Андрей Андреев.

Разбуди свою харизму



скачать книгу бесплатно

Я в ответ утвердительно кивнул головой, после чего он встал из-за стола и произнёс:

– Ну что ж, кофе-брейк, – приглашающим жестом указал на выход, и мы отправились чаёвничать.

На кухне, пока Аким хлопотал с чаем и посудой, я решил убить двух зайцев и продолжил наш разговор.

– Ну, хорошо, – начал я, – вот ты говоришь…

– Я говорю?! – перебил он меня с наигранным удивлением. – Я сейчас ничего не говорю. Я сейчас просто завариваю нам чай… – улыбнулся, а потом сказал уже серьёзно: – Ладно, спрашивай, чего я там говорю.

– Ты сказал, что скептически относишься к такому человеческому качеству, как целеустремлённость, но разве это плохо: стремиться к своей цели? Разве можно добиться успеха без целеустремлённости?

– Я не сказал «скептически», я сказал «критически», – поправил он меня. – Скептицизм – это отрицание возможности постижения истины, в то время как критицизм, если не вдаваться глубоко в философию – это анализ, это проверка достоверности найденной истины. А кроме того критическое мышление – это глубокое осмысление той информации, которой ты уже доверился. Например, ты на тренингах по продажам наверняка слышал о том, что надо различать пустые отговорки покупателей от обоснованных возражений. Слышал же?

Я утвердительно качнул головой.

– И ты согласен с этим утверждением?

– Да.

– А ты задумывался, в чём психологическая разница между отговоркой и возражением? Ты вникал в смысл этих слов?

– Нет. Да нам никто и не предлагал.

– А своя голова зачем?! Ведь можно же было заглянуть хотя бы в толковый словарь – там, между прочим, чётко видна эта разница.

Я смущённо улыбнулся и промолчал.

– Ну да ладно, – примирительно произнёс мой наставник и неожиданно похвалил меня. – Вообще-то, ты молодец, что спросил об этом – сразу видно, не просто слушаешь, а пропускаешь услышанное через сознание, и не тупо подвергаешь сомнению, а пытаешься докопаться до истины. Это хорошо. Значит, я для тебя не беспрекословный авторитет, а всего лишь более опытный товарищ. Значит, ты сам скоро станешь для кого-то авторитетом, возможно даже, для очень многих. Ведь критическое мышление и независимость взглядов – это одни из главных отличий лидера.

Я даже сконфузился от такого потока похвал и почувствовал, как разгораются мои уши, и подумал: – «Да, всё-таки я не привык к такому…»

– Так вот, – сказал Аким, не обращая внимания на мои пылающие уши, – что касается твоего вопроса о целеустремлённости. Своим вопросом ты немного опережаешь события, но раз уж спросил, я отвечу кратко. Да, действительно, целеустремлённость – это одно из свойств сильной личности, но зачастую, когда говорят об отсутствии целеустремлённости, то подразумевают полное отсутствие целей, а это вовсе не так. Просто у одних людей цели масштабные, восхищающие и вдохновляющие, а у других – приземлённые и со стороны кажутся незначительными. Одними движут мощные стимулы, а другие идут к цели, казалось бы, никем и ничем не подталкиваемые.

Одни планируют конкретные сроки достижения своих целей и движутся к ним семимильными шагами, а другие отдаются на волю случая и действуют потихоньку. Но и те и другие, так или иначе, настроены достичь своих целей. Так ведь?!

– Ну-у-у, в общем да, – согласился я после недолгого раздумья. Моего наставника явно не удовлетворил мой ответ, и он спросил:

– Вот скажи, тебе говорили о том, что цель должна иметь какие-то временные рамки?

– Да, говорили.

– Но ведь мы все, независимо от наших личностных качеств, живём во временном измерении. Мы все подводим какие-то итоги, хотя бы раз в году, когда провожаем старый год. За несколько минут до Нового года мы все сверяемся, исполнились ли наши желания, загаданные в прошлом году, а потом загадываем новые. Верно?

