Герман Марков.

Украина. Двойка по истории



скачать книгу бесплатно

Надо также учитывать, что на это время приходится период гражданской войны (т. н. Руины) 1657—1687 гг. О функционировании государства во время всеобщей смуты, гражданской войны, когда казацкие полки разных гетманов воевали друг с другом, говорить вообще не имеет смысла.

Это же замечание относится к встречающимся и далее выражениям «украинское казацкое государство». С учетом ранее высказанных соображений это банальная фальсификация.

Идеализация «казацкой державы» из казацких летописей и документов войсковых писарей усилиями романтиков-украинофилов плавно перекочевала в кабинеты учёных историков.


Стр. 133. «В начале 19 в. в той части Украины, которая находилась в составе Российской империи, высших учебных заведений не было».

Справедливости ради надо уточнить, что Харьковский университет не является первым высшим учебным заведением на входивших в состав Российской империи землях Малороссии. В Киеве при Киево-Печерском монастыре с конца XV в. существовали духовные школы. При кружке Киевского Богоявленского братства в 1615г. образовалась Братская духовная школа, первыми ректорами которой были Иов Борецкий (1615—1618) и Мелетий Смотрицкий (1619—1620). На её основе архимандритом Петром Могилой в 1631 г. была основана школа Киево-Печерской лавры, которая в 1632 г. переросла в Киево-Братскую коллегию при материальной поддержке и под покровительством гетмана Петра Сагайдачного. Она и стала высшим учебным заведением с продолжительностью обучения до 12 лет. В коллегии изучались церковнославянский, русский (с 1651), греческий, польский языки, а основным языком обучения был латинский. Здесь преподавались элементарная теория музыки и пение, катехизис, арифметика, риторика, богословие.

С 1658 г. в честь киевского митрополита Петра Могилы коллегия стала называться Киево-Могилянской академией.


Стр. 133. «Новое учебное заведение стало центром украинской культуры. Оно сплотило вокруг себя деятелей украинской литературы, истории и народоведения. Именно в Харькове возник первый кружок ученых и художников, которые целенаправленно принялись изучать культуру и историю украинского народа. При университете работали типография и книжный магазин, издавались газеты и журналы. Так, с 1816 по 1819 г. выходил первый в Украине литературно-художественный и научный журнал «Украинский вестник».

Снова недосказанность и замалчивание, которое предполагает иллюзию широкого полномасштабного развития украинской культуры и украинского языка. Ведь «Украинский вестник» выходил преимущественно на русском языке, в том числе статьи ректора университета П. Гулака-Артемовского и исторические обзоры Г. Квитки-Основьяненко. Только отдельные фольклорные произведения, собранные украинофилами, печатались на малороссийском народном диалекте русского языка. Об этом вспоминал сам Н. Костомаров, описывая своё стремление познакомиться с самим народом и собрать этнографический материал: «С этой целью я стал делать этнографические экскурсии из Харькова по соседним селам, по шинкам, которые в то время были настоящими народными клубами.

Я слушал речь и разговоры, записывал слова и выражения, вмешивался в беседы, расспрашивал о народном житье-бытье, записывал сообщаемые мне сведения, и заставлял петь для себя песни. На все это я не жалел денег, и если не давал их прямо в руки, то кормил и поил своих собеседников».

Для меня, прожившего 36 лет в Харькове и бывавшего в местных сёлах, легко себе представить какой именно «украинский язык» изучал в то время Костомаров в «соседних сёлах по шинкам». Пантелеймон Кулиш тоже был не в восторге от такой «кабацкой украинской» речи. Хотя и подвергшееся большевистской насильственной «украинизации» 1920-х годов, в Харьковской области во второй половине ХХ в. сельское население всё равно разговаривало на местном слободском суржике с примесью украинских слов, основой лексики которого являлся русский язык. И даже сейчас это не украинский язык, а южное наречие русского языка. А в времена Костомарова единого алфавита и правописания украинского языка не существовало вообще и каждый украинофил писал, и вещал как ему хотелось. Именно в Харькове возник первый кружок учёных и художников, которые принялись целенаправленно изучать этнографию, культуру и историю малороссийского народа. Но это не было проявление национализма, а увлечение интеллектуалов – любителей малороссийской этнографии.

А Пантелеймон Кулиш (1819—1897), впоследствии автор «кулишовки», откровенно признаётся, как он доработывал народные сказания и песни бандуристов: «не опасаясь исказить ее [думу] неудачными вставками, дополнил здесь лучшими местами из списка г. Неговскаго».


Стр. 138. «Вскоре положение в Украине обострилось из-за войны с правительством большевиков, которые пришли к власти в России».

Речь идет о времени после большевицкой революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. Эти широко распространённые среди украинских историков и от них попавшие в школьные учебники домыслы о подавлении в 1917—1920 годах украинской свободы Россией и что «русский империализм» уничтожил Украинскую народную республику, являются фальшивкой. Основой этих взглядов является оценка революционной ситуации с точки зрения украинских националистов-радикалов, подчёркивающих национальные аспекты исторического процесса, как благоприятного момента для осуществления своих сепаратистских планов. Как происходили события на Украине в период после революции и во время Гражданской войны описывается в главе «Гражданская война на Украине в 1917—1920 гг.»

Гражданская война на Украине в 1917—1920 гг.

Проект Украина это что-то вроде мебельного набора «Сделай сам», но как не собирай, всё время гроб получается.

Андрей Ваджра

Историк-националист Ярослав Грицак так характеризовал различие между стремлениями украинских политиков и народных масс в 1917—1920-е годы: «украинское движение переживало роздвоенность между антироссийской – антисоветской ориентацией его политической верхушки и антинемецкими настроениями большинства украинского населения». Грицак ограничился антинемецкими настроениями, но украинское население хотело свободы от царизма и помещиков, оно хотело землю и мир. А это всё обещали большевики, которые в конце концов одержали победу в гражданской войне, выгнав из страны националистов, белогвардейцев и интервентов Антанты.

Поэтому выдумки о подавлении в 1917—1920 годах украинской свободы Россией являются фальшивкой. В украинской историографии события на Украине в этот период именуются «Украинской национально-демократической революцией». Такая интерпретация происходивших на территории Украины событий, связанных с революциями 1917 года и Гражданской войной, как обособленной «Украинской революции», основанная на представлении, что украинская национальная революция развивалась параллельно российскому революционному процессу и, в отличие от него, выдвигала на первый план не социальные, а национально-освободительные цели, что национальные интересы украинского народа имели основополагающее значение в историческом процессе того времени на Украине, сформировалась в 1920-е годы в среде украинских политических эмигрантов (приверженцев Центральной Рады, Скоропадского, петлюровцев, белоэмигрантов и других противников советской власти). В первую очередь, в мемуарах самих участников революционных событий, которые, естественно, не могли быть беспристрастными в оценке этих событий и своей роли в них. Это нашло отражение также в мемуарах украинских политических деятелей, занявшихся в эмиграции историческим анализом попыток реализации своих планов, программ и личных амбиций. Современный украинский историк, до марта 2014 г. директор Украинского института национальной памяти, член-корреспондент НАН Украины, лауреат международной премии им. Винниченко профессор В. Ф. Солдатенко (род.1946) признаёт, что «украинские историки и публицисты в диаспоре далеко не всегда удерживались на позициях объективности и всё больше впадали в крайности, субъективизм, что, естественно, не умножало научности их трудов, делало их уязвимыми и малопривлекательными». (Доклад на международном семинаре. 2008г.)


В основу изложенной ими в книгах и статьях концепции была положена трактовка происходивших событий как исключительно национальной революции, главной целью которой должно было стать возрождение национального независимого украинского государства, якобы существовавшего при Богдане Хмельницком (или даже раньше!) и порабощённого Московским царством. Это отрицает историк Н. Д. Полонская-Василенко (1884—1973), во время оккупации немецко-фашистскими захватчиками работавшая в Киевской городской управе и бежавшая с отступающими немцами в 1943 г. в Германию, которая отмечала, что в первые послереволюционные месяцы «устремления украинских деятелей всех партий ограничивались автономией Украины в федеративной Российской державе. Про самостийность, про создание независимого государства думали только единицы».

Но в независимой Украине именно такая концепция украинской историографии стала преобладающей в среде учёных-историков при официальной государственной поддержке со стороны националистического руководства страны. При этом в общественном мнении усиленно культивируется представление, что «украинская революция» была подавлена российскими большевиками.


Однако невозможно отделить логику и события революции в отдельных регионах Российской империи (при наличии определённых местных особенностей) от единого целостного революционного процесса, характер которого определялся не национальными особенностями, которые он принимал в отдельных регионах, а исключительно общими закономерностями социально-политической обстановки тех лет.

Фальшивый характер обвинений России в намеренном удушении украинской свободы признаёт и президент Л. Кучма в книге «Украина – не Россия», который пишет, что это был «единый революционный процесс, затронувший все национальности Российской империи». [10] Мало кто из исследователей этого периода истории считает, что поражение украинского национального движения в 1917—1920 гг. произошло просто из-за того, что оно было слабым, не охватывало широкие массы крестьянского населения Малороссии, а ограничивалось избранной интеллигентской средой. Историк и политический деятель, член Центральной Рады Дмитрий Дорошенко (1882—1951) писал в своих воспоминаниях: «Нас, сознательных украинцев, было так мало, мы все так хорошо знали друг друга, были так тесно связаны между собой разными связями по общественной работе, что у нас выработалась та „кружковщина“, сектантская узость и замкнутость».

Об отсутствии поддержки сепаратизма кучки малороссийских националистов со стороны народа писал в 1906 г. киевский социал-демократ П. Тучапский: «Жизнь украинского народа слишком тесно сплелась с жизнью русского народа не только политически и экономически, но и культурно… Украинские крестьяне и пролетариат не выступают с требованием автономии. С этим требованием выступает интеллигенция, а украинским массам прививает это требование».

И нравится кому-то это или нет, но после революции 1917 г. и гражданской войны история большинства народов бывшей Российской империи (кроме Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии и Польши) пошла по социалистическому пути, на который их увлекли большевики. Что из этого получилось – другой вопрос.

После бурной революционной эйфории 1917 г. последовала кровавая и беспощадная гражданская война, сопровождавшаяся жестоким террором и зверствами, с помощью которых многочисленные претенденты на власть в бывшей Российской империи решали, какая партия победит и чьё правительство будет править страной. Не обошла эта доля и Украину. Этот период на Украине был связан с рядом острых конфликтов в борьбе за власть и национально-государственное устройство между различными политическими, национальными и социальными группами на территории Украины (а главным образом в столичном Киеве), ставших следствием Февральской и Октябрьской революций 1917 года в Российской империи, её распада и выхода из Первой мировой войны, а также вспыхнувшей на её территории Гражданской войны. Эта борьба завершилась установлением советской власти и образованием Украинской ССР на бо?льшей части территории современной Украины (кроме Западной Украины, территория которой была разделена между Польшей, Чехословакией и Румынией).


Если более подробно рассмотреть ситуацию на Украине в 1917—1920 гг., то документы говорят о том, что после февральской буржуазной революции в Петрограде к власти пришло Временное правительства Керенского, а в Киеве представители городских учреждений сформировали Исполнительный комитет, как местный орган Временного правительства. Номинальную власть временного правительства в городах Украины представляли губернские комиссариаты, а фактической властью являлись советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В Киеве леворадикальные силы образовали Киевский Совет рабочих и солдатских депутатов, а сторонники украинских либералов, социал-демократов и украинофилов в марте 1917 г. создали буржуазную «Центральную Раду». По свидетельству членов Рады выборы в Центральную Раду не проводились, самозванно организованная группа интеллектуалов формировала Раду по принципу случайной кооптации на основании командировочных удостоверений или частных обращений к известным деятелям. Инициативная группа Товарищества украинских прогрессистов (ТУП) считала, что именно их организация должна стать ядром Центральной Рады, но после возражения социал-демократов решено было формировать состав Рады на коалиционной основе. В организации и работе Центральной Рады активное участие принимали Сергей Ефремов, Дмитрий Дорошенко, Владимир Винниченко и Симон Петлюра. Председателем Рады стал вернувшийся из ссылки Михаил Грушевский. Члены Рады в выступлениях требовали автономии Украины. 16 мая в Петроград по требованию Керенского, обеспокоенного сепаратистскими настроениями в Киеве, была направлена делегация во главе с Владимиром Винниченко для переговоров с Временным правительством о признании Центральной Рады высшим органом власти на Украине и предоставлении Украине автономии в составе федеративной России, о создании украинской армии и украинизации государственного управления и образования. Временное правительство опубликовало сообщение, что «отрицательное решение по вопросу об автономии Украины принято правительством единогласно», и что «вопрос о национальных войсках вносится на рассмотрение Временного правительства». Такое решение не удовлетворило стремившуюся опередить события Центральную Раду и 10 (23) июня 1917 г. она обнародовала Первый Универсал, провозгласивший Украинскую Народную Республику и объявивший в одностороннем порядке национально-территориальную автономию Украины в составе России, в то же время призывая поддержать Временное правительство.

Временное правительство затем согласилось, что основные проблемы, стоящие перед страной, могут обсуждаться и решаться только Учредительным собранием. Центральная Рада 3 (16) июля провозгласила Второй Универсал, в котором подтверждалось, что она выступает решительно против самовольного объявления автономии Украины до Всероссийского учредительного собрания, а Генеральный секретариат является «органом Временного правительства». Однако руководители Центральной Рады начали настаивать на своих требованиях по автономизации.

Несмотря на кажущуюся поддержку отдельных, на скорую руку собранных, «всеукраинских» солдатских или крестьянских съездов и «национальных» конгрессов, вдохновлённая ими Центральная рада реально представляла из себя небольшую группу мелкобуржуазных националистов-самовыдвиженцев, обладавших реальной властью только в Киеве и его пригородах. Значительная часть городского населения Украины, составлявшее значительные этнические группы русских, евреев и представителей других национальных меньшинств, не признавала ни Центральную Раду, ни власть вскоре образованного Генерального Секретариата во главе с Винниченко. А массы крестьян Малороссии, считавших себя южнорусским народом, связывали буржуазную революцию с надеждами избавления от экономического гнёта помещиков и не думали, и не мечтали стать «украинцами».

Очень скоро обнаружилась вообще неспособность Центральной Рады быть руководящей силой общества при решении насущных вопросов обеспечения законности и порядка, снабжения городов, восстановления железнодорожного сообщения, распределения земли среди крестьян и пр. В Украине началась анархия и безвластие, усугубившиеся массовым наплывом сотен тысяч вооружённых и озлобленных солдат из деморализованных юго-западных фронтов русской армии. По словам видного члена Центральной Рады Дмитрия Дорошенко, в 1917 г. «во всех крупных центрах власть правительства Центральной рады существовала к концу года лишь номинально». А журналист газеты «Киевская мысль» С. Сумский в своей книге «Одиннадцать переворотов» писал: «Рада, лишенная опоры в широких слоях населения, была уже властью призрачной».

Необходимо отметить, что весной 1917 года события на Украине в основном развивались в русле общероссийской революции. Высшим органом власти обновлённой демократической России считалось Временное правительство, которому официально подчинялись гражданские и военные власти. В Киеве оно было представлено губернским комиссариатом. Что касается Центральной рады, то она позиционировала себя как территориальный орган, проводящий на Украине революционную политику Временного правительства.


Непоследовательная политика Центральной Рады летом 1917 г. вызвала недовольство только что сформированного полка, ожидавшего отправки на русско-германский фронт, солдаты которого потребовали переформирования его в отдельный украинский полк имени гетмана Полуботка и после отказа командования подняли бунт, обвиняя Центральную Раду в равнодушии к нуждам солдат и угодничестве перед Временным правительством. В ночь на 5 (18) июля солдаты разоружили юнкеров и комендатуру Киева, захватили интендантские склады и ряд других городских учреждений. Лишь угроза вооружённого столкновения с другими войсками, получившими приказ подавить мятеж, вынудили полуботковцев вернуться в казармы, сдать захваченное имущество и отправиться на фронт.


В течение лета продолжалось напряжение между Центральной Радой и Временным правительством по вопросам организации Всероссийского учредительного собрания и деталям автономизации. При этом сама Центральная рада в этот период являлась не полноценным государственным органом, а лишь своеобразной общественной организацией, которая игнорировалась государственными учреждениями Временного правительства, её деятельность не финансировалась, а налоги, как и прежде, шли в российскую казну. Попытки Центральной Рады и Генерального секретариата заявить о своих правах на автономию вызвали негодование в Петрограде. Временное правительство, ссылаясь на отсутствие официального постановления об учреждении Центральной рады, приняло решение считать саму Центральную раду и её Генеральный секретариат «несуществующими». В Киеве по распоряжению Верховного прокурора Временного правительства П. Малянтовича должно было быть возбуждено уголовное преследование членов Центральной Рады за сепаратизм. Их спасла от суда Октябрьская революция.


25 октября (7 ноября) 1917 года в Петрограде произошло большевицкое вооружённое восстание, в результате чего Временное правительство было свергнуто. Призывы киевских большевиков на совместном заседании исполкомов советов рабочих и солдатских депутатов поднять восстание и захватить власть успеха не имели. После октябрьской революции Центральная Рада высказалась против большевицкого восстания в Петрограде и призвала «упорно бороться со всеми попытками поддержки этого восстания на Украине». 7 (20) ноября по решению Малой рады в чрезвычайном порядке был принят Третий Универсал, в котором провозглашалось создание Украинской Народной Республики при федеративной связи с Российской республикой. Но Центральная Рада отказывалась признавать большевицкое правительство в Петрограде. Более того, войска Цетральной Рады стали препятствовать передвижению большевицких частей для борьбы с Калединым на Дону, блокируя ж.д. сообщение.

26 ноября (9 декабря) Совнарком РСФСР выступил с обращением ко всему населению «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнилова, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой»: «В то время, как представители рабочих, солдатских и крестьянских депутатов советов открыли переговоры с целью обеспечить достойный мир измученной стране, враги народа империалисты, помещики, банкиры и их союзники – казачьи генералы предприняли последнюю отчаянную попытку сорвать дело мира, вырвать власть из рук советов, землю из рук крестьян и заставить солдат и матросов и казаков истекать кровью за барыши русских и союзных империалистов. Каледин на Дону, Дутов на Урале подняли знамя восстания… Буржуазная Центральная Рада Украинской Республики, ведущая борьбу против украинских советов, помогает Калединым стягивать войска на Дон, мешает советской власти направить необходимые военные силы по земле братского украинского народа для подавления Калединского мятежа».

Отказ руководства УНР признавать советское правительство привёл к тому, что между Совнаркомом и Генеральным секретариатом наметился серьёзный конфликт. В период с 4 по 11 (17—24) декабря по приказу Петлюры и командующего Украинским фронтом генерала Щербачёва войска, верные Центральной раде, захватили штабы Румынского и Юго-Западного фронтов, армий, вплоть до полков, произвели аресты членов Военно-революционных комитетов и комиссаров-большевиков, при этом некоторых из них расстреляли. За этим последовало разоружение румынами тех частей, в которых было сильно влияние большевиков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21