Александр Ярушкин.

Стрингер. Русские forever. Остросюжетная проза



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Холли Хейси


© Александр Ярушкин, 2017

© Холли Хейси, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-9892-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Денис Гребски, откинувшись в любимом кресле, без которого он так скучал во время своего пребывания в России, с удовольствием посматривал на друзей сквозь ароматный дым сигары, медленно растворяющийся в воздухе. Он был доволен, что вернулся домой.

Как всегда взъерошенный гениальный программист Славик Зинчук за почти четыре месяца отсутствия Дениса не изменился совсем. Разве что чуть больше круги под глазами да усталость в умных глазах, что вполне объяснимо работой над контрактами. «С Гуглем начал работать! – едва обняв Дениса в аэропорту, – радостно сообщил Славик. – Представь!»

Гребски представил и не очень удивился, поскольку хорошо знал своего рыжеволосого друга. Славик Зинчук был гением. В свои двадцать восемь лет он владел большущим особняком в городке Хилсборо, на самом верху одного из холмов, откуда был виден Сан-Франциско. Ездил на серебристом «майбахе», а когда было настроение – на огромном «Хаммере»и был, по мнению немногочисленных знакомых, девственником, что правдой не являлось и близкие друзья – Денис и Олег Куприянов, об этом знали. Знали они и о том, что Славик влюбился в красивую девушку из города Росинска и что характерно, влюбился в неё с помощью новейших технологий – познакомившись через Интернет. Правда, пребывающий в Росинске Денис Гребски имел удовольствие лицезреть «даму сердца» своего друга и даже принял активное участие в её спасении из лап сатанистов. Выбор друга одобрял.

Славик родился в Нижневартовске в семье водителя автобуса и буфетчицы, в восьмом классе победил во всех возможных городских и краевых олимпиадах по математике, физике и химии и аттестат о среднем образовании получал уже в физико-математической школе в Новосибирском Академгородке. Там же, в Новосибирске, окончил университет, проработал два года в Институте Ядерной Физики, а потом сказал себе и всем остальным: «Хватит. Пора переходить на следующий уровень. Хочу денег». И предприняв несколько пусть рискованных, но оправдавших себя шагов, оказался в штатах. На своем первом месте работы, в бостонском банке, Славик задержался около года, ровно столько ему понадобилось, чтобы оглядеться, понять и освоить правила игры на новом для себя уровне. Через год он отказался продлять контракт с банком и ушел на вольные хлеба, консультируя одновременно несколько банков и крупных компаний по всей стране. Решения, которые он предлагал, были всегда надежны, нестандартны и изящны. Отношение к жизни Славик мог бы выразить одним словом – «прикольно». Жизнь вообще – штука прикольная, если знаешь правила игры на этом уровне.

Денис встретил Славика в одном баре, когда двое черных американцев и один мексиканец собирались втолковать смешному рыжему очкарику, что это совсем не прикольно – дважды подряд срывать джек-пот в игральном автомате, заплатив всего лишь пару четвертаков, в то время как они, проторчав тут полдня, не выиграли даже на пиво.

Денис избавил парня от серьезных неприятностей и приобрёл надежного и верного друга

– Ну чего затихли?! – громогласно поинтересовался Олег Куприянов, откладывая в сторону папиросу, привезенную Денисом в качестве российского сувенира. – Наливаю?

Получив разрешение, Куприянов проворно разлил остатки водки, поднял свою рюмку:

– За твой приезд, Денис! С возвращением!

Олег Куприянов в прошлой, доамериканской жизни работал в уголовном розыске. Не просто работал, а на совесть, следуя примеру старшего брата и отца. Он был высок, широк в кости, плечист и носил длинные волосы, собирая их в хвост на затылке, что делало его похожим на рок-музыканта. И еще он был очень похож на своего брата. Братья, несмотря на разницу в возрасте, походили не только друг на друга, но и на отца. И не только внешне. В этом Денис Гребски имел возможность убедиться в прошлом году на Украине, откуда он едва ли выбрался бы живым без помощи семейства Куприяновых. После суетной и нервной работы в уголовном розыске на Украине, новая размеренная жизнь казалось Куприянову скучноватой. И когда однажды Гребски попросил его о помощи в одном из своих журналистских расследований, бывший опер с готовностью согласился. Так у них и повелось. Когда Денису нужна была помощь, Олег всегда был готов её оказать. «Сам себе велосипед», он имел возможность распоряжаться своим временем, а единственным препятствием на пути к свободе и бледному подобию прошлой рисковой жизни была только жена, но её Олег умел уговаривать. Не последним аргументом была щедрость Дениса в оплате услуг. Принимая деньги от приятеля, Олег скрывал смущение за известной фразой: «Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены…»

После бурных событий прошлого года, когда друзья оказались втянутыми в историю с украинскими политиками, русской мафией и ФБР, в которой Олег принимал самое непосредственное участие, Куприянов переложил основную массу дел по руководству своей автомастерской «Днипро», которая приносила ему стабильный доход, на своего толкового помощника, а сам, получив лицензию частного детектива, окунулся в любимое дело.

– Ты нам расскажешь, чем ты так долго занимался в России?

Денис задумчиво выпустил сигарный дым, усмехнулся:

– Это вы рассказывайте во что опять впутались! Знаю, что впутались! Темнильщики!

– Да это в основном моя вина, – покаянно склонил голову Куприянов. – А тебе что, агент Вайт звонил?

– Или детектив Лопес? – полюбопытствовал Славик, с хрустом откусывая соленый огурец.

– Ни тот, ни другой мне ничего не сообщали, – улыбнулся Гребски. – Я по вашим лицам вижу!

Куприянов тяжело вздохнул, почесал макушку.

– Значит, дело было так…

Глава 1

1

Допрашивали их, естественно, по отдельности. В разных комнатах и разные люди. Конечно, официально эта игра в «спрашивайте-отвечаем» допросом не именовалась. Никто частного детектива Олега Куприянова и его клиентку Полину Маркус не арестовывал, прав не зачитывал и позвонить адвокату не предлагал, но суть от этого не менялась: – «А расскажите-ка нам, уважаемые, чего это вы средь бела дня устраиваете драку в людном месте, размахиваете страхолюдным пистолетом и так расстраиваетесь, увидев, что нападавшие, одетые почему-то в форму дорожной полиции штата Невада, удаляются на лодке с вашими вещами? А, кстати, что, вы говорите, было в сумке и чемодане?»

У частных детективов, как и у врачей, дающих клятву Гиппократа, есть свой моральный кодекс, основной закон которого гласит: «Когда речь заходит о деле клиенте, держи язык за зубами». Но клиент, вернее, клиентка, в соседней комнате, всхлипывая и утирая слезы, наверняка все уже рассказала, тут Куприянов в способностях своих американских коллег не сомневался. Да и дело, для которого частный детектив был нанят, можно было считать законченным. Неудачно, но законченным. Так что этическими головоломками Олег Куприянов мучился недолго и подробно рассказал беседующему с ним детективу Цезарю Лопесу, невысокому усатому толстяку с распущенным галстуком и темными пятнами пота подмышками, все обстоятельства дела.

Услышав, что в чемодане и сумке была сущая ерунда – три миллиона долларов наличными, детектив Цезарь Лопес звучно крякнул, вспотел и потянулся к лежащей на столе пачке куприяновских сигарет, хотя уже пару дней как по совету врача пытался совладать с этой скверной привычкой.

– Дорогой Олег, – проникновенно начал Цезарь Лопес, с удовольствием окутываясь клубами дыма, – мы не первый год знакомы… И каждый раз ты мне преподносишь сюрпризы… Разве ты не знаешь, что похищение человека – это федеральное преступление? Ты просто обязан был сообщить нам или в ФБР и уговорить клиентку сотрудничать…

Куприянов, тоже закуривая, пожал плечами.

– Я работал на клиентку, а ее желанием было уладить это дело по-тихому, без полиции, ФБР…

– Желание, желание… – недовольно пробурчал детектив Лопес. – А что теперь? Ты понимаешь, что влип в дерьмо по самые уши. Ты это понимаешь?

– Понимаю, – Куприянов покаянно склонил голову. – Я пытался убедить Полину в необходимости участия полиции… Честно, пытался! Она была категорически против. Мнение клиента – закон для частного детектива…

– Давно ты стал таким законопослушным? – с легким прищуром и ироническими нотками в голосе поинтересовался Лопес.

Куприянов сердито вскинулся, но справился с собой, понимая, что детектив Лопес прав и спорить тут бесполезно: вляпался по самые уши. Он угрюмо повторил то, что уже говорил детективу несколько раз:

– Моя задача была ограничена рамками переговоров с похитителями и помощью в непосредственной передаче выкупа. Этим я и занимался…

Цезарь Лопес хмыкнул, не скрывая язвительности, проговорил:

– Прямо скажем, добился ты немногого… – он по-свойски подмигнул Куприянову. – Надеюсь, гонорар стоил того, чтобы влезать в это дело?

Куприянов не ответил, сделав вид, что не расслышал вопроса.

С Цезарем Лопесом его связывало давнее знакомство, и время от времени они оказывали друг другу услуги, но вот размер гонорара частного детектива – это не та тема, которую стоит обсуждать с полицейским, даже если он тебе приятель.

Сообразив, что ответа он не услышит, детектив Лопес, придвигая лежащий на столе диктофон ближе к Олегу, перевел разговор в другое русло:

– Расскажи-ка мне еще раз про этих полицейских. Они вышли из катера?

Куприянов покачал головой:

– Этого я не видел, потому что смотрел на приближающуюся лодку с Томасом на борту. Когда я обернулся, они уже стояли позади меня… – он помолчал, припоминая детали. – Тот, с пистолетом, был чуть ниже меня. Белый, брюнет лет тридцати, говорил по-английски очень чисто и без акцента. А двое других… Они вообще не произнесли ни слова, вот только получив от Полины коленом в пах, один из них выругался по-русски…

– По-русски? – заинтересованно переспросил Цезарь Лопес. – Что же ты молчал?! Он был русский?

– Вполне вероятно. То, что он сказал, было сказано на чистом русском и, надо признать, очень к месту, – Куприянов невесело улыбнулся. – Стараниями русского писателя Семенова и артиста Тихонова все знают, что когда женщины рожают, они кричат на родном языке. Так вот, когда мужчину пинают по яйцам, он тоже забывает все языки, кроме родного…

Детектив Лопес понимающе кивнул, ожидая продолжение рассказа, но Куприянов был вынужден разочаровать его.

– Вот, в общем-то, и все, – развел он руками. – Потом меня вырубили, – он огорченно потрогал тупо пульсирующую шишку на голове, – а когда я очнулся, катер с нашим чемоданом и сумкой был уже метрах в трехстах с лишним от берега… Стрелять я не стал.

– А похитители, которые были с Томасом? – спросил детектив Лопес. – Ты их смог рассмотреть?

– Нет, – уныло отозвался Куприянов. – Далеко было…

– Рассказывай… рассказывай, – увидев, что Куприянов снова замолчал, нетерпеливо подстегнул его Лопес. – Что приключилось дальше?

Куприянов загасил сигарету, посмотрел на детектива.

– Увидев, что происходит, они развернули лодку и направились в сторону залива, – сказал он. – Я видел только, как Томас, похищенный муж Полины, ударил там кого-то на корме, но другой его сбил с ног…

– Почему ты решил, что это был её муж?

– Полина его узнала, махала ему рукой, а он махнул ей в ответ, – устало пояснил Куприянов. – Я уже говорил… Вернее, когда лодка стала приближаться, он замахал руками, а она ему ответила…

Цезарь Лопес удивился:

– У него не были связаны руки?

– Не были, – подтвердил Куприянов, пожимая плечами.

– Тебе это не кажется странным? – упираясь ладонями в край стола, поинтересовался Цезарь Лопес. – Похитители везут похищенного ими человека, чтобы поменять его на три миллиона наличными, и не связывают ему руки и даже не завязывают глаза… Разве они не понимают, что первое, что он сделает, получив свободу, это заявит в полицию и сможет их опознать?

Куприянов был вынужден снова пожать плечами.

– Сейчас кажется, – соглашаясь с разумностью рассуждений детектива, проговорил он. – А тогда, честно говоря, мне было не до этого…

– И всё-таки, – с прищуром посмотрел на него Цезарь Лопес. – Почему они были так беспечны?

– Почему? – переспросил Куприянов, на секунду замолчал, выдал предположение, давно уже крутившееся у него в голове. – Да потому, что они не собирались его отпускать живым… Или у них имелся готовый вариант отхода и они были уверены, что их не найдут… Я так понимаю. Правда, могут быть и другие варианты.

Цезарь Лопес взглянул на него с интересом.

– Мне тоже так кажется… – добродушно усмехнулся он. – Тем более, Олег, тем более… Если у тебя возникали подобные мысли, мне непонятен твой столь легковесный подход к делу… Надеялся, что пронесет, что всё будет гладко?

Куприянову ничего другого не оставалось, как опустить голову. Прав был Цезарь Лопес, совершенно прав. Как-то уж очень успокоено воспринял Олег свое задание и доверился доводам клиентки, хотя и грызли его всё время сомнения.

– Справедливое замечание, детектив, – покаянно покачав головой, проговорил Куприянов и по-русски добавил: – И на старуху бывает проруха…

– Что? – подозрительно вскинулся Цезарь Лопес, напряг свои, почерпнутые на курсах, знания русского языка, переспросил: – Какая еще старая женщина?! Кого ты имеешь в виду?

Куприянов горько усмехнулся:

– Русская поговорка, весьма подходящая к данной ситуации, но перевести сложно…

– Ну-ну… – проворчал детектив Лопес.

Он явно хотел сказать что-то еще, но дверь открылась, и на пороге появился высокий чернокожий мужчина в безупречном сером костюме, белой, идеально отутюженной рубашке и тщательно повязанном галстуке.

Куприянов знал его и весьма неплохо, поскольку им уже приходилось сталкиваться, когда специальный агент ФБР Берри Вайт занимался делом, в котором были замешаны представители русской мафии и украинские политики.

Да и совсем недавно – Интернет порно. Вставить кусок об этом.

– Приветствую вас, агент, – вежливо приподнялся на стуле Куприянов, раздумывая, стоит ли в его сегодняшнем состоянии, подавать руку представителю федеральных властей, чтобы не поставить того в неловкое положение.

– Добрый вечер, – белозубо улыбнулся агент Вайт, пожав руку детективу Лопесу и без всяких сомнений крепко стискивая ладонь Куприянова. Потом внимательно и как показалось Куприянову, изучающе, взглянул на него.

– Что-нибудь еще случилось? – попытался пошутить тот.

– Я был в соседней комнате, где допрашивают вашу клиентку, Куприянов… – произнес агент Вайт и замолчал, заставив и Олега, и детектива Лопеса выжидательно уставиться на него.

– И что? – первым не выдержал Цезарь Лопес.

Берри Вайт, не спуская глаз с Куприянова, протянул детективу лист бумаги. Детектив Лопес быстро прочитал записку, задумчиво пожевал полными губами, опустился на стул, внимательно посмотрел на Куприянова. Не понимая, что происходит, Олег, в ожидании разъяснений, переводил взгляд с одного собеседника на другого.

Фэбээровец молчал, явно предполагая, что коллега из полиции самостоятельно озвучит полученную информацию. Лопес недовольно повел плечом, покосился на агента Вайта и с сочувствием глянул на Куприянова.

– Думаю, у тебя могут быть серьёзные проблемы, парень, – наконец сказал детектив Лопес. – Твоя клиентка собирается выдвинуть против тебя обвинение в похищении трех миллионов долларов, предназначенных для выкупа ее мужа… Вернее, уже выдвинула.

Куприянов застыл на стуле, пытаясь сообразить, шутка ли это или представители властей говорят серьезно. Агент Вайт решил помочь своему полицейскому коллеге, проговорил, не спуская взгляда с окаменевшего лица Куприянова:

– Полина Маркус утверждает, что о похищении Томаса Маркуса, кроме нее и тебя, знал только адвокат её мужа.

– Несколько минут назад я сказал детективу Лопесу тоже самое, – каким-то не своим голосом отозвался Куприянов.

– О дате, времени и месте передачи денег – адвокат не имел понятия. Об этом – было известно лишь вам, Олег… – виновато развел руками агент Берри Вайт, не сводя внимательного взгляда с онемевшего от неожиданности Куприянова. – Следовательно, считает ваша клиентка, только вы могли организовать появление подставных полицейских, говорящих, к тому же, по-русски…

Видя, что частный детектив продолжает молчать, Цезарь Лопес сочувственно посоветовал:

– Если у тебя нет адвоката, Олег, советую обзавестись.

– Ни хрена себе коврижки! – наконец выдохнул Куприянов, приходя в себя после оцепенения, вызванного услышанным. – Вот сучка!

Поскольку сказано это было по-русски, Цезарь Лопес, хоть и ходил на курсы по изучению русского языка, ничего не понял и попросил:

– Переведи!

Агент Берри Вайт усмехнулся:

– Что бы вы сами сказали, услышав такие обвинения?

– Перевода не надо, – после секундного размышления согласился Лопес.

– Рассказывайте всё с самого начала, – опускаясь на стул, проговорил агент Вайт и, заметив, что Куприянов явно хочет возразить, остановил его жестом руки: – Для меня. Попробуем разобраться вместе.

Обреченно вздохнув, Куприянов начал:

– Три дня назад я был в своем офисе…

2

Внутри мастерской царили прохлада и сумрак, особенно ощутимые после залитой солнечным светом улицы. Пахло резиной, маслом и железом. На трех подъемниках пусть тесно, но разместились машины в разном состоянии разобранности. Около них копошились чумазые механики в темно-синих комбинезонах. Наум восседал на старом стуле за обшарпанным столом и огрызком простого карандаша деловито вносил записи в большую конторскую книгу. Сколько Олег ни уговаривал старого мастера вести клиентскую базу на компьютере, примостившемся здесь же, на краю стола, каждый раз натыкался на молчаливое, но упорное сопротивление.

Увидев вошедшего хозяина, Наум степенно встал со стула, протянул крепкую широкую ладонь.

– Приветствую, – низким голосом сказал он, пожимая руку Куприянова.

– Опять на бумажке пишешь? – укоризненно осведомился Олег.

– Так привычнее же, – с чуть виноватой улыбкой отозвался Наум. – Не верю я в эту технику, хоть стреляй меня… Все у меня тут под рукой, все видно, а там, – он кивнул на компьютер, – поди-разберись.

Куприянов усмехнулся и махнул рукой. Спорить с мастером было делом неблагодарным. В этом Олег уже успел убедиться, не первый год Наум у него работал.

– Добрый день! – раздался от входа чуть глуховатый женский голос. – Подскажите, где я могу найти Олега Куприянова?

Посетительница говорила по-русски, что в принципе, было в этом районе города в порядке вещей, и Куприянов больше бы удивился, если бы она заговорила на английском.

Куприянов обернулся и почувствовал легкий тревожный укол в сердце, разглядев темный абрис женской фигуры у входа в мастерскую. Силуэт был словно вырезан из темной бумаги и наклеен на ослепительный белый лист дверного проема. Работая ножницами, искусный художник изо всех сил старался избегать прямых линий и углов, и в результате у него получилось нечто удивительно изящное и хрупкое.

– Уже нашли. Я и есть Куприянов, – сказал Олег почему-то сразу севшим голосом, направляясь к выходу. – Чем я могу вам помочь?

– Я заходила к вам в офис, там открыто, но вас нет… – Девушка качнулась в его сторону. Олег автоматически придержал ее за руку, почувствовав сквозь тонкую ткань блузки теплоту ее кожи и окутывающий молодую женщину тонкий незнакомый аромат духов.

– Слушаю вас, – чуточку отстранившись, произнес Куприянов.

– Вы должны мне помочь, – проговорила девушка, в упор глядя на частного детектива огромными чуть припухшими глазами, в которых влажно поблескивали готовые брызнуть слезы. – Меня зовут Полина Валихновская, вернее – Полина Маркус… Если вы мне не поможете, они убьют моего мужа – Томаса…

Успокоив девушку, Куприянов провел её в свой офис, усадил и стал внимательно слушать.

– …У меня здесь нет ни единой родной души… кроме Томаса. Если с ним что-нибудь случится…

Несоответствие внешности и голоса обескураживали.

Выслушивая Полину, Куприянов машинально покрывал лист бумаги квадратиками и кружочками. Рисунок на самом деле ничего не означал, но избавлял частного детектива от необходимости смотреть на молодую женщину. Голос у нее низкий и глубокий, с легким намеком на хрипотцу, голос зрелой женщины, может быть, даже матери, но стоило поднять глаза, и оказывалось, что в кресле сидит совсем юная девушка с великолепной фигурой, короткой стрижкой, припухшим, чуть великоватым ртом и огромными голубыми глазами под четко очерченными густыми бровями.

Во время ее рассказа Олег Куприянов никак не мог избавиться от чувства недоумения, смешанного с легкой горечью. Что могло заставить эту красавицу, а Полина, несомненно, была красива красотой нестандартной и редкой, два года назад выйти замуж за шестидесятипятилетнего владельца питомника растений неподалеку от Форта Росс? Трудно поверить, что это чудо не смогло найти достойную пару в родном Новосибирске…

Куприянов оторвал взгляд от исчерканного листа бумаги, посмотрел на Полину.

Вы хотите, чтобы я нашел похитителей?

Девчонка испуганно замотала головой, а женщина спокойно сказала:

– Нет… Я хочу, чтобы вы помогли мне передать им деньги и были моим, ну… телохранителем, что ли… И еще, я боюсь, что не все понимаю из того, что они говорят… А предстоит договариваться о месте передачи выкупа. Я не хочу рисковать жизнью Томаса!

Куприянов нарисовал на бумажке жирный вопрос, спросил:

А почему вы не обратились в полицию или ФБР?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное