Виктор Баранец.

Спецоперация «Крым 2014»



скачать книгу бесплатно


Необходимое предисловие

О «крымской весне» 2014 года за минувшие пять лет уже много написано. Вроде ничего нового и не добавить. Но это только так кажется. На самом деле у этого выдающегося события нашей новейшей истории еще много скрытых сторон. Они, прежде всего, интересовали меня, когда я задумывал эту книгу. Хотелось увидеть то неизвестное, что происходило за политическими и военными «кулисами», заглянуть в души людей, понять логику мыслей, чувств и поступков тех, кто оказался среди главных действующих лиц этой исторической драмы – будь то Президент России или простой гражданин Крыма, солдат или министр обороны, участник киевского Майдана или офицер российского Черноморского флота.

А заодно я пытался найти ответы на вопросы, вокруг которых и в России, и на Украине, и в других странах до сих пор идут споры. Одни считают, что возвращение Крыма в состав России стало результатом демократичного волеизъявления абсолютного большинства крымчан на референдуме 16 марта 2014 года, итогом их восстания против самозванцев, захвативших власть в Киеве, против угрозы «бандеризации» полуострова. Другие же убеждены, что произошла «аннексия» полуострова Россией. Причем, такое мнение бытует не только на Украине, но и среди представителей российской оппозиции. Вот что на сей счет сказал известный бельгийский политолог Крис Роман: «Полуостров по-прежнему называют аннексированной территорией. Однако для меня понятие «аннексия»… это насильственное присоединение территории. Примеров такого в современной истории более чем достаточно: Израиль и Голанские высоты, аннексия немецких земель Бельгией в 1919 году или Нидерландами в 1949 году. Целая страна – США – полностью состоит из аннексированных территорий».

Граждане Крыма имели законное право самостоятельно определять свою судьбу на референдуме, но Киев, Вашингтон, Берлин и Париж упрямствуют, что референдум – это «демократия под дулами русских автоматов». Да, действительно, безопасность крымского плебисцита в марте 2014 года обеспечивали российские военные, но волеизъявление крымчан было абсолютно свободным.

Ну а дальше эти дискуссии углубляются в «исторические корни». Тут у россиян свои аргументы: Крым со времен Екатерины принадлежал России и лишь из-за волюнтаризма Никиты Хрущева полуостров, «как мешок картошки» был передан в состав Украины в 1954 году (с грубейшими нарушениями конституционных процедур, определяющих порядок передачи территорий).

Позже, когда президент РФ Борис Ельцин разваливал СССР, он имел возможность юридически обоснованно вернуть России Крым, но БН так спешно рвался в Кремль, что «забыл» поставить этот вопрос перед Киевом. И не только упустил исторический шанс восстановить историческую справедливость, но и превратил Крым, а с ним и российский Черноморский флот в одну из сложнейших проблем для себя и своих политических наследников.

Наш флот из исконного хозяина крымских баз, бухт и причалов превратился в квартиранта.

На сей счет у украинцев есть свои контрдоводы: мол, «так-то оно так, да трошки не так»: Россия нарушила международные договоры о послевоенном устройстве границ. На что наши юристы отвечают, что добровольное возвращение Крыма в состав России через референдум и «аннексия» – далеко не одно и то же! Народ Автономной республики Крым имел полное право на самоопределение.

Во время работы над книгой мне хотелось получить ответы и на многие другие, не менее важные вопросы. Как так вышло, что миллионы граждан некогда братской Украины стали врагами России? Откуда взялась зараза ненависти, которая отравляет отношения близких славянских народов? Правы ли те, кто утверждают, что Москва после развала СССР выпустила Киев из традиционной орбиты своего влияния, чем и воспользовались украинские националисты, США и Европа?

Ответы на все эти вопросы я искал не только в Кремле и высоких московских кабинетах, но и на Украине, и во время поездок в Крым, где встречался и беседовал с гражданскими и военными, среди которых были как искренние сторонники возвращения полуострова в состав России, так и лютые противники этого. Были и те, которых весна-2014 поставила перед мучительным выбором – остаться на полуострове или уехать? Мне хотелось понять житейскую психологию и пожилых крымчан, и местной молодежи, сознание которой уже было изрядно обработано украинской националистической пропагандой.

В меру допустимого мне представилась возможность узнать и о том, что происходило в Кремле, в Минобороны, в Генштабе в те самые дни, когда Киев коптился в угаре Майдана, а Крым звал Россию и ее Президента на помощь, опасаясь бандеровской расправы за желание строить дальнейшую жизнь «с москалями», а не с майданной Украиной.

Мне хотелось понять – как у Владимира Путина созревало решение помочь Крыму вернуться к родным берегам? Было ли это «экспромтом» (как утверждал президент США Барак Обама) или все-таки ВВП постепенно выстраивал свой план – сообразно той обстановке, которая складывалась ранее на Украине в целом и непосредственно на полуострове? Предвидел ли Путин чем и как потом обернется для него и страны решение, которое он, возможно, основательно обдумывал прежде, чем взять на себя всю ответственность за его последствия?

Мне важно было разобраться и в том, почему госпереворот в Киеве (при прямом содействии американских дипломатов и разведчиков) вызвал отторжение у Крыма? Что заставило граждан Автономной республики Крым вернуться в лоно России? Действительно ли Майдан с его лютой русофибией и бандеровскими лозунгами стал тем историческим перекрестком, где навсегда разошлись пути Украины и Крыма, никогда не рвавшего с Россией свою генную «пуповину»?

У того, кто будет читать эту книгу, наверняка возникнет вопрос: почему в ней столько внимания уделено бывшим командующим Черноморским флотом адмиралам Касатонову и Балтину, не имевшим непосредственного отношения к возвращению Крыма? Объясняю: потому, что они в самые тяжелые постсоветские времена дележки флота с Украиной «дрались» за него, ради того, чтобы спасти русский флот в Крыму, а заодно – спасти Крым для России.

В том же ряду борцов за возвращение Крыма в Россию и его первый президент Юрий Мешков, и другие политики, и простые граждане республики, «торившие обратную дорогу» полуострова в Россию после распада СССР. Генная тяга Крыма к России существовала даже под прессом его насильственной украинизации.

Что же касается американской политики на Украине, убежден, она и породила Майдан, а тот, в свою очередь, создал условия, которые вынудили народ Крыма восстать против киевской хунты. Как однажды заметил секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, «толчком для проведения в Крыму референдума о воссоединении с Россией стала политика, которую на Украине проводили США… Мы должны здесь «поблагодарить» США. Именно Вашингтон инициировал процесс антиконституционного государственного переворота на Украине».

В том же духе высказывался и американский политик, бывший член Палаты представителей и конгрессмен Рон Пол: «…Мы все здесь знаем, что именно США свергли правительство Украины в 2014 году – это была цветная революция, а Виктория Нуланд лично была одним из тех, кто за это отвечал. Знаем, что в ряде областей страны остались те, кто не хотел быть частью Украины с новой властью и они провели референдум в Крыму, решили присоединиться к России».

Если бы Виктор Янукович не покинул свою страну в пиковый момент февральских событий 2014 года, если бы он воспользовался предоставленными ему Конституцией президентскими полномочиями, а оппозиция не нарушила Соглашение об урегулировании кризиса, то украинская история сегодня развивалась бы по другому руслу. Конечно, обывателю нынче легко рассуждать где «дал слабину» Янукович, но куда труднее понять суть тех роковых обстоятельств, которые вынудили законного президента Украины действовать так, а не иначе.

Что именно вынудило Януковича бежать? Как это было? Почему он не прислушался к совету Путина остаться в Киеве? Какие расчеты были у Кремля, когда украинский президент оказался в Крыму с помощью своих охранников, а затем и российских спецназовцев, посланных ему на выручку по приказу Путина? Некоторые конфиденциальные документы Верховной Рады, Службы безопасности Украины и признания свидетелей тех событий проливают свет на многие любопытные моменты.

В феврале-марте 2014 года в Крыму было немало предпосылок того, что и там повторятся и Майдан, и гражданская война, – возможно, еще более жесткая, чем в Киеве или на Донбассе. Но российские военные вместе с ополченцами полуострова уберегли Крым от этой страшной беды.

Как по приказу Президента – Верховного Главнокомандующего ВС России в Минобороны и Генштабе готовилась уникальная «охранная» операция на полуострове? Как она проводилась? Откуда возникли и кто они – те «вежливые люди», действия которых резко подняли авторитет нашей армии в обществе? В книге я попытался дать ответы и на эти вопросы.

Многие зарубежные политики, военные, специалисты разведслужб признали, что действия Российской армии во время крымской операции, спланированные руководством Минобороны и Генштаба и утвержденные Верховным Главнокомандующим, были в высшей степени профессиональными по всем компонентам. Начиная скрытым сосредоточением войск и скоростью их переброски в Крым, и заканчивая грамотным и решительным блокированием украинских частей при взаимодействии с силами крымской самообороны.

Что происходило в те февральско-мартовские дни 2014 года в Кремле, в Минобороны, в Генштабе, в Симферополе и в Севастополе, в штабе Черноморского флота, в посольстве США на Украине? Я попытался дать ответы и на эти вопросы, опираясь на рассказы свидетелей и участников тех событий как в России, так и за рубежом.

Полтора десятка разведслужб США прозевали хорошо замаскированную и стремительную операцию российских войск в Крыму, что вызвало гнев Барака Обамы, Конгресса и американской прессы. Благодаря своим источникам в США, я попытался воссоздать картину тех дней, когда хозяин Белого дома, попавший под лютый огонь критики американской прессы, метал громы и молнии в свои спецслужбы и снял с должностей некоторых «проспавших Крым» руководителей разведслужб.

Кремль хорошо был осведомлен о том, что происходило в период «крымской весны» в Белом доме и в Конгрессе – равно как и в посольстве США в Киеве, в здании Службы безопасности Украины и в штабе организаторов Майдана. Российская разведка ест свой хлеб не зря!

Читатель неизбежно задастся вопросом – где здесь грань между достоверными фактами и домыслами автора? Докладываю: тут нет вымышленных персонажей – изменены лишь некоторые фамилии, в том числе офицеров и солдат одного из батальонов специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных сил России. По понятным причинам, я не стал раскрываю, подлинных имен наших разведчиков и их агентов, способов получения ими секретных документов и сведений за рубежом.

Ну а что касается «писательских домыслов», то я прибегал к ним лишь тогда, когда нельзя было раскрывать государственную тайну и разбалтывать то, что недруги России могли бы затем использовать против нее или против отдельных лиц, фигурирующих в книге. Или когда это касалось частной жизни людей, о которых я рассказываю. Однако все это не меняет принципиально сути описываемых событий. Ну, а в остальном, как говорят в таких случаях, «все совпадения случайны».


Действия «вежливых людей» резко подняли авторитет нашей армии в обществе


И последнее. Первый читатель этой книги (еще в состоянии рукописи), человек, как говорится, старой формации, осторожный и опасливый, сказал мне: «Я согласен со всем написанным, кроме одного: зачем выпячивать роль Российской армии во время тех событий и давать нашим противникам еще один повод обвинять нас в оккупации Крыма?». Категорически не принимаю такой постановки вопроса! Ибо было бы лукавством с моей стороны умышленно «ретушировать» и умалять эту роль по каким бы то ни было соображениям.

Не думаю, что мы должны стесняться очевидного факта: наши «вежливые люди» сыграли историческую роль в возвращении Крыма. Они вместе с крымским ополчением не только уберегли полуостров от местного кровавого Майдана и зреющей гражданской войны, но и обеспечили все условия для мирного волеизъявления крымчан на референдуме.

Эта книга – своего рода дань благодарности его Величеству Российскому Солдату и Гражданину Крыма, восстановившим историческую справедливость.

Было ли это «экспромтом» (как утверждал президент США Барак Обама) или все-таки ВВП постепенно выстраивал свой план – сообразно той обстановке, которая складывалась ранее на Украине в целом и непосредственно на полуострове?


Глава 1
Кремль. Красная папка

Среди дюжины папок на рабочем столе Путина одна была толще всех.

И лишь она имела пожарно-красный цвет.

По давно заведенному в Кремле порядку помощники Президента ежедневно (а то и по несколько раз на дню) начиняли ее документами особой государственной важности. Их надо было рассматривать в первую очередь.

На обложке этой картонной копилки стратегических новостей крупным черным шрифтом было напечатано «Украина».

Шел январь 2014 года.

А еще с конца ноября года 2013-го Президент России частенько начинал и заканчивал свой рабочий день чтением документов из этой пухлой папки.

У нее было одно особенное свойство – она никогда не худела.

А когда Путин поздно ночью (уже в своей подмосковной резиденции) добирался до последних страниц докладных записок, телеграмм и сообщений – утром на ореховом столе в его кремлевском кабинете, правее зеленой малахитовой карандашницы, появлялась такая же красная папка-близнец, с той же жирной траурной надписью на обложке – «Украина».

В те зимние месяцы особенно много секретных депеш было от наших послов в Киеве и Вашингтоне, Берлине и Брюсселе, от министров обороны и иностранных дел России, а также директора Службы внешней разведки.

К тому времени Путин уже знал, что люди с Майдана осадили почти все правительственные учреждения. А некоторые из них даже захватили.

Выходивший на связь из Киева Янукович жаловался на то, что его «задолбали» многочисленные звонки западных президентов и премьеров (чаще всего надоедали американцы), которые упорно советовали ему «проявлять осторожность».

Особенно частыми эти звонки стали после того, как в Киеве еще в начале декабря 2013 года появилась большая группа «антимайдановцев». Они встали своим лагерем против тех, кто затеял бучу на Майдане.

Назревала схватка. Министерство внутренних дел Украины предложило Януковичу развести воинствующие толпы, поставить между ними милицейский кордон. Президент согласился. Силы правопорядка начали операцию.

Однако вскоре в Киев позвонил вице-президент США Джо Байден и стал грозить Януковичу «большими неприятностями ».

Операция была остановлена. А митингующие стали потихоньку расходиться по домам. Но тут администрация президента приняла очень странное решение – направить милицейский спецназ на площадь Независимости для ее «окончательной» зачистки от все еще митингующих там. И ситуация стала накаляться.

Путин был удивлен, что в те бурные дни Янукович оставил столицу и отправился в Китай с государственным визитом. Виктор Федорович намеревался получить в Пекине увесистый ($10 млрд.) кредит, что, безусловно, в стесненных экономических условиях Украины было важно. Но на прозрачный намек из Кремля, что «на базар не едут, когда хата горит», он не отреагировал.

А в декабре, перед самым Новым годом, во время очередного телефонного разговора, Янукович поразил Путина еще больше: он говорил, что намерен «инициировать» проведение Олимпиады во Львове, что он огласил эту идею «перед большим кругом своих людей».

Среди них был и председатель Верховного Совета Крыма Владимир Константинов. Позже он скажет: «Это был человек, не отдающий себе отчета в том, что вокруг происходит».

В 20-х числах января боевики Майдана уже захватили киевскую городскую администрацию, Дом профсоюзов, помещения Министерства юстиции, полностью окружили здания Правительства и Верховной Рады.

А 27 января в радиоэфире над Киевом произошел запеленгованный российскими «слухачами» темпераментный разговор посла Соединенных Штатов Америки на Украине Джеффри Пайетта и лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша.

Пайетт сначала дипломатично рекомендовал, а затем сорвался и стал на высоких начальственных тонах требовать от Яроша, чтобы его «повстанцы» немедленно покинули здания Минюста.

Ярош попытался перевести стрелки на главаря общественного движения (так называли себя боевики) «Спiльна справа» Александра Данилюка. Дескать, это его люди захватили Минюст. Но, видимо, Пайетт был хорошо информирован о ситуации, потому как рявкнул в трубку:

– Не считайте меня дураком! Захватом Минюста вы уродуете образ революции! Мы так не договаривались!

Ярош приказ выполнил.

Министерство внутренних дел Украины в тот же день выступило с заявлением, в котором поблагодарило посла США за «влияние на ситуацию». Само МВД на эту ситуацию уже не влияло…

Из посольства России на Украине Путину сообщали, что даже после возвращения из Китая Янукович «не дает никаких решительных указаний о дальнейшем наведении порядка».

Сообщали и о том, что боевики Майдана продолжают нападать на милиционеров, солдат и офицеров внутренних войск, на бойцов «Беркута».

Из МИДа России Путину сообщали, что посольства США, Англии и других стран НАТО, а также Евросоюз осуждают силовой разгон «евромайдана». К их хору присоединился и пресс-секретарь президента США Джей Карни. Он заявил, что «Насилие со стороны правительственных сил против участников мирных демонстраций в Киеве должно быть остановлено».

Пройдет не так много времени и Министерство внутренних дел Украины объявит, что только за два дня событий на Майдане 350 милиционеров и военнослужащих были госпитализированы, 83 получили огнестрельные ранения, а 10 погибли. Среди них было трое крымчан – Андрей Федюкин, Виталий Гончаров и Дмитрий Власенко.

Нелитературные слова мелькнули в голове Путина, когда он читал вот это.

Посол США на Украине Джеффри Пайетт: «Оппозиция демонстрирует сдержанность Ганди».

Премьер-министр Польши Дональд Туск: «Митингующие демонстрируют удивительно высокий уровень ответственности. Практически не имеют места случаи хулиганства или неоправданной агрессии со стороны участников демонстраций».

Министр иностранных дел Британии Уильям Хейг: «Неправильно называть мирно протестующих демонстрантов террористами. Большинство из них хотят лучшего будущего для своей страны».

Гнусным лицемерием сочились заявления западных политиков и дипломатов о «мирных демонстрантах». Они не хотели видеть и признавать страшных последствий бандитского разгула боевиков Майдана.

До поздней осени 2013 года документы о ситуации на Украине помещались в одной красной папке на кремлевском столе Путина.

К середине января 2014 года таких красных папок на столе Президента России было уже две.

На обложке второй тем же крупным черным шрифтом было напечатано «Крым».

Великая смута, пахнущая дымом горящих покрышек, «коктейлем Молотова», человеческой кровью и сырой кладбищенской глиной, надвигалась на Украину.

Холодные зимние ветры несли эти мрачные запахи из Киева аж до Черного моря, до самого Крыма…

* * *

Много восстаний и переворотов, бунтов и революций пережила Украина за свою историю. И каждый раз, когда к власти приходили новые князья или цари, гетманы или предводители Центральной Рады, большевики или президенты, все они обещали народу, что при них новая жизнь будет лучше прежней. И каждый раз повторялось одно и то же – их встречали с восторгом, а провожали с проклятиями.

А на смену убитым, изгнанным или бесславно ушедшим властителям устремлялись новые, правдами и неправдами прорываясь к державному трону. Одни из них правили народом, поворачивая Малороссию к Москве, другие – на Запад. И так повторялось из века в век.


Красная папка с надписью «Крым» была самой важной на рабочем столе Путина в феврале-марте 2014 года


Монумент на Площади Независимости в Киеве представляет собой 52-метровую колонну, увенчанную фигурой молящейся Богоматери в украинском национальном костюме


И не прекращались среди украинцев споры: в какую сторону идти Украине? А те, которые рвались к власти, убеждали сограждан, что они уж точно это знают.

И уже давным-давно не было на этом свете знаменитого украинского историка Дмытра Яворницкого, а слова его будто сегодня написаны: «Раздоры шли, однако, не от большинства или народной массы, а от меньшинства, «властных» или «значных» лиц и высших духовных особ Украйны: тогда как масса украинская тяготела к России…».

И давно со страхом наблюдала за этими сварами стоящая высоко над киевским Майданом Оранта – железная богиня в национальном украинском костюме и с позолоченной калиновой веткой в руках. Ее еще называли Берегиней – божественным охранным символом мира и порядка на Украине.

Дрожала в руках Оранты золоченая калиновая ветка, мурашки ползли по стальному телу, раскачивались и золоченый шар, и беломраморная колонна под ногами, когда там, внизу, началась смута – люди били людей.

До поздней осени 2013 года документы о ситуации на Украине помещались в одной красной папке на кремлевском столе Путина. К середине января 2014 года таких красных папок на столе Президента России было уже две…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18