– Верно.

– То есть ставим цели на грядущий период. И пусть какие-то из этих желаний кажутся фантастическими, пусть мы почти не верим в их сбыточность, но всё равно это постановка целей. Разве это не свидетельство наличия целей у каждого человека?

– В общем да.

– Такова наша природа, как разумных существ, которые придумали часы и календари и которые умеют думать о завтрашнем дне. Так ведь?

– Так.

– Кстати возьми это себе на вооружение на тот случай, когда будешь подбирать себе команду. На собеседованиях не обращай внимания на общие заявления кандидатов об их целеустремлённости, а выявляй уровень этой целеустремлённости, то есть силу мотивов, которые побуждают их к достижению целей. Понятно?

– Да.

Он сделал глоток чая, а потом произнёс негромко, но внушительно:

– Повторюсь: ты будешь менять своё отношение к себе, к своим поведенческим схемам, к целям и ко всем проявлениям внешнего мира, используя, среди прочих подходов, критическое мышление. При этом как личность ты останешься тем, кем являешься сейчас… – легонько хлопнул по столу и сказал беззаботно: – Ладно, перерыв есть перерыв, давай продолжим этот разговор в кабинете, а сейчас просто попьём чайку… – и демонстративно сделал большой глоток. Я последовал его примеру. После короткой паузы он неожиданно спросил: – Лучше расскажи, почему ты любишь классику? Мне просто интересно: бывший спортсмен, технарь по образованию, то есть практически мачо, да ещё и торгаш ко всему в придачу, и вдруг такое ботанское увлечение.

– Можно подумать, ты не торгаш! – парировал я шутливо.

– И всё же расскажи, – настойчиво попросил он.

– Я даже не знаю, – произнёс я задумчиво, – в двух словах не расскажешь… – но уже через секунду нашёл ответ: – Знаешь, недавно я ходил в филармонию на шестую симфонию Чайковского – давно хотел послушать её вживую – и во время концерта, наблюдая за оркестром, я совершенно отчётливо увидел в нём идеальную модель человеческого общества, того самого общества, главной целью которого является гармония. Кстати, только сейчас до меня дошло, что это стремление к гармонии продиктовано позитивностью, о которой мы тут с тобой рассуждаем.

– Согласен, – отозвался мой наставник.

– Так вот, по поводу гармонии. Когда играет оркестр, каждый в нём на своём месте, каждый ценен, каждый знает правила игры и неукоснительно соблюдает их. Потому что каждый музыкант долго учился, а потом ещё много трудился, чтобы занять своё место в коллективе, стать равным среди лучших. Каждый музыкант знает: если он сфальшивит, то разрушит гармонию, которой он служит. И в результате, я вижу на сцене слаженную работу разумных, одухотворённых людей, создающих прекрасное созвучие, например такое, как шестая симфония Чайковского. Как-то так, – закончил я своё объяснение и из чистого любопытства поинтересовался у Акима: – А тебе нравится Чайковский?

– Да, конечно, – ответил он с явной симпатией, – и в особенности шестая симфония. Она про тех, кто ищет своё место в жизни, про тех, кто преодолевает преграды и добивается успеха, то есть она про нас с тобой, – улыбнулся и похвалил меня: – Хорошее объяснение. Мне понравилось.

Мне были приятны слова наставника, и я опять почувствовал жар своих ушей. Потирая мочки пальцами, я снова подумал: «Да, комплиментами я всё-таки не избалован».

Закончив чаепитие, мы вернулись в кабинет, а оттуда вышли на просторный балкон – на нас повеяло вечерней свежестью. Бриз с городской окраины потрепал мне волосы, и на ум пришла хоть и заезженная, но всё же бодрящая фраза «ветер перемен». Мы постояли какое-то время молча, просто облокотившись на перила, всматриваясь в гаснущие крыши домов и слушая затихающий рокот города, а потом Аким нарушил это безмолвие.

– Люблю в это время выйти сюда, – сказал он негромко, – послушать, как успокаивается уставший город. Он сегодня добросовестно потрудился. Впрочем, он всегда трудолюбив, и мне приятно после работы выйти сюда и ощутить себя на одной волне с ним, – повернулся лицом ко мне и признался: – А бывает так: проваландаешься весь день, а вечером выйдешь сюда или вообще на улицу и чувствуешь неприятный диссонанс, – иронично улыбнулся и объявил: – Ладно, нам пора, – и жестом пригласил в кабинет.

– Неужели ты позволяешь себе валандаться? – спросил я его, плюхаясь в кресло.

– Бывает. Я же не робот. Можно подумать, ты не лентяйничаешь.

– Бывает, – ответил я, подражая его интонации.

– Все мы позволяем себе слабости, – произнёс он примирительно и снова заговорил делово: – Хорошо, давай вернёмся к теме тотального житейского позитива.

– Давай.

– Чтобы настроиться на повседневное положительное начало, первое, что тебе надо сделать – это разобраться со своими старыми обидами. Я говорю не об обидах вообще, а об обидах на тех, кто так или иначе помешал твоему лидерскому развитию. Важно вспомнить именно эти несправедливости и огорчения, потому что только они удерживают тебя в прошлом и мешают твоему самосовершенствованию. А всё остальное сейчас тебе не важно. Понимаешь, о чём я?

– Понимаю.

– Хорошо, тогда продолжим. Я не особо религиозный человек и всё же обратил внимание на то, как похожи фразы «отпустить обиды» и «отпустить грехи», словно наши обиды – это наши грехи, которые не пускают нас в рай. Интересное сходство, не правда ли?

– Согласен, – ответил я и произнёс поговорку, пришедшую мне на ум: – Рад бы в рай да грехи не пускают.

– Верно. А какой синоним у глагола «отпустить»?

Я задумался, и он поторопил меня:

– Ну же! Давай, без раздумий!

– «Освободить»?

– Вот именно! Освободить!

Я широко улыбнулся, довольный нашим взаимопониманием, а он продолжал всё так же увлечённо излагать свою мысль:

– Вообще-то мне не нравятся все эти штампы: «отпустить прошлое», «отпустить обиды». Ведь те давние события произошли помимо твоей воли, и, по сути, это ты в плену у неприятных воспоминаний, а не они у тебя. Я предпочитаю говорить «освободиться от прошлого», «освободиться от обид». Улавливаешь разницу?

– Угу.

– Что угу? – передразнил он меня и требовательно спросил: – Как ты понял выражение «освободиться от обид»?

– Освободиться от обид, – произнёс я со вздохом, словно ученик у доски, – это значит сделать всё возможное, чтобы прошлые обиды отпустили меня в будущее.

– Верно. Так вот, освободи свою голову от всех обидных воспоминаний. Для этого ты будешь периодически опускаться на самое дно своего подсознания, чтобы собирать весь этот мусор, мешающий конструктивным процессам в твоей голове, выбираться с этим хламом на поверхность, и выбрасывать его подальше от себя. На данном этапе такое очищение тебе нужно, чтобы разбудить харизму и дать простор её новому росту, а в дальнейшем ты будешь время от времени самоочищаться для поддержания хорошей психологической формы, а также для поддержания здоровых отношений с теми, кто вольно или невольно загрязняет их. Понятно?

– Да.

– Это, как репассаж, – пояснил Аким, – профилактика и чистка часов. Ты знаешь, что даже самые высококлассные часы нуждаются в периодической чистке?

– Нет, – ответил я. – Я часы не ношу, – и для убедительности показал своё левое запястье.

– Ясно. Ну что ж, теперь будешь, знать, может быть, скоро пригодится. Так вот, представь, что твоё сознание – это люксовый швейцарский хронометр… – он снял со своего запястья часы – это была другая модель, не та, что на тренинге – положил их передо мной, посмотрел с хозяйской нежностью и произнёс: – Не самые крутые котлы, 2626
  Часы на жаргоне


[Закрыть]
но я доволен, – и поинтересовался у меня: – А тебе какая марка нравится?

– Ну, не знаю, – ответил я растерянно, – может быть, Rolex.

Я не особо разбирался в аксессуарах, и назвал первое, что пришло в голову, то есть марку, которая известна каждому школьнику, но Аким, даже бровью не повёл.

– Так вот, – сказал он, – представь, что твоё сознание – это Rolex, и не простой, а доставшийся тебе по наследству. Прежний владелец не ухаживал за ними должным образом, и теперь ты собираешься реставрировать их, чтобы они работали исправно, то есть показывали точное время. А иначе, зачем тебе такая солидная цацка?

– Согласен, – улыбнулся я ответ.

– А затем ты будешь периодически сдавать свои Rolex часовому мастеру на профилактическую чистку. Точно так же и с твоим сознанием. Первоначальное, а впоследствии периодическое позитивное переосмысление твоего восприятия реальности – это и будет твоим репассажем сознания… – он встал и написал на доске:


РЕПАССАЖ СОЗНАНИЯ


обернулся и ещё раз пояснил: – То есть чистка твоего сознания и настройка на конструктивность для предупреждения сбоев в его работе. Чем больше ты будешь думать о людях и обстоятельствах в положительном ключе, тем меньше ментальной мути будет оседать на дне твоей памяти, тем меньше обид и разочарований она будет хранить, тем меньше жалоб и критики будет выдавать твоё сознание. Понимаешь, о чём я?

– Понимаю.

– Хорошо. Теперь в контексте тотального позитива давай поговорим о твоём повседневном лексиконе – в нём наверняка полно сомнительных словесных конструкций. Вернее, это не лично твой лексикон, а общепринятый – ты его просто принял на вооружение. Так вот, по поводу общепринятого лексикона. Люди даже не подозревают, насколько некоторые фразы противоречат их психологии, их врождённому позитивному мышлению… – он снова взял фломастер и написал на доске:


ПОЗИТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ


повернулся ко мне и поинтересовался: – Слышал что-нибудь об этом?

Я кивнул головой, но не очень уверенно, и тогда он пояснил:

– Это из психолингвистики. Специалисты утверждают, что любой нормальный человек на просьбу другого человека, скорее ответит «да», чем «нет», особенно если эта просьба построена в положительном ключе. Ведь мы все, в принципе, нацелены на решение проблем и, будучи по природе своей социальными существами (даже убеждённые мизантропы), всегда готовы к сотрудничеству, то есть настроены на тот самый тотальный житейский позитив. Эта особенность человеческой психологии положена в основу нейролингвистического программирования. Наверное, о нём ты тоже слышал?

– Да, – ответил я уже твёрдым голосом, – его применяют в рекламе.

– Не только в рекламе, – заметил Аким, – хотя лично я обо всём этом впервые услышал именно от специалиста по рекламе. Когда-то мне приходилось плотно сотрудничать с директором по маркетингу – его звали Антон Дзюбенко,2727
  https://www.facebook.com/profile.php?id=100008139946174


[Закрыть]
– и он рассказал мне, что в рекламных текстах используются лингвистические конструкции, которые созвучны с человеческой подсознательной готовностью к взаимодействию. Он объяснил мне, что в результате такого соответствия в голове у потенциального потребителя возникает некий резонанс, который усиливает его желание купить рекламируемый продукт. Тебе знакома такая теория?

– Да.

– Но, как я уже сказал, энэлпи2828
  NLP – аббревиатура от английского Neuro-linguistic programming, то есть нейролингвистическое программирование.


[Закрыть]
применяется не только в рекламе. Его также используют при взаимодействии продавца с покупателями. Об этом ты знал?

– Нет, не знал.

– Теперь будешь знать. Его вообще много где применяют в человеческом общении. И вот что я тебе предлагаю: возьми себе за привычку изучать самые разные рекламные материалы. Обращай внимание на то, как в них строятся предложения, какие глагольные спряжения используются, а потом применяй это в своём взаимодействии с людьми, будь то устное общение или переписка… – он посмотрел мне прямо в глаза и спросил с лёгким напором: – Понятно?

– Понятно.

– Проведи ревизию своего привычного лексикона и замени избитые негативные формулировки положительными по звучанию синонимами. Так ты, во-первых, покажешь свою оригинальность, то есть выделишься из общей массы, а во-вторых, сможешь эффективно управлять поведением людей. Например, просить кого-то «не поможете ли вы мне» – значит, программировать его на отказ. Потому что у человека, настроенного сходу ответить согласием, в голове подсознательно возникает отклик «да, не помогу». И здесь нет никакого противоречия, наоборот, всё логично и предсказуемо. Человек не несёт ответственности за то, что кто-то даёт его подсознанию деструктивные команды. Улавливаешь мою мысль?

– Да.

– Хорошо. Также избегай выражений, в которых содержится неопределённость. Строй фразы таким образом, чтобы в них была одна лишь конкретика. Обращаясь к человеку с просьбой, побуждай его к действию так, чтобы у него не оставалось времени на раздумья. Это касается и твоих будущих приказов, когда станешь начальником. Что значит неопределённые словосочетания? Ну, например, я сейчас обращаюсь лично к тебе… – Аким переменил позу, подавшись корпусом ко мне, – Можно тебя попросить слушать меня внимательно? – и тут же спросил требовательно: – А теперь без раздумий скажи, какой ответ первым пришёл тебе на ум?

– Да, можно.

– Правильно. Обрати внимание, твой ответ прозвучал практически эхом на мою просьбу. Потому что у человека, предрасположенного к сотрудничеству, в подсознании рождается именно такой отклик. Улавливаешь суть?

– Да.

– Однако… – он хитро улыбнулся, – твой ответ «да, можно» ни к чему не обязывает. Это во-первых. А во-вторых, мой вопрос позволяет тебе взять паузу и задуматься: «А стоит ли?» Вот поэтому в своих обращениях избегай неопределённых фраз. Поэтому вместо «можно тебя попросить» скажи прямо: «Послушай меня внимательно», – а чтобы твоё побудительное обращение звучало дружелюбней, добавь в него волшебное слово. Догадываешься, какое?

– «Пожалуйста», – невольно улыбнулся я.

– Верно, – подтвердил он и вполне серьёзно прокомментировал мою ухмылку: – Ты, между прочим, зря улыбаешься. Да, это прописная истина детсадовского уровня, но я часто видел, как взрослые, образованные люди забывали такие простейшие мелочи, а потом удивлялись, почему их все сторонятся, почему никто не хочет иметь с ними дела.

– Да я совсем по другому поводу, – соврал я.

– Ладно, – сказал он примирительно и продолжил объяснять: – Теперь я обращусь к тебе с просьбой совсем иначе, – и произнёс с расстановкой: – Послушай, пожалуйста, меня внимательно, – и тут же спросил: – Какой отклик первым возник у тебя в сознании?

– «Хорошо».

– Вот видишь! Вот тебе задание – его надо выполнить прямо сейчас: переделай неопределённую негативную формулировку «прошу не опаздывать» в прямое, позитивное обращение. Время пошло.

Я ненадолго задумался, а потом произнёс несмело:

– Пожалуйста, будь вовремя.

– Молодец! – похвалил он меня и тут же заметил: – Только интонация тоже должна быть соответствующей, – и спросил: – Ну, теперь ты понял, как надо формулировать свои просьбы и приказы, чтобы получить на них однозначный и результативный отклик?!

