Георг Айказуни.

Начни действовать. Часть 1



скачать книгу бесплатно

Постсоветская элита окончательно сформировалась как периферийная на корпоративной основе. Многие думают, что периферийный статус наша страна получила, после развала Союза. На самом деле этот выбор был сделан в брежневские времена, когда между реформированием системы и ее консервацией был сделан выбор – консервация. Обложившись псевдонаучными догмами, построенная система не была способна самовоспроизводиться, любая реформа требовала фундаментальных изменений системы, на что высшая элита не была способна. Процесс ее деградации, за постсталинский период, перешел в необратимую фазу. Было принято единственное возможное, для деградирующей системы решение, попытаться помириться и найти свое место в общемировой политической и экономической системе. Единственное, что от них нужно было, общемировой системе, это ресурсы, чем страна начала активно торговать.

Основные силы были брошены на развитие добывающих отраслей, а для защиты себя любимых, продолжалось финансирование оборонной промышленности и армии. Появился огромный дисбаланс в экономической и политической системах, которые перестали развиваться, в результате наступила стагнация.

Пришедшая к власти новая элита, была венцом деградации политической системы. Для них было естественно, обменять интересы государства, на возможность удержаться у власти. Первое, что они сделали, пошли на поклон к мировой элите, где им показали их место и что необходимо сделать, чтобы им позволили окончательно вписаться в мировую политическую и экономическую системы. Статус региональной державы и периферийная капиталистическая система, вполне устраивали новой элите.

Развал государства и замена правящей элиты, стали расплатой за столь глубокую деградацию старых элит. Поскольку, новая элита была сформирована, из того что было, то она с воодушевлением взялась за претворение в жизнь, той программы переустройства государства, которая была утверждена «хозяевами». Результат их деятельности печальный. Развалили и разграбили промышленность, приватизировали сырьевые отрасли экономики и создали классический периферийный капитализм. Страна владела ядерным оружием, допустить максимального развала государства было нельзя. «Хозяева» испугались и согласились, чтобы к власти пришли представители спецслужб. Принцип построения элиты остался корпоративным, только верх взяла бюрократия. Без внешней экспансии, они продолжили разграбление страны. Хватило ума, чуточку поделиться с народом, экспортными доходами. Они так и остались компрадорской элитой, даже не думали развивать реальную экономику. Пока рыночные цены на энергоносители были высокие, они постарались построить потребительское общество, и начали формирование среднего класса, который должен был стать кузницей кадров, для правящих элит. Ты наверно в курсе, что 16 процентов, от общего количества населения – паразиты, по-другому – субпассионарии. Эти паразиты, в условиях неолиберального общества, по вполне объективным причинам, занимают большинство, в так называемом среднем классе.

Они занимают ведущие позиции среди офисного планктона, журналистов, юристов, экономистов, артистов, прочих деятелей культуры и чиновников. Из этой почвы формируется элита государства. Высшая элита забыла, что эта часть населения самая продажная и ненасытная. И если высшее руководство предпримет шаги, которые заденут интересы этой части общества, то они станут реальной угрозой. Когда руководство решило поторговаться с «хозяевами», для получения более высокого статуса периферийного капитализма, чуть ли не на уровне ведущих европейских стран, и отказалось не переизбираться на третий срок, их первая реакция была оперативной. Устроили демонстрации и протесты паразитов, которые себя назвали креативным классом. Сам понимаешь, в каком направлении их креативность развито. Тогда руководство страны, для сохранения себя любимых, у руля государства, задумали получить реальную поддержку у простого народа. Экономика в стагнации, покупать любовь народа ресурсов не хватает.

Остается поиграть на патриотических чувствах. «Крым – наш!» в тактическом плане удачный ход, но в стратегическом плане создает огромные проблемы. «Хозяева» вряд ли простят, будут создавать экономические и политические проблемы, до тех пор, пока не произойдет замена элит в стране. Они не будут спешить, просто пойдут по Иранскому варианту, там тоже пока не убрали Ахмадинежад с его окружением, ни о каких реальных переговорах, о снятии санкции, не шла речь. В Иране у власти находилась солидарная элита. Им было трудно, но они выстояли достаточно долго. «Хозяева» терпеливо ждали, пока жадная новая элита, которая постепенно менялась, перейдет на корпоративную основу. Незаметно, для собственного народа, новая элита Ирана, постепенно ляжет под «хозяев», этот процесс пошел. У нашего руководства, нет шансов, так долго продержаться. Вся элита в основном сформирована из паразитов. Кроме отсутствия реальной поддержки у основной массы элиты, нынешнее руководство повторяет, практически под копирку, действия Брежневской элиты: консервация политической системы, развитие только сырьевой отрасли и военной промышленности.

Стагнация экономики неизбежна, что мы сейчас и наблюдаем. Чтобы удержаться у власти, руководству придется варьировать, частично удовлетворяя интересы существующей элиты, народа и «хозяев». Как только баланс интересов будет нарушен, а это неизбежно, останется только один вариант – как побитая собачка, поджав хвост, рано или поздно, идти на поклон к своему хозяину и покаяться, сделав хорошую мину, при плохой игре. Чтобы действовать по-другому, в реальных интересах нашего государства, нужно целиком поменять существующую элиту, политическую и экономическую системы. Желательно формировать новую элиту, по солидарному принципу. К сожалению, руководство страны вряд ли решится идти против «хозяев» и на замену элит, оно идеологически ориентируется на неолиберализм. Максимум на что оно способно, это показное фрондерство.

– По-твоему получается, что у России нет будущего.

– С существующим руководством, скорее всего, нет, если оно не поменяет свою позицию. Вся финансовая и экономическая политика, или отсутствие ее самостоятельности, является подтверждением выбора статуса периферийной экономики и государства.

– Получается, Путин не способен на реальные преобразования в стране?

– Все зависит от личности самого Путина. Пассионарная личность, сторонник идей справедливости, вдруг теряет государство, которому служит и вынужденно переходит в лагерь индивидуалистов-либералов. Вся его постсоветская биография свидетельствует, что он вполне осознанно воплощает в жизнь, чуждые нашему народу и цивилизации, либеральные основы построения государства. Но его прошлое от него не куда делось, и на подсознательном уровне, в последние годы, он начал действовать, опираясь на прошлые идеалы, но до сих пор считает, что строит либеральное государство с Российской спецификой. Существует надежда, что он придет к простому пониманию, что человек коллективное существо, а наш народ построил свою уникальную цивилизацию, опираясь на солидарные принципы жизнедеятельности и существования. Он любит искать ответы в истории, и не понятно, почему он не пришел к очевидным выводам.

Первая попытка построить либеральное государство, опираясь на корпоративную элиту, была предпринята Екатериной Великой. Она завершилась развалом государства в начале 20 века. К концу 20 века, субпассионарии опять подняли голову. Если Путин задумается, что останется от нашей государственности, после его правленья, он поневоле придет к пониманию, что государство имеет большие шансы развалиться. Если искать историческое сравнение, то правление Путина, очень похоже на правление Николая Второго. Тот тоже искренно хотел благо, для государства и народа, постепенно проводил либеральную реформу, опираясь на гнилую субпассионарную элиту. Путин, как личность, намного сильнее Николая, есть небольшая надежда, что найдет в себе силы и вспомнит о своих реальных корнях, приступит к формированию солидарного государства. Для такого решения нужна огромная воля, понимание своего исторического предназначения и минимум 10 лет его правления, пока не произойдут реальные преобразования, замена элит от субпассионарной к солидарному союзу пассионарной элиты и консервативного большинства. Лично я сомневаюсь, что Путин решится на такие преобразования, он выберет продолжение своей пагубной линии и доживет свой век, не давая развалиться государству, при его правлении. А что случится после.., он формально не несет ответственность. Он не хочет давать реальную оценку той элите, которую сам создал. Главная опасность для государства, происходит от правящей элиты, сборища субпассионарной гнили. После его правления, с вероятностью 90 процентов, субпассионарная элита поднимет голову и под флагами неолиберализма, с особенным наслаждением развалит государство, чтобы у большинства народа, в их понимании – простого быдла, не было шансов, на нормальное существование в условиях периферийного, третьесортного псевдогосударственного образования. Пример Украины перед глазами. Если подготавливаемые «хозяевами» катаклизмы начнутся раньше, нашему народу под его руководством придется воевать, на нескольких фронтах. Не зря же «хозяева» позволили ему частично восстановить вооруженные силы в последние годы. Умеют эти подонки манипулировать мастерски, зло берет от бессилия противодействовать им.

– Саш, мне пора на встречу. Жаль, что не могу продолжить разговор, твое предчувствие большой беды и твои оценки радикальные, спорные, но заставляют задумываться. Пока.

– Буду счастлив, оказаться параноиком, лишь бы все, о чем я говорил, не сбылось. Передай привет своим. Пока.

Александр Владимирович встал с кресла. Он почувствовал сильную боль в левой части груди и потерял сознание.

Глава 1

28 июня 1930 год.

Москва. «Первая Градская» больница.

– Оксана, какая температура у больного.

– Сегодня с утра она снизилась до 37,5 градуса. Наталия Владимировна смотрите, он открывает глаза.

– Как Вы себя чувствуйте молодой человек?

– Трудно дышать, где я? – спросил Александр Владимирович, голосом юноши.

– В больнице, Вас неотложка доставила, в бессознательном состоянии, неделю назад, с температурой 40 градусов. У Вас двухстороннее воспаление легких. Мы уже потеряли надежду и думали – не выживите. С таким диагнозом, редко удается спасти жизнь больного.

– Пить хочется.

– Оксана принесите воды, а я навещу Вас позже.

После ухода врача и медсестры, Александр Владимирович осмотрел свои руки. Они чужие, все тело чужое.

– Это не бред и не сон, все слишком реально. К собственной смерти я отношусь довольно спокойно. За 55 лет жизни я понял простую истину, что я смертен, и от смерти не убежать. Но переселение сознания в другое тело, большая неожиданность. Я не уверен, что рад этому факту. В моей жизни, приходилось часто занимать ведущее положение и принимать непростые решения. В молодости мне нравилось быть лидером, брать на себя ответственность и притворять в жизнь задуманное. С возрастом, пришло понимание, что мне все меньше нравится быть лидером, а больше хочется жить как отшельник. Может из-за того, что мне удалось к 55 годам, научиться обуздать себя, мое сознание переместилось в тело молодого человека, который должен был умереть от болезни.

Мне предоставлен шанс, я должен действовать. У меня есть свое мироощущение, оно не слишком радужное, хотелось бы многое поменять, но я не верил, что мне под силу изменить мир, в котором я живу. Я думал, что не боюсь, мне просто не хотелось испачкаться в той грязи общественных отношений, которая меня окружала. Богатство и власть, вот два инструмента, которые могли изменить окружающую действительность. Оба инструмента глубоко порочны, с их помощью менять что-то к лучшему, то же самое, что врачу делать операцию больному, с руками по локоть в дерме.

Я формировался как личность, в социалистическом обществе, и мне дороги идеи коллективизма. Несмотря на мою индивидуальность и постоянную тягу к лидерству, я не способен быть в среде индивидуалистов и эгоистов, мне становиться тошно от их цинизма и беспринципности, от приземленных потребительских идеалов. Я предпочитаю отдавать и служить, а не получать и лебезить. Основываясь на результаты самооценки, я успокаивал себя, оправдывая свою социальную пассивность, приняв решение, занимать позицию отшельника. Самому нравилась придуманная аргументация собственного бездействия. Интересно, почему я задумался о мироощущении, когда надо хотя бы понять, где я и в чем теле находится мое сознание?

В палату зашла медсестра, со стаканом воды в руке.

– У Вас газета не найдется, хочется почитать.

– Есть вчерашняя «Правда», вы пейте воду, а я схожу за газетой.

Александр взял в руки газету, поблагодарив медсестру, сразу направил свой взгляд на дату.

– 28 июня 1930 года. Значит я в прошлом, в СССР. Не лучшее время в истории страны. Нужно уточнить в каком городе я нахожусь

– В какой больнице я нахожусь?

– В «Первой градской».

– На улице Пирогова?

– А где еще ей быть? – Ответила медсестра и вышла из палаты.

– Я в Москве в 1930 году. Начало индустриализации страны. Общественно-политическая жизнь жесткая, если не жестокая, но цель благородная. Вот и второй шанс, участвовать в построении более или менее справедливого общества. Построение общества социальной справедливости меня вполне устраивает. Я со своими знаниями и навыками человека из начала 21 века, могу пригодиться. Свою страну, я один раз уже терял, и повторения этого не хочу.

Я понимаю, что развал страны был неизбежен, было много противоестественного и искусственного в том социалистическом обществе, которое было построено. Эта тема для меня была слишком болезненной, я долго искал причины развала страны и строя. Ответы на мои вопросы не были утешительными:

– ошибочный выбор цели – построение коммунизма, как противоестественного для человеческой сути общественного строя;

– идеология, основанная на догмах, названная «Научным Коммунизмом», имело мало общего с принципами формирования научной теории, она была больше религией, чем наукой, и заменила христианскую веру;

– нежизнеспособная экономическая модель, которая была лишена всякой системы самовоспроизводства и саморегуляций;

– порочные принципы формирования и деятельности элит, с доминированием паразитических интересов, а не осознанного желания служить.

Впереди страну ожидают трудные времена. Активная стадия коллективизаций, с репрессиями и голод 1932 – 1933 годов. Репрессии и замена партийной элиты 1934 – 1939 годов, от «старой большевистской гвардии» к выдвиженцам Сталина.

Если я хочу помочь своей стране, должен немедленно приступить к обдуманным действиям, которые смягчат, для страны и для народа, прохождение сквозь суровые 30-ие годы и помочь подготовиться, к боле серьезной и кровавой проблеме – мировой войне. Цена вопроса от 30 до 35 миллионов жизни моих соотечественников, за период с 1930-ого по 1945 годы. Я мечтал служить благому делу, вот и выпал шанс доказать себе, что я готов к испытаниям и способен не только размышлять, но и действовать – пора действовать. Для начала, нужно выяснить, в чем теле мое сознание.

В медицинской карте, которую оставил врач на тумбочке, Александр прочитал свои новые данные – Гринев Александр Владимирович 1913 года рождения.

– Как ты сыночек? – Задала вопрос, вошедшая в палату, женщина в белом халате.

Александр посмотрел на нее и ощутил тепло, которое исходило, от женщины средних лет, небольшого роста, с круглым лицом и с удивительно добрым взглядом больших карих глаз.

– Пока не знаю

– Я санитарка, звать можешь меня тетей Машей.

– Тетя Маша, а где тут уборная?

– Ты лежи я сейчас уточку принесу.

– Спасибо не надо, просто помогите дойти до туалета.

– Ты не стесняйся.

– Все тело онемело, нужно размяться.

– Хорошо, давай помогу. – С помощью санитарки они двинулись в сторону двери.

– Тетя Маша, а меня никто не навещал?

– Приходил пару раз парень из вашего детского дома, Сережей зовут. Он и рассказал, как ты простудился, после выпускного вечера и плавания с друзьями в Москве реке.

После туалета, Александр Владимирович лежал и обдумывал собранную информацию.

– Мое сознание в теле семнадцатилетнего сироты, который недавно окончил школу. Слишком все удачно складывается. Совпадение имени и отчества; возможность, не обращая на себя особого внимания адаптироваться, ведь после окончания школы, выпускники покидают стены детского дома. В новом окружении я буду играть ту роль, которую сам выберу, а пока буду молчать и притворяться выздоравливающим, как в больнице, так и в детском доме, пока не покину его стены.

Предварительные условия не плохие, но они помогут только на начальном этапе адаптации. Все равно, я буду резко выделяться, не только потому, что я из другого времени и с другим менталитетом, но по причине слишком активной деятельности. Времени на раскачку мало, маховик репрессии уже начал свое движение, а голод 1932—1933 годов близок. Я должен выбрать ту роль, которая поможет мне быстро продвигаться вперед. По комсомольской или партийной линии дорога для меня закрыта. Мое отношение к политикам и политике настолько отрицательное, что вряд ли удастся скрыть свое отвращение. Придется играть роль талантливого молодого ученого и пилота с хорошими природными данными, для этого, моих познаний в области самолетостроения и опыта пилотирования, вполне достаточно. В моей жизни авиация присутствовала с детских лет, начиная с первого полета с инструктором ДОСААФ. Потом были медали на всесоюзных соревнованиях и золотая медаль на мировом чемпионате, по воздушной акробатике. Я окончил с отличием Московский Авиационный Институт, сначала факультет авиационного двигателестроения, а после, факультет авиастроения. После развала Союза я ушел из спорта и создал предприятие, по ремонту и изготовлению авиационных двигателей, легких и спортивных самолетов. Статус талантливого инженера-конструктора и пилота, и то обстоятельство, что руководство страны уделяет развитию боевой авиации огромное внимание, сыграет роль дополнительной гарантии моей безопасности, по крайней мере, до тех пор, пока от меня будет ощутимая польза. Начальная цель понятна, активно вписаться в существующую действительность, громко заявить о себе, и за сжатые сроки подготовить плацдарм, для активного влияния на основные процессы развития страны. А ведь ко мне вернулся мой юношеский максимализм. Молодой организм и не растраченная энергия, совместно с моими знаниями и жизненным опытом, смогут преодолеть любые преграды, если не прихлопнут. А чтобы не прихлопнули, нужно держаться далеко от власти и политики. Нужно создавать альтернативы, которые благодаря высокой эффективности, повлияют на существующую действительность, не учить, а на практике доказывать преимущества моих нововведений.

– Саша, сынок ты не спишь? – Спросила санитарка.

– Нет, тетя Маша.

– К тебе Сергей пришел. – Сказала тетя Маша, и пропустила вперед худощавого парня, среднего роста, с радостным взглядом, круглым лицом и вьющимся темно-коричневыми волосами.

– Сашка, привет, как ты?

– Спасибо, выздоравливаю.

– Но ты напугал нас!

– Я сам испугался, когда пришел в себя.

– Долго еще лежать?

– Врач сказала, еще 10 дней.

– Константин Николаевич и все наши ребята сильно беспокоились. Когда позвонили из больницы и сообщили, что ты идешь на поправку, мы все очень обрадовались.

– Спасибо Сережа, передай Константин Николаевичу и всем остальным, мою благодарность за беспокойство. Ты не смог бы принести учебники по математике и физике за последние три класса, я решил поступить в Авиационный институт, хочу подготовиться.

– Мы же хотели вместе пойти учиться на водителя?

– А ты не хочешь продолжать учебу в институте?

– Ты же знаешь, мою любовь к химии, но учиться и жить на стипендию будет трудно.

– Да будет трудно, придется работать по ночам.

– Если я решусь, мы же будем учиться в разных институтах, а мы хотели вместе. Может мне тоже с тобой в Авиационный институт?

– Ты же любишь химию, будем учиться в разных институтах, но в одном городе, надеюсь, не потеряемся.

– Я подумаю, пойду, уже поздно, завтра принесу учебники. Пока!

– Пока, передай всем привет от меня.

После ухода Сергея, Александр направился самостоятельно в туалет. Первым делом рассмотрел в зеркале свой новый облик.

– Симпатичный, белобрысый, голубоглазый дистрофик. Нужно заняться укреплением своего нового организма. Для начала, нужно взвеситься и померить рост.

Александр вышел из туалета и увидел знакомую санитарку.

– Теть Маша, можно мне взвеситься и померить рост?

– Пойдем, родной, и взвесим тебя и рост померим. Встань сюда, вот как вымахал, на метр восемьдесят пять. Встань на весы, боже ты мой, вас что, в детдоме не кормят, шестьдесят килограмма всего.

– Вроде кормят, спасибо большое, тетя Маша, я пойду.

За 10 дней Александр Владимирович просмотрел учебники, которые принес Сергей. Старался восстановить силы организма, с помощью физкультуры и усиленного питания. С питанием в больнице, было более или менее сносно, не малую добавку составляли передачи из детского дома, которые через день приносил Сергей.

После выписки, в детском доме Александра приняли с большой радостью. Одноклассники, подходили и спрашивали о его здоровье. Они готовились разъехаться по разным местам, кто на учебу, кто на работу и делились своими планами. Константин Николаевич подошел к собравшимся, и внимательно посмотрел на Александра.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7