Владимир Аксельрод.

Вокруг Финляндского вокзала. Путеводитель по Выборгской стороне



скачать книгу бесплатно

Дом снаружи оштукатурили, в него провели водопровод и вместо «отхожих мест» установили ватерклозеты и раковины[57]57
  Там же. Л. 67–70.


[Закрыть]
. По-прежнему санкт-петербургские купцы арендовали в этом доме торговые помещения: Егоров содержал в подвальном этаже трактир, Алекин – «ренский погреб», Вишняков – гастрономический магазин, Безруков – «суровский» и «табачный» магазины, мастер Заитовец владел «магазином часовых дел», а крестьянин Василий Бантов – «магазином бакалейных товаров»[58]58
  Там же. Л. 91.


[Закрыть]
. В доме, где прежде большинство составляли однокомнатные и двухкомнатные квартиры, теперь устроили семикомнатные, однако больше всего было трех– и четырехкомнатных квартир. Социальный состав дома составляли мещане и купцы[59]59
  Там же. Л. 95–97.


[Закрыть]
.

В 1883 г. после смерти купеческой вдовы М. Е. Дегтеревой, по решению мирового судьи, ее имущество «сдано на хранение» дочери, купеческой жене М. К. Чистяковой. По духовному завещанию купца 3-й гильдии К. М. Дегтерева, составленному за двадцать лет до того, судебный пристав Санкт-Петербургского окружного суда 23 февраля 1885 г. ввел во владение недвижимостью его наследников – дочерей, внуков и внучек – всего 15 человек, проживавших не только в Санкт-Петербурге, но и в Гдове, Солигаличе, Выборге и принадлежавших к купеческому и мещанскому сословиям. Столь многочисленные потомки Матрены Евдокимовны и Кузьмы Михайловича Дегтеревых – не редкость в купеческих семьях[60]60
  В удостоверении от 30 октября 1883 г. сообщается о том, что имущество, оставшееся после вдовы купчихи Матрены Евдокимовны Дегтеревой, сдано на хранение ее дочери Марии Кузьминичны Чистяковой на основе определения Санкт-Петербургского столичного мирового судьи. Д. № 1023. Л. 113. Здесь же имеется копия духовного завещания покойной (Л. 119).


[Закрыть]
.

В 1892 г. дом у наследников приобрела А.

А. Дорогина, вдова потомственного почетного гражданина, попечительница одноклассной Сретенской церковно-приходской школы. Ей принадлежали еще четыре доходных дома. Домом на Симбирской она владела до 1918 г.[61]61
  Адресная книга Санкт-Петербурга на 1892 г. под редакцией П. О. Яблонского. С. 227. Весь Петроград. Адресная и справочная книга города Петрограда на 1917 год. С. 363.


[Закрыть]
Здесь известная промышленная фирма «Петров В. Е., Натус Ф. и К. Водочные заводы» держала один из своих многочисленных винных погребов. В 1913 г. фирма была перерегистрирована с капиталом в 500 тыс. руб. на потомственных почетных граждан Степана и Николая Михайловичей Самсоновых, которые с тех пор и владели здешним винным погребом[62]62
  Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 350.


[Закрыть]
. Без существенных перемен этот дом дошел до нашего времени.


Улица Комсомола, д. 49


Следующий на нашем пути доходный трехэтажный дом песочного цвета под № 49 возведен в 1903 г. по проекту архитекторов Ф. Ф. Миритцу и И. И. Герасимова, совладельцев архитектурно-строительной конторы «Ф. Ф. Миритц и И. И. Герасимов», с включением в него ранее существовавшего здесь здания[63]63
  Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 93, 217.


[Закрыть]
.

Архитекторы при оформлении фасада широко использовали рустовку: рустованные углы здания, рустованные пилястры на уровне второго и третьего этажей. Окна третьего этажа оформлены сложной формы наличниками, вперемежку прямоугольными и полуциркульными. Особенно эффектен больших размеров полуциркульный сандрик, оформляющий сразу два окна второго этажа, выходящие на улицу Комсомола.

Но у этого дома были и более скромные предшественники.

В середине XIX в. участком, который одной стороной выходил на Бочарную улицу, а другой на позже образовавшийся Финский переулок, владела жена статского советника А. И. Чарная. Тогда здесь стоял также трехэтажный, но более скромный дом[64]64
  Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб., 1849. С. 252, 308. Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1867 гг. Указ. изд. С. 84.


[Закрыть]
. С осени 1850 по 1856 г. в этом доме жил в будущем известный композитор, член «Могучей кучки», ученый-химик А. П. Бородин и его мать. С этим адресом связаны его студенческие годы – в это время он учился недалеко от дома в Медико-хирургической академии. Его учителем, оказавшим огромное влияние на формирование личности Бородина, был «отец русской химии» Н. Н. Зинин. Слава ученого-химика, профессора академии и композитора, автора «Богатырской симфонии» и оперы «Князь Игорь», придут к Бородину позже, но годы, проведенные на Бочарной улице, стали для него важным этапом в формировании богатого духовного мира. Здесь он увлекся не только химией, но и начал серьезные занятия музыкой[65]65
  Крюков А. Л. Могучая кучка. СПб., 1977. С. 96–99, 268 42ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Чертежи дома на участке, принадлежавшем А. И. Чарной, В. Ф. Чистякову, Г. А. Бетцу по Симбирской ул., 49, и Финскому пер., 3. ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Дело правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества по залогу дома Санкт-Петербургского 2-й гильдии купца Василия Федоровича Чистякова по Симбирской ул., 49, и Финскому пер., 3 (Л. 4, 8–9).


[Закрыть]
.

Описание дома Чарной мы находим в Описи 1876 г., когда им владел уже новый хозяин, санкт-петербургский купец 2-й гильдии В. Ф. Чистяков: «Каменный 3-х этажный дом, оштукатуренный гладью и окрашенный колером». Тогда в доме располагалось всего восемь квартир – поровну четырех и трехкомнатных[66]66
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 8–9.


[Закрыть]
.

Состав жильцов дома был весьма пестрым. В нем проживали потомственный почетный гражданин И. В. Куницын, петербургский купец И. Кашинский, мещане Л. В. Москвин и В. Т. Сысоев, вдова статского советника А. И. Парная (бывшая домовладелица!), вдова подпоручика К. Ф. Достоевская, финляндский уроженец и крестьянин Вологодской губернии[67]67
  Там же. Л. 27–28.


[Закрыть]
.


А. П. Бородин


Через четыре года Василий Федорович выстроил во дворе два новых каменных доходных дома: пяти– и четырехэтажный[68]68
  Там же. Л. 33.


[Закрыть]
. В списках жильцов мы неоднократно встречаем имя купца Абрама Денисова, содержавшего здесь два магазина, а впоследствии домовладельца на Нижегородской улице[69]69
  Там же. Л. 55–61.


[Закрыть]
.

А всего в новых домах Чистякова проживали шесть купцов, имевших здесь свои торговые лавки, многочисленные ремесленники (шляпного, фуражного, портного цеха мастера, один из которых, Чуркин, содержал здесь свою шляпную фабрику!), солигаличский и кашинский мещане, а позже многочисленные финляндские уроженцы. Несколько особняком в списке жильцов стоят имена полковника Сизинова, инженера-механика Н. В. Попова, надворных советников М. А. Максимова и В. Ф. Меленбурга[70]70
  Барабанова А. И., Ямщикова Е. А. Народовольцы в Петербурге. Л., 1984. С. 202–219. Игнатий Иоахимович Гриневицкий (реже – Акимович) (1856, Басин – 1 марта /13 марта/ 1881, Санкт-Петербург) – русский революционер белорусского происхождения, член «Народной воли», один из первомартовцев. Непосредственный убийца императора Александра П. 1 марта (13 марта) 1881 г. участвовал в убийстве царя Александра П. Именно он бросил бомбу, взорвавшую его самого вместе с царем. При взрыве получил тяжелые ранения. В честь И. И. Гриневицкого назвали мост в Санкт-Петербурге (ныне – Ново-Конюшенный мост), около которого убил императора Александра П. http://ru.wikipedia.org/wiki/Гриневицкий Игнатий Иоахимович


[Закрыть]
.

Интересный факт: в доме В. Ф. Чистякова квартиру снимал И. И. Гриневицкий, смертельно ранивший императора Александра II. Тут же проходили предварительные собрания будущих исполнителей цареубийства 1 марта. Гриневицкий жил здесь с первой половины января по 1 марта 1881 г.[71]71
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 81.


[Закрыть]
Видимо, у домовладельца в связи с проживавшим у него убийцей царя, готовившего здесь злодейское покушение, были неприятные разговоры с полицией.

Вообще, дела В. Ф. Чистякова, казалось бы, шедшие в гору, (к существующим трем домам добавился еще один четырехэтажный)[72]72
  Там же. Л. 89, 102, 105. У своей жены М. К. Чистяковой Василий Федорович занял 40 тыс. руб., у мещан Константина, Александра и Дмитрия Никифоровых и жены почетного гражданина К. К. Виноградовой еще одну тысячу, наконец, у Санкт-Петербургского 2-й гильдии купца И. П. Коняева – 30 тыс. руб. сроком на три и на два года.


[Закрыть]
, вдруг начали пробуксовывать. Об этом говорит тот факт, что в 1883–1884 гг., вероятно, остро нуждаясь в средствах, под залог своего имущества он занимает крупные суммы денег сначала у своей жены, дочери владельцев дома № 51 М. К. Чистяковой, затем у мещан, братьев Никифоровых, и, наконец, у санкт-петербургского 2-й гильдии купца И. П. Коняева[73]73
  Там же. Л. 109, 113, 129, 140, 159, 190, 205, 215, 220, 231, 281, 292.


[Закрыть]
.



И. И. Гриневицкий


С этого же момента за неуплату недоимок Городскому кредитному обществу его дом многократно выставлялся на торги, но до поры до времени В. Ф. Чистякову удавалось погашать свой долг и даже перезаложить имущество на новый удлиненный срок[74]74
  Волков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая П. Указ. изд. Т. 1. С. 261.


[Закрыть]
. К 1889 г. в его доме проживало уже больше тридцати жильцов, среди которых была и такая важная персона, как генерал, барон Е. Э. Фитингоф. Евгений Эмильевич родился в 1854 г., образование получил в Полоцком военном училище (1873 г.). В столице он служит сначала капитаном лейб-гвардии Измайловского полка, затем полковником, генерал-майором, наконец, генерал-лейтенантом (с 1907 г.). Фитингоф участвовал во многих военных кампаниях: Русско-турецкой войне (1877–1878 гг.), Русско-японской (1904–1905 гг.), Первой мировой войне, на которой 21 декабря 1914 г. он погиб[75]75
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 235–237, 284–286.


[Закрыть]
.

Но все это будет значительно позже, а в 1880– 1890-е гг. помимо генерала в доме Чистякова проживали уже упомянутые выше чиновники, надворные советники В. Ф. Меленбург и М. А. Максимов, а также Р. И. Левицкий, Н. П. Урсин, отставной штабс-капитан В. В. Байков, студент Лесного института В. Д. Прихотко, санкт-петербургские купцы А. А. Денисов, Ф. П. Богданов, Е. А. Федоров, сам В. Ф. Чистяков, мещане из разных губерний и до 10 человек финляндских уроженцев. Чистый доход от жильцов и аренды торговых помещений он получал немалый – более 12 тыс. руб. Тем не менее это не спасало его от краха.

В 1889 г. дом В. Ф. Чистякова с торгов переходит в собственность графине Е. В. Тизенгаузен. На «переторжке» представлявший интересы жены действительный статский советник, граф, сенатор В. А. Тизенгаузен предложил самую высокую цену за дом В. Ф. Чистякова – 60 020 рублей[76]76
  Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Т. 69. СПб., 1901. С. 167.


