Юлия Рахаева.

Агент Майконга



скачать книгу бесплатно

Katana

I
Nihonto

Джулиан открыл глаза и увидел над собой белый больничный потолок. Справа рядом со свисавшей лампой виднелась огромная трещина. Маг хотел понять, который час и как он попал в клинику, а то, что он находился именно в клинике, было неоспоримым фактом, судя по противному запаху лекарств и по иголке, торчавшей у него из руки. Джулиан повернул голову к окну и замер. На подоконнике, забравшись на него с ногами, сидел Алмош, и смотрел в окно. На улице было светло. Значит, Джулиан провалялся тут как минимум ночь. Почувствовав движение, Алмош обернулся.

– Очухался? – проговорил он.

– Долго я был в отключке?

– Ну, скоро вечер.

– Вечер? Что, почти сутки?

– Ага.

– Почему ты здесь? Разве ты не должен быть с Инди?

– Я никому ничего не должен.

– А я? Мне же надо было дать показания…

– Надо. Раз ты очухался, я пойду, позвоню Ворону.

– Так мне надо пойти… – Джулиан перекрыл клапан капельницы и собрался выдернуть иголку.

– Ты головой ударился, когда падал? – Алмош в одно мгновение оказался рядом и схватил Мага за руку, больно сжав запястье.

– Но…

– Лежи и не рыпайся. Я скоро приду.

С этими словами сыщик покинул палату. Джулиан откинулся на подушку и закрыл глаза. Что же теперь будет? Свободу-то он выторговал, а дальше что? За годы жизни при Графе Маг превратился практически в иждивенца. Конечно, он зарабатывал на свой хлеб с маслом, выполняя поручения Адама, но больше он ничего не умел.

Вместо Алмоша в палату зашёл доктор.

– Ну-с, как ваши дела? – поинтересовался он и взял свободную руку Джулиана, чтобы пощупать пульс.

– Нормально, – улыбнулся Маг. – Когда вы меня выпишите?

– Не торопитесь, молодой человек. Подождите пару дней. Мы проведём обследование.

– Но я ведь просто перенервничал.

– А вот нервничать вам вообще противопоказано.

– Я знаю. И ещё знаю, что лечить меня должны не здесь, а в другой клинике.

– Многие знания, многие печали, молодой человек. Отдыхайте.

Доктор посмотрел на ещё не закончившуюся капельницу и ушёл. В коридоре он столкнулся с Алмошем.

– Послушайте, господин сыщик, – заговорил доктор, – я прекрасно помню то, что вы мне сказали. Что это важный свидетель. Но я бы не советовал сейчас устраивать ему очные ставки. Он всё-таки очень не стабилен.

– Эта штуковина, которая с ним происходит… С ней как-то можно бороться?

– Конечно, можно. Но было бы лучше, если бы он боролся не в одиночку. У него есть родственники, с которыми я бы мог это обсудить?

– Нет, он сирота.

– А жена или невеста?

– Нет.

– Близкие друзья?

– Его самый близкий друг – это тот, с кем ему нужно устроить очную ставку.

– Мда. А вы будете продолжать охранять его как ценного свидетеля?

– Ну… да. Пока да.

– А потом?

– Что потом?

– Так… Видимо, молодой человек прав.

К сожалению.

– В чём? – не понял Алмош.

– Придётся перевести его в клинику для душевнобольных. Хотя бы временно.

– Да вы спятили?

– Если бы у него был близкий человек, этого можно было бы избежать, – проговорил доктор.

– Нянька, что ли, ему нужна?

– Нет, ему нужен друг.

– Иначе он опять вот так завалится?

– Может, и не завалится, выражаясь вашим языком.

Алмош процедил сквозь зубы одно из тех ругательств, которые слышал в детстве от деда, который любил пропустить пару стаканчиков октли и, прочитав газету, привезённую из города, высказать всё, что он думает о нортах.

– Ладно, – сказал сыщик, – рассказывайте мне.

– Что рассказывать?

– Ну, как этому придурку помогать.

Когда Алмош вернулся в палату, Джулиан успел задремать.

– Отложили твою дачу показаний, – проговорил сыщик. Маг вздрогнул и открыл глаза.

– Отложили?

– Да, до твоей выписки. И это… – Джулиан с удивлением отметил, что Алмош словно стеснялся ещё что-то сказать.

– Что?

– Ничего, – пробурчал сыщик и ушёл. Он вернулся примерно через час, молча зашёл в палату, бросил на прикроватную тумбочку сборник кроссвордов с ручкой и также молча удалился.

Должно быть, так действовало лекарство, но ночь Джулиан провёл без кошмаров. Утром он почувствовал себя выспавшимся и бодрым, однако ещё до завтрака Мага потащили на обследование, и после всех анализов и тестов он почувствовал себя совершенно разбитым. После того как ему наконец-то дали поесть, Джулиан лёг на кровать и принялся разгадывать кроссворды. Это занятие здорово отвлекало.

К обеду в палату зашёл посетитель. Им оказался Джеймс Уилкинс, тот самый милый доктор, который всучил Алмошу флакончик с нюхательной солью, дабы тот мог помочь Джулиану придти в чувства. В руках доктора был неизменный чемоданчик.

– Добрый день, – улыбнулся Уилкинс. – К вам можно?

– Добрый, – ответил Маг и кивнул.

Джеймс огляделся в поисках стула, нашёл его у стены, поставил рядом с кроватью и сел.

– Я вот только узнал, что вы тут. Решил навестить. Вы же не возражаете?

– Не возражаю.

– Вот, – Джеймс полез в чемоданчик и достал оттуда бананы. – Это вам. Надеюсь, вы любите бананы?

– Люблю, спасибо, – улыбнулся Джулиан.

– Вы ешьте их почаще. Они вам очень полезны. Там витамин В6. Его вам очень нужно.

– Хорошо, но, может, на ты? Не люблю обращение на вы, оно слишком холодное и официальное.

– Хорошо. Тогда ты меня поправляй, когда я буду снова переходить на вы. Мне на вы привычнее как-то.

– Договорились, буду поправлять.

– Я тут поговорил с вашим, то есть твоим лечащим врачом.

– И как? Он ещё не решил отправить меня в клинику для душевнобольных?

– Что вы! То есть… ты. Нет, конечно.

– Но я, может, предпочёл бы клинику. Особенно если за счёт государства.

– Постой… тебе жить негде?

– Ещё неделю назад я жил в камере.

– А до этого? Ой, прости, я понял. Ты понимаешь, у меня ведь тоже проблемы с жильём были. Мне не на что было снимать квартиру и я жил в общежитии при медицинском.

– Ты поэтому ночевал в морге?

– Да. Ты не подумай, у меня раньше была квартира, но… по семейным обстоятельствам её больше нет.

– И как же ты теперь?

– Теперь я переехал к господину Бретту. Ну, то есть не к нему. Мы вместе снимаем квартиру. Так дешевле выходит. У каждого своя комната, очень удобно. Тебе тоже надо с кем-то. Соседа надо найти.

– Сначала работу надо найти, – хмыкнул Джулиан.

– Какое у тебя образование?

– Никакого.

– Как так? – удивился Уилкинс.

– Я учился в приютской школе, потом сбежал, жил с приёмным отцом, а затем он продал меня Графу. Граф сам завершил моё обучение. Какое-то время я занимался с гувернёром. Но профессию я не получил. Моя профессия – вор. В этом я мастер. Но заниматься этим дальше я не смогу. Меня же не просто так отпустили.

– Что за ужасы ты говоришь? Продал… приёмный отец… Послушай, не может быть такого, чтобы ты ничего не умел. Найдётся работа. Я сам помогу поискать.

– Спасибо. Но зачем тебе это?

Уилкинс не успел ответить, потому что к Джулиану пришёл ещё один посетитель. Алмош стоял у входа с пакетом винограда.

– Добрый день, – поздоровался Уилкинс, вставая.

– Здрасьте, – ответил Алмош.

– Вы тоже навестить пришли?

– Нет, я просто люблю в обед зайти в клинику, пошастать по палатам.

Сыщик подошёл к кровати, положил на тумбочку виноград и развернулся к выходу.

– Это, доктор, у нас в сыске переезд, ты в курсе? – заговорил он уже у двери.

– Господин Бретт что-то упоминал.

– Короче, тебе надо не в старый его кабинет приходить. У нас теперь будет один большой для всего убойного отдела. То есть у Ворона всё равно будет отдельный, но через нас надо будет проходить.

– А вас много в отделе? – поинтересовался Джеймс.

– Со мной четверо.

– И у каждого свой стол?

– Да, а что?

– Я всегда хотел иметь свой стол.

– У тебя нет?

– Нет, у нас общая лаборатория в морге, а в сыске мне пока не выделили место. Забыли, наверное.

– Хм. Ладно, мне пора, – и Алмош ушёл.

– А сколько времени? – Джеймс взглянул на часы. – Ой, мне ведь тоже пора! Я завтра тебя навещу снова, ты не против?

– Не против, – ответил Джулиан.

– Принести тебе что-нибудь? Что ты хочешь?

– Пирожное.

– Какое?

– Любое. Сладкого хочется.

– Хорошо, принесу, – улыбнулся Джеймс.

Уилкинс сдержал слово и пришёл на следующий день. Снова в обеденный перерыв. Поздоровавшись, он сел и, открыв чемоданчик, извлёк оттуда пирожное в бумажном пакете.

– Надеюсь, тебе понравится, – проговорил он с улыбкой.

– Конечно, понравится! – обрадовался Джулиан. – Спасибо большое!

– Как ты тут? Как твоё здоровье?

– Скучно мне тут, – принимаясь за пирожное, ответил Маг. – Но я не жалуюсь. Крыша над головой. Кормят. Лекарствами такими пичкают, что я сплю, как сурок.

– Раньше у тебя была бессонница?

– Когда как. То бессонница, а то сны дурные.

– А у тебя это давно?

– Что, профессиональный интерес?

– Ну да. Хотя не только профессиональный. Ты можешь не отвечать, если не хочешь.

– С детства это у меня. Только оно никогда не было таким, как в последнее время. В тюрьме усилилось.

– Знаешь, это может показаться тебе глупым, но тебе нужно отвлекаться. Это вот очень хорошо, что ты кроссворды разгадываешь. Скажи, у тебя есть какие-нибудь увлечения?

– Я люблю читать, – пожал плечами Джулиан. – Ещё в театр ходить. Музыку очень люблю слушать.

– Ой, я тоже всё это люблю! – обрадовался Уилкинс. – Когда тебя выпишут, мы с тобой можем вместе ходить в театры.

– Можем. Только сначала мне надо найти работу.

– Найдёшь, в этом я уверен.

– Не всем понравится парень с судимостью.

– Зря ты так. Вот ты слышал о том, что помощник шерифа, господин Эскот, тоже когда-то сидел в тюрьме?

Джулиан об этом слышал из первых уст. Когда надзиратель сказал, что Соро зовут на внеплановое свидание, он очень удивился. Зайдя в скромную комнату с привинченными к полу столом и стульями, Маг увидел норта, который был разве что ненамного старше него. Он был одет в очень изысканный костюм лавандового оттенка, а на его губах застыла вежливая улыбка. Глаза с зеленоватыми искорками придавали его внешности что-то кошачье.

– Разрешите представиться. Линуш Эскот, – заговорил норт. – Присядем?

– Эскот? – сев, переспросил Джулиан.

– Слышали это имя? Да, так называется кофе. Один из лучших в Айланорте. Это моего отца. А я помощник шерифа.

– Шерифа. И зачем же я понадобился самому шерифу?

– Я знаю, кто вы на самом деле.

– И кто же я?

– Правая рука Графа.

Джулиан замер. Услышать подобное от сыщика, да ещё и от самого помощника шерифа – это было слишком неожиданно.

– То есть я прав? – Эскот хитро улыбнулся.

– Что?

– Ну, я не был уверен до конца, но вы так отреагировали. Словно за мной стоял призрак Графа. Значит, я угадал.

– Чёрт…

– Понимаете, я этим так давно занимался. Если бы вы только знали, сколько сил и нервов я угробил, чтобы выйти на вас. И вот оно. Я говорю с вами.

– Что вам нужно?

– Хочу предложить вам сделку. Свободу в обмен на информацию.

– Свободу?

– Да. Вас освободят. Досрочное освобождение. Амнистия. А вы соглашаетесь сотрудничать с сыском и помочь найти Графа.

– А если я не соглашусь?

– Ваше право, – пожал плечами Эскот. – Но поверьте, я прекрасно знаю, каково вам.

– Неужели?

– Знаю. Я отсидел в тюрьме девять месяцев.

– Вы?

– Я. По обвинению в убийстве. Так что я знаю, что говорю.

Джулиан опустил глаза. Его била мелкая дрожь.

– Эй, ты в порядке? – обеспокоенно спросил Эскот.

– В порядке, – прошептал Маг.

– Я не жду от тебя ответа прямо сейчас. Я приду завтра, – с этими словами Эскот поднялся.

– Нет, стойте! – Джулиан поднял глаза. – Не надо завтра. Я согласен.

После ухода Уилкинса Маг снова остался в палате один. Алмош в этот раз не зашёл. Джулиан доел вчерашний виноград и снова принялся за кроссворды. Сыщик появился в палате поздно вечером. Он зашёл молча, достал из сумки термос и протянул Магу.

– Что там? – поинтересовался Джулиан.

– Открой, узнаешь. Что за дебильные вопросы?

Маг открыл. Запах горячей горькой воды нельзя было с чем-то спутать.

– Сегодня в Тиере праздник, – проговорил Алмош. – Я хотел октли принести, но подумал, что тебе с лекарствами нельзя.

– Спасибо, – улыбнулся Джулиан и сделал глоток. – С праздником.

– Видел твоего врача. Вроде выписывать тебя собрался.

– Выписывать? – от этого слова Магу стало страшно, но он не подал виду. – Это хорошо. Скажи, а как там король и его друг?

– Они были на празднике в Тиере. На днях уезжают в Нэжвилль.

– Они хорошие люди.

– Да, ты прав, хорошие. Будь готов завтра к полудню.

– К чему?

– К выписке.

С этими словами Алмош ушёл, оставив термос у Джулиана. Утром следующего дня доктор выдал Магу упаковку таблеток, рецепт и заключение.

– Если будет хуже, обращайтесь сразу ко мне, молодой человек, – проговорил он.

– А мне будет хуже?

– Я сказал если.

– Так я могу идти?

– Можете, – кивнул доктор.

Из вещей у Джулиана были только журнал с не до конца разгаданными кроссвордами, ручка, термос и упаковка лекарств. Маг подумал, что термос надо бы вернуть. Алмош говорил ему вчера про полдень, а сейчас было около одиннадцати. Джулиан вышел из здания клиники, опустился на лавку у входа и продолжил разгадывать кроссворды. Спешить ему уж точно было некуда.

– Что, уже выписали? – услышал он через некоторое время знакомый голос рядом.

– Выписали, – кивнул Джулиан. – Вот, возьми свой термос. Я его даже вымыл.

– Пошли, – сказал Алмош, положив термос в сумку.

– Куда? В сыск?

– Для начала в машину.

Алмош действительно направился во дворец правосудия. У Джулиана больно защемило внутри, когда он представил, что сейчас ему устроят очную ставку с Адамом. Когда Алмош вышел из машины, Джулиан последовал за ним, сжимая в одной руке журнал, а в другой пачку таблеток.

– Оставь в машине, – проговорил сыщик.

– Что?

– В машине всё это оставь, придурок.

Джулиан послушно положил журнал и таблетки на заднее сиденье. Алмош прошёл мимо поста охраны, сказав, что Джулиан с ним. Вместо того чтобы подняться на второй этаж, сыщик сразу свернул налево, оглянулся, чтобы Маг не отставал, и поспешил куда-то по коридору. Когда Джулиан понял, куда они пришли, у него пропал дар речи. Это была столовая. Алмош взял поднос, второй всучил Джулиану.

– Но у меня нет денег, – наконец выдал Маг.

– Я заплачу, – ответил Алмош. – А ты потом отдашь. И здесь дёшево.

Вскоре они уже сидели за одним из столиков и молча поглощали пищу.

– Ты всех свидетелей здесь кормишь? – первым не выдержал Джулиан.

– Только калечных, – ответил Алмош.

– Это такая программа по защите калечных свидетелей?

– Вообще-то я собирался сказать тебе спасибо за то, что помешал нам с Инди поубивать друг друга, но уже передумал.

– Когда у меня очная ставка? – тихо спросил Джулиан.

– Так не терпится?

– Хочу побыстрее с этим покончить.

– Тогда доедай и пошли.

– Знаешь, что странно?

– Что?

– Не одни мы тут обедаем, но никто к тебе не подошёл, не поздоровался и не подсел. От меня плохо пахнет?

– С какой стати ко мне должен кто-то подсаживаться?

– Но вы же коллеги. Вон, посмотри, все сидят компаниями.

– Я всегда ем один. Ты закончил? Пошли.

Алмош привёл Мага в просторный кабинет на втором этаже, в котором ещё явно не завершился процесс переезда. Где-то на полу стояли коробки, а мужчина и женщина что-то раскладывали в шкафу. Мужчина был немного полноватым с короткой стрижкой и забавным галстуком в горошек. Женщина, пепельная блондинка с волосами, убранными в хвост, была одета в кофейного цвета юбку и ярко-жёлтую блузку. Следом за Алмошем и Магом в кабинет зашёл крепкий рыжеволосый мужчина с большим цветочным горшком в руках. В горшке красовался фикус.

– Ал, давай поставим его к твоему столу? – проговорил он.

– Не называй меня Алом! – возмутился Алмош.

– То есть на фикус ты согласен? – обрадовался рыжий и поставил горшок рядом с одним из столов, который был ближе к окну.

– Нет!

– Но так у него будет больше шансов выжить, – проговорила женщина, наконец, обернувшись. – Ты сможешь поливать его чаем. А от нашего кофе он загнётся быстрее. Это с тобой Маг?

– Маг, – кивнул Алмош. – Ворон у себя?

– С утра там окопался.

– Жди здесь, – сказал сыщик Джулиану и скрылся за дверью в смежный кабинет.

– Меня зовут Лина, – представилась женщина, подойдя к Магу. – Лина Кингсли.

– Джулиан Соро.

– А мы знаем, – улыбнулась Лина.

– Я Нэд Дженкинс, – сказал рыжий. – А ты, значит, выписался из клиники?

– Да. А кто до этого поливал фикус?

– Ха. Так Ал и поливал! Только он отпирается.

– Я тоже поливал, – заговорил полноватый мужчина у шкафа.

– Кофе? – с усмешкой переспросил Нэд.

– Вовсе нет. Я прекрасно знаю, что кофе вреден для почвы.

– Маг, познакомься, это Фридрих Купер, – проговорил Дженкинс. – Наш ум, честь и совесть.

– Твой сарказм здесь неуместен, – отозвался Купер и продолжил раскладывать папки по полкам.

Из кабинета Бретта вышел Алмош.

– Если не передумал, то сейчас всё организуют, – проговорил он.

– Не передумал, – ответил Джулиан.

– Вы очную ставку с Графом собрались проводить? – догадался Нэд.

– Да, – кивнул Алмош.

– В допросной?

– Тебе не всё равно?

– Нет. У меня на допросную планы.

– Опять бабу собрался привести туда?

– А ты не завидуй, Ал.

– Пф.

– Многозначительно.

– Полагаю, Алмош имел в виду, что он не всегда одобряет твой выбор женщин, – проговорил Фридрих.

– Джулиан, может, кофе? – предложила Лина. – Думаю, минут пятнадцать у вас есть, пока Графа привезут, а то и больше.

Маг чувствовал себя очень странно. Он не мог понять, что происходит. Джулиан прекрасно помнил, кто он и кто они, все, кто находился в кабинете. Он не понимал, почему эти люди были с ним так любезны. Просто потому что он ценный свидетель? Потому что ему ещё потом давать показания на суде? Иначе зачем сыщикам убойного отдела так нянчиться с вором?

– Ставь чайник, – не дожидаясь ответа Джулиана, сказал Нэд.

– Найти бы его ещё… – и Лина полезла в одну из коробок.

– Чайник стоит рядом с моим столом, – проговорил Купер.

– О! Точно! – обрадовалась Кингсли. – А где кофе?

– Держи, – Фридрих протянул коллеге банку.

– Вас в отделе ведь четверо? – вдруг спросил Джулиан.

– Четверо, – кивнул Нэд.

– А столов пять, – заметил Маг.

– Нас в отделе не четверо, – проговорил Купер. – Нас было пятеро. Потому что начальник отдела тоже считается. Но теперь нас шестеро. Шестым стал доктор Уилкинс. Стол для него.

– С каких это пор у нас в отделе медэксперт? – спросил Дженкинс.

– А ты считаешь, что твоих знаний в человеческой анатомии тебе хватает?

– Уж в чём, а в анатомии я прекрасно разбираюсь, – усмехнулся Нэд.

– Под анатомией понимается не только то, что у тебя ниже пояса, – проговорил Алмош.

– Почему только у меня? У тебя тоже! – отозвался Дженкинс.

– Вот поэтому твой однокурсник стал шерифом, а ты нет.

– Что? – Нэда последнее заявление Алмоша явно задело.

– Что слышал.

– А ну прекратите! – вмешалась Лина.

– Ладно, – ответил Нэд. – Просто у тебя такие же проблемы, как у Ворона. Только Бретт женат на своей работе, а ты – на мече своём.

Алмош только фыркнул и сел за свой стол.

– Но вообще-то, Нэд, медэксперт ещё и в психологии разбирается, насколько мне известно, – проговорила Лина. – А это полезные навыки.

– Я тоже разбираюсь в психологии, – сказал Купер. – Думаю, нам будет о чём поговорить с господином Уилкинсом.

– Вы точно найдёте общий язык, – хмыкнул Алмош. – У вас обоих есть общая любовь. К пирожкам.

– Сделаю вид, что твоя шутка была смешной, – ответил Фридрих.

– Ну, если этот Уилкинс будет с нами, то чего он не помогает переезжать? – возмутился Дженкинс.

– Наверное, у него важные дела в морге, – ответил Джулиан.

– Ты его знаешь?

– Да.

– Какие в морге могут быть важные дела? Трупы ж не убегут.

– Ну, не знаю. Я слышал, однажды труп заговорил с патологоанатомом прямо во время вскрытия.

– Да ну, брехня.

– Полагаю, он просто не был трупом, – проговорил Купер. – Я тоже о таком слышал.

– И что труп сказал патологоанатому? – спросил Нэд.

– Не знаю, – ответил Джулиан. – Может, подсказал, где резать?

– Чего?

– Ну, мало ли. Сказал: левее, доктор.

– Придурки, – проговорил Алмош.

– А ведь это ты напомнил Ворону про стол для Уилкинса? – вдруг сказал Джулиан.

– Что? Ничего я не напоминал! – отозвался амарго.

– А я уверен, что ты. Джеймс при тебе сказал, что хотел свой стол и что про него забыли. Господин начальник на самом деле добрый и пушистый.

– Лина, не переводи на этого идиота свой кофе.

– А это правда? – спросила Кингсли.

– Что?

– Ты напомнил про стол?

– Нет!

– Полагаю, что правду можно выяснить, задав вопрос господину Бретту, – проговорил Купер.

– И кто же этот смертник? – спросил Нэд.

– Жребий или камень-ножницы-бумага? – почему-то обрадовалась Лина.

– Давайте жребий, – предложил Дженкинс.

– Хорошо.

– Я не участвую, – сказал Алмош.

– Так это само собой. Про тебя же спрашивать будем! Нэд, дай спички. Джулиан, можно вас попросить? Сломайте одну, выровняйте и протяните нам три штуки. Ну, вы понимаете, да?

– Понимаю, – улыбнулся Маг. – Кто вытащит короткую, пойдёт к Бретту.

Джулиан сделал, как попросила Лина. Идти к Ворону выпало Куперу.

– Завещание твоё где? – поинтересовался Дженкинс.

– У семейного адвоката, – ответил Фридрих и зашагал к двери Бретта. Купер вышел, вернее, пулей вылетел из кабинета начальника буквально через минуту.

– Ну, как? – спросила Лина.

– Господин Бретт признал, что инициатива исходила от Алмоша, – сказал Фридрих.

– Я же говорил! – обрадовался Джулиан.

– Как это мило! – воскликнула Кингсли. – А я тоже всегда подозревала, что Алмош на самом деле добрый.

– Могу устроить так, чтобы подозрений больше не было, – огрызнулся амарго.

– Господин Бретт просил тебя зайти, Нэд, – проговорил Купер.

– Зачем?

– Я не Бретт, но могу предположить, что дело касается выяснения личности работника администрации губернатора, работавшего на Графа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6