Виктория Павлова.

Пристанище для уходящих. Книга первая. Облик неизбежности



скачать книгу бесплатно

Пролог

Впереди ждал еще один бессмысленный день: совещания, прием посетителей, звонки. Отведя взгляд от улиц Портленда в окне машины, Шон недовольно покосился на заголовок и свою фотографию в газете: «Шон Рейнер выступит на заседании экологической комиссии». Заголовок словно решал за него, превращая в бессильного пленника обстоятельств. Придется делать вид, что волнуют статьи расходов на следующий год и маркетинговые исследования конкурентов.

Невыносимо сидеть на месте и ждать звонка. Ждать, пока Шлоссер вывезет Терезу из замка, спрячет в Этерштейне, ждать возможности безопасно привезти ее к королю. Это может занять не одну неделю. Как же хочется рвануть за дочерью самому! Но нельзя! Исчезновение из Портленда чревато последствиями: ее охрану усилят и побег провалится, а Шона снова попытаются убрать с дороги. Так рисковать нельзя – он нужен дочери, даже если она больше не захочет его видеть.

Отбросив газету, он уставился в окно. Черный «Форд Рейнджер», мчавшийся навстречу, резко вильнул и чуть не задел их машину. Шона качнуло, когда его водитель ушел влево.

– Сэр, прошу прощения. Он выскочил из ниоткуда.

– Ничего страшного, Грегори. Я видел.

Шон обернулся. Разве это не машина Чейза, главного бухгалтера фирмы? Куда это он рванул на всех парах? Что у него стряслось? Шон проводил «Форд» взглядом, появилось нехорошее предчувствие.

На улице у офиса толпился народ. Шон заметил свою секретаршу и Чейза. Чейз возмущался и показывал на дорогу. Какого черта? Его «Форд» уехал без него?

Начальник охраны Томпсон схватил за локоть, едва Шон вышел из машины.

– Сэр, сработала пожарная сигнализация. Пожарные едут, но вам лучше вернуться домой, пока мы все не проверим.

– Не вижу пожара. Кто включил тревогу?

Пока все, что видел Шон – это толпу возбужденных людей у входа и шевелюру Чейза. Он громко возмущался по телефону.

– Наверное, Грин, но он не отвечает на вызовы.

– Возможно, ложная тревога.

Шон двинулся к Чейзу, но Томсон его не пускал, удерживая за локоть.

– Сэр, я настаиваю.

Хватило одного взгляда, чтобы тот убрал руки.

– Чейз… – Шон сделал шаг.

– Шон, Шон! – Лорейн махала рукой, пробираясь через толпу. Увидеть жену друга в девять часов утра там, где она не бывает, по меньшей мере, неожиданно. Шон застыл, ощущая, как неприятный холодок ползет по спине. Что-то случилось!

– Шон, твоя дочь, Тереза… Она здесь! В Портленде.

Словно колокол прогудел в голове. На секунду отказали зрение и слух. Запыхавшаяся Лорейн уже стояла рядом и говорила что-то еще, но из-за стука в висках он услышал только конец фразы.

– … к нам. Сказала, что ты и Ник в опасности. – Томпсон попытался ее увести, но Шон его отодвинул. – Искала тебя.

– Где она?

Лорейн прищурилась, словно оценивая намерения Шона.

– Я привезла ее к тебе, думала, ты уже в офисе. Она зашла внутрь. Успела сказать только, что Виктор отправил за вами убийц.

Зайти-то зашла, а вот дальше… Интуиция, на которую он так привык полагаться, вопила, что дочери уже нет в здании.

Ее увезли. Он подавил порыв сесть в первую попавшуюся машину и рвануть за черным «Фордом», который их подрезал. Это бесполезно. Они могли оказаться в десяти кварталах в любую сторону. Кто они? Как до этого дошло?

– Томсон, мне нужно просмотреть все видеозаписи за утро. Ты смотрел?

– Нет, – Томпсон удивился то ли предложению, то ли тому, что сам не додумался.