– Понял.

– Кстати, вот за эту вот чёткость приказов я и уважаю военных. Сам я – вояка никакой, но по части коммуницирования беру с них пример. У них все команды лаконичны и обязательно сопровождаются откликами подчинённых, в которых те сообщают командиру, что поняли приказ и готовы выполнить его в точности.

– Это потому что у них за ошибки иногда платят жизнью, – возразил я. – А мы-то с тобой не на войне, так ведь?

– Ты прав, – согласился Аким и тут же парировал: – Но я видел, как успешный бизнес оказывался на грани развала именно из-за информационных сбоев. Поэтому армейские методы коммуницирования (с определёнными оговорками) вполне подходят для бизнеса, да и для жизни вообще. И я не зря упомянул о том, что у военных принято откликаться на приказ командира. Потому что это тоже часть позитивного мышления. Помимо способности побуждать людей к действию тебе необходимо уметь также внятно откликаться на их просьбы и приказы, то есть использовать в своих ответах всё ту же конкретику, а не туманные фразы. Что я имею в виду. Позитивщик не говорит «я попробую», «я попытаюсь» или «я приложу все усилия», он твёрдо отвечает «я сделаю». Понимаешь меня?

– Да.

– Хорошо, тогда идём дальше. Помимо отрицательных и неопределённых формулировок будь аккуратен с сослагательным наклонением. Помнишь, что это такое?

– Да. Оно обозначает не реальные события, а предположения. Есть ещё такое выражение: «История не знает сослагательного наклонения».

– Верно. В нашем с тобой случае деструктивными будут выражения такого типа: «если бы я был на вашем месте…», «я бы попросил вас…», «я бы сказал…», в общем, любые «если бы, да кабы», – он улыбнулся и резюмировал: – Так что, не только история не терпит сослагательного наклонения.

– Но ты ведь сам недавно употреблял сослагательное наклонение, – возразил я и добавил колко, – да и отрицательные глагольные формы у тебя тоже проскальзывали несколько раз.

– Верно, – хитро улыбнулся Аким и похвалил меня: – Молодец, что заметил, я и сам собирался об этом говорить, – и сказал уже серьезно: – И вот от чего я тебя предостерегаю: лингвистические конструкции, которые применяются в рекламе, используй в меру. Используй их только в определённых ситуациях, в основном в прямом обращении к людям, когда ты хочешь добиться от них желаемой реакции, а в обычном общении, когда никто никем не управляет, уместны любые вольности. Ведь реклама и жизнь – это две большие разницы.2929
  «Это две большие разницы» – одесское выражение.


[Закрыть]
А то я знаю некоторых любителей энэлпи, которые настолько этим энэлпи злоупотребляют, что от их косноязычия уши вянут. Понимаешь, о чём я?

– Угу.

– Так что, в моих словах нет никакого противоречия.

– Да я всё понял. Обычное общение – это одно, а деловой разговор – совсем другое.

Аким одобрительно хмыкнул и продолжил:

– И ещё кое-что о лексике. Некоторые слова, несмотря на их позитивный смысл, следует заменять более экспрессивными синонимами. Возьмём, к примеру, привычное пожелание «спокойной ночи». Да, оно позитивное, и всё же мало подходит энергичному человеку, у которого мозг работает даже ночью. Впрочем, мозг любого человека работает во время сна – это научный факт, – но не будем отклоняться от темы. Так вот, мне, активному человеку, больше нравятся такие выражения: «доброй ночи», «добрых снов», «пусть тебе приснится…» или что-то ещё в этом духе. Они настраивают меня не на покой – «покой нам только снится»3030
  «И вечный бой! Покой нам только снится» – строчка из первого стихотворения Александра Блока, входящего в цикл «На поле Куликовом».


[Закрыть]
, – а на хорошую работу ума, то есть на приятные сновидения. Улавливаешь разницу?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении