Виктор Лысых.

Однажды в Ялте



скачать книгу бесплатно

За горизонтом событий. Полет над землей и голова на блюде

Первые две недели пребывания Иисуса в пустыне заканчивались, и голод становился для него одним из основных испытаний. Помогали молитвы, да вода, которую Иисус пил из родничка, сочившегося под одним из уступов. Но вот лепешки Сусанны всё же соблазняли.

Сделанные из ячменной муки и высушенные до сухарей на большом камне, они хрустели на зубах девушки, что не могло не действовать. Поэтому Иисус брал посох и уходил. Он поднимался на уступ, где бывал по утрам и ближе к закату, и где можно было увидеть духов тьмы и света, что появлялись из кроваво-красного пространства, в которое погружалось солнце.

Вот и сегодня, солнце скрылось за горизонтом и стало прохладно. Гряда невысоких гор на краю каменистой пустыни из желтоватой стала оранжевой, а в легкой дымке у кромки земли проступили контуры. Они были размытыми, и трудно было понять, что это.

Иисус сидел на небольшом камне, на горе, вглядывался в желтоватую дымку на горизонте и страстное желание заглянуть за этот край, наполнило его.

И точно подчиняясь этому желанию, очертания стали четче и яснее, и он увидел проступившую картину, а на ней реку и берега, поросшие деревьями и себя, стоящего в воде рядом с Иоанном – сыном своей тети Елизаветы.

«Так это же мы на Иордане в день крещения», – подумал Иисус и не удивился потому, что это было не первое его видение здесь.

…На третий день пребывания в пустыне, когда закатный луч слегка ослепил глаза, и он прикрыл их, то увидел себя подростком в Иерусалимском храме, где разговаривал со священнослужителями и просто любопытными. Речь шла об устройстве общества и о равноправии людей перед Богом, о некоторых заповедях Моисея и учениях Торы, а еще о мироздании, о смерти и бессмертии.

Он говорил тогда, что звезды на небе большие и круглые и земля круглая, а солнце не затухает за горизонтом, и если идти за ним, то можно появиться здесь же, обойдя землю вокруг. Всё это он видел, когда на грани сна и яви улетал в непостижимые высоты.

Говорил Иисус и о том, что душа бессмертна, и после кончины тоже уходит на небеса. И подтверждая сказанное, он тогда впервые добавил слова: «Истинно говорю – душа там».

Иисус помнил об этом случае в храме, хотя подробности давно забылись. А сейчас все вдруг всплыло перед его глазами, и видел он это как бы со стороны и сверху – четко и ясно. Даже выражения на лицах присутствующих были видны – любопытство, сомнение, а то и явное неприятие.

Вспомнил он и слова, что они тогда говорили: обманщик, выдумщик, а некоторые вообще смеялись над ним и говорили, что не надо слушать мальчишку, а гнать взашей, однако сами этого не делали и не уходили.

А потом один из священников позвал его за собой, увел в прохладный закуток храма, где серьёзно спросил:

– а теперь скажи, только честно, придумал про звезды, землю, душу?

– Я всё это видел, я там был, только вот как – не знаю.

– Может тебе это приснилось?

– Может и приснилось, но наверху действительно все круглое, а звезды горячие и большие, а еще там нет времени, оно есть, но другое, его можно даже потрогать.

– Как это потрогать?

– Оно такое, как вода, только это не вода, но в него можно войти и выйти в каком захочешь времени и месте.

А еще Иисус рассказал, что он видит души некоторых людей:

– Они как легкий голубоватый туман вокруг человека, – пояснил он. – У кого-то это свечение побольше, а у кого-то поменьше, а у некоторых и вовсе душа чуть-чуть светится.

Если же человек болен, то душа у него с другим оттенком, особенно, когда это душевная боль. Сначала такое виделось редко, лишь некоторые люди слегка светились, а сейчас подобное случается все чаще.

Священник задумался и сказал:

– О том, что земля круглая и ходит вокруг солнца, я тоже догадывался, но вот про время и душу – это действительно интересно, но непонятно.

Он помолчал, глянул в потолок, точно выискивая что-то, и добавил: – Ты еще молод и подобные разговоры тебе простительны, а вырастишь, с этим надо быть поосторожнее.

…И вот теперь второе видение возвратило его на Иордан. Иисус пришел тогда к Иоанну креститься, но тот сначала отказывался, пришлось его уговаривать. А после Крещения они разошлись, Иисус ушел в пустыню, с желанием пройти через отрешение и очищение. А вот куда подался Иоанн, Иисус сейчас это и увидел – он направился к ессеям в Кумран.

Иоанн и раньше бывал в этой общине. Рассказывал Иисусу о культе воды, царившем здесь, и о том, что живут ессеи по-братски, заботятся друг о друге, обучают молодежь, защищают стариков, занимаются пчеловодством и лечением медом, и травами.

А еще ессеи все записывают – что было, что происходит сейчас и что будет, согласно пророчествам. Изложили на пергаменте и предсказания Иоанна, расспрашивали о его встречах с царем Иродом Антипой.

Иисус знал, что Иоанн встречается с Иродом. Царь прислушивался к его пророчествам и советам. Но вот совет не нарушать заповедей и не жениться на Иродиаде, законной супруге своего брата Филиппа, царь всячески игнорировал и об этом Иисус тоже знал, в связи с чем, говорил: «Советчиками царей часто бывают их желания и, порой самые неожиданные, так что лучше держаться от них подальше».

А тем временем видение у горизонта сменилось и перед взором Иисуса стали проходить картины царского дворца, встречи, беседы, перемещения. А потом промелькнула крепость в пустыне и её темные помещения. Но в одном сумеречном месте чуточку прояснилось – была видна комнатушка, смятая трава в углу и худой заросший мужчина в рваной одежде. Он ходил из угла в угол, останавливался у стены, поднимал голову вверх, где было небольшое окошко, и смотрел на свет.

В мужчине Иисус с трудом узнал Иоанна.

Но вот в картине на горизонте снова проступили залы дворца, наполненные людьми, песнями, танцами, весельем. И среди этого шума и гама появилось сияющее серебряное блюдо. Оно плыло по залу, и люди с испугом расступались и отходили в сторону. А блюдо подплыло к девушке в пурпурном одеянии и сверкающей диадеме, украшавшей её голову. Все расступились, и девушка осталась одна посреди зала.

Появился царь Ирод в ярком наряде, подхватил блюдо и передал его красавице с диадемой на голове. Иисус присмотрелся к тому, что было на блюде – и вздрогнул, это была голова Иоанна.

Через мгновение видение погасло, закатная заря потускнела, и горизонт стал затягиваться плотной дымкой.

«Что это было и как все понимать, где Иоанн и что с ним?» – спрашивал себя Иисус, но ответа не было.

Две милых дамы – лучше, чем одна

Вечером я вышел на набережную, прогулялся у моря, постоял у места, где художники рисовали портреты желающих, там была и Бруклицына. Увидев меня, приветливо махнула рукой.

После нашей горячей встречи у неё на квартире, мы больше не встречались. По утрам я сам гримировался и выходил в люди. А почему больше не подошел к Марине, не знаю, было, какое-то непонятное ощущение неуюта.

Это, наверное, из той оперы, что имела в виду французская писательница Жорж Санд, когда говорила: «Я всегда считала себя порядочной женщиной – у меня никогда не было двух любовников одновременно». Вот и у меня раньше ничего похожего не было, и, наверное, вот эта самая мораль и проявилась.

Можно было бы и еще чего-нибудь придумать на этот счет, типа стало стыдно, неудобно, только все это будет ерундой. Если честно, то в глубине души мне нравилось моё положение.

Если же говорить более конкретно, то две любовницы всегда лучше, чем одна. И, потом, каждая из этих женщин была хороша по-своему, и я бы с удовольствием продолжил с ними общаться двоими, только как это сделать, еще не решил. Вот и крутился, не зная, с какого боку подойти к этой проблеме.

Аллочка – этакий контрабасик с роскошной грудью, была покладиста, лишних вопросов не задавала, получала удовольствие от общения и всего прочего. Искренне радовалась бесхитростным вещам, смеялась любой шутке. В общем, была из той породы женщин, что не заморачиваются по пустякам, легки в общении и вообще приятны во всех отношениях, хотя и себе на уме.

Что касается Марины, то здесь все было несколько иным. Она была талантлива и прекрасно это понимала, что, несомненно, влияло и на её самооценку, и с подобным надо было считаться.

А еще в ней чувствовался потенциал нерастраченных чувств и эмоций. И хотя она старалась не сдерживаться, продемонстрировав это в тот памятный вечер, однако подобное, все же было только демонстрацией, идущей больше от разума.

И хорошо, если я ей хоть чуточку нравлюсь, а не только сработало ущемленное самолюбие – почему с подругой, а не со мной?!. Но, возможно, что я тут и заблуждаюсь, и накрутил лишнего?

Тогда посмотрим на все это и со стороны…

И так, кого и как дамы любили раньше, чем это закончилось, и что они чувствуют сейчас, вот вопросы, на которые мы и постараемся ответить. Начнем с Марины. Здесь все довольно просто. В детской художественной школе ей нравился учитель рисования, который заметив её способности, всячески поддерживал, ставил в пример и это внимание и благодарность к нему переросли для неё во что-то большее.

Она думала о нем, его прикосновения были волнительны, и она краснела. Но потом он уволился, а Марина поступила в художественное училище, где сначала особо никого и не выделяла. Встречалась с некоторыми ребятами, ходила в кино, на вечеринки, где и к ней особо никто не приставал и не домогался.

Был один рыжий Жора, который крутился возле неё, а однажды зажал в темном месте, стал хватать за грудь и пытался залезть в трусы. Сначала Марине было интересно и немножко приятно. Но его терпкий пот, а Жорик пыхтел и основательно взмок, отбил всякую охоту продолжить эксперимент. И она резко выкрутилась, поддав слегка коленкой ему между ног, где из штанов торчало и тыкалось ей в бедро горячее, живое и нехилое его достоинство.

Были и еще отдельные встречи, но ничего запоминающегося и серьёзного. А потом появился он, кто впоследствии и стал её мужем. Александр был со старшего курса, оканчивал училище, его картины побывали на некоторых престижных выставках, на одной из которых в Одессе они и пересеклись.

Марине он понравился. Александр был симпатичен, мил, обходителен, не наглел. Чувствовалось, что и она ему не безразлична. А в один из выходных он пригласил её к товарищу на дачу.

Жарили шашлыки, пили пиво, потом уединились в одну из комнат наверху. А когда он раздел её и увидел все прелести, тут же сказал, что подобное непременно надо увековечить на холсте.

– Только не сейчас, – зябко вздрагивая, сказала она.

Как ни странно, но это было первое её столь близкое и столь интимное знакомство с мужчиной. Марину слегка трясло, но она старалась держаться.

То, что случилось потом, чего она побаивалась и желала, несколько разочаровало её. Все произошло быстро, резко и даже грубовато.

Как объяснил случившееся Александр, он полагал, что в последний момент она может передумать, поэтому и получилось все без необходимой подготовки. К тому же он и не рассчитывал, что она делает это первый раз. Но, осознав, удивился, извинился и до утра старался загладить свой промах.

Ну, а что получилось с увековечиванием на холсте – мы уже знаем.

А через время, после завершения учёбы, у Александра все пошло несколько не так, как мечталось. Не все получалось с работой и с выставками. В общем, жизнь преподносила сюрпризы, к которым он не был готов, среди них было и рождение ребенка.

Одно время Александр сильно хандрил, уехал к матери, сменил свою художественную ориентацию, но это тоже не приносило нужных дивидендов, и спустя шесть лет каждый пошел своим путем.

На лето Марина стала уезжать в Ялту и с год на мужиков даже не смотрела. Подружилась с другими художниками, и с Аллой, которая жила в том же доме, где в первое время и Марина снимала жильё. Была пара непродолжительных интимных встреч ни к чему не обязывающих и вот третья с Виталием.

Марина заметила его у парапета на набережной, когда к ней с расспросами приставал мужик бомжеского вида. А вечером он подошел нарисовать свой портрет и сказал, что картины Марины ему нравятся, а Мона Лиза не всем нравится.

То, что он стал смотреть на грудь, Марина почувствовала сразу. Соски вдруг стали твердеть и оживать, приятное тепло согрело и низ живота. Это было столь неожиданно и странно, что она дернулась всем телом, точно сбрасывая наваждение. Он увидел это и перевел взгляд дальше, на набережную.

Нечто подобное она испытала и на диком пляже, когда сняла сарафан, а он стал смотреть. Его неподдельное восхищение отзывалось теплом в груди и приятно возбуждало, чего раньше с ней не было. В воде они несколько раз соприкоснулись, что также вызывало приятные ощущения.

Относительно его знакомства с Аллочкой, то произошло оно не по желанию Марины, а по стечению обстоятельств. На набережную они пришли вместе, ей надо было работать, а Аллочка скучала рядом, и тут появился он.

Но вот когда они возвратились после прогулки, и она увидела, что Аллочка чуть ли не мурлыкала, да и Виталий выглядел умиротворенным, тут уж ей совсем стало грустно.

Однако повороты судьбы она старалась воспринимать спокойно. Да и особых иллюзий на его счет не питала. Хотя, чего скрывать, всегда приятно, когда рядом привлекательный мужик, а он как раз и был таким.

Что касается увлечений и любовных приключений Аллочки, то здесь таковых и на небольшой роман хватит. Поэтому в детали вдаваться сильно не будем, а пройдемся лишь по некоторым вехам.

И так, мальчики Аллуське, как звала её мама, нравились с детского сада. Она подсматривала за ними, охотно играла, особенно в больницу, где надо было их раздевать и лечить. Без внимания не оставляла их и в школе, да и они её тоже.

Симпатичная, розовощекая пампушечка – она нравилась ребятам, и многим хотелось её просто потрогать, что они и делали – толкали, щипали, а то и хватали за появившиеся уже в шестом классе груди. Она отбивалась, но этим только раззадоривала пацанву.

Позже, слегка похудев и постройнев, она стала пользоваться успехом и у старшеклассников. А вскоре с одним из них и произошло то, к чему все и шло.

Забравшись на чердак и устроившись на старом матраце, без лишних эмоций они устроили сначала стриптиз с раздеванием и рассматриванием друг друга. А потом пошли и дальше, но с предосторожностью, чтобы никаких последствий, и такое условие было соблюдено.

Подобное проделывалось потом и с другими ребятами, только их она выбирала уже сама. Ей нравилось заниматься этим и временами казалось, что она не сдерживает эмоций, но это было не так.

Голова её всегда была холодной и, что называется, на месте, и в нужный момент включала такие действия, что партнер слетал с неё, если зазевался. Выбирались для этого и безопасные дни. Но как говорят – любовь поджидает нас там, где мы меньше всего думаем о ней.

После первого курса кооперативного колледжа на ялтинском пляже она встретила рослого и колоритного парня, точнее они встретились. Складный, загорелый, голый до пояса, с золотой цепью и медальоном на шее, он шел по кромке воды и уперся в неё сначала взглядом, а потом и всем остальным. Но и у неё внутри что-то вдруг дрогнуло и сладко заныло.

Механик сухогруза, стоявшего в порту под разгрузкой, был старше Аллочки на пять лет. Он лихо подкатил к ней, и уже вечером она была у него в каюте.

Красивые заморские безделушки, интересная выпивка в красочной таре, музыка из дорогого музыкального центра. И поехало, и пошло, и только утром Аллочка пришла в себя.

Красавец моряк уплыл, а через три дня на подводных крыльях «Кометы» она помчалась на встречу с ним в Новороссийск. Здесь корабль стоял три дня, после которых решено было, что в следующий его приход, а корабль уходил в Румынию, они поженятся… и поженились.

А через год родилась дочь Ксюша, и все было прекрасно.

Но наступили тяжелые времена, почти весь торговый флот ушел под иностранные флаги, началась чехарда с собственниками, задержка зарплат, а то и откровенное надувательство, и семейную жизнь Аллочки тоже стало лихорадить.

Денег не хватало, а им на смену пришла ревность. Муж был несносен в своих придирках, а потом нашел место на корабле и уплыл, сначала в Болгарию, а затем в Канаду, где и сгинул. Вот так и осталась Аллочка соломенной вдовой.

Но расслабляться было некогда, и хотя родители не отказывали ей в помощи, она включила мозги, освоила компьютер и бухгалтерские программы, нашла работу, а к нему и приработок – подготовка отчетов для предпринимателей в налоговую. Изредка встречалась с мужиками, как говорила для поддержки здоровья и тонуса жизни, познакомилась и подружилась с Мариной.

И вот встреча с Виталием, которая закончилась весьма неожиданно. И здесь, как она чувствовала, требовалось объяснение с Мариной. И на следующий день, Аллочка виновато улыбаясь, спросила:

– Ну что, подруга, надеюсь, ты не против, что я попользовалась твоим Виталиком? Ты ведь догадалась? – она помолчала и, заглянув в глаза Марине, сказала. – Клянусь, и в мыслях не было, все получилось так быстро и неожиданно…

– Предположим, он не мой, хотя не скрою, зацепил. Ну а то, что у вас получилось, я, конечно, заметила. Такие довольные были.

– Честно, даже не думала. Мы танцевали, он меня слегка прижал, рукой по спине провел – и я поплыла, а потом завел в кусты, поцеловал и все – готова. – И, помолчав, спросила.

– Так что делать будем, может, вдвоем попользуемся?! Насколько я поняла, задерживаться он здесь не собирается. А деньги, похоже, есть и вроде бы не жадный. А любовью занимается, просто душа тает.

– Заинтриговала ты меня, подруга, – передразнив, с усмешкой сказала Марина. – А вообще, интересный расклад получается, надо подумать.

– Да, что тут думать, пока будем думать, он соберется и уедет. Так что, давай, грудь вперед и с песней!

И вот, вскоре после этого разговора и началась игра, которую Виталий увидел, но не понял. Ну, а потом продолжилась она уже после ресторана, дома у Марины. И хотя тогда, продолжая игру, Марина пыталась не подключать эмоции, однако они стали проявляться сами, почти с первых минут.

В его руках она впервые, по-настоящему почувствовала себя женщиной, и не стала сопротивляться своим желаниям, а еще и тем действиям, которые считала раньше для себя ненужными, а то и стыдными.

Вот такой получился поворот у этой истории, только Виталий всего этого не знал. А как все будет развиваться, мы и посмотрим.

Водевиль в исполнении артистов любителей

На следующий день с утра я позвонил своему брату в Ростов и рассказал, как продвигается дело. А еще сказал, что Колян постоянно исчезает из моего поля зрения и не исключено, что в один момент он может испариться навсегда. «Так что подъезжайте и берите, пока он здесь», – сказал я.

Ребята не заставили себя долго ждать и через пару дней, под вечер, появились в Ялте. Приехали они втроем – брат и еще два парня. Правда один довольно интеллигентного вида, что подчеркивали и очки – тонкие, изящные. А на мой вопрос, что это за кадр, брат сказал:

– Ты не смотри на его вид, он свое дело знает. Окончил мединститут по профилю психология и психиатрия, владеет гипнозом, какими-то китайскими методиками и потом Костик сын одного из пострадавших. Сейчас ведь не девяностые годы, когда главным аргументом в достижении цели были утюг и паяльник, вот мы и решили взять его с собой. Папаша его тоже обещал подъехать.

Ну, а второй – Сергей, полностью соответствовал определению «Сила есть – ума не надо».

Что касается моего старшего брата, то он последние лет десять занимался типографским бизнесом. Окончил в своё время, как и я потом, строительный институт, ну а в годы приватизации его товарищ по институту, работавший в Госкомимуществе, помог ему оформить в собственность за умеренную цену небольшую типографию одного из ликвидированных НИИ, вместе с оборудованием и помещением.

А потом одни выборы в различные органы власти сменялись другими, и всем нужна была наглядная агитация. Брат подобрал хороших специалистов, не терял связей с теми, кто попадал во власть, и с их поддержкой дела пошли.

Но вот появился Колян, у него были связи в Новороссийском порту, где в то время шел очередной передел. Он и соблазнил брата и еще двоих предпринимателей с деньгами вложиться в это дело, обещая хороший кусочек порта с причалом и чуть ли не стопроцентную гарантию. «Даже, если что-то пойдет не так, деньги будут возвращены», – говорил он.

Ребята вложились, Колян долго водил их за нос, а потом исчез. Как потом выяснилось, изначально это была чистейшей воды афера, но довольно хорошо обставленная.

Попытки разыскать его ни к чему не приводили, и они уже поставили на деньгах крест. Но вот услышали о похожем кадре, объявившемся в соседней Украине, а конкретно в Ялте. Сильно не надеясь на успех, они все же решили проверить слух, и предложили это мне. Ну и вроде как получилось – я его нашел.

Услышав в деталях, что, да как, происходило у меня по обнаружению и поиску Коляна, решено было узнать, где все-таки он проживает, а потом и определиться с нейтрализацией Длинного и захватом Коляна.

К этому времени должен был подъехать и еще один товарищ, пострадавший от Коляна и жаждущий самолично участвовать в этой операции.

Следующие два дня активной работы дали свои результаты. На пляже Костик и Сергей познакомились с красоткой Коляна и её подругами. Вечером пригласили их в ресторан, а вместе с ними пришли отужинать и Колян с Длинным.

Все это мы с братом наблюдали издали – я в образе шотландца, а брат был в кепи, надвинутом на глаза, и в сереньком помятом одеянии бедного родственника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6