Возможно, его придется уволить. Начальник охраны бизнес-центра – его предел.

– А зря! И приведи Чейза!

– Но… – Томпсон попытался остановить, но Шон уже ринулся внутрь. Лорейн бежала следом.

Свернув направо в комнату охраны, Шон рванул дверь. Вспомнить бы как управляться с видеонаблюдением. Для него служба в охране завершилась двадцать пять лет назад. После он ощутимо продвинулся по карьерной лестнице и давно уже не помнил, как просмотреть записи из памяти сервера.

– Сэр, позвольте мне, – Томпсон мягко отстранил Шона и занялся делом.

– Где Чейз?! – рявкнул Шон.

– Я его приведу. Только включу вам… Секундочку. Сирена сработала в восемь сорок. – Он выбрал время восемь тридцать и нажал на проигрывание. – Я за Чейзом.

Шон кивнул, не отрывая взгляда от мониторов. Томпсон вывел на экраны холл, парковку с двух ракурсов и камеру перед входом. Пару минут ничего не происходило.

– Вот она, – воскликнула Лорейн, указывая на нижний левый экран.

Шон и сам видел, как маленькая худенькая фигурка девушки с растрепанными волосами ворвалась внутрь и испуганно застыла у входа. Тереза! Несмело покрутив головой, она выпрямилась и пошла к стойке ресепшн. Когда Тереза прилетела? Почему напугана?

Он отшвырнул прочь стул. Тот отлетел и ударился о стену, потеряв ножку. Если бы так же просто можно было избавиться от всех несчастий.

– Сэр? – Чейз заглянул внутрь. В его голосе слышалось недоумение. – Представляете, мою машину угнали!

Томпсон подтолкнул Чейза к Шону и сам встал рядом. Теперь они смотрели на экраны вчетвером.

– Чейз, скажи этой милой даме номер своей машины, – Шон не отрывал взгляда от монитора. Тереза шла через зал, подергивая плечиками, и все время оглядывалась на вход.

– Сэр? – недоумение в голосе Чейза возросло, и Шон почувствовал, как Лорейн повернула к нему голову.

– Зачем? – удивилась она. – А как же Тереза?

– Мне повторить? – Шон сжал кулаки. Никто не может сложить два плюс два!

– Нет, нет, – нашлась Лорейн. – Не могли бы вы сказать мне номер своей машины?

– Запиши, – рявкнул Шон. Не отрываясь от экрана, он наблюдал как Тереза застыла посреди холла, а потом резко рванула в сторону, и мужчина с газетой, до этого сидевший на лавке, кинулся за ней.

Шон сжал зубы. Челюсти свело так, что щелкнуло за ушами. Он его придушит!

На мониторе Тереза забежала на подземную парковку, включила пожарную сигнализацию и попыталась спрятаться за машинами. Преследовавший ее человек остановился в холле и к нему подошел еще один, рыжий. Шон сразу его узнал. Он частенько мелькал на фотографиях рядом с Виктором. Все встало на свои места, кроме одного: почему не отчитался Шлоссер? Они ведь подготовили план и ждали подходящей возможности. И Тереза должна была ждать: примерять платья и танцевать на балах.

На экране Грин обнаружил Терезу и попытался вывести из здания. Пока она сопротивлялась, не заметила, как ублюдки ее нашли. Лорейн ахнула, когда Грин упал. Скорее всего, его застрелили, угол съемки не давал возможности разглядеть. Томпсон молча выбежал из комнаты. Грин Шона не волновал – его волновали только Тереза и угроза, нависшая над ней в виде двух головорезов Виктора. Ему пришлось наблюдать как она отбивается, неловко раздавая тумаки. У нее был шанс убежать, но она предпочла остаться, чтобы врезать еще. Ее ударили, скрутили и прижали к капоту черного «Форда» за минуту.

Шон впитывал каждую секунду, накапливая заряд ярости. Все, что он видел, каленым железом выжигалось в памяти, вытесняя остальное. «Этим ублюдкам и любому, кто помешает мне добраться до дочери, придется жестоко поплатиться», – мысль крутилась и крутилась, вызывая головную боль.

Дальше все ясно, пора действовать.

Шон проверил пару ящиков и нашел то, что нужно – пистолет. Схватив Лорейн за руку, он потянул ее на выход.

– Записала? Пошли.

У дверей Шон услышал, как Чейз возмущается наглостью угонщиков.

– Что делать с номером? – спросила Лорейн. Она не сопротивлялась, поэтому Шон ее отпустил.

– Звони Нику и проси его отследить перемещение черного «Форда Рейнджер». Номер у тебя есть. – Шон резко остановился. Его водитель стоял на обочине и виновато смотрел на него. Выезд перекрыли пожарные машины. – Где ты припарковалась?

Шон переключился на режим действия, поборов отчаяние: «В этот раз я не буду колебаться. Заберу дочь и больше не оставлю одну. А если Виктор будет мне мешать – убью его».

Глава 1.

«

Беги, Тереза, беги!

»

Нам повезло найти заброшенную хижину лесника в заповеднике Маунт-Худ, иначе пришлось бы ночевать в машине. Сидя у костра, я бросила взгляд на домик-развалюху с покосившейся дверью: выглядит не ахти, но на пару дней сгодится. Наш GMC1 отдыхал в сторонке после долгой поездки.

Вечерело, и света от костра едва хватало. Келли чистила ремингтон2, а я перечитывала Ошо, надеясь, что на нас не набредет местный егерь. Просить фонарь не решалась, поэтому приходилось вглядываться в буквы, разбирая меткие мудрости. Понаблюдала за четкими движениями Келли и снова принялась за книгу: пока она не закончит, мы не потушим костер. Келли экономила батарейки.

Завтра схожу на озеро и подберусь поближе к вулкану. И поищу жулана3, вдруг повезет.

– Точка встречи?

Излюбленный прием Келли: неожиданный вопрос, зато всегда начеку.

– Риплбрук. Двадцать шесть миль на восток. Заправка в полумиле от города на южном шоссе, – отрапортовала я, наблюдая за ее лицом. В свете догорающего костра Келли выглядела моложе лет на тридцать и походила на ястреба на охоте.

Она кивнула. Подробные карты Орегона лежали в бардачке. Сегодня днем я их досконально изучила.

– Французская революция? – похоже, Келли решила устроить экзамен.

– Какая из?

– Давай про все, – усмехнулась Келли.

Я остановилась, когда поняла, что она меня не слушает. Келли отложила собранный ремингтон и смотрела в темный лес, бездумно перебирая стрелы для арбалета. Я делала их сама – и шестнадцатидюймовое древко, и оперение – и знала, что там Келли не найдет повода для выговора.

– Побудем здесь несколько дней, – тихо произнесла она, и я подняла голову от книги. – Потом поедем в Портленд.

– К моему отцу? – Он жил в Портленде, но мы никогда не встречались. Все, что я знала: когда-нибудь он заберет меня к себе. Келли говорила об этом много раз, но это «когда-нибудь» все не наступало. Сколько я себя помнила, мы колесили по стране, а последние два года и вовсе держались от Орегона подальше. Но несколько дней назад что-то изменилось, мы повернули на север, и надежда на встречу вновь проснулась.

– Ты должна будешь все держать в секрете, – Келли смотрела на меня, поджав губы. – Не знаю, как у тебя это выйдет среди людей. Боюсь, у нас только один путь.

– Какой? – по спине пробежали мурашки.

– Изоляция, – Келли строго глянула на меня. – И осторожность. Для тебя может быть опасно находиться на виду.

Я нахмурилась. Изоляция меня не пугала, я привыкла к одиночеству и тишине, и Келли это знала. Почему тогда в ее голосе слышалось беспокойство?

– Думаешь, отцу не понравится то, что я умею?

Келли фыркнула и некоторое время недовольно разглядывала костер.

– Боюсь, ему не понравится то, что ты не умеешь, – она посмотрела на меня так, словно готовилась сказать что-то неприятное. – Этот список внушительнее. Два года слишком мало, а я не чертова гувернантка.

Я не обратила внимания на грубость. Келли частенько ругалась, но мне запрещала.

– Мало для чего? Для того, чтобы выучить все на свете? – последнее время она гоняла меня по учебникам усерднее, чем обычно, словно боялась что-то упустить. Или не успеть. Ошо в программу не входил, это была моя инициатива, к тому же все учебники я уже выучила. Нужны новые. – Я стараюсь, ты же знаешь.

Келли молчала. Костер почти потух и уже не разгонял темноту. Захлопывая книгу, я не могла отделаться от неприятного ощущения.

– Утром съезжу в Грешам. Нужны припасы. – Она сложила стрелы в колчан и явно намеревалась закончить разговор.

– Можно мне с тобой? – быстро спросила я. – Я буду сидеть в машине и ни с кем не заговорю.

– Ты же знаешь, что нет. Зачем спрашиваешь?

– Я хочу зайти в книжный, – от обиды защипало глаза. – Неужели даже продавец в магазине опасен?

– Твоя трогательная наивность прелестна, – Келли криво улыбнулась и, мотнув густыми, но уже седеющими кудрями, склонила голову на бок, – но лучше избавься от нее. Для тебя опасны все.

Я насупилась и уставилась на догорающие угли. Я и сама не рвалась в город. Обычно Келли ничего не запрещала, но, когда делала это, хотелось поступить наоборот до зуда в ладонях.

– Тебе предстоит еще многое узнать о себе, – неожиданно мягко заговорила она, и я, забыв обиду, пыталась в полутьме разгадать выражение ее лица, – но сейчас ты должна понять кое-что очень важное: ты сильная, и умная, и смелая молодая леди. Куда как сильнее и смелее меня. И наверняка умнее.

Только что мне сказали больше добрых слов, чем за весь прошлый год. Это так отличалось от нашей обычной манеры общения, что ощущение реальности немного сместилось. Картинка окружающей действительности дрогнула и тщетно пыталась встать на место.

– Что мне предстоит узнать? Это связано с моим отцом? – я затаила дыхание. Келли всегда уходила от ответа, но сейчас сама подняла эту тему, так может, наконец, скажет хоть что-нибудь.

– Да уж, – она скептически поджала губы, скрывая улыбку, – тебе, и правда, стоит держаться подальше от людей. Тебе шестнадцать, а ведешь себя как пятилетка.

Я фыркнула, продумывая план, как спрячусь утром в багажнике и отправлюсь в город тайком. Келли встала и, забросав костер землей, пошла к хижине. Проходя мимо меня, она замешкалась. Хотела положить руку на плечо, но передумала. Не хочет, чтобы я узнала, что она чувствует. Конечно, как всегда.

– Завтра привезу тебе новые книги и учебники. Знаю, ты ждешь. Не уходи далеко в лес. И вообще от хижины. К вулкану сходим в другой день.

Келли ушла спать, оставив меня один на один с темнотой и вопросами. Обычно каждый вечер я брала фонарь и читала до полуночи, но у меня кончились книги, да и настроения не было. Я размышляла над странным поведением тети. Она не склонна к перепадам настроения, но сегодня ее что-то беспокоило.

Келли велела держаться подальше от людей. Когда-то она сказала, что я не такая, как все, и люди будут меня бояться, потому что не поймут. Не очень-то и надо мне их понимание. Мне и в лесу хорошо.

* * *

Келли уехала затемно, выдав мне задание по математике и биологии. Почти все я уже сделала, так что у меня появился целый день на прогулку по заповеднику. Я искупалась в озере, наблюдая как лучи солнца превращают темную неразбериху леса в яркие и сочные краски. Плавая на спине, разглядывала темно-розовое небо. Свобода не только во мне, но и вокруг, я вся состою из покоя и мягкого пурпура рассвета. Но потом стало холодно и пришлось выбраться на берег. Хотелось сплавать на другую сторону, но вода была слишком прохладная, даже для мая. Вот если мы останемся тут хотя бы на месяц…

Я сделала крюк, высматривая клювача на берегу и жулана в кронах деревьев. Из справочника североамериканских птиц я видела каждую, кроме этих двух вертких пташек, но сегодня попались только зимородок, ястреб-тетеревятник и бурый дрозд. Пять национальных заповедников к северу давали повод для оптимизма. На поляне меня поджидал сюрприз: олененок и его встревоженная мать. От восторга у меня побежали мурашки по спине. Осторожно понаблюдав за ними, я отправилась дальше.

Мы с Келли так много путешествовали и видели столько разных мест, что я уже привыкла думать о каждом из них, как о временном убежище, но здесь, в Орегоне, мне по-настоящему нравилось. Решено! Как только Келли вернется, попрошу ее, чтобы мы остались у озера подольше. Хотя, если у нее другие планы, спорить с ней бесполезно. Я пробовала и ни разу не выиграла. Келли тверда, словно кремень, хотела бы я быть такой же.

Между деревьев показался вулкан. Хотелось подобраться поближе, побродить у подножья, а лучше залезть как можно выше. Вдруг мы снова сорвемся с места, не посмотрев Маунт-Худ? Келли частенько меняла планы без предупреждения и редко учитывала мои желания. Вечером она просила не отходить от хижины, но она в городе на целый день. Ничего не случится, если я проведу время около вулкана и вернусь засветло.

Через час я почти добралась до подножья. С такого расстояния Маунт-Худ казался белым облаком на зеленом покрывале леса. Если продвигаться дальше, то придется карабкаться по предгорью. Я раздумывала, сомневаясь, хватит ли мне времени. Раздался гудок, подозрительно похожий на гудок нашего GMC. Наверное, показалось. Я подождала. Опять. Вроде чуть ближе. Это Келли? Зачем она шумит?

Я побежала на звук, но он все время перемещался, словно Келли ездила туда-сюда. На траве в пролеске отпечатались следы шин. Оставлены совсем недавно. И судя по размеру, следы GMC. Странно, что Келли так рано вернулась и ищет меня. Я встревожилась и заколебалась: идти быстрее, чтобы узнать, что происходит или бежать прочь?

Ничего не случилось, Келли просто вернулась раньше, чем рассчитывала. Я осторожно пошла дальше.

Гудок раздался совсем близко, и я ринулась на звук. GMC мчался прямо по подлеску, подскакивая на корнях и ямах. Келли, конечно, эксцентрична, но зачем она ломает наше единственное средство передвижения?

Машина резко затормозила рядом.

– Тереза, мать твою за ногу, быстро тащи свою задницу в машину! – Келли выглядела злой и раздраженной. Ее кудри тревожно топорщились в разные стороны, словно тоже разозлились. – Быстрее!

Я шмыгнула на сидение, чувствуя себя виноватой. В животе появилось неуютное чувство. Но я ведь ничего не сделала.

– Что случилось?

– Случилось то, что ты никогда не слушаешь! Я велела тебе сидеть у хижины. – Келли вдавила педаль, и машина ринулась по бездорожью. – Какого хрена тебя понесло в лес?

– Я просто гуляла! – от злости захотелось плакать. Мало того, что меня не пускают в город, теперь еще и в лес нельзя?

Келли открыла рот, собираясь сказать что-то злое, судя по выражению ее лица, но сдержалась.

– Хорошо, что ты предсказуема, – она выдохнула, уворачиваясь от ямы. – Мы уезжаем.

– Уже? Мы же только вчера приехали, – обида и сожаление накрыли с головой. – Ты же говорила, нам нужно в Орегон.

– Да, – она поморщилась. – И это было ошибкой. Снова…

– Снова? – Келли молчала, борясь с бездорожьем. – А наши вещи?

Неужели мы бросим их в пустой хижине в лесу? Ремингтон, книги, арбалет, силки, ножи?

– Я все забрала, – Келли кивнула на кузов. – Надеялась, ты тоже у хижины. Но только потеряла время.

Она со злостью выжала газ, и на очередной кочке я ударилась головой о потолок. Разговаривать было почти невозможно. Келли вела слишком быстро для пересеченной местности, и я подскакивала на сиденье, как теннисный мячик, но это не мешало страху щекотать нервы. Страх выиграл в гонке с сожалением о том, что я покидаю предгорья Маунт-Худ.

Келли сосредоточилась на дороге и молчала.

– Нас нашли? – мой голос почти не дрожал.

Келли поморщилась. Я знала, она чувствовала ответственность за мою безопасность, а раз нас нашли, значит, она плохо справилась. Келли терпеть не могла делать что-то не идеально.

– Пока не уверена, но могу ошибаться.

Она никогда не ошибается.

– Поедем по пятьдесят седьмому, – Келли яростно повернула направо.

Спустя целую вечность из кочек и ям мы свернули направо и выехали на асфальтовую дорогу. Старенький GMC натужно заворчал, едва справляясь с повышенными оборотами.

Келли молчала, сосредоточившись на зеркалах заднего вида, а я боролась с ужасом. Мир съежился до прищуренных глаз Келли. Я тоже посмотрела в зеркало, и мне показалось, что за нами едет машина, но поворот дороги перекрыл видимость.

– Тереза, – голос Келли звенел, как струна, и я почувствовала себя стеклянным сосудом, готовым разбиться, – ты помнишь наш экстренный план?

– Да, – выдавила я, потому что Келли ждала ответа. – Ты уходишь через пятьдесят седьмое шоссе и отвлекаешь их на себя. Я жду в Риплбруке. Ты приедешь, как только убедишься, что все безопасно. – Эта игра больше не казалась забавной. От деталей вдруг стало зависеть очень много. – А если тебе не удастся от них уйти? Или мне? Что тогда? Ты скажешь, что делать?

Отдаленная угроза окончательно обрела реальность. Усилием воли я остановила поток вопросов. Так от Келли ничего не добиться.

– Ты знаешь, что делать. – Келли серьезно посмотрела на меня. – Мы обсуждали другой экстренный план. На случай, если я буду недоступна, у тебя есть решение. Держи.

Она достала из кармана куртки деньги и фотографию и протянула мне. Я не могла поверить, что дошло до такого, но боялась спорить. Взяла фотографию в кучке смятых банкнот и запихнула в задний карман, к перочинному ножу и кулону. Оба – подарки Келли. Раньше она не доверяла мне денег. Внутри металась паника и не находила выхода.

– А если меня поймают? – в голове вертелись вопросы. Про людей, которые нас преследуют и про причины этого, но Келли перебила.

– Если поймают, ты сбежишь! Но они тебя не поймают. Ты знаешь, что нужно делать, Тереза. Ты готова.

– Я не готова, – пролепетала я. От страха свело живот. – Келли, ты меня пугаешь.

Она кивнула, будто соглашаясь.

– Ты должна понять, что все всерьез. Угроза существует. Тебя ищут, но не должны найти. Ты справишься. Я тебе помогу.

Я мотала головой как японский болванчик.

– Что им нужно? Это из-за способностей? – я смогла найти силы только на шепот и засомневалась, услышала ли меня Келли.

– Им нужна ты. Но ты ни в коем случае не должна оказаться в их руках.

Я покрылась холодным потом. Абсурдность ситуации не укладывалась в голове. Интонации Келли изменились, и она деловито спросила:

– Где мы сейчас?

Я с трудом сосредоточилась, развернув карту в голове.

– Тереза?

– Да… Нэшнл Форест сорок два восемьдесят, едем на юго-восток. Скоро будет выезд на пятьдесят седьмое шоссе.

Келли кивнула.

– Где-то поблизости есть крутые повороты?

– Через пару миль почти на девяносто градусов.

– Отлично. Как только повернем, я приторможу. Твоя задача: быстро выбраться из машины и скрыться в лесу. Поняла? – она смотрела на меня, ожидая согласия. – Я уведу их, а ты отправишься в Риплбрук и будешь ждать в условленном месте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7