Татьяна Смирнова.

Время надежды, или Игра в жизнь



скачать книгу бесплатно

– Я думала, что ты на этот счёт уже успокоилась, – сказала Лена, делая глоток холодного кофе и недовольно морщась. – Так, дай Бог памяти… Я это слышала после твоего первого замужества, потом – после второго. Сейчас у нас третий брак… Ты становишься предсказуемой, подруга!

Надежда протестующе помахала рукой:

– Это всё не причем! Просто чем больше проходит времени, чем старше я становлюсь, тем сильнее мне этого хочется…

Лена со снисходительным видом откинулась на стуле, приготовившись слушать.

– Ну, хорошо. Допустим. Что бы ты в своей жизни поменяла сейчас? Давай сначала…

Надежда заговорила – радостно, взволнованно. Было видно, что эту речь она проговаривала неоднократно, – и теперь словно заново переживала привычные эмоции.

– Во-первых, я бы сразу после школы поехала в Новосибирск, где Макс учился в военном училище. Нашла бы его там. Главное – успеть до 20 июля 1985-го года, пока он ещё не наломал дров со своей скоропалительной женитьбой. Мы бы познакомилась, я бы вышла за него замуж – а потом уже всё прочее. По крайней мере, у моих детей был бы нормальный, родной им отец…

Весь вид Лены выражал иронию:

– А вдруг бы ты ему не понравилась? Или вы по молодости не оценили бы друг друга? А вдруг бы он и тебе изменял, как первой жене изменял постоянно?

Надежда даже подскочила от возмущения:

– Мне?! Максим?! Изменял?! Ты в своем уме?

– А ты не забыла, что у твоего любимого Максюшеньки два парня практически без отца выросли? Что-то не похоже, чтобы твой Орлов в молодости отличался высокими моральными устоями…

– Это ничего не значит, Лен, – постаралась быть убедительной Надежда. – Просто он тогда не встретил свою женщину. Вот мы с ним – дуалы! Половинки одного целого! Мы – вообще одно целое! Если бы мы вовремя с Орловым встретились, мы были бы совершенно счастливы, совершенно! И наши дети – тоже! Я только сейчас поняла, что нужно выбирать не мужа себе, а отца своим будущим детям… А Максим – идеальный отец! Ну, и муж, конечно, тоже… И зять…

Лена слушала Надежду и пыталась сделать из салфетки кораблик.

– Он идеальный только для тебя… – заметила она, старательно складывая салфетку. Пока у неё получилась пилотка.

– Нет! Он вообще идеальный! – горячо возразила Надежда, на что Лена глубокомысленно заметила:

– Боюсь, его прежняя жена, которую он бросил сразу после рождения второго ребёнка, и его юная сожительница, от которой он потом ушёл к тебе, так не считают…

– Ну и пусть! – заявила Надежда с вызовом. – Он их не любил! А меня – любит! В том-то и смысл – встретить своего человека. Думаешь, это просто? Многие люди всю жизнь мечтают о таком счастье, молят Бога, а им не даётся! А мне вот повезло… На старости лет… Если бы это случилось раньше, Лен… Представляешь, какую замечательную жизнь я бы прожила!

– Как любопытно… – Лена отложила недоделанный кораблик. – Тогда, выходит, и твой первый муж, чудак на букву «м» Дениска Морозов, папа Марины, издевался бы не над тобой, а над кем-то другим… А твой второй муж, мамсик Коленька Игнатов, Антошкин папашка, встретил бы какую-нибудь другую девушку – без «довеска» в виде ребёночка.

И твоя бывшая свекровь Ольга Викторовна, маменька Коленьки, была бы тогда тоже совершенно счастлива, а не сворачивала тебе кровь десять лет…

Надежда отпила остывший кофе и тоже поморщилась.

– Фу, гадость. Остыл совсем… Не будем о грустном. Хорошо, что хоть и с опозданием, но я встретила своего Орлова. Что дети всё поняли и приняли его. Что мы счастливы… А плохо то, что я так и не родила ему ребёнка… Он всегда мечтал о дочке… И ведь был же шанс…

Лена украдкой запустила под стол бумажный самолётик из салфетки. Тот описал замысловатую дугу и вернулся ей под ноги.

– Я помню… Может, ещё родишь? – спросила она подругу. – Подумаешь, 45 лет всего… Ещё только будет 13 августа…

Надежда покачала головой.

– Не смеши… Я ведь не собираюсь прожить две жизни, Лен. Всему своё время… Кстати, у меня, кажется, уже «второй переходный возраст» начался… Третий месяц «гостей» нет… И состояние ужасное…

– Да брось! – воскликнула Лена. – Вроде бы ещё рано для климакса!

– Тише ты! – прошептала Надежда, напряжённо оглядываясь по сторонам. – Ненавижу это слово…

– Да что в нём такого? – пожала плечами Лена. – Слово как слово. Ничем не хуже аппендицита. Но мне всё-таки кажется, что ещё не время. Лет семь, как минимум, ещё помучаемся…

– По-разному бывает, Лен… – вздохнула Надежда. – Случается он… Ну, слово это противное… И ранний совсем… В врачу я, конечно, схожу, но только на следующей неделе. Не то что меня это как-то уж сильно расстроило, но… Такое ощущение, что всё уже в прошлом, понимаешь?.. Вот из-за этого всего и хочется – дико хочется! – вернуть всё назад, всё исправить, всё успеть… Эх! Я бы и тебе жизнь подправила…

Лена заинтересованно посмотрела на Надежду.

– Да ладно! Это как?

– А легко! Женьку Богомазова в армию бы не пустила! Вы бы с ним поженились, детишек нарожали…

Лена изменилась в лице и укоризненно посмотрела на Надежду, но та, увлекшись, этого не заметила и с воодушевлением продолжила:

– Сейчас бы ты уже бабушкой была! Точно! Не пошёл бы Женька в армию, остался бы жив… У вас получились бы такие красивые дети!

Наткнувшись на тяжелый взгляд подруги, Надежда испуганно замолчала.

– Ой, прости! Вот я дура!

Лена грустно покачала головой, неторопливо изорвала белую салфетку на мелкие кусочки и посыпала ими стол, как снегом. Всё это время Надежда сидела с виноватым видом и не знала, куда спрятать глаза от стыда, осознав, что допустила вопиющую бестактность.

– Да, Надюха… – произнесла, наконец, Лена. – Умеешь ты утешить… Знаешь ведь – я всех своих мужчин сравнивала с Женькой. Бессмысленное оказалось занятие. Радует одно: в твоем замечательном сценарии есть один неизменный персонаж – это я. И я там, надо полагать, буду тоже… (Лена передразнила подругу) совершенно счастлива… Совершенно…

Надежда поняла, что прощена, смущенно улыбнулась и развела руками: ну, что тут, мол, поделаешь, если иногда «клинит»…

– Знаешь… – тихо проговорила она, – я не пережила бы потерю Максима. И измену тоже… Ведь это равносильно потере… Не простила бы и не пережила… Если бы я только узнала, что у него есть какая-то другая, «параллельная» со мной жизнь, – на этом бы наша история сразу и окончилась… А дальше всё теряет смысл… Мне страшно об этом даже думать.

– Вот и не думай, – сказала Лена, доставая кошелёк. – И так тошно… Сегодня моя очередь платить, а ты зови официанта. Надо идти – работы полно… И знаешь… Всё-таки ты у меня какая-то инфантильная…

– Ну, хоть не малахольная, как обычно, – махнула рукой Надежда. – Уже прогресс.


***


Вечером, после традиционно семейного ужина, где подробно обсуждалось всё случившееся с каждым за день, Надежда, уже почти готовая ко сну, заглянула на половину родителей пожелать им спокойной ночи.

В большой комнате, которую мама по старой привычке звала «зала», все стены были увешены вышитыми её руками картинами. Мама и сейчас сидела в кресле под торшером и ловко орудовала иголкой с ярко-бирюзовой нитью. Увидев дочь, продемонстрировала ей почти готовую работу: одинокий парусник в бушующих морских волнах.

Надежда подошла к маме и поцеловала её в мягкую, покрытую морщинками щёку.

– «Белеет парус одинокий»? Марине понравится! Она же у нас «морская»!

– Да вы меня замучили с этой вышивкой, – вроде бы недовольно проворчала мама, тоже рассматривая рисунок. – Уже вешать некуда! Папа бастует – отказывается рамки делать!

Из второй комнаты – спальни – появился Николай Васильевич с неизменной газетой в руках. Сейчас на нём были мягкие домашние брюки, тёплая клетчатая рубашка, вязаная жилетка – спать он явно ещё не собирался.

– Когда это я отказывался?! – шутливо возмутился он. – Мне для родных детей и внуков ничего не жалко!

– Можно подумать, мне жалко… – примирительно сказала Вера Ивановна, снова берясь за иглу. – Просто стен уже в доме не хватает…

– Это как раз не проблема, – засмеялась Надежда. – Надо будет – ещё один дом построим!

– А, ну, разве что… Тогда другое дело, – улыбнулась мама в ответ.

– Ты с традиционным ночным обходом? – обратился Николай Васильевич к дочери.

Надежда подошла к отцу, крепко обняла его.

– Конечно. Ты же знаешь, что я не усну, пока всех не перецелую!

Вера Ивановна подняла голову от вышивания:

– Да иди уже спать, Надюша! Такой день был тяжелый. Папа мне после ужина телевизор запретил смотреть…

– И правильно сделал! – повысил голос Николай Васильевич. – Ещё пара выпусков новостей – и можно «скорую» вызывать. Причём нам обоим…

– Господи, только не это, – испугалась Надежда. – Даже думать забудьте! Как там Максим говорит? «Всё. У нас. Хорошо. А будет ещё лучше!».

– Ну, твой Максимка ещё и не такое скажет… – Николай Васильевич довольно улыбнулся. – Умный у меня зять!

– Я для этого очень постаралась, пап, правда… – с нежностью проговорила Надежда. – Очень долго его искала… И если бы мне повезло начать жизнь сначала…

Вера Ивановна демонстративно закатила глаза, а Николай Васильевич продолжил с самым серьёзным видом:

– «…то я нашла бы его сразу после школы, в 18 лет, а не в 35, и мы были бы совершенно счастливы… Совершенно…».

– Не дразнись! – засмеялась Надежда. – Ну, если я такая! Если это моя самая заветная мечта?! И чем больше проходит времени, тем больше я этого хочу…

– Фантазёрка, – вздохнула Вера Ивановна. – И в кого только?..

– Ни в мать, ни в отца, а в заезжего молодца, – тут же отозвался Николай Васильевич, и Вера Ивановна погрозила ему пальцем.

Надежда развела руками.

– Зато это помогло мне с выбором профессии. В журналистике без фантазии делать нечего… Ладно… Спокойной ночи, мои золотые. Я вас люблю!

– Иди, отдыхай, родная. Мы тоже всех вас любим… – Николай Васильевич поцеловал дочку в висок и привычно потрепал за щёку.

Надежда улыбнулась этому жесту – папа так делал всегда, сколько она себя помнит. Потом он так же трепал за щёки внуков – те в детстве даже соревновались между собой, кому достанется больше внимания от деда…

Долгим взглядом окинув комнату родителей, Надежда постаралась запомнить каждую деталь: вот мама, улыбнувшись и помахав ей рукой, склоняется над вышиванием; вот папа рядом с ней – положил маме руку на плечо, как на старой фотографии, и с улыбкой смотрит на дочь…

Она вышла из комнаты, тихо прикрыла дверь, провела по ней ладонью и прошептала:

– Папулечка-роднулечка, мамулечка-красотулечка, любимые мои… Живите долго…

Традиционный вечерний обход на этом не закончился – следующими на очереди были дети.

Надежда заглянула в комнату Антона – тот сидел за столом, освещённый только монитором компьютера, и увлечённо играл в какую-то «стрелялку». Надежда тихо подошла к сыну и поцеловала его в макушку.

Антон, не отрываясь от игры, слегка прижался к маме головой. Надежда взъерошила его волосы, шутливо поводила вверх-вниз ладонью перед лицом, затем махнула рукой – мол, случай безнадёжный.

Антон улыбнулся, продолжая рубиться с виртуальными монстрами.

Надежда, покачав головой, вышла из комнаты – сын достиг такого возраста, что «предки» отошли на второй план, пропустив вперёд друзей, учебу, увлечения и любовь, конечно. Когда-нибудь, возможно, он будет так же остро нуждаться в родителях, как она сейчас в своих, потому что только родители дают ощущение надёжности, крепкого тыла и бесконечности бытия. Но до этого Антону нужно ещё дорасти…

Подойдя к комнате Марины, Надежда услышала из-за двери приглушённый разговор дочери с кем-то по скайпу.


– Ну и что! Я не могла тебе сразу позвонить, потому что на работе был полный завал! – эмоционально говорила Марина. – Ты ведь знаешь, что сегодня произошло в Москве! Как вообще сейчас в такой ситуации можно думать о личном?!

– Но я же волновался! – бубнил искаженный компьютерными динамиками мужской голос. – Чуть с ума не сошёл! Мобильный не отвечает, к стационарному не зовут! Только когда в новостях тебя увидел – успокоился. Так же нельзя!

– Ты понимаешь – я ра-бо-та-ю! Мало ли что бывает! И вообще…

Вздохнув, Надежда на цыпочках отошла от двери. Дочь Марина уже больше года переживала бурный роман с молодым человеком по имени Владислав – и сейчас конфетно-букетная стадия перешла в «притирку». Они постоянно ссорились и выясняли отношения. Марина регулярно «строила» парня – проверяла, её это человек, или нет.

«Смотри, допроверяешься», – пугала Надежда дочь, но Марина легкомысленно отмахивалась. Для себя она уже всё решила, и теперь дело медленно, но верно шло к свадьбе – на ближайшие выходные были запланированы смотрины: в гости ждали родителей Владислава – одного из чиновников областной администрации с супругой…

Надежда заглянула в спальню – Максим лежал в их огромной кровати и читал своего любимого Ошо, то снимая, то надевая очки. Вообще-то окуляры «для чтения» он приобрёл совсем недавно и ещё к этому факту не привык – вроде бы даже стеснялся. Но и обходиться без них уже не мог. «Старенький я у тебя…», – прибеднялся иногда Максим, но Надежда, которая и сама уже с год как начала пользоваться «плюсовыми» стёклами, только смеялась в ответ.

Большие напольные часы показывали почти полночь. Максим в очередной раз снял очки, отложил книгу и потянулся.

– Любимая! Ты скоро?

– Скоро! Я в душ…

Завернувшись в большое полотенце, Надежда стояла в ванной у большого зеркала и пристально себя разглядывала. Годы, безусловно, брали своё. Да, она никак не выглядела на свои почти 45 – тонкая в кости, стройная. Но привычная худощавость почему-то уже не радовала – как любила ехидно повторять пышнотелая Лена Савельева, «худая корова, извините, –точно не газель…».

Под глазами пролегли тонкие морщинки, которые лучиками разбегались к вискам; огорчали и другие проявления возраста. «Вот откуда второй подбородок взялся при моём дефиците веса?! – огорчалась Надежда. – И тут тоже всё провисло…», на что всезнающая Лена назидательно замечала: «Дорогая, в нашем возрасте надо иметь либо фигуру, либо лицо…». Действительно, сама Лена со своими пышными формами была похожа на наливное яблочко, и Надежда, с её «пониженным тонусом», иногда по-хорошему завидовала подруге…

Впрочем, в целом всё смотрелось ещё очень даже неплохо. Надежда подтянула пальцами кожу на лице, разгладив морщинки, втянула живот, повертелась немного перед зеркалом. Грудь в последнее время стала болезненной и вроде бы даже увеличилась в размерах, и Надежду сейчас это даже порадовало – она выглядела настоящей «секси» в свои 44!

«Если климакс проявляется именно так, то тогда ладно, – подумала она и показала своему отражению язык. – Фигура меня вполне устраивает, а будет невмоготу с лицом, сделаю пластическую операцию»…

В это время из-за двери раздался приглушенный голос мужа:

– Сделаешь пластическую операцию – убью…

Надежда захохотала и распахнула дверь ванной – перед ней стоял завёрнутый в одеяло Максим. Увидев жену, сгрёб её в охапку и потащил в спальню. Надежда, еле сдерживая смех, барахталась и отбивалась – тогда Максим, подхватив её на руки, быстро донёс «добычу» до кровати…

А дальше было всё, как и десять лет назад, – страсть Максима, его горячее тело, сильные руки, смелые губы – и пьянящий запах тела, который с самой первой встречи сводил Надежду с ума. Позже она поняла, что это и есть та самая «химия» отношений, которая крепче любых уз связывает двух людей. Они с Максимом совпали на уровне атомов и молекул, и их постоянно тянуло друг к другу – разве что с годами в отношения добавилось больше тихой спокойной нежности.

Первые лет шесть после встречи они были близки каждый день – «без выходных и праздников», как, смущаясь, делилась с Леной своим женским счастьем Надежда. В последние же годы они с мужем вполне могли, крепко обнявшись, проговорить полночи напролёт, а потом мирно уснуть, пожелав друг другу хороших снов. Ночные безумства, конечно же, случались, но уже реже. «Количество мы заменили качеством», – как-то мимоходом заметил Максим, и оба восприняли это естественно, без обычных в подобных ситуациях сомнений и терзаний – женских: «Он меня больше не хочет так часто, как раньше, – значит, разлюбил?..», и мужских: «Мне уже не надо так много, как раньше, – а всё ли со мной в порядке?..». Да, возраст сказался и на этой сфере супружеских отношений, но, по обоюдному мнению, никак не повлиял на остроту интимных переживаний – они по-прежнему чувствовали себя любимыми и желанными.


…Надежда уютно устроилась на плече мужа – Максим обнял жену, вдыхая аромат пушистых волос, и даже зажмурился от удовольствия. Потом взял её руку в свою, поцеловал.

– Как мама? – спросил тихо, перебирая пальцы.

– Уже лучше, давление почти в норме. Она так переволновалась сегодня… Целый день не отходила от телевизора… У папы тоже сердечко прихватило… Он бодрится, вида не показывает, но я-то его знаю…

– Бедные родители… – вздохнул Максим. – Мало на их голову в молодости всего свалилось – так и сейчас спокойной жизни нет… За страну волнуются, за Москву вот теперь, за нас, за внуков…

Надежда приподнялась на локте.

– Кстати, о внуках… Ты не забыл? На выходных родители Владика придут… Боюсь, так и до свадьбы недалеко…

– Чего боишься-то? – тихо рассмеялся Максим. – Радоваться надо! Девушке почти 25 лет уже. Сама-то, небось, в 18 первый раз выскочила! Жизнь продолжается… Дети взрослеют, а мы по-прежнему молодые. У нас с тобой ещё столько интересного впереди!

Максим обнял жену и накрылся вместе с ней одеялом с головой.

– Тихо, тихо! – сквозь смех сдавленно шептала Надежда, пытаясь освободиться из плена. – Дети спят!

– Да и пусть их спят! Мы разве кому-то мешаем?.. – Максим обхватил жену руками и ногами так, что она не могла пошевелиться, и принялся целовать. Через минуту Надежда перестала сопротивляться, а ещё через несколько минут снова унеслась в космос на волнах острого наслаждения.

– Ну, всё, спать-спать-спать… – прошептала Надежда, с трудом восстановив дыхание. – Спокойной ночи, родной мой. Я тебя люблю…

Максим, раскинувшись на кровати, откликнулся сонным голосом:

– И я тебя… лю…

Следом раздалось размеренное посапывание – Надежда всегда удивлялась способности мужа засыпать на полуслове, в любой ситуации и в любом положении. «Это у меня ещё с армии!» – оправдывался Максим. Сама так не умела – даже в идеальных условиях сон часто не шёл к ней, и она часами ворочалась в кровати, борясь с одолевающими мыслями.

Вот и сейчас лежала, широко раскрыв глаза и уставившись в потолок, – думала «обо всём и ни о чём», как называл это её состояние муж. Повернула голову к Максиму, в полумраке стала разглядывать его профиль. Протянула руку, легонько провела пальцами по бровям, носу, губам. Максим, не просыпаясь, поцеловал ей пальцы.

Приподнявшись на локте над мужем, Надежда принялась его рассматривать, будто видела в первый раз: светлый ёжик мягких волос, тени от длинных ресниц на щеках, морщинки у глаз… Прямой греческий нос – Надежда его обожала! Круглый подбородок с ямочкой посередине вроде бы должен говорить о мягкости характера его хозяина, но силе воли и крепости духа Макса Орлова можно было позавидовать. Каждая чёрточка мужа была уже давно Надеждой изучена и обцелована, но она всё никак не могла на него насмотреться – в ту последнюю ночь своей старой жизни…

– Эх… – прошептала Надежда, разглядывая в полумраке мирно спящего Максима. – Хотелось бы мне вернуться… Увидеть тебя молодым… Родить тебе дочку… Быть всю жизнь такой же счастливой, как в эти наши десять лет…

И добавила с запредельной болью в голосе:

– Как жаль, что это невозможно… Как же жаль…

В этот момент откуда-то сбоку раздался странный звук – Надежда даже не сразу догадалась, что это просигналил поставленный на вибро-звонок телефон Максима.

– Господи, кто ещё там в такое время? – пробормотала Надежда, дотянувшись через крепко спящего мужа до мобильника, засветившегося в ответ на входящее смс.

«Когда ты расскажешь Надежде и всем про нас? – прочитала она пришедшее с неопределившегося номера сообщение. – Нужно ведь планировать свадьбу, пока живот ещё можно скрыть. Наш сын ждать не будет… Да-да-да, у нас будет мальчик!!! Сегодня сказали на УЗИ! Ты рад ещё одному продолжателю фамилии и рода Орловых??? Надеюсь, завтра ты это сделаешь, – и сразу приступим к подготовке торжества…».

Словно издалека донёсся бой часов, хотя давно перевалило за полночь. Надежда удивилась и хотела посмотреть, что случилось со временем, но не смогла – ей показалось, что она вдруг неожиданно уснула. До сознания содержание сообщения сразу не дошло – подсознание предусмотрительно его отключило, потому что следом пришла такая душевная боль, с которой она бы просто не справилась…

Последнее, что запомнила Надежда, – странная белая вспышка, за которой последовала пустота.


1983 год. Воронеж.


В небольшой комнате, похожей на пенал, на узкой тахте, с головой укрывшись одеялом, – был виден только длинный светлый локон волос, свесившийся почти до пола, – крепко спала девушка. Неожиданно дремотную утреннюю тишину нарушили позывные «Пионерской зорьки» и звонкий женский голос из-за двери:

– Надюшка, подъем! Опоздаешь на занятия! У кого сессия на носу?

Одеяло медленно поползло вниз и из-под него показалось лицо очень симпатичной, совсем юной девушки – той самой, с черно-белой фотографии в кабинете Надежды Орловой.

Впрочем, это и была Надежда. Она лежала с закрытыми глазами, пытаясь понять, что её разбудило. В голове бродили полусонные, как она сама, мысли: «Сегодня вторник… Встреча у губернатора… Подумать, чем угощать будущих сватов… Что-то купить заранее… Максу нужен новый свитер на весну… А мне – туфли… Или обойдусь в этом сезоне?.. Что-то типа ботиночек взять, под джинсы… Хотя нет, лучше всё-таки на каблуке…».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10