[Закрыть]
. Так в историю Симбирской улицы оказались вписаны имена представителей этого баронского рода, происходившего из Голштинии, откуда братья Эгельбрехт и Дитрих Тизенгаузены поселились в Лифляндии в 1198 г. Их потомок, граф Иван Андреевич был обер-гофмейстером; граф Павел Иванович (1774–1862) – сенатором; граф Федор Иванович – флигель-адъютантом Александра I и его убили под Аустерлицем в 1805 г. Одна из дочерей последнего, Екатерина Федоровна, была камер-фрейлиной Высочайшего двора. Граф Виктор Александрович, муж новой домовладелицы, служил обер-прокурором гражданского кассационного суда, впоследствии стал сенатором[77]77
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 335–339.


[Закрыть]
.


Улица Комсомола, д. 47


Однако в собственности графини дом находился всего 5 лет. 28 января 1894 г. по акту купчей крепости дом перешел во владение сначала прапорщику В. Ю. Бушу, а еще через 5 лет, 26 апреля 1899 г., потомственному почетному гражданину, с. – петербургскому цеховому мастеру Г.-А. Бетцу[78]78
  Весь Петербург на 1900 год. С. 54.


[Закрыть]
. Именно при нем и возвели дошедший до нашего времени дом. Сам домовладелец жил на Сампсониевской набережной, в другом собственном доме под № 5–7[79]79
  Указанное дело. Л. 353. «Весь Петроград» на 1917 год. С. 363.


[Закрыть]
.

В 1908 г. Г.-А. Бетц выплатил весь долг Городскому кредитному обществу и владел этим домом еще 10 лет до его национализации[80]80
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3013. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Б. Д. Любберсу в 1869–1909 по Симбирской ул., 47, Финскому пер., 6. ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. 2466. Дело правления Санкт-Петербургского городского кредитного общества по залогу дома Ольденбургского подданного Б. Д. Любберса. Первое заявление Любберса в Правление Городского кредитного общества датировано 21.09.1870 г. По Табели 1822 г. дом значился под № 45, 1846 г. – под № 47, а по полицейской ведомости под № 57 (позже № 49).


[Закрыть]
.

Следующий на нашем пути дом № 47/5 – трехэтажный, светло-желтый, со скромной отделкой фасада. Некоторое разнообразие во внешний облик здания вносят 4 рустованных пилона между двумя парами окон второго и третьего этажей, а также глубоко выдвинутый карниз и межэтажные тяги.

Первый каменный доходный дом появился здесь еще в 1869 г., когда этим участком владел ольденбургский (позже германский) подданный булочный мастер Б. Д. Любберс[81]81
  Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 94. Александр Романович Гешвенд (1833–1905). В год постройки доходного дома Любберса служил в строительном отделении Санкт-Петербургского губернского правления, позже в Городской управе, автор 16 доходных домов (в том числе собственного на В. О., 9-я линия, 32), 4-х производственных зданий и трех учебных заведений.


[Закрыть]
. Автором проекта этого характерного для архитектуры эклектики дома был А. Р. Гешвенд[82]82
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Он. 1. Д. № 6474. Дело Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге дома Ольденбургского подданного, булочного мастера Бернгарда Дидриха Любберса. Л. 3–9.


[Закрыть]
. Б. Д. Любберс владел этим участком без малого полвека.

В 1887 г. во дворе этого дома им выстроено новое каменное пятиэтажное здание. Большинство квартир в нем составляли трехкомнатные с умеренной годовой платой, а среди жильцов дома были доктор, механик, техник, провизор, бухгалтер, инженер, офицеры (капитан и поручик), студенты Военно-медицинской академии. Характерен для улицы в целом был и многонациональный состав дома[83]83
  Там же. Л. 4.


[Закрыть]
. Дом оснастили по последнему слову комфорта того времени. Здесь устроили 18 ватерклозетов, 18 раковин, 18 ванн. При каждой квартире имелся чулан для дров, чердак и общая прачечная[84]84
  Там же. Л. 46–49.


[Закрыть]
.

Видимо, благосостояние Любберса росло, и на очередную ссуду, выделенную ему Городским кредитным обществом в марте 1904 г., он выстроил еще один каменный лицевой дом, выходящий на Финский переулок[85]85
  Там же. Л. 52–53.


[Закрыть]
. Помимо жилых помещений в новом доме было выделено много торговых: здесь в начале XX в. осуществлялась табачная, шапочная, игровая, сливочная и молочная торговля, были открыты магазин готовых платьев и модный магазин[86]86
  Лейкина-Свирская В. Р., Селиванова И. В. Школа в Финском переулке. СПб., 1993. С. 42; Д. № 6474. Л. 76.


[Закрыть]
. С 1906 г. в доме Любберса (Финский пер., 5) размещалось известное Выборгское восьмиклассное коммерческое училище, знаменитая школа П. Германа, о которой мы расскажем в главе, посвященной Финскому переулку[87]87
  В деле имеется справка от 18 августа 1914 г. о временном месте жительстве Любберса.


[Закрыть]
.

Характерный штрих эпохи: после начала Первой мировой войны местожительством германского подданного указан уже не его собственный дом на Симбирской улице, а «селения Всеволжского, Баракановской пудости… хутор»[88]88
  Санкт-Петербургская адресная книга на 1809 год. С. 123. Среди домовладельцев назван здесь надворный советник Н. Пастухов.


[Закрыть]
, что можно объяснить тем, что когда в Петрограде возобладали антигерманские настроения и начались погромы немцев, немецкий булочник поспешил покинуть столицу и укрыться в тихом месте.

Соседями Любберса на участке под № 45 почти столетие, начиная с 1809 г., являлись капитан артиллерии Н. А. Пастухов и его наследники: вдова Вера Ивановна и ее сыновья.

Как уже отмечалось, первое упоминание о Пастуховых относится еще к 1809 г.[89]89
  Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб., 1849. С. 180, 380.


[Закрыть]
Но тогда на месте дошедшего до нас богато декорированного цвета «беж» огромного пятиэтажного дома стояло скромное каменное двухэтажное с деревянными к нему галереями и огородными местами строение[90]90
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Он. 102. Д. № 3012. Чертежи дома на участке, принадлежавшем А. Н. Пастухову, Пастуховым, М. А. Александрову по Симбирской ул., 45.
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Он. 1. Д. № 280 Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества «о выдаче ссуды под залог дома гг. Пастуховых…». Л. 1–4, 17.
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 280-а. Описание дома И. М. Александрова (пред. влад. В. И. Пастухова, наел, капитана артиллерии Н.Пастухова, М. А. Александров).


[Закрыть]
. Все сыновья Веры Ивановны, как и ее покойный муж, выбрали военную службу. В 1862 г., когда она впервые обратилась за ссудой в Городское кредитное общество. Орест и Александр были гвардии-поручиками, Аркадий – подпоручиком, Михаил – прапорщиком, а старший сын Николай в звании штабс-капитана служил в лейб-гвардии Гренадерском полку. Дочь же В. И. и Н. А. Пастуховых Мария была женой капитана[91]91
  Дело 280-а, л. 168. В очередном запрещении на владение домом указываются воинские звания братьев Пастуховых, до которых они дослужились в 1884 г.


[Закрыть]
.


Улица Комсомола, д. 45


Через четверть века Н. Н. Пастухов уже отставной генерал-майор, Александр и Аркадий – полковник, Орест – отставной майор, а Михаил, избравший гражданскую службу, – надворный советник. Их сестра М. Н. Линдер (в девичестве Пастухова) к тому времени в документах уже названа вдовой полковника[92]92
  Волков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая П. Указ. изд. Т. 1. С. 261.


[Закрыть]
. Таким образом, почти столетие отец и сыновья Пастуховы верой и правдой защищали Отечество.

То, что это действительно так, видно из послужного списка одного из братьев – Александра Николаевича. Родился 24 августа 1846 г., в 20 лет закончил Павловский кадетский корпус. В 1873 г. был еще капитаном, а через четыре года, в 1877 г., уже полковником. В 1895 г. ему присвоено звание генерал-майора. Каждое новое воинское звание он получал, участвуя в военных кампаниях: в 1862–1863 гг. – на Кавказе, 1877–1878 гг. – в Русско-турецкой войне. На этой войне его ранили. С 1878 г. Александр Николаевич в течение четырех лет командовал запасным батальоном лейб-гвардии Гренадерского полка, а с 1882 по 1901 г. – командир роты дворцовых гренадер[93]93
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 280-а. Л. 26, 32. В деле представлена справка о том, что 20 октября 1869 г. совершена купчая на проданный вдовою капитана В. И. Пастуховой и ее детьми участок земли дирекции Финляндской железной дороги ценой за 2000 руб.


[Закрыть]
. Но вернемся к истории дома.

В 1869 г. часть участка (огородное место с избою) Пастуховы продали правлению Финляндской железной дороги. Вера Ивановна, судя по отзывам архитекторов, многократно оценивавших дом, была рачительной хозяйкой, и все время благоустраивала свое имущество, не раз перестраивала дом. В одном из отзывов говорится, что в первом этаже «выведена каменная поперечная стена и устроены ворота, покрытые вазами на рельсах, вместо деревянного крытого балкона сделан каменный, вместо прежних деревянных галерей и лестницы выведены каменные 2-х этажные пристройки, в коих помещаются каменные лестницы и отхожие места, в лицевых комнатах вместо крашеных полов положен паркет…»[94]94
  Там же. Л. 2–3, 37–39, 74, 105, 170 (В Ведомостях о доходах с дома Пастуховых содержится информация о проживавших там жильцах за период с 1862 по 1899 гг.). Следует отметить, что дом И. В. Пастуховой особенно полюбили купцы, в течение многих лет здесь проживали и торговали Белов, Карилов, Семенов, Тупицын и Щедров.


[Закрыть]
т. д.

Жильцами дома кроме двух чиновников, статских советников Фишера и Дубницкого, и генерал-майора Байкуля были отставные офицеры-артиллеристы, купцы и крестьяне, владельцы мелочной, посудной, кожевенной, суровской, овощной лавок; шесть комнат по контракту с Артиллерийской академией в доме Пастуховой занимали женатые солдаты. В аренду сдавалась и огородная земля с избой. Сама Вера Ивановна жила в семикомнатной квартире в этом же доме[95]95
  Там же. Этот адрес указан в названном деле. Л. 169.


[Закрыть]
, а вот ее дети, сделав карьеру, переселялись в привилегированные районы Санкт-Петербурга. Так, например, полковник, впоследствии генерал-майор А. Н. Пастухов жил на аристократической Миллионной улице[96]96
  Там же. Л. 86.


[Закрыть]
. Интересно, что в доверенности на имя брата Аркадия Николаевича он в перечне своего недвижимого имущества называет имение, доставшееся ему в наследство от родственника, помещика Псковской губернии Новоторжевского уезда Е. А. Пастухова, а также свое собственное, приобретенное у помещицы Голенищевой-Кутузовой[97]97
  Там же. Л. 231, 237.


[Закрыть]
.

В 1893 г. умер один из братьев, надворный советник М. Н. Пастухов, в 1895 г. ушел из жизни другой – генерал-майор Н. Н. Пастухов[98]98
  Там же. Л. 244.


[Закрыть]
.

30 апреля 1898 г. по акту купчей крепости имущество Пастуховых перешло потомственному почетному гражданину, петербургскому 1-й гильдии купцу М. А. Александрову[99]99
  Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 139–141.


[Закрыть]
. В том же 1899 г. по проекту академика архитектуры А. В. Иванова, автора более полусотни доходных домов в Петербурге и известной гостиницы «Балчуг» в Москве, построили новый пятиэтажный дом, дошедший до нашего времени[100]100
  «Весь Петербург» на 1900 г. С. 12. В собственности М. А. Александрова были дома в Апраксином пер., 6; Галерной ул., 20; пер. Замятина, 4; Знаменской ул., 20/16 (ныне – ул. Восстания); Ковенском пер., 6; Конногвардейском бульваре, 17; Николаевской ул., 78 (ныне – ул. Марата).


[Закрыть]
.

В сравнении с соседними зданиями этот дом выглядит каким-то богато разряженным франтом. Это впечатление усиливается от того, что нарядный фасад дома недавно отреставрирован и весь его декор буквально заиграл, невольно привлекая внимание прохожих. Да и своим размером этот дом значительно превосходит соседние. Впечатление солидности, респектабельности усиливают огромные витрины торговых помещений, изначально заложенные в проекте А. В. Иванова, два больших богато декоративных эркера на уровне третьего и четвертого этажей, дорические сандрики с триглифами и крупные замковые камни над окнами третьего этажа, бриллиантовый руст, оформляющий окна второго этажа, равно как и сплошная рустовка фасада.

Под стать этому дому и сам Михаил Александрович, успешный предприниматель, занимавшийся оптовой мануфактурной торговлей и владевший девятью (!) домами в столице, в том числе домом № 37 по Моховой улице, где он проживал. Немалые деньги он отдавал на благотворительную деятельность[101]101
  Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 141.


[Закрыть]
. Солидными были и жильцы этого дома, среди которых мы встречаем практикующих врачей, адвокатов, чиновников. Из купцов, имевших свою торговлю в доме MA. Александрова, отметим санкт-петербургского 2-й гильдии купца И. И. Горохова (1858–1907). Семейное дело Иван Иванович основал в 1891 г., а через 8 лет, скопив немалый капитал, вступил в купечество. Помимо торговли в доме М. А. Александрова, он владел магазинами на Невском пр., 9, и Ново петергофском пр., 20. Проживал И. И. Горохов на ул. Гоголя, 17. После его смерти дело унаследовал сын, также купец 2-й гильдии Павел Иванович[102]102
  Там же. С. 78.


[Закрыть]
.

В этом же доме торговал галантерейным и мануфактурным товаром купец 2-й гильдии Ф. П. Богданов, начинавший торговлю в 1878 г. в доме проживания на Симбирской ул., 14[103]103
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Он. 1. Д. № 280-а. Л. 247. «Весь Петроград» на 1917 г. С. 363.


[Закрыть]
.

В 1907 г. дом по акту дарственной перешел во владение сына Михаила Александровича, потомственного почетного гражданина И. М. Александрова, в собственности которого он оставался до национализации[104]104
  Мемориальные доски Санкт-Петербурга / Сост. В. И. Тимофеев, Э. Н. Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 467. Мраморная доска по проекту архитектора М. Ф. Егорова изготовили и установили в 1958 г. к 40-летию ВЛКСМ.


[Закрыть]
. С этим домом связано историческое событие, которое объясняет современное название улицы.

Мемориальная доска, установленная на этом здании в 1958 г., напоминала о том, что «В этом доме в 1918 г. помещался районный комитет Р. К. С. М. Выборгского района – организатор боевых комсомольских отрядов Выборгской стороны по борьбе с контрреволюцией»[105]105
  Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб., 1849. С. 139, 380.


[Закрыть]
. В 2006 г. доску демонтировали в связи с аварийным состоянием дома, да так она и не вернулась на свое место.

Дом № 43 кажется бедным родственником по сравнению со своим богатым соседом. Пятиэтажный, со следами прежней охристой окраски, а ныне с облезлой штукатуркой, он и изначально отличался своей скромной отделкой. Несколько разнообразят дом сплошная рустовка фасада, полуциркульные окна четвертого этажа, поэтажные тяги и далеко выступающий карниз.

На месте этого дома в середине XIX в., согласно Атласу Н. Цылова, располагался «лесной двор», принадлежавший почетному гражданину И. П. Лихачеву[106]106
  Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1868. Указ. изд. С. 16.


[Закрыть]
. В 1860-е гг. участком владел титулярный советник Н. С. Воронин[107]107
  Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 264. Вильгельм Д. Роде – академик архитектуры, известен одной своей постройкой на Бочарной (Симбирской) ул., 43.


[Закрыть]
. Тогда здесь уже стоял дом, возведенный в 1852 г. по проекту академика архитектуры В. Роде[108]108
  ЦГИА СПб. Ф. 513. Он. 102. Д. 3011. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Лихачеву, Фохту, Воронину, Н. И. Карнович по Симбирской ул., 43.


[Закрыть]
. В описи 1867 г. о нем сказано, что это «каменное, крытое железом лицевое строение в четыре этажа с жилыми мансардами, снаружи оштукатуренное и убранное рустом»[109]109
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. 1757. Дело правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге каменного дома титулярного советника Н. С. Воронина. Л. 1; Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1868 гг. С. 16, 97. По данным этой книги, он проживал в другом собственном доме на наб. р. Мойки, 115. Первое обращение Н. С. Воронина в Городское Кредитное общество датировано 3 июня 1867 г. По Табели 1822 г. дом значился под № 45, по Табели 1846 г. – под № 48, по полицейской ведомости – № 55 (позже № 45).


[Закрыть]
.


Улица Комсомола, д. 43


В доме было 23 квартиры, а также – мелочная и табачная лавки, трактирное заведение купца 2-й гильдии Н. Леонтьева и фотографический павильон Гринберга (новшество того времени). Кроме лицевого дома на участке стояли «каменное надворное строение в 2 этажа с угловым мансардным», и несколько деревянных одноэтажных служб, из-за своей ветхости, не включенных в оценку[110]110
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. 1757. Л. 4.


[Закрыть]
.

17 февраля 1868 г. дом перешел во владение жены (позже вдовы) полковника Н. И. Карнович[111]111
  Там же. Л. 2–3,9.


[Закрыть]
. Проживали в доме преимущественно купцы, мещане, нижние армейские чины и крестьяне, а также финляндские уроженцы, рабочие Выборгской губернии, занимавшие дешевые квартиры, о которых оценивавший дом архитектор Городского кредитного общества в своем акте написал: «Имеются комнаты, освещенные окнами на соседний двор, и расположение этих квартир не отличается своими удобствами, а потому и доход с них принимается по уменьшенной цене…».

Из жильцов дома отметим крестьянина Ярославской губернии Угличского уезда М. Тупицына, которому принадлежало несколько мелочных лавок и дом на соседней Нижегородской улице, а также санкт-петербургского 2-й гильдии купца Николая Леонтьева, содержавшего здесь трактирное заведение, занимавшее 23 комнаты[112]112
  Там же. Л. 54. См. также: «Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества» за 1874 г. С. 137; «Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества» за 1906 г. С. 53.


[Закрыть]
. Из «Справочной книги о лицах Санкт-Петербургского купечества» известно, что в доме Карнович жил и торговал суровским товаром мещанин И. А. Безруков, состоявший в купечестве с 1872 г. Еще одну лавку он имел в доме Дегтеревой (№ 51). В доме № 47 проживала большая купеческая семья, главой которой после смерти мужа стала санкт-петербургская 2-й гильдии купчиха Е. П. Богданова. При ней были Василий, 35 лет, с женою Еленою Сергеевной и сыновьями – Василием, 7 лет, и Федором, 6 лет. Василий содержал мануфактурный магазин в соседнем доме № 45[113]113
  Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 407–408.


[Закрыть]
.

В этом же доме в конце XIX в. владел магазином осветительных приборов купец 1-й гильдии Иван Андреевич Семенов (1836–1908). Коммерческой деятельностью в звании купца 2-й гильдии он занимался с 1870 г. Сферой его торговых интересов были хозяйственные товары. Нажив приличный капитал, он в 1893 г. уже купцом 1-й гильдии владел Литейно-механическим заводом на Шлиссельбургском пр., 31, а также 14 магазинами по продаже хозяйственных товаров и осветительных приборов, в том числе на Симбирской ул., 43. К чести Ивана Андреевича надо сказать, что многие средства он вкладывал в благотворительную деятельность, был членом Человеколюбивого общества[114]114
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1757. Л. 70. «Весь Петербург» Адресно-справочная книга на 1900 г. С. 368.


[Закрыть]
.

Что касается полковницы Н. И. Карнович, то она проживала на Ивановской улице в собственном доме № 16[115]115
  ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 101-а. Л. 132, 135. Убыток от первого пожара составил 2000 руб., от второго 275 руб., третьего – всего 50 руб.


[Закрыть]
. Довольно часто на Симбирской улице случались пожары. Не обошел он и дом № 43. 12 июня 1897 г. сгорело деревянное строение на задней границе двора. Еще один пожар произошел здесь 12 сентября 1909 г., и, наконец, третий – 21 сентября 1915 г. И каждый раз убытки от пожара возмещались Российским страховым от огня обществом. Страхование имущества было обязательным условием для получения домовладельцами ссуды от Городского кредитного общества.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное