Леонид Павлов.

Чужой земли мы не хотим ни пяди! Мог ли Сталин предотвратить Вторую мировую войну?



скачать книгу бесплатно


28 января министр иностранных дел Великобритании лорд Эдуард Галифакс направил телеграммы послам во Франции Эрику Фиппсу и в Бельгии Роберту Клайву. Министр просил их конфиденциально сообщить правительству, при котором они аккредитованы о том, что правительство Англии знает о возможных планах Гитлера. Еще в ноябре появились сведения о том, что Гитлер планирует очередную внешнеполитическую авантюру на весну 1939 года. Сначала казалось, что он замышлял экспансию на Востоке, а в декабре в Берлине открыто заговорили о перспективе создания независимой Украины, имеющей вассальные отношения с Германией.

С тех пор стало известно, что Гитлер думает о нападении на западные державы в качестве предварительного шага к последующей акции на Востоке. Эти сведения получили некоторое подтверждение в том заверении, которое Гитлер дал министру иностранных дел Польши Юзефу Беку в отношении своих планов на Востоке, а также в той поддержке, которую Германия недавно оказала Италии в отношении ее претензий к Франции4242
  Фюрер встречался с Ю. Беком 5 января 1939 г. в своей альпийской резиденции Берхтесгаден. («СССР в борьбе за мир…», С. 146–153).


[Закрыть]
.

В Лондоне пока не знают, принял ли Гитлер решение о каком-либо конкретном плане, однако известно, что он может:

– подтолкнуть Муссолини к предъявлению им претензий с помощью силы, и использовать свои обязательства перед Италией в качестве предлога для развязывания войны;

– напасть на Голландию, которая, в свою очередь, будет стремиться продиктовать свои условия Англии и парализовать Францию;

– подкупить Польшу, а возможно, и другие страны обещаниями допустить их к колониальному грабежу (как это было в случае с Тешинской Силезией в Чехословакии, которая с разрешения Гитлера была захвачена Польшей после Мюнхена.

В марте 1939 года, после полной оккупации Чехии, «отделения» Словакии и превращения ее в марионеточное государство, в Подкарпатскую Русь – область Словакии – также с разрешения Гитлера вошли венгерские войска. Сейчас это Закарпатская область Украины – Л.П.); в этом случае голландская Ост-Индия, возможно, будет обещана Японии;

– выдвинуть невыполнимый ультиматум по колониальному вопросу в речи, которая ожидается 30 января. (Как мы знаем, Гитлер ожидания английского правительства не обманул, и очень резко потребовал решить колониальный вопрос в пользу Германии. – Л.П);

– внезапно начать бомбардировки Великобритании, и затем нанести удар по западным державам с суши и моря.

Недавно стало достоверно известно о том, что Берлин упорно настаивает на превращении антикоминтерновского пакта4343
  Антикоминтерновский пакт – подписанное 25 ноября 1936 г.

в Берлине «Соглашение против Коммунистического Интернационала» – международный договор, создавший двусторонний блок Германии и Японии, направленный против стран III Коммунистического Интернационала с целью не допустить дальнейшего распространения коммунизма в мире. Через год, в ноябре 1937 г. к этому договору присоединилась Италия, что завершило формирование «Оси Рим – Берлин – Токио». В феврале 1939 г. к пакту присоединились Венгрия и Манчжоу-Го, в марте – Испания, а после начала Великой Отечественной войны – Болгария, Румыния и Финляндия, а также оккупированные Германией Дания, Словакия и Хорватия.


[Закрыть] в пакт по оказанию друг другу военной помощи против неспровоцированной агрессии третьей державы, и что Муссолини согласился, а в Токио пока еще думают.

Большинство прогнозов говорит о том, что опасный период начнется в конце февраля. Это подтверждается сведениями о том, что в Германии были отданы приказы о проведении мобилизации примерно в середине февраля. В Германии сейчас экономический и финансовый кризис, и это может толкнуть Гитлера на какую-либо авантюру за пределами страны. Он стоит перед выбором: снизить темпы перевооружения, которое требует больших затрат, и отказаться от политики экспансии, либо сделать что-то за пределами Германии, тем самым отвлекая внимание от затруднений внутри страны, а также приобретая материальные ресурсы, в которых страна крайне нуждается и которые она больше не может покупать за границей. (У Гитлера не было денег, а он собирался выдать кредит Сталину. С чего бы это? – Л.П.).

Правительство Англии тщательно рассмотрело эту ситуацию и решило ускорить подготовку своих оборонительных и контрнаступательных мер.

Если Германия вступит в конфликт с Голландией, Лондон считает желательным быть готовым немедленно предложить обоим правительствам, чтобы нейтральные правительства выбрали комиссию из трех арбитров. Это, возможно, не будет эффективным, но в том случае, если Германия отвергнет арбитраж или оставит предложение без ответа, вопрос бы прояснился, и Уайтхолл имел бы точку зрения для соответствующих действий.

Одновременно Лондон выработал свою позицию на случай нападения Германии на Голландию, которая заключается в следующем. Действительно, нет никаких надежд на то, что та военная акция, которую могло бы предпринять правительство Англии, предотвратила бы захват Голландии германской армией; восстановление ее территориальной целостности зависело бы от окончательного исхода войны. Тем не менее, стратегическое значение Голландии и ее колоний столь велико, что, по мнению правительства Англии, нападение Германии на Голландию следует рассматривать как прямую угрозу безопасности западных держав. Неспособность принять такой вызов приведет к колоссальному превосходству Германии в Европе, и при таких обстоятельствах Уайтхолл будет вынужден рассматривать вторжение Германии в Голландию как casus belli4444
  Сasus belli (лат) – казус белли – повод к войне.


[Закрыть]
при условии, что сама Голландия будет сопротивляться вторжению.

Данной нотой английское правительство запрашивало правительства Бельгии и Франции, будут ли они подобные действия Германии также рассматривать как casus belli4545
  «СССР в борьбе за мир…», С. 174–177.


[Закрыть]
.

1 февраля правительство Франции ответило на эту ноту Лондона. Французы дождались выступления Гитлера в рейхстаге, поэтому гадать им не пришлось. В ответе говорилось, что Париж ранее сообщал Англии, что действия Германии, направленные вначале против Восточной Европы, могут обернуться против Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Швейцарии. Правительство Франции полагает в связи с этим, что опасность одинакова для всех этих держав и должна рассматриваться как общая, независимо от того, каким будет первоначальное направление агрессии Германии или Италии против одной из них, и что конфликт неизбежно затронет все их владения в целом. Это положение создает действительно общую для всех опасность, которая должна повлечь за собой подлинную солидарность перед лицом любого нападения Германии или Италии. Исходя из этой общей концепции, полностью разделяемой Англией, Франция будет рассматривать отныне в качестве casus belli германское вторжение в Голландию, хотя этот факт не затрагивает никаких договорных обязательств Франции и те действия, которые она предприняла бы вместе с Англией для отражения этого вторжения, имели бы при этом превентивный характер.

Франция также хочет быть уверенной в том, что вторжение в Бельгию и Швейцарию, также будет рассматриваться как непосредственная угроза безопасности западных держав и что оно будет так же, как и вторжение в Голландию, рассматриваться с настоящего времени как фактор, оправдывающий и определяющий решение, предусмотренное английским правительством. Правительство Франции готово со своей стороны пойти на такое объединение усилий и жертв, которое придаст франко-английскому сотрудничеству полную материальную и моральную действенность4646
  Там же, С. 179–181.


[Закрыть]
.

Обмен нотами, для публикации в прессе не предназначенными (хотя косвенно Чемберлен и Бонне раскрыли их содержание в своих выступлениях в парламентах своих стран), говорит о том, что в Париже начали в полной мере осознавать опасность, которую таят для Франции и ее соседей постоянно усиливающиеся тоталитарные державы. В этом отношении опасения французского правительства полностью совпали с тем, что думали по этому поводу в Лондоне. Меморандум Англии и ответная нота Франции, это едва ли не самые первые документы, опубликованные в СССР, которые могли быть положены в основу системы коллективной безопасности в Европе. Но без участия Советского Союза никакой блок государств против агрессии не мог быть по-настоящему эффективным. Тем не менее, ни в меморандуме Англии, ни в ответной ноте Франции, об участии Советской России в совместных мероприятиях по отпору агрессору ничего не сказано даже вскользь. Однако такое холодное отчуждение будет продолжаться не долго, и вскоре к политическим и военным лидерам Англии и Франции придет понимание того очевидного факта, что без СССР им с Германией и Италией не совладать.


В мире сразу же обратили внимание на то, что в своей речи Гитлер ничего не сказал про Советский Союз, и уже в тот же день газета «Ньюс Кроникл» поместила пророческую статью своего дипломатического обозревателя Вернона Бартлетта, по вопросу об «опасности советско-германского сближения», а «Правда» и «Известия», вероятно, не до конца уловив смысл сказанного, оперативно ее перепечатали – «Правда» – на другой день, а «Известия» – 1 февраля, что лишний раз показывает, что в Советском Союзе руководство средствами массовой информации осуществлялось из одного здания.

Бартлетт указывал, что в течение трех с половиной месяцев (после Мюнхена. – Л.П.) Майский только один раз имел возможность побеседовать с Галифаксом. Эта беседа состоялась 27 января, когда советский посол был принят Галифаксом для разговора относительно предложений Швеции и Финляндии об укреплении Аландских островов. Но тот факт, что СССР не был поставлен в известность о беседах Чемберлена в Париже и Риме, должен в еще большей степени подтвердить правильность предположений, что нынешнее английское правительство предпочло бы перенести поражение Британской империи, чем добиться победы с помощью Советского Союза.

Далее обозреватель указывал, что соглашение, заключенное Иденом в Москве в 1935 году о дипломатическом контакте между Англией и СССР, фактически не выполняется. (В марте 1935 года в Москве с официальным визитом находился Лорд-хранитель печати Великобритании Энтони Иден – будущий министр иностранных дел в военном правительстве Черчилля, сыгравший в годы Великой Отечественной войны очень важную роль в налаживании советско-английских отношений. Идена приняли Сталин, Молотов и Литвинов. По итогам визита, в самый веселый день года вышло совместное коммюнике, в котором указывалось на заинтересованность правительств обеих держав в укреплении коллективной безопасности, говорилось об отсутствии противоречий интересов во всех основных вопросах международной политики4747
  Документы внешней политики СССР (далее – ДВП СССР), М, Т. XVIII, С. 226–251, 256–257, «Правда», 1 апреля 1935 г.


[Закрыть]
. – Л.П.). «Заслуживает внимания, – добавлял Бартлетт, – что инициатива новых советско-германских и советско-польских торговых переговоров исходила из Берлина и Варшавы, а не из Москвы. Иными словами, Гитлер, несмотря на свои словесные нападки на большевизм, не хочет потерять такого прекрасного случая, чтобы устранить возможность одновременного военного нажима с запада и востока».

«В советских кругах, продолжал Бартлетт, указывают, что их политика всегда была политикой дружбы по отношению к любому правительству, у которого они встречали взаимность. Сейчас советское правительство, по-видимому, совершенно не намерено оказать какую либо помощь Великобритании и Франции, если последние окажутся в конфликте с Германией и Италией. СССР намерен достигнуть соглашения со своими соседями на том условии, что они оставят его в покое. С точки зрения Кремля нет большой разницы между позицией английского и французского правительств, – с одной стороны, и германского и итальянского – с другой, чтобы оправдать серьезную жертву в защиту западных демократий.

Советско-германские торговые переговоры, несомненно, выиграют благодаря кампании, ведущейся некоторыми английскими кругами в пользу денонсирования англо-советского торгового соглашения. Ясно, что эти переговоры, которые возможно закончатся предоставлением в распоряжение Германии неисчерпаемых ресурсов продовольствия на случай войны, имеют также и политическое значение».

Было бы чрезвычайно неблагоразумно предполагать, заканчивает Бартлетт, что существующие ныне разногласия между Москвой и Берлином обязательно останутся неизменным фактором международной политики4848
  «Правда», 31 января 1939 г., «Известия», 1 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.

Весьма вероятно, что статья Бартлетта, известного своими тесными связями с советским полпредством в Лондоне, была инспирирована из Москвы, адресовалась английскому правительству, и отражала сильное недовольство Кремля английской позицией.


2 февраля под тем предлогом, что Венгрия готова присоединиться к антикоминтерновскому пакту, Советское правительство объявило о закрытии своего полпредства в Будапеште, и венгерского – Москве, и заявило о том, что впредь дипломатические отношения будут поддерживаться через миссии в третьих странах4949
  «Известия», 2 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.

Отъезд советской дипломатической миссии из Будапешта, в то время, как посольства Италии, Германии и Японии оставались в столице Венгрии, неизбежно вел к тому, что Венгрия, которая в то время была на распутье, все больше и больше подпадала под влияние этих фашистских государств, став, к началу Великой Отечественной войны подлинным союзником Германии против СССР, оставаясь в этом качестве до самого конца войны. Не стоит также забывать, что посольство любой страны всегда было и продолжает оставаться официальным прикрытием для легальной разведки, потеряв которую, Кремль своими руками перекрыл поток важной стратегической информации. К антикоминтерновскому пакту Венгрия примкнула только 24 февраля 1939 года.

25 октября 1939 года, то есть уже после начала Второй мировой войны, полпредство вернулось в Будапешт, а посольство Венгрии возобновило свою деятельность в Москве, что говорит о том, что повод для закрытия дипломатических миссий был надуман, и позволяет предположить, что были какие-то иные причины для такого шага.


3 февраля, выступая в Гуле, остановившись на англо-германских отношениях, Галифакс, подчеркнул, что правительство Англии стремится к улучшению торговых отношений с Германией5050
  «Правда», 5 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.

6 февраля отвечая на вопросы депутатов в палате общин, Чемберлен сообщил, что располагает информацией, согласно которой Бонне заявил в палате депутатов, что в случае войны, в которую окажутся вовлеченными обе страны, все силы Англии будут в распоряжении Франции точно так же, как и все силы Франции будут в распоряжении Англии. Это заявление Бонне целиком совпадает с точкой зрения английского правительства. Невозможно предвидеть детально все возможные случаи, которые могут возникнуть, но английское правительство ясно заявляет, что общность интересов, объединяющих Францию с Англией, такова, что при всякой угрозе жизненным интересам Франции, откуда бы эта угроза ни исходила, это должно вызвать немедленное сотрудничество со стороны Англии5151
  Там же, 7 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.


7 февраля в Риме советский полпред Борис Ефимович Штейн и министр иностранных дел Италии (и по совместительству – зять Муссолини) граф Галеаццо Чиано подписали соглашение о торговом обмене между СССР и Италией. Соглашение предусматривало экспорт из СССР в 1939 году 200 000 т пшеницы, 15 000 т ячменя, 50 000 тонн марганцевой руды, 60 000 тонн апатитовой руды и апатитового концентрата, 60 000 тонн балансов, 120 000 тонн пиленого леса (так в тексте; деловой лес и пиломатериалы измерялись, как правило, в кубических метрах, а не в тоннах. – Л.П.) и, 20 000 тонн смазочных масел, 1 000 тонн скипидара, 4 000 тонн парафина, 1 500 тонн тряпья, 1 000 тонн рогов и копыт. (Это не шутка, так в тексте. – Л.П.). В обмен на эти поставки Италия должна была экспортировать в СССР современное военное снаряжение:

– пушки для морского флота и сухопутные пушки разных систем;

– противовоздушные пушки приборы центрального управления артиллерийским огнем;

– морскую зенитную схему «ПУС» со стабилизаторными постами наводки и силовой синхронной передачей;

– скоростной бомбардировщик со скоростью минимум 480 км в час;

– скоростной трех – четырехместный самолет с двумя перевернутыми моторами;

– приборы слепой посадки;

– судовые дизели, новейший средний танк;

– нитроглицериновые пороха (В Советском Союзе производство нитроглицериновых порохов началось совсем недавно – в начале 1939 года По сравнению со старым пироксилиновым порохом он имел более высокую взрывную мощность, а на его изготовление требовалось в четыре – пять раз меньше времени и не нужны были дорогостоящие спирт и эфир5252
  Гаврилов Д.Б. Производство порохов и взрывчатых веществ накануне и в годы Великой отечественной войны. Уральский исторический вестник. 2015, № 1, С. 53.


[Закрыть]
),

а также много другого оборудования5353
  АВП РФ, ф. 03а, д. 028–039 – Италия.


[Закрыть]
.

Столь обширный список военной продукции, передаваемой потенциальному противнику, коим, для Италии, как утверждают историки, являлась Россия, косвенно свидетельствует о том, что в 1939 году Италия не собиралась воевать с Советским Союзом, а если вспомнить о том, какие тесные отношения были у Рима с Берлином, то и Германия – тоже.

В этом списке некоторое недоумение вызывает новейший средний танк, который итальянцы собирались продать Советскому Союзу. Дело в том, что выпуск так называемого среднего танка M11/39 на момент подписания договора еще не начинался. Боевой вес этого «среднего» танка составлял 11 тонн, вооружение – 37-мм пушка. Советский легкий танк Т-26 образца 1937 года был на 750 кг легче, имел на вооружении 45-мм пушку. Кстати, ходовую часть оба танка унаследовали от одного родителя – английского танка «Виккерс 6-тонный». Другой советский легкий колесно-гусеничный танк– БТ-5 (быстроходный) имел 45-мм пушку, 400-сильный мотор, позволявший при боевом весе машины 11,5 тонн развивать на гусеницах фантастическую для того времени скорость – 50 километров в час, и 70 – на колесах.


10 февраля Литвинов принял нового посла Франции Поля Наджиара. В ходе первого визита, ссылаясь на свой разговор с Даладье, посол наговорил много приятного о настроениях Франции в отношении Советской России. Нарком сдержанно выслушал заверения посла, заметив, что СССР ранее предлагал западным странам свое сотрудничество, в котором, как показали события, они были более заинтересованы, чем Советский Союз. Советское правительство готово к действительному и эффективному сотрудничеству, если оно угодно другим, но Москва обойдется и без него и поэтому гнаться за ним не будет. Посол обмолвился, что он не совсем согласен с капитулянтской политикой своего правительства, но Литвинов при первом разговоре старался не углубляться в обсуждение таких проблем5454
  АВП РФ, ф. 06, oп. 1, п. 19, д. 206, л. 20.


[Закрыть]
.

Правительство Франции, направляя своего нового посла в Москву, снабдило его конкретными полномочиями и четкими инструкциями. Посол давал понять, что Париж вполне осознает опасность, которую влечет за собой безнаказанность германо-итальянской политики не только для Франции, но и для всей Европы. Поэтому французы готовы забыть прежние разногласия и обиды, и предлагают Кремлю включиться в совместную работу по созданию системы коллективной безопасности. В ответ вместо выражения желания объединить усилия против распространения агрессии, посол услышал от наркома, во-первых, упреки в том, что западные державы не приняли в свое время помощь, предложенную Советским Союзом, и, во-вторых, что Советский Союз вполне обойдется и без сотрудничества с Англией и Францией, и поэтому не очень-то будет к этому сотрудничеству стремиться. Литвинов, по сути дела, сказал, что, во-первых, Советское правительство не стремиться создавать систему коллективного отпора агрессору, значит, по факту, против агрессии не возражает, и, во-вторых, Англии и Франции еще придется немало постараться и побегать, чтобы уговорить СССР объединиться с ними против агрессивных государств.


19 февраля в Москве, в результате переговоров между СССР и Польшей, продолжавшихся в течение нескольких недель, были подписаны Торговый договор, Соглашение о товарообороте, Соглашение о клиринге. Этот договор стал первым общим польско-советским хозяйственным договором, основанным на принципе наибольшего благоприятствования. Он содержал ряд основных постановлений, касающихся товарооборота и морских перевозок. Соглашение о товарообороте предусматривало значительное расширение торговых операций между обеими странами, причем главными статьями вывоза из СССР в Польшу были хлопок и его отходы, меха, апатиты, табак, марганцевая руда, асбест, графит и др.

В свою очередь, Польша должна была поставлять в Советский Союз уголь, черные металлы, цинк, текстильные изделия, текстильные машины, выделанные кожи, вискозу и др.

Соглашение о клиринге предусматривало, что платежи по товарному обороту и по другим расходам будут производиться путем взаимных расчетов, проводимых через Польский Расчетный Институт5555
  «Правда», 20 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.

Польский сейм ратифицировал этот договор 31 мая, Президиум Верховного Совета СССР – 1 июня 1939 года5656
  «Правда», 2 июня 1939 г., «Внешняя торговля», 1939, № 5–6, С. 23.


[Закрыть]
.


18 февраля член английского парламента Рэндольф Черчилль (сын Уинстона Черчилля) сообщил Майскому, что 16 февраля Галифакс выступил на закрытом заседании парламентского комитета консервативной партии с докладом о международной ситуации. По вопросу о внешней политике он заявил, что положение очень опасное: Германия готовится к войне против Англии и поэтому необходимо установить более тесные отношения с Советским Союзом. Министр обдумывает сейчас план посылки в Москву торговой делегации для расширения экономических отношений между обеими странами, и надеется, что экономические переговоры повлекут за собой также переговоры политические. Младший Черчилль сказал, что сторонники мюнхенской политики на этом собрании были шокированы, зато сторонники взглядов его отца встретили это с одобрением5757
  АВП РФ, ф. 059, oп. 1, п. 300, д 2075, л. 101.


[Закрыть]
.


18 февраля заместитель наркома иностранных дел СССР Владимир Петрович Потемкин на обеде у германского посла графа Вернера фон дер Шуленбурга – дуайена5858
  Дуайен (фр. doyen – старшина, старейшина) – глава дипломатического корпуса, старший по дипломатическому классу и по времени аккредитования в данной стране дипломатический представитель.


[Закрыть]
дипломатического корпуса в Москве – встретил Сидса. Английский дипломат горько признался, что его тревожит развитие международной жизни, что он не согласен с теми, кто обвиняет Чемберлена в излишней уступчивости агрессорам. До известных пределов Англия может уступать, если это диктуется необходимостью и позволяет отсрочить серьезный конфликт. Но сейчас позиция Англии становится более твердой. Скоро может наступить момент, когда Англия докажет всему миру, что она умеет и может защищать свои позиции. Сидс сказал, что Англия никогда не принимает решения, пока для этого не созреют все реальные предпосылки. Когда она, наконец, решается действовать, она доводит дело до конца. Поэтому в истории не было случая, когда дело, поддержанное Англией, терпело бы поражение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28