Герман Марков.

Украина. Двойка по истории



скачать книгу бесплатно

2 (15) декабря калединские войска после ожесточённых боёв с ростовской Красной гвардией и отрядом черноморских матросов выбили их из города и разгромили ростовский Совет, что открывало дорогу для дальнейшего наступления калединских сил в глубь Донецкого бассейна и далее на север.

6 (19) декабря 1917 г. СНК РСФСР образовал Южный революционный фронт по борьбе с контрреволюцией. Наркомом Крыленко командующим войсками фронта был назначен В. А. Антонов-Овсеенко. Петлюра, со своей стороны, 5 (18) декабря приказал украинскому комиссару Северного фронта «никаких распоряжений прапорщика Крыленко, ни его комиссаров, ни большевистских комитетов не выполнять. Все украинцы Северного фронта подчинены Вам и Войсковой фронтовой раде».

В течение нескольких дней советской стороной предпринимались попытки наладить контакты с украинским руководством и разъяснить свою позицию: советское правительство готово признать УНР и не вмешиваться в её самоопределение, но поддержка Центральной радой калединской контрреволюции, создание препятствий для продвижения советских войск на Дон были абсолютно неприемлемы.

Нарком военных дел СНК Крыленко направил директиву Военно-революционному комитету Юго-Западного фронта, армейским Советам и комиссарам армий Юго-Западного и Румынского фронтов: «Ввиду обострения отношений с Украинской народной республикой, не остановившейся перед разоружением наших полков в Киеве, захватом имущества, систематической дезорганизацией фронта, прошу принять экстренно меры к приостановке украинизации, в случае необходимости – обезоружения враждебно настроенных частей и к немедленному снаряжению войск для обеспечения тыловых учреждений фронта. Я не остановлюсь перед самыми решительными мерами для охраны целости фронта и защиты интересов рабочих и крестьян и солдат вверенной мне армии на Юго-Западном и Румынском фронтах».

В связи со складывающейся безотлагательной ситуацией, 4 (17) декабря 1917 г. Совнарком в ответ на явно недружественные действия Центральной Рады отправил в Киев подготовленный комиссией в составе Ленина, Троцкого и Сталина «Манифест к украинскому народу» с ультимативными требованиями к Центральной раде, которым подтвердил «право на самоопределение за всеми нациями, которые угнетались царизмом и великорусской буржуазией, вплоть до права этих наций отделиться от России», и заявлял о безусловном признании всего, что касается национальных прав и национальной независимости украинского народа, и о признании УНР и её права «совершенно отделиться от России или вступить в договор с Российской Республикой о федеративных или тому подобных взаимоотношениях между ними». С другой стороны, в «Манифесте» заявлялось о непризнании Украинской Центральной Рады из-за её «двусмысленной, буржуазной политики» – подавления Советов, дезорганизации фронта несанкционированным перемещением украинизированных частей и поддержки кадетско-калединского заговора. В документе содержалось требование к Украинской Центральной Раде прекратить дезорганизацию единого общего фронта и пропустить через подконтрольную ей территорию войсковые части, уходящие с фронта на Дон, Урал, в другие регионы России, прекратить разоружение советских полков и рабочей Красной гвардии на Украине, а также «оказывать содействие революционным войскам в деле их борьбы с контрреволюционным кадетско-калединским восстанием».

Совнарком заявлял, что в случае неполучения удовлетворительного ответа на предъявленные требования в течение сорока восьми часов он будет считать Раду в состоянии открытой войны против Советской власти в России и на Украине. Генеральный секретариат в тот же день подготовил свой ответ, который заканчивался словами: «Если народные комиссары Великороссии… принудят Генеральный секретариат принять их вызов, то Генеральный секретариат нисколько не сомневается, что украинские солдаты, рабочие и крестьяне, защищая свои права и свой край, дадут надлежащий ответ народным комиссарам». Фактически это было равносильно объявлению войны.

В тот же день 4 (17) декабря в Киеве открылся Всеукраинский съезд Советов, в работе которого приняли участие более 2 тысяч делегатов. У большевиков ещё оставалась надежда на мирный переход власти в их руки через вотум недоверия Центральной Раде. Но украинские деятели путём манипулирования квотами делегирования обеспечили на съезде подавляющее большинство своих представителей и большевики оказались в меньшинстве. В результате съезд поддержал Центральную Раду, а большевики вышли из неё и попытались поднять в Киеве под руководством киевского комитета РСДРП (б) во главе с Л. Пятаковым, старшим братом Георгия Пятакова, позже секретаря ЦК КПУ (1918), большевицкое восстание, пресеченное войсками Рады, вдвое превосходившими по численности большевизированные части гарнизона. Через несколько дней, 11—12 (24—25) декабря в Харькове состоялся альтернативный киевскому 1-й Всеукраинский съезд Советов, который провозгласил Украину Республикой Советов и объявил «решительную борьбу гибельной для рабоче-крестьянских масс политике Центральной Рады, обратив все силы на создание полного единения украинской и великороссийской демократии». 19 декабря 1917 (1 января 1918) года Совет народных комиссаров РСФСР признал Народный секретариат Украинской народной республики советов (УНРC) единственным законным правительством Украины.

Как реакция на попытки Центральной Рады сговориться с поднявшим белогвардейский мятеж на Дону войсковым атаманом Калединым о совместной борьбе с большевиками, В. Ленин и Л. Троцкий от имени Советского правительства России направили Центральной Раде телеграмму, в которой указывалось, что «прикрываясь национальными фразами, она ведет неопределенную буржуазную политику, которая давно уже определяется непризнанием… Советов и советской власти в Украине». Телеграмма ставила Центральную Раду перед выбором: или поддержать борьбу российских большевиков против Каледина и вернуть оружие разоружённым частям, или она будет признана незаконной. В ответ Центральная Рада 12 (25) января 1918 года своим IV Универсалом провозгласила полную независимость УНР от России. В январе 1918 г. делегация УНР во главе с В. Голубовичем самостоятельно участвовала в переговорах о Брест-Литовском мирном договоре наравне с делегацией большевиков во главе с Л. Троцким и вела сепаратные переговоры с представителями Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия).


В это время в руководстве Центральной Рады назревал скандал. Премьер УНР В. К. Винниченко считал, что в конфликте с Совнаркомом виновен Петлюра и что его отставка позволит избежать войны. В киевских газетах была опубликована статья Сталина «К украинцам тыла и фронта», в которой автор прямо указывал на Петлюру как на главного виновника конфликта между УНР и Советской Россией. На заседании правительства УНР 15 (28) декабря 1917 г. выяснилось, что Украина не готова дать отпор наступлению советских войск. 18 (31) декабря решением Центральной Рады Петлюра был отправлен в отставку, назначенный вместо него экономист Николай Порш был абсолютно не компетентным в военных делах. Затеянная им реорганизация армии деморализовала войска УНР.

Совнарком РСФСР признал советское правительство Украины, которое 4 (17) января 1918 г. приняло решение о наступлении на войска Центральной рады. Винниченко не верил в реальность начавшейся полномасштабной войны и предлагал потребовать от СНК РСФСР прекратить военные действия и отозвать войска.


Тем временем в Киеве большевики, эсэры и рабочие завода «Арсенал» 16 (29) января 1918 г. подняли восстание против Центральной Рады, а в это время продолжалось наступление советских войск из Харькова на Киев. Это была не агрессия России, как твердят украинские националисты, а начало полномасштабной гражданской войны, которая охватила всю территорию бывшей царской России, в которой революционные массы рабочих, солдат и крестьян всех национальностей воевали за свою свободу и идеалы большевицкой революции против враждебных им таких же рабочих, солдат и крестьян, боровшихся против большевиков. Весь народ тогда делился на красных (за большевиков и советскую власть) и остальных – белых, зелёных и пр. (против большевиков) без различия по национальностям.

После блокирования узловых ж.д станций, чтобы не допустить сношения Центральной Рады с Добровольческой армией на Дону, войска Антонова-Овсеенко начали наступление на белых от Харькова и в течение января установили советскую власть в большинстве крупных городов восточной Украины (Екатеринославе, Таганроге, Мариуполе, Одессе).

Наступление советских войск на войска Центральной Рады развивалось в направлении от Харькова на Полтаву при дальнейшем движении на Киев. 6 (19) января 1918 г. Полтава была взята войсками большевиков под командованием начальника штаба Южной группы войск М. Муравьёва, который располагал войсками численностью около семи тысяч штыков, 26 пушками, 3 броневиками и 2 бронепоездами. Другая группа советских войск заняла в начале января 1918 г. Сумы и Конотоп, а 14 (27) января 1918 года после двухдневных боёв взяла станцию Бахмач. Наступление советских войск по направлению к Нежину на Киев прикрывала небольшая группа украинских войск у ст. Круты. Туда из Киева Центральная Рада направила свои последние резервы – только что мобилизованных необстрелянных студентов и гимназистов. Там 16 (29) января 1918 г. и состоялся бой под Крутами, получивший широкую известность в украинской историографии своими мифами и преувеличенными оценками с чудовищным искажением реальных событий. Этому частному бою, рядовому столкновению в общей военной кампании, украинские историки приписывают громадное значение, выставляя его как пример героизма украинской молодёжи, сложившей свои головы во имя независимости Украины. Бой закончился разгромом украинских частей и бессмысленной гибелью необученной молодёжи, посланной Центральной Радой на убой.

Вот как описывал эти события бывший член Центральной Рады УНР Дмитрий Дорошенко в своих воспоминаниях «Война и революция на Украине»: «Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их – буквально на убой – навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на „позиции“. В то время, когда юноши (в большинстве никогда не державшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих… Путь на Киев был теперь совершенно открыт».

Сами лидеры Центральной Рады, во главе с Грушевским, Петлюрой и Голубовичем так же подло поступили, как и бросившие своих солдат под Крутами офицеры. Убегая от большевиков в январе 1918 г., они не оповестили о необходимости эвакуации рядовых членов Рады и других политических деятелей. Об этом пишет в своих воспоминаниях их соратник Д. Дорошенко. Он боялся, что большевики расстреляют всех оставшихся в городе националистов, включая его самого. Большевики не расстреляли, но факт позорного поведения верхушки Центральной Рады налицо. Так поступают только трусы и предатели! Даже Гитлер не бросил Берлин при крахе своего рейха. А вот деятели Центральной Рады – бросили и подло сбежали. А перед этим послали на убой несчастных студентов, чтобы те прикрывали у станции Круты их позорное бегство. Склонность к предательству со стороны вождей украинских националистов – их отличительная черта.

После возвращения с помощью немецких оккупационных войск Центральной Рады в Киев был и создан миф о сотнях погибших героев, которым прикрывалась некомпетентность и преступное равнодушие руководства Центральной Рады к судьбе посланной на смерть молодёжи. Так писала об этом одна из киевских газет 16 марта 1918 г. в статье «Трагедия в Крутах»: «Мы хотим обратить внимание общества и украинской власти на ту страшную трагедию, которая произошла около ст. Круты во время приближения большевиков к Киеву. В Крутах погиб цвет украинской учащейся молодёжи. Погибло несколько сотен лучшей интеллигенции – юношей – энтузиастов украинской национальной идеи. Такая утрата для культурной нации была бы тяжёлой; для нашего народа она неизмерима. Виновата в этой трагедии вся система нелепости, всё наше правительство, которое после блестящего социального законодательства, после полугодового администрирования оказалось оставленным народом и армией, и в таком безнадёжном положении решило защититься от хорошо вооружённой большевистской армии несколькими сотнями учащейся молодёжи. Вооружив на скорую руку эти жертвы правительственной легкомысленности, без всякой военной подготовки отправили их в Круты…»

После заупокойной службы 19 марта 1918 г. состоялись многолюдные похороны в присутствии родных, студентов, гимназистов, солдат и духовенства. С проникновенной траурной речью обратился к собравшимся Михаил Грушевский, скорбя о «сотнях погубленных жизней». В братскую могилу на Аскольдовом кладбище, по данным тогдашней прессы, было опущено 17 гробов. Именно перед траурной церемонией были обнародованы сведения о «сотнях погибших», которые так и не были документально подтверждены. Но этот миф послужил моральным оправданием для инициаторов этой авантюры. Не очень удивлюсь, если со временем станет известно о ведущей роли в этом председателя Центральной Рады Грушевского, который на похоронах семнадцати жертв весьма убедительно изображал сочувствие родным и близким «сотен погибших». Это вполне вписывается в нелестную характеристику жизненного стиля «отца нации», данную его соратниками.

25 августа 2006 года «Мемориал памяти героев Крут» на железнодорожной станции Круты был официально открыт президентом Украины Виктором Ющенко. В его состав входит монумент, символическая могила-курган, часовня, озеро в форме креста, а также музейная экспозиция, расположенная в старинных железнодорожных вагонах.

Вот что пишет доктор исторических наук Валерий Солдатенко: «В новейшей Украине стало уже обычаем в конце января каждого года привлекать общественное внимание к эпизоду, случившемуся в разгар революционного перелома, – бою под Крутами… Приобретя определённую инерционную самодостаточность, в украинской историографии событие под Крутами получило гипертрофированные оценки, обросло мифами, стало приравниваться к известному подвигу спартанцев под Фермопилами, а погибшими все чаще стали называть всех 300 юношей, из них 250 студентов и гимназистов. В отсутствие других ярких примеров проявления национального самосознания и жертвенности, к этому событию всё активнее обращаются, реализуя воспитательные мероприятия, особенно в среде молодёжи». Кстати, численность «сотен героической молодёжи» примерно составляла 120 чел. (четыре взвода по 28—30 солдат). Это указано на стр. 136 учебника 11 класса (см. раздел 6).

В январе 1918 г. для обороны Киева Украинская рада располагала не более 1200 солдат надёжных войск, остальные сохраняли нейтралитет либо проявляли враждебность Раде. Тем временем в Киеве 16 января (29 января) 1918 г. большевики, эсэры и рабочие завода «Арсенал» подняли восстание против Центральной Рады, к которому присоединились рабочие других предприятий и часть солдат местного гарнизона. Против них выступило несколько разрозненных частей Центральной Рады, а большинство войск киевского гарнизона сохраняли нейтралитет. В Киеве в это время находилось до 20 тысяч солдат и офицеров бывшей Русской армии, которые остались сторонними наблюдателями. 22 января восстание было подавлено после кровопролитного штурма завода «Арсенал». Через несколько дней в Киев вошли красные отряды под командованием Муравьёва, состоявшие из украинских красногвардейцев, остатков царской армии и отряда матросов-выходцев из Украины. Это была не агрессия России, а начало полномасштабной гражданской войны, которая охватила всю территорию бывшей царской России. А бой под Крутами был мелким эпизодом гражданской войны между вооружённым народом, сражавшимся под разными знамёнами.

В день подавления большевистского восстания на заводе «Арсенал», 22 января (4 февраля) 1918 г. войска Муравьёва подошли к городу и закрепились в Дарнице. 27 января (9 февраля) Киев был взят, а накануне по соглашению о перемирии правительство УНР и трёхтысячный отряд гайдамаков ушли из Киева по Житомирскому шоссе. Войска Муравьева и другие революционные отряды начали преследование войск Рады, чтобы не допустить закрепления отступающих в Житомире, после чего их остатки собрались в районе небольшого посёлка Сарны на р. Случ.

27 января (9 февраля) 1918 года делегация Центральной рады подписала сепаратный мирный договор с блоком Центральных держав и обратилась к Германии и Австрии с просьбой направить на Украину свои войска для защиты своей власти. Вся территории Украины переходила под юрисдицкию германских и австро-венгерских войск. Во исполнение этого договора большевики были обязаны освободить территорию Украины. В феврале на территорию Украины вступили немецкие и австро-венгерские войска. К концу апреля территория УНР оказалась под контролем немецкой и австро-венгерской армий. Генерал-фельдмаршал фон Эйхгорн в Киеве возглавил администрацию большинства оккупированных областей Украины, за исключением частей Волынской, Подольской, Херсонской и Екатеринославской губерний, оказавшихся под управлением австро-венгерской военной администрации.

1 марта 1918 года передовые отряды армии УНР – гайдамаков, сечевых стрельцов и запорожцев, под командованием Симона Петлюры вступили в Киев, оккупированный немцами. В Харьков, занятый немцами 7—8 апреля, вместе с ними вступил Запорожский корпус под командованием полковника УНР П. Болбочана. Начальником оккупационного гарнизона в Харькове был назначен генерал Менгельбир.

9 марта в Киев вернулись Рада Народных Министров и Центральная Рада. В столице их встретили сдержанно. 12 марта весь состав кабинета подал в отставку. Новый состав не улучшил ситуации, потому что его члены подбирались келейно по партийному признаку, и «компетентных специалистов в нём насчитывалось не более трёх». К концу марта 1918 г. германское и австро-венгерское командование и иностранные дипломаты убедились в бесперспективности сотрудничества с Центральной Радой, сборищем краснобаев и болтунов.

В период конфликта между СНК Советской России и Центральной Радой в противовес призрачной власти Центральной Рады, не имевшей поддержки широких народных масс, на юге России появились региональные советские республики. На IV областном съезде советов рабочих депутатов Дон-Кривбасса (27—30 января 1918) в Харькове было провозглашено создание Донецко-Криворожской Советской Республики и присоединение её к Советской России. Территориально ДКСР охватывала современные Сумскую, Харьковскую, Донецкую области, частично Екатеринославскую, Херсонскую губернии и Область Войска Донского. Столицей новообразованной республики стал Харьков. После появления в Харькове немцев правительство Донецко-Криворожской советской республики эвакуировалось в Луганск, а затем в Таганрог.

На части Херсонской и Бессарабской губерний с января по март 1918 г. существовала Одесская народная республика. 19 марта 1918 года состоялся 2-й Всеукраинский съезд Советов в Екатеринославе. Съезд постановил объединить все советские образования на территории Украины в единую Украинскую Советскую Республику в составе Российской советской республики, которая создавалась как федерация Советских национальных республик. При этом ряд представителей Донецко-Криворожской республики (большевики, часть левых эсеров и несколько социал-демократов) сначала не хотели даже признавать, что относятся к Украине, считая свой край исключительно частью России. К маю в связи с оккупацией большей части Украины германскими войсками Украинская Советская Республика прекратила существование.


23 апреля трёхсторонняя комиссия подготовила хозяйственный договор между УНР, Германией и Австро-Венгрией. УНР обязалась поставить Центральным державам 60 млн пудов зерна, 400 млн штук яиц, другую сельскохозяйственную продукцию. Впоследствии в Германию даже вывозились эшелоны украинского чернозёма. Командование немецких и австро-венгерских войск, декларировавшее своё невмешательство во внутренние дела УНР, было разочаровано неспособностью правительства УНР обеспечить вывоз продовольствия в Германию и Австро-Венгрию. 25 апреля по приказу фельдмаршала Г. Эйхгорна в УНР были введены немецкие военно-полевые суды. Центральная Рада выразила протест. 28 апреля немецкий военный патруль захватил здание, где заседала Центральная Рада, арестовал несколько членов Центральной Рады и закрыл заседание. Участник этого заседания Центральной Рады Алексей Гольденвейзер так описал разгон Рады немецким патрулём: «…с лестницы донёсся шум, дверь в зал растворилась, и… немецкие солдаты… тотчас вошли в зал. Какой-то фельдфебель подскочил к председательскому креслу и на ломаном русском языке крикнул: «По распоряжению германского командования, объявляю всех присутствующих арестованными. Руки вверх!» Всем депутатам было предложено, предварительно пройдя унизительную процедуру личного обыска, перейти в соседнюю комнату, где они просидели около часа, а затем «кто-то грубым и насмешливым тоном крикнул нам: «Вон! Расходись по домам!» 29 апреля практически устранённая от власти Центральная Рада утвердила «Статут о государственном устройстве, правах и вольностях УНР», уже к тому времени не существовавшей даже формально. В тот же день на Всеукраинском съезде хлеборобов, который собрал около 6,5 тысяч делегатов, Павел Скоропадский (1873—1945), бывший генерал-лейтенант царской армии, флигель-адьютант царского двора и крупный землевладелец, был провозглашён гетманом Украины. Государственный переворот с утверждением власти режима Гетманата, поддержанный немецкой военной администрацией, совершился почти бескровно. Страна была переименована в Украинскую Державу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21