Владимир Крышталёв.

Запрещённая магия



скачать книгу бесплатно

Запрещённая магия

Тучи уже оттаскивало к горизонту. Коротенький весёлый дождик, порадовав город долгожданной влагой, легкомысленно спешил прочь. Лишь издалека ещё доносилось невнятное бормотание грома, недовольного подобной спешкой.

По Крещатику в сторону Бессарабки шёл человек. Дождь застал его врасплох, промочив до нитки, и сейчас человек не обращал никакого внимания на лужи. Всё равно уже не имело смысла их обходить.

Дойдя до Центрального Универмага, человек повернул направо – очевидно, намереваясь добраться до станции метро «Театральная».

В лицо ударил мощный порыв ветра. Человек инстинктивно зажмурился.

Когда через миг он открыл глаза, перед ним уже не было давно знакомой улицы. И не было никакого ветра.

Вокруг, насколько хватало глаз, простирались пологие холмы, кое-где поросшие деревьями. Небо не сохранило даже намёка на облака, и лишь где-то высоко-высоко в бескрайней синеве щебетал жаворонок. Похоже, станцию метро строили где-то в другом месте.

Если вы считаете, что человек, ознакомившись с ситуацией, сказал: «Боже мой, куда это я попал?» – то вы жестоко ошибаетесь. Прогулка под дождём отнюдь не добавила ему настроения, а служба во флоте приучила выражать свои мысли кратко и емко. Так что получилось у него нечто совершенно иное:

– …!!!

И в то же мгновение мир снова перевернулся. На сей раз по-другому.

Безупречно чистое летнее небо вдруг раскололось сеткой мощнейших электрических разрядов, взревел гром, налетел ураганный ветер, ломая толстые стволы деревьев, как спички. Земля затряслась, по ней во все стороны пробежали трещины.

Человек в ужасе упал, закрывая голову руками.

Буйство стихий было ужасным. Такого человек ещё никогда в своей жизни не видел. Да и не желал видеть, если честно.

Постепенно всё улеглось. Медленно, словно опасаясь повторения, человек поднял голову.

Тот холм, на котором он оказался по какой-то невероятной прихоти то ли богов, то ли природы, теперь представлял собой жалкое зрелище. На нем не осталось ни одного дерева, ни одной травинки, земля была изрыта какими-то исполинскими плугами и кое-где опалена молниями. Как же сам человек смог выжить в этом аду?

Любопытно, что разрушения не коснулись таких же холмов в окрестностях.

– Твою мать! – негромко выругался человек.

Небо вновь с остервенением загремело. Человек испуганно сжался:

– Всё, всё. Понял. Ругаться нехорошо.

Гром одобрительно пророкотал в последний раз и затих. Человек же ещё долго не решался подняться, распростершись на крохотном пятачке среди поля перепаханной земли.

***

В столовой Башни Отшельника послышались шаркающие шаги. Старый маг спускался по лестнице. Это было удивительно: уже больше пятидесяти лет он не покидал верхних этажей Башни. Вдвойне удивительным было то, что он собирался поесть.

– Слуга! Слуга! – звал Отшельник, исследуя нижний этаж.

Никто не отзывался.

– Где же этот лодырь?!

Устав звать, Отшельник одним жестом включил магическое зрение и сквозь все стены рассмотрел силуэт слуги.

Тот оказался в своей комнате.

– Уснул, что ли? – раздражённо пробормотал старик и направился к комнате.

На покрытой соломой кровати лежал побелевший от времени скелет. Маг задумчиво почесал затылок:

– Ну что за слуги?! Стоит ненадолго уединиться, как они умирают. Снова придётся делать всё самому.

С помощью нескольких заклинаний Отшельник быстро сотворил себе обед. Стол буквально ломился от яств, словно старый маг забыл, что будет есть в одиночестве. Впрочем, так оно и было. Мысли Отшельника были далеко.

– Как же я мог проглядеть? – бубнил он вполголоса, грызя баранью ножку и запивая красным вином. – Может, он пришёл с севера? Но что нужно такому сильному магу у нас? Странно всё это. Нужно будет за ним понаблюдать.

***

Человек облегченно вздохнул, лишь когда странный холм скрылся из виду. «Фу, ну это ж надо! – говорил он сам с собой. – Ну и дела!»

Он шагал прямо через нетронутую степь, с интересом рассматривая пейзаж. Никаких домов, никаких дорог, машин… Короче говоря, мало похоже на Киев.

«Ну и ладно! – думал человек с какой-то весёлой злостью. – Подумаешь, в другое измерение попал. С кем не бывает!»

Понятности ради нужно отметить, что в данный момент времени именно идея множественных измерений была наиболее популярна в средствах массовой информации. Не параллельных пространств или, скажем, антимира, – а потому мысли человека и текли в соответствующем русле. Впрочем, то, что он ошибался, совершенно не важно. Тем более, что на самом деле неизвестно, ошибался ли он.

Как мы видим, человек не был особенно огорчён поворотом, который неожиданно приняли события. Да, его напугал гром на поляне – но не больше. То, что привычный Киев сменился степью, не имело никакого значения. Человеку здесь даже больше нравилось: солнце щедро дарило своё тепло, и промокшая одежда быстро подсыхала.

Шёл он довольно долго, прежде чем заметил впереди небольшое поселение. Несколько деревянных домиков безмятежно расположились прямо среди степи. Человек ускорил шаг, желая поскорее добраться до деревни.

Это и впрямь была деревня. Через неё проходила дорога, а на краю деревни располагался трактир, возле которого ожидали своих хозяев несколько превосходных лошадей. Не иначе как зажиточные путники проездом.

Нормальным двадцатым веком здесь и не пахло.

Что-то в этом роде и ожидал увидеть человек, так что он не удивился. Просто направился сразу к трактиру.

Внутри довольно-таки просторного помещения за крепкими дубовыми столами пили пиво владельцы лошадей. Восьмеро, отметил про себя человек.

– Кружку пива, – коротко бросил человек, подойдя к стойке.

Хозяин холодно смерил его взглядом.

– Платить есть чем?

Человек пошарил по карманам. В джинсах должны были лежать несколько бумажных гривень. Вот только считаются ли они здесь деньгами?

В кармане джинсов лежали не гривни. Человек это понял сразу, едва его рука коснулась не совсем ровных кругляшек. Потому лицо его не изменилось, когда он извлёк один из них и бросил на стойку. Это был золотой.

– Кружку пива, – повторил он. – И что-нибудь поесть.

Хозяин торопливо закивал, тщетно пытаясь удержать глаза в пределах орбит. Он налил человеку пива и пообещал подать еду ещё до того, как тот осушит кружку. Человек кивнул и устроился за столиком, откровенно разглядывая остальных.

Еду действительно принесли быстро. Человек с удовольствием погрузил зубы в поджаристый кусок мяса и начал сосредоточенно жевать, иногда запивая пивом. «Кажется, это измерение мне нравится», – подумал он.

Соседи по трактиру сперва не обратили на вошедшего внимания. Потёртые штаны и порванная местами (после известных событий) рубаха едва ли могли принадлежать кому-нибудь из знатных. А нищих везде хватает – чего на них пялиться.

Однако когда он выложил золотой, разговоры сразу притихли. Сидевшие за столами переглянулись. Почти одновременно в их головы начали заползать посторонние мысли.

Незнакомец, однако, спокойно доел мясо и взял ещё кружку пива. Похоже, о том, что его могут ограбить, он не догадывался.

Он уже допивал пиво, когда по знаку старшего три человека поднялись из-за стола и направились к новичку.

– Кто таков будет путник, обрадовавший нас своим присутствием? – спросил старший, держа большие пальцы рук за поясом.

Человеку подумалось, что всё это напоминает дешёвый американский боевик. «Сейчас будут бить», – понял он. И чтобы не подать повода для драки, как можно дружелюбнее ответил:

– Меня зовут Антон.

Старший ухмыльнулся.

– И чем занимается почтенный Антон? – насмешливо спросил он.

Антон пожал плечами:

– Пью пиво.

Разбойники – как мысленно их окрестил Антон – загоготали:

– Пьёт пиво! Надо же!

Старший, тоже улыбаясь, уточнил:

– А вообще?

– Вообще? – переспросил Антон. – Путешествую.

– Гм. И куда ты путь держишь?

– Не знаю, – честно признался новичок.

Это рассмешило разбойников ещё больше.

– Не знает!

Старший вдруг перестал улыбаться.

– Послушай, Антон, давай честно поделимся. Тебе ведь незачем столько золотых, а мы найдём им применение.

Антон почувствовал, что заводится.

– Не люблю, – сказал он сквозь стиснутые зубы.

– Что? – переспросил старший.

– Не люблю наглого вымогательства, – громко повторил Антон.

В ответ старший ударил.

Правда, у Антона был небольшой опыт потасовок в пивнушках, а удара он ожидал. Так что кулак просто зацепил пустоту. В тот же миг в лицо старшему полетела кружка с недопитым пивом, а остальные бросились врассыпную от переворачивающегося стола, в котором было не меньше сотни килограммов. Воспользовавшись заминкой, Антон отпрыгнул к стене.

Теперь он был в тупике. До окна или двери добраться, минуя разбойников, было немыслимо. А они уже подходили к нему со всех сторон. Некоторые поигрывали неизвестно откуда появившимися боевыми ножами.

– Попался, бля, – тихо прошептал Антон, имея в виду себя.

Но его слова вдруг возымели неожиданный эффект. Ближайший к нему разбойник отшатнулся назад, как от сильного удара, а потом, подхваченный неведомой силой, пролетел через весь трактир, и, вышибив дверь, повалился вместе с ней где-то во дворе.

– Ребята! – заорал старший. – Это же маг! Спасайся кто может!!!

И первым сиганул в окно. Остальные тоже заметались в спешке. Через мгновение трактир был пуст. Снаружи донесся удаляющийся перестук копыт.

Антон с недоумением посмотрел в окно. Убедившись, что разбойники действительно разбежались, он вернулся к своему столу, с кряхтением поставил его на ножки и подошёл к стойке.

Хозяина там не было. Пожав плечами, Антон уже собирался идти, когда услышал какие-то всхлипывания. Заглянув под стойку, он обнаружил там насмерть перепуганного владельца трактира.

– Что случилось? – поинтересовался Антон, присев возле хозяина.

– Господин сказал Слово Силы? – предположил трактирщик, выстукивая зубами и боясь посмотреть на Антона.

– Слово Силы? – Антон припомнил своё бормотание.

Ругательство. Ну конечно! Тогда, очутившись на холме, он первым делом хорошенько выругался… И в итоге там ещё долго ничего не будет расти.

Неожиданная догадка была настолько забавна, что Антон расхохотался.

– Слово Силы? – повторил он. – Что ж, хозяин, всегда нужно принимать правила игры. Дверь сам поставишь?

– К-конечно, – заикаясь, ответил трактирщик.

Антон достал ещё один золотой:

– Держи. И никому обо мне ни слова!

Трактирщик поспешно закивал.

Смеясь, Антон вышел.

Разбойник всё ещё валялся на двери, пока не собираясь приходить в себя. Его конь неторопливо жевал овёс.

Антон осмотрел коня, потом отвязал уздечку. Животное реагировало на него спокойно.

– Хм, если другого транспорта здесь нет, будем учиться ездить на этом, – Антон запрыгнул в седло. Потом погладил коня по шее. – Считай себя моим трофеем. Договорились?

Конь скосил глаза на всадника, пожевал удила и послушно зацокал копытами по утрамбованной дороге.

***

Странник был старым магом. Наверное, даже постарше Отшельника. Но тогда как Отшельник всю свою жизнь проводил в изучении магических книг, Странник предпочитал «живую» магию. Говорят, силу он черпал из природы.

Сейчас маг сидел около костра, правой рукой подбрасывая сухие поленья, а левой – привычно перебирая травы в поясной сумке. Огонь отражался в его тёмных глазах. То, что вокруг стояла ночь, Странника не беспокоило. За долгие столетия он научился не только ладить с животными. Он привык также не бояться разной нечисти, которая зачастую вышагивала в темноте за кругом света, не решаясь, впрочем, приблизиться. Да и могучие заклинания всегда были наготове.

Рядом, завернувшись в походный плащ, спал его ученик. Юному Рыжику ещё не исполнилось шестнадцати. А он уже обижался на своё имя, мечтая называться так же достойно, как учитель. Странник, или Скиталец. Ну что это за имя для мужчины – Рыжик?! Все сверстники вечно насмехались над ним. Потому он и ушёл изучать магию.

«Неплохой маг из него получится, – подумал Странник, глядя на мальчика. – Со временем, конечно. Ничего не приходит сразу».

А ещё старый маг думал о мощных волнах, всколыхнувших недавно мироздание. Где-то далеко другой сильный маг с кем-то боролся. Или что-то разрушал.

– Засиделись мы на одном месте, – пробормотал Странник. – Пора узнать, что нового творится в мире. Завтра в путь, – решил наконец он.

И потрепал ученика по плечу. Рыжик даже не проснулся – лишь вздохнул и перевернулся на другой бок.

***

Менестрель устроился поудобнее на неустойчивом полене, и его пальцы прикоснулись к струнам. Инструмент запел. Окружающие сразу притихли, внимая чудесной мелодии.

Чуть позже в пение вплелись слова:

1

Ветер задул пламя свечи,

Сквозь тишину вырвался звук.

Где-то в глухой, тёмной ночи

Древняя дверь скрипнула вдруг.

В царстве теней новая тень,

Чуть постояв, двинулась в путь –

Там, где заря, где новый день,

Чтобы другой жизни вдохнуть.


Ну а когда вспыхнул рассвет

После стольких лет темноты,

Странник смотрел долго на свет

И вспоминал небо мечты.

И дымкой вдруг дрогнула даль,

Лишь поднялась лёгкая грусть,

И он сказал: “Нет, мне не жаль.

Всё позади, но я вернусь”.

2

Я забыл, что есть день и есть ночь,

Я не видел свет звёзд много лет,

И не может луна мне помочь:

Я забыл, что здесь есть лунный свет.

Я давно не ходил по земле,

Не купался в прохладе утра,

Но та жизнь не угасла в золе,

Мне казалось, всё было вчера.

       По дороге домой.

Но светило мне солнце не так,

И не те песни пел соловей,

И не слышал я лая собак,

Приближаясь к деревне своей.

Я, ещё не проснувшись совсем,

Говорил себе: это пройдёт.

Не решал я коварных дилемм,

Я знал точно, что мне повезёт

       Возвращаясь домой.

Я поднялся на холмик родной,

И вдруг сердце забилось в груди,

Я два раза тряхнул головой,

Увидав, что лежит впереди.

Там где были поля и дома –

Лес стоит неприступной стеной,

Неужели сошёл я с ума,

Я хотел лишь вернуться домой.

       Вернуться домой.

3

Тихо брёл я по мокрой, высокой траве,

Поражённый нелепой судьбой:

Нет родимого дома, соседей, друзей –

Время всё увлекло за собой.

Лишь теперь ощутил я то бремя веков,

Что ложилось на плечи мои…

Я споткнулся, упал и прижался лицом

К телу милой, родимой земли.


Объясните мне, боги, зачем мне теперь

Жизнь моя, мудрость книг, бездна сил.

Вы простите долги мне, друзья и враги,

И все те, кого я не любил.

Для чего я искал в бесконечной дали

То, на что все года знал ответ?

Чтоб, устав от теней и мерцания свеч,

В дом вернуться, которого нет?

4

Он поднялся с земли и пошёл на восток,

И заря разгоралась над ним.

И легко, осторожно коснулось его

Солнце лучиком тёплым своим.


Менестрель закончил играть и отложил инструмент. Крестьяне зашевелились.

– Грустные песни поёшь, дружище, – заметил кто-то.

Старик оглядел собравшихся, вздохнул и сказал:

– Не поются другие.

– А чего ж так?

– Чует сердце моё: недоброе что-то в мире творится. Тьма грядет.

Окружающие от этих неожиданных слов вздрогнули и поёжились, а некоторые подвинулись ближе к костру. Прежний голос возразил:

– Полноте, какая тьма? С тех пор, как наши прапрадеды избавились от несметных полчищ Завоевателя, над землями нашими воцарился мир и благополучие. Ну разве что вурдалаки иногда козу-другую задерут, лешие над добрым путником подшутят, в чащу непроходимую заведут; русалки кого-нибудь на дно затащат потешиться… Обычные дела, в общем. Не зевай – цел будешь сам, и добро твоё целым останется.

– Тьма грядет, – упрямо повторил менестрель. – В ушах моих – звон оружия.

Голос не сдавался:

– Да полно! Настоящее оружие только у разбойников и осталось. А о боевой магии вообще все давно забыли. Может, ещё Отшельник помнит, если он жив до сих пор: говорят, во время Сражения он здорово потрепал самого Завоевателя. Все остальные о битвах знают лишь со сказаний. Кто драться-то будет?

– Вот и я о том же, – ответил старик.

И, подумав, добавил:

– Тьма грядёт.

***

Удивительно, но держаться на коне было легко. Весьма кстати оказались джинсы: немного проехавшись, Антон понял, что угрожало его ногам, будь он в каких-нибудь других брюках.

Конь шёл неторопливой рысцой, охотно подчиняясь каждой прихоти нового хозяина. Антон попробовал испытать возможности автопилота, но четвероногое средство передвижения, почувствовав ослабленные удила, тут же сошло с дороги и остановилось.

– Понятно, – пробормотал Антон. – Спутниковая навигация временно не работает. Организация приносит клиентам свои многочисленные извинения. Слышь, Чёрный, снова перехожу на ручное управление.

Чёрным он называл коня, поскольку тот действительно был чёрным, а ничего другого Антону в голову не приходило.

Он плохо понимал, куда едет, однако это его не беспокоило. Неизвестность не пугала его. Скорее наоборот, привлекала.

– Если долго ехать по дороге, то куда-нибудь непременно приедешь, – рассуждал Антон. – А куда – разберёмся на месте.

Ближе к вечеру налетел ветер, опять принеся с собой грозу и ливень. Впрочем, не опять, – поправился Антон. Тот дождь был в другом измерении.

Под косыми струями всадник очень быстро промок, но настроение у него осталось приподнятым. И, мягкими поглаживаниями успокаивая коня, когда тот вздрагивал от слишком сильного разряда грома, Антон пел:

Riders on the storm

Riders on the storm

Into this house we're born

Into this world we're thrown

Like a dog without a bone

An actor out alone

Riders on the storm


Его пение почти полностью заглушалось шумом дождя, но гостя из другого мира это беспокоило в самую последнюю очередь.

***

Позади осталась выжженная земля.

Он шёл и усмехался.

Страх – вот его оружие. Все эти земли будут принадлежать ему! Они уже принадлежат ему, пусть даже их обитатели пока об этом не догадываются!

Скоро. Уже скоро.

А пока нужно хорошенько встряхнуть сонных крестьян. Чтобы поняли, кто здесь владыка.

С кем сила.

Позади кружилось вороньё.

***

Библиотекарь встряхнул головой и потёр лоб. Что такое? Почему его взгляд так упорно цепляется за одну единственную фразу? Прямо невозможно читать. На каждой странице глаза безошибочно выделяют всего несколько слов.

«Тьма приходит с севера».

Тьма.

Приходит.

С севера.

Тьма…

Странно.

Не лучше ли посоветоваться с Дремлющим?

Захлопнув фолиант, библиотекарь водрузил его обратно на полку и, по-старчески кряхтя, направился к выходу из книгохранилища. Дремлющий почти наверняка будет недоволен, но вдруг это действительно важно?

Туманны пророчества книг. Поди их разбери! Без помощи мудреца здесь не обойтись.

***

Дождь наконец угомонился. Из-за порвавшихся туч выглянул предзакатный лучик солнца. Вечер.

После грозы воздух был удивительно свеж и чист. Но не настолько холоден, чтобы доставлять неудобство промокшему всаднику.

– Прямо рай, – хмыкнул Антон.

Впереди виднелся лес. Дорога смело вбегала в него и, петляя, скрывалась из виду. Антон задумчиво косился то на солнце, то на лес, а потом махнул рукой:

– Да Бог с ним! Как-нибудь не заблудимся. Правильно я говорю, Чёрный?

Конь пошевелил ушами, но ничего не ответил.

Они продолжали свой путь.

На север.

***

Росинка поманила его за собой:

– Пойдём, Вихрь!

Высокий и худой, как жердь, юноша нерешительно оглянулся на дома.

– Меня родители к ужину ждать будут, – буркнул он.

Девушка, почти такая же высокая, как он, со светло-русыми волосами, свободно падающими на спину, и удивительными зеленовато-серыми глазами взяла его за руку.

– Мы быстро, – заверила она. – Никто и не заметит. Пойдём же!

Вихрь ещё раз оглянулся на дома.

– Пойдём! – наконец согласился он.

А потом с недоумением добавил:

– И чего тебе на этом берегу? Закат отсюда тоже видно.

Вихрю уже было пятнадцать. А его подруге, Росинке, и того больше – почти семнадцать. Они часто виделись и раньше, но особого знакомства никогда не водили. Сегодня же эта симпатичная девушка встретила вечно молчаливого и нелюдимого Вихря на улице и предложила сходить на речку. Посмотреть закат. Просто так, за компанию.

Закат как закат, – пожал плечами Вихрь. – Только глупые девчонки могут находить в самых обычных вещах что-то особенное.

Они сидели на берегу. Солнце медленно погружалось за край земли. Ленивое течение довольно небольшой речушки медленно тащило ряску. В камышах поквакивала лягушка. Воздух застыл вечерней тишью.

Они сидели рядом. Взявшись за руки.

– Ну как, нравится? – спросила Росинка.

Вихрь повторил вслух свою мысль:

– Закат как закат. Что на него смотреть?

Затем он повернулся к девушке.

– Да ты ведь и не на закат глядишь. А на меня!

– Ага! – подтвердила Росинка, погладив его по щеке. – Глупый ты мой.

Прикосновение было мягким и очень нежным. Вихрю вдруг расхотелось идти домой. Так бы и сидеть рядом с этой удивительной девушкой всю ночь напролёт, слушая пение сверчков и наблюдая за звёздами.

Неожиданно её лицо оказалось совсем рядом.

– Зачем мне закат?.. – прошептала она.

Их губы соприкоснулись.

Это было приятно.

Он уже начал входить во вкус поцелуя и пытаться – ещё неумело – отвечать, когда заметил, что её руки ласково поглаживают его грудь, забравшись под рубаху. Тут случилось то, чего он всегда стеснялся, и штаны вздыбились бугром.

А руки уже скользили ниже. Живот. Ещё ниже.

Вихрь начал сопротивляться. Кровь гулко стучала в ушах. Не надо!

Но мягкость рук была обманчива. Они понемногу, несмотря на все его усилия, приближались к запретному месту.

Потом сопротивление исчезло. Вместе со стыдливостью. И руки Вихря так же нежно устремились исследовать тело Росинки.

А ещё позже мешающая одежда была отброшена прочь.

Солнце опускалось за горизонт.

Любопытная русалка, путешествующая к лесному озеру и привлечённая странным шумом на берегу, высунула голову из воды. Однако, заметив парочку, тут же спряталась обратно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное