Марина Кистяева.

Невеста демона



скачать книгу бесплатно

Часть 1

Глава 1

– Это я ведьма?!

Ба-бах!

– Это я упырка?!

Ба-ба-бах!

– Это я капризуля, которую пороть некому?!

Дзинь!

Я, преисполненная праведного гнева, внезапно замолчала и вся съежилась-скукожилась, поняв, что разбила любимую мамину статуэтку. О-о-о-о-о… А вот это уже серьезно! И даже более чем…

Трое взрослых мужчин, прятавшихся за высокими резными креслами, как по команде, осторожно выглянули из-за спинок и перевели дух.

А я смотрела на белоснежную статуэтку, которая еще мгновение назад была красивой молодой дриадой, застывшей в чувственной позе. Гнев сменила противная липкая обида, и глаза предательски защипало.

Я же не могла разбить мамину статуэтку, которую папа ей подарил перед тем, как пропал без вести?..

Или все же могла?

– Владлена… – в голосе старшего брата, Вискольда, прозвучали угроза и предупреждение. – Перестань бушевать.

– Я еще и не начинала, – сказала по инерции, опускаясь на колени.

Дрожащими руками попыталась собрать фарфоровые осколки. Мозг лихорадочно прикидывал, к кому из знакомых мастеров можно обратиться за помощью. Хотелось поскорее исправить роковую ошибку и склеить разбитую девушку.

Но что-то противно-настырное в голове шепнуло, что нет в нашем округе такого мастера. И что придется мне держать ответ перед матерью за неоправданную вспыльчивость.

Так-с! Стоп! Неоправданную?

Рука дрогнула в последний раз. Я медленно, очень медленно подняла голову и впилась возмущенным взглядом в троицу любимых – и главное! – любящих братьев.

– Вы разбили статуэтку! – вынесла я вердикт. Голос задрожал, и кончики пальцев снова обдало жаром.

Тут не выдержал Арарат. Непристойно выругался на незнакомом мне наречии – он много путешествовал, и у него была природная склонность к изучению языков других рас. Но смысл я отлично поняла.

– Влада, ты сама ее разбила! Еще раз говорим – перестань! Просим пока по-хорошему, потому что любим и…

Ах, мне еще и угрожают!

Я снова вспыхнула и вскинула правую руку. Тотчас большой толстый фолиант спикировал в сторону Арарата. Тот ловко увернулся, и книга беспомощно упала на пушистый ковер, раскрывшись и сминая страницы с древним текстом.

Сейчас сохранность редчайших знаний меня волновала меньше всего, хотя, думаю, пару часов спустя я пожалею о содеянном. Книги – моя слабость, я обожаю читать и охочусь за редкими изданиями, но об этом чуть позже.

– Любите?! – едва не задохнулась я. Мне не хватало дыхания, чтобы выразить эмоции. – Вам вообще незнакомо это чувство! Не смейте его даже упоминать! А статуэтку разбили вы! И я объясню, почему! Если бы вы не вывели меня из себя, я не начала бы гневаться. Соответственно, не стала бы касаться маминых вещей. Соответственно…

– Держала бы эмоции под контролем, как пытаемся сделать мы! – перебил младший брат, Бергард. Точнее, младший среди братьев, но старше меня. Я в семье была самой маленькой и самой беззащитной!

Про сдержанность, беззащитность и умение контролировать эмоции – отдельная тема.

Я уже хотела возразить, но заметила, что Бергард увеличивается в размерах, а его кожа приобретает подозрительный коричневый цвет.

Ой, мамочки! Только не превращение! Сейчас я не смогу адекватно разговаривать с перевоплощенными братьями. Ощутила дурноту при одной мысли о том, к чему наша семейная беседа может привести.

Срочно надо исправлять ситуацию!

Так, чтобы видели все трое братьев, я подняла руки – мол, сдаюсь, – а потом скрестила их на груди.

Перевоплощение Бергарда приостановилось, но глаза остались красными и немигающими. Так и подмывало высказать ему все, что думаю о его истинной сущности… И сказала бы, если бы не врожденное чувство самосохранения. Сейчас оно проснулось и отчаянно кричало, что Бергарда злить точно не стоит.

Он недавно расстался с девушкой, темной эльфийкой, и неадекватно реагировал на слово «любовь» и все, что с ним связано.

Его глаза вспыхнули в последний раз, и на несколько секунд в библиотеке воцарилась тишина.

Этого времени хватило, чтобы оглядеть место побоища и ойкнуть. Кажется, я и в самом деле полютовала от души и натворила дел!

Библиотека – главное достояние и сокровищница нашего дома – превратилась в поле битвы. На полу валялись разбитые вазы и мелкие предметы мебели. Стол до сих пор парил в воздухе, как и лебединые перья и магические шары, которые матушка привозила из каждого путешествия в столицу. Вообще-то магов она недолюбливала, считала шарлатанами и в большинстве своем никчемными людьми, но почему-то их побрякушки любила и относилась к ним трепетно. И терпеть не могла, когда ее вещи кто-нибудь трогал!

Даже дети.

А про меня так вообще и говорить не стоит…

Побушевала я от души, но стыд и раскаяние пока загнала подальше – в самые отдаленные уголки моей непутевой натуры – и гневно воззрилась на братьев.

Они, в свою очередь, на меня.

И что-то подсказывало, что сегодня ситуация вышла из-под общего контроля. И ни один из нас не желает сдавать позиций. А я получаюсь в меньшинстве…

Сдаваться не в моих правилах, и я снова вспомнила, что привело к разгрому библиотеки. Прищурилась и хотела уже продолжить метать громы и молнии, но Вискольд опередил меня, сказав:

– Пока ты окончательно не разнесла библиотеку, хочу заметить, что никто тебя ведьмой не считает.

– Брат, у меня отличный слух, – в моем голосе прозвучали металлические нотки. – Этот… ваш очередной приятель… которого вы пытались навязать мне в женихи… Он… О-о-о-о-о!..

У меня не хватило слов, и я громко застонала. Меня затрясло, и сильно захотелось горячего, прямо-таки обжигающего шоколада. Горячий шоколад был моей слабостью – по утрам за него я готова была отдать что угодно. Ну, или почти что угодно. А также он волшебным образом приводил меня в состояние уравновешенности.

Я жалобно оглядела библиотеку. Естественно, горячего шоколада тут и в помине не оказалось.

Вискольд вышел из-за кресла, подошел к барной стойке и налил себе бренди. Буря в моем лице благополучно миновала.

– Мы не навязывали магистра Усира тебе в женихи, – сказал он, залпом выпивая спиртное. – Ты сама привлекла к себе внимание.

Я хмыкнула.

– Интересно чем?

– Нечего купаться в пруду голышом! – закричал Бергард.

Я не ожидала подобного и вздрогнула. Снова захлестнула обида. Почему он кричит? И так вон стекла задребезжали – того и гляди вдребезги разобьются. Нам еще ремонта особняка не хватало!

– Нечего гулять ночью по моей территории! – фыркнула я, уверенная в собственной правоте. – Всем давно известно, что западная часть парка – моя вотчина, и там я что хочу, то и делаю!

– У нас не висит табличка с подобной информацией! – продолжал наседать Бергард. Давненько я не видела его таким злым! И в отличие от остальных братьев, он успокаиваться не собирался. С грацией хищника брат двинулся ко мне, и я сделала шаг назад.

Когда я разгневанной фурией залетела в библиотеку, братья вальяжно сидели в креслах, мирно попивая любимое бренди. При виде моего лица и, чтобы избежать превращения, они ретировались за кресла. Конечно, наивно было полагать, что хрупкая мебель помешает трем взрослым демонам, но все же…

Сейчас же что-то изменилось в расстановке сил. И даже, скорее всего, не сил, а терпения братьев. Мне бы остановиться и задуматься, но куда там… Я привыкла, что с детства все мужчины семьи Вардан меня оберегают, и помыслить не могла, что угроза может исходить от них. Братья пылинки с меня сдували, а уж если кто-то имел неосторожность косо посмотреть в мою сторону… К вспышкам моего якобы праведного гнева они тоже привыкли, и обычно все сводилось к шуткам и моим заглаживающим вину объятиям.

Сегодня лица братьев не спешили выражать доброту и снисхождение.

А пора бы уже…

И мое внутреннее «ой» было неслучайным.

Но я не вняла доводам рассудка и продолжила в том же духе.

– Магистр Усир был вашим гостем! Вы должны были следить, чтобы он не залез мне под юбку! – выпалила я в тон брату и подбоченилась.

Бергард нахмурился, а Вискольд поперхнулся.

– Он тебя лапал? – уточнил Арарат.

– Нет, но хотел.

– Что конкретно сделал наш друг? – это уже спросил Бергард. Причем сделал это, чеканя каждое слово. У меня невольно мурашки побежали по спине.

– Он… он… – замямлила я в растерянности.

А собственно говоря, что такого уж страшного на самом деле сделал магистр Усир?

И этот вопрос, видимо, отразился на моем лице, потому что Бергард продолжил словесную атаку:

– Он дарил тебе цветы – черные орхидеи из сада Темного Императора. Он воспел балладу о твоей красоте. Орлы каждое утро оставляли тебе сладости на подоконнике, пока ты спала. И, заметь, эти поступки совершал придворный Императора, один из самых завидных женихов столицы. Я уже не говорю о том, что он Первый Меч Империи! О его благосклонности мечтают все незамужние девушки!

– Вот и пусть мечтают! – мне бы промолчать, но куда там…

– Влада!

– Что – Влада?! – я снова разозлилась и в упор посмотрела на Бергарда. Арарат и Вискольд молча наблюдали за нашей баталией. – Я восемнадцать лет Влада! И нечего расписывать, какой распрекрасный воин ваш магистр Усир! Мне все равно, какие у него чины! Нечего было за мной подглядывать! Если ты так хорошо осведомлен о его ухаживаниях, то почему умолчал о том, что он в первую же ночь попытался проникнуть ко мне в комнату?

Ого! По тому, что в комнате запахло серой, я догадалась, что братьям ничего не известно о сем факте.

И мне бы остановиться, образумиться, но…

– И если бы я не выставила воздушную защиту из колокольчиков, еще неизвестно, чем бы закончился его ночной визит! Или вы, дорогие братцы, предпочли бы, чтобы он меня изнасиловал?! Тогда, конечно, куда бы я делась! Пошла бы с ним под венец и всю жизнь провела в слезах и… Ай!

В комнате вспыхнула молния, и Бергард трансформировался.

В библиотеке наступила гробовая тишина. Арарат и Вискольд смотрели на меня, не мигая. Только прерывисто и тяжело дышали. И от их взглядов мне сделалось дурно.

Я захлопала длиннющими ресницами и постаралась изобразить на лице невинное выражение.

– Владлена… – зычно протянул Вискольд и мотнул головой. Его темная грива взметнулась и снова легла волосок к волоску. Я всегда поражалась, как брату удается выглядеть безупречно при любых обстоятельствах. Даже в сражениях. – Ты ничего не перепутала?

Я сглотнула подступивший к горлу ком и сделала шаг назад.

– Он на самом деле собирался проникнуть ко мне в комнату…

Не успела я договорить, как снова громыхнуло, и в библиотеку вернулся Бергард. В облике демона, что было плохо.

Очень плохо…

– Ты оклеветала человека! Нашего гостя! – прорычал Бергард. Я порадовалась, что он мой брат и ничего особенно ужасающего мне не сделает. На его лице вздулись крупные вены, на скулах заиграли желваки. Он с трудом сдерживал ярость. – Он не проникал к тебе в комнату! Ты сама… САМА назначила ему свидание в полночь в саду. Потом покрутила перед ним задницей и САМА пригласила в комнату!

Я сморщила носик.

– У меня не задница, у меня…

– Влада! Какая разница, как называть ту часть твоего тела, на которой ты сидишь? – вмешался в разговор Арарат.

Невиданное дело – на меня кричали сразу два брата!

– Я не потерплю оскорблений в свой адрес! – пискнула я и для убедительности топнула ногой.

– А оскорблять влюбленного в тебя мужчину можно? – вкрадчивым голосом поинтересовался Бергард, и от смены его тона стало по-настоящему страшно. Буря неумолимо надвигалась. – Ты специально подстроила вашу встречу в комнате, чтобы подставить Усира. Выставить его подлецом и мерзавцем! Посмеяться над его чувствами! И после этого еще заявляешь, что тебя обидели?!

– Он назвал меня ведьмой, – я с каждым разом говорила все тише.

– А также посоветовал тебя выпороть, чтобы неповадно было подставлять других!

Глаза Бергарда угрожающе сверкнули, и я, взвизгнув, ринулась к Вискольду. Старший брат всегда меня баловал и выгораживал перед матерью и другими братьями. Но видимо, не сегодня. Не успела я нырнуть за его спину, как он поймал за руку.

– Влада, стой! В этот раз я тебе не защитник! – и зыркнул черными глазищами.

– Пусть он ко мне не подходит! – закричала я и бросила обеспокоенный взгляд на Бергарда, который снова принял человеческий облик и – мамочки! – стал расстегивать пряжку на ремне. – Не смей меня пороть!

И я, вскинув руки, направила в его сторону чернильницу. Он ловко отбил ее.

Плюх.

– Тебе не избежать порки, – в голосе брата звучала холодная решимость.

– Ты не сделаешь этого!

Я что на самом деле паникую? А это мне уж точно противопоказано, потому что тогда перестаю контролировать магические свойства организма и вытворяю черти что. В данном случае под «черти что» подразумевается стихийный взлет множества мелких предметов мебели.

Но не зря братья считались одними из сильнейших демонов Темной Империи. Мои слабые ухищрения для Бергарда оказались не опаснее комариных укусов. Он темной тучей надвигался на меня.

– Ай!

Я рванулась к окну, но брат быстрым движением перехватил за талию. Через мгновение мы оказались в кресле, и я была перекинута через его колени.

– Помогите! – что есть мочи закричала я. То, что мой крик станет достоянием общественности, сейчас волновало меньше всего.

В попытках уберечь пятую точку от тяжелой руки младшего брата, я брыкалась и вырывалась.

– Люди, спасите! Не трогай меня! У-ух-х… – я задохнулась, ощутив первый шлепок по моей попочке. Толстая ткань платья смягчила удар, но все равно было больно. И я завизжала…

Шмыгнула носом и в сто пятнадцатый раз сказала:

– Ненавижу!

Тишина.

– Ненавижу вас всех!

Кто-то из троих предателей кашлянул.

– Не прощу… – для пущей убедительности я еще разочек всхлипнула.

– Может, переместишься с пола на кресло, и мы продолжим разговор?

– Ах, они, видите ли, желают продолжить разговор! Придумали новый способ поиздеваться над беззащитной младшей сестрой?

И я поочередно посмотрела на каждого из братьев.

Вискольд встретился со мной взглядом, поморщился и начал изучать портреты родителей. На его красивом лице читалось сочувствие. Только что мне его сочувствие, раз он благословил Бергарда на порку?!

Арарат хмурился и отводил глаза. Ага, хоть кому-то стыдно! Уже лучше! Надо будет использовать его чувство вины в дальнейшей мести! А то, что я буду мстить – не вызывало сомнений!

С Бергардом сложнее… Мало того, что отшлепал, так и продолжает смотреть тяжелым взглядом, в котором нет ни капельки раскаяния! Ну, ничего, именно в отношении него я собираюсь применить самые жестокие и мстительные меры!

– Успокоилась? – холодно осведомился Бергард, и мне снова стало не по себе.

Возникло ощущение, что экзекуция поркой не ограничится…

Я демонстративно продолжала сидеть на полу.

– Нет! – фыркнула я. – А с тобой вообще не хочу разговаривать!

– А придется!

Я прищурилась.

– Что ты еще задумал, злыдень? Думаешь, я прощу тебя? Даже не пытайся ко мне подлизываться!

– Никто к тебе и не пытается подлизываться, Влада! Ты еще не поняла, что перешла рамки дозволенного? О том, как ты отшиваешь и оскорбляешь ухажеров, уже легенды ходят!

– Ну и пусть ходят! – закричала я, сделала резкое движение и поморщилась от боли. Проклятье, почему я не умею врачевать?! Одно заклинание – и боли как не бывало. А тут страдай! – Я давно и очень ясно дала понять, что не собираюсь выходить замуж! Не хочу! Почему меня никто не слышит? Почему вы думаете, что раз родились самцами, то все девушки непременно хотят выйти за вас замуж? Я не конкретно о вас, но о вас подобных! – я разошлась не на шутку. Теперь во мне бушевала не только праведная злость начинающей колдуньи, а и оскорбленное самолюбие девушки, мнение которой все благополучно игнорируют. – Мне восемнадцать! И мне еще рано замуж!

Братья молчали. И это было странно, потому что как только мне исполнилось шестнадцать лет, начались разговоры о предстоящей помолвке. И чем настойчивее навязывали жениха, тем яростнее я сопротивлялась.

– Хорошо, – продолжил Бергард воспитательную беседу. – Мы поняли, что ты не хочешь замуж.

– Вот и прекрасно! – воскликнула я, не желая замечать, как наэлектризован воздух в библиотеке. А ведь флюиды надвигающейся беды прямо-таки порхали перед носом, но почему-то зараза-интуиция сегодня отказывалась работать.

И это я поняла из следующей реплики брата:

– Владлена, на тебя сыплются жалобы от отвергнутых женихов. Если бы твои шалости носили безобидный характер, на это, возможно, никто бы не обратил внимания, но ты… Ты жить не можешь без помпезности. Тебе обязательно надо привлекать к себе внимание!

Я пожала плечами.

– Ну и пусть…

– Нет, не пусть! А ты не допускала мысли, что кто-то может потребовать отмщения?

– Ха! Отмщения за что? За поруганную честь? Бергард, это о моей чести ты должен беспокоиться!

– Бергард, хватит ходить вокруг да около! – нервы Арарата сдали, и он двинулся в мою сторону с явным намерением поднять с пола, куда я ретировалась с колен младшего брата.

Но не тут-то было! Я подняла руки, призывая его остановиться.

Уж больно насторожила его фраза…

– Что происходит? – спросила я тише. В душу закралось нехорошее предчувствие. И оно было связано отнюдь не с магистром Усиром. – Вокруг чего хватит перестать ходить?

Арарат снова выругался.

– Пришло послание от матушки.

Холодная волна окатила мое тело. Наша матушка сейчас находилась при дворе Темного Императора, а, как известно, все мы зависим от его воли. Неужели слава обо мне дошла и до него?

Я уставилась на Арарата, точно видела впервые в жизни.

– Что за послание? – переспросила, оттягивая пугающий момент.

– Ты отправляешься в долину Гар, в поместье к тетке Ульяне. На год.

Пришло время падать в обморок.

Глава 2

И я непременно упала бы в обморок, а потом продолжила закатывать театральные представления, если бы не оказалась настолько шокирована.

– К тете Ульяне?.. – выдохнула, чувствуя, как немеют все части тела, а сердце колотится испуганной пташкой. – На год?..

Арарат шумно выдохнул и отвернулся. Вискольд тоже не желал смотреть в глаза. Лишь Бергард спокойно вынес мой вопрошающе-недоуменный взгляд.

– Ты не ослышалась, – сказал он. Голос прозвучал мягче – видимо, все-таки что-то дрогнуло в его черствой душе.

– Меня… Меня отправляют в ссылку?

Я сразу же забыла и о порке, и о магистре Усире, и о других причинах, побудивших ворваться в библиотеку в полуденный час.

Я была шокирована.

Я была выбита из седла.

Вся моя сущность дрожала и в растерянности взирала на трех мужчин, ожидая услышать, что они пошутили, неудачно разыграли.

Но не тут-то было…

Как застыли истуканами, так и продолжали это делать. И я почувствовала себя очень маленькой… А маленькой я себя чувствовать не любила – хватило и детских лет, когда росла в окружении вредных злопамятных демонят-подростков.

– Тебе не стоит воспринимать поездку в Гар, как наказание. Для тебя будет полезно побыть вдали от дома. Будет возможность подумать, повзрослеть…

– Вы специально это делаете! – перебила я Бергарда, вскакивая с пола. Теперь горящая огнем пятая точка интересовала меньше всего. – Дождались, пока повзрослею – и с глаз долой! Я знала, что рано или поздно вы это сделаете! Конечно, я же, как бельмо на глазу! Уродец, от которого нужно избавиться! Небось, не могли дождаться, пока представится случай вышвырнуть меня из дома! Чтобы я вас не позорила!

– У тебя истерика… – это Вискольд.

– Ты неадекватно воспринимаешь ситуацию… – это уже Арарат.

– Мне казалось, что у меня есть семья! Братья! Защитники! Наивная! Вы… вы…

Слов больше не осталось, и я фурией пролетела мимо них, обдав холодным ветерком. Я не знала, куда несли ноженьки, но видеть никого не хотела.

Меня била мелкая дрожь. Я пробежала по длинному коридору, слетела с лестницы и, пронесшись мимо служанок, которых едва не сшибла, ринулась в сторону парка и пруда. Стремилась убежать как можно дальше от предателей-родственников, которые, не задумываясь, вонзили мне нож в спину!

Братья! Родные! К которым я пришла с бедой! А они…

Снова шмыгнула носом, но теперь натурально. Зрителей не было, и я перестала разыгрывать трагедию, а заодно и огляделась по сторонам. Ноги принесли на заброшенное озеро на границе наших владений. Я пробралась сквозь заросли кустарников и, спотыкаясь о коренья, добралась до старой беседки. Когда-то за ней любовно ухаживали, и она была свидетельницей множества счастливых мгновений. Теперь же в основном выслушивала мои стенания да горестные вздохи.

Горевала я нечасто, но и со мной случалось…

В последний раз всхлипнула и опустилась на старую скамью. Пару раз возникала мысль починить ее или заменить на новую, но я так этого и не сделала. Не хотелось нарушать особую атмосферу этого места.

После исчезновения папы в нашем доме о беседке говорить запрещалось. Она считалась любовным гнездышком родителей, местом, где они вдвоем проводили много времени. Но как только папа бесследно исчез, беседку забросили. Вернее, о ней забыли. Хотя… Меня одолевали смутные сомнения, и иногда возникал вопрос: если для родителей беседка была так важна, то почему мама в порыве отчаяния не разнесла ее к драконьей матери? Ведь порывалась.

Я была маленькой, когда отец вышел из дома и не вернулся. Банальная история. Его никто не похищал, он не пал в сражении за Темную Империю. Просто исчез. Ух, как мама кричала! У нее, демоницы в пятом поколении, случилась обычная бабья истерика. Кричала она долго и яростно, грозилась оторвать отцу причинное место и наслать различные кары небесные. Тогда у меня в первый раз закралась крамольная мысль, что отец нас бросил…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7