Татьяна Джаксон.

Исландские королевские саги о Восточной Европе



скачать книгу бесплатно

38 Маннхейм (Mannheimr) – «Жилище, обиталище, мир людей». Годхейм (Go?heimr) – «Жилище, обиталище, мир богов». Топонимы составлены по тому же принципу, что и Vanaheimr и Asaheimr (см. комм. 19 и 21). Go?heimr встречается только у Снорри; Mannheimr до Снорри использовали скальды (Metzenthin 1941. S. 35, 68). Пара топонимов Маннхейм – Годхейм лишний раз подчеркивает зависимость Свитьод от Великой Свитьод (выше – см. комм. 9 – шла речь о том, что Снорри так строит свое повествование, будто скандинавская Свитьод, т. е. Свеаланд, получает имя от Великой Свитьод).

39 Здесь Снорри дает свое объяснение того, почему люди поклонялись Одину как хозяину воинского «рая». Ср. в «Младшей Эдде» (при перечислении имен Одина): «И еще зовут его Отцом Павших, ибо все, кто пал в бою, – его приемные сыновья. Им отвел он Вальгаллу и Вингольв, и зовут их эйнхериями» (Младшая Эдда. С. 39–40). Вальгалла (дисл. Valh?