад и румян. Естественна её улыбка и открытый взор. Всё мне в ней понятно и вот за это я ей благодарен. Пусть моя шутка не станет дурным намёком, а наоборот, я подчеркнул, как мог естественную красоту души моей Алёнки. Евдокия же так всегда хороша собой, что не взирая на свои не совсем молодые годы, и теперь может свести с ума любого. Замуж могла выйти, действительно сто раз после Степана, ну здесь мы бессильны. Так, что, дорогие мои женщины, разрешите мне, единственному мужчине среди вас, поздравить вас с наступающим Новым Годом и признаться в своей любви к вам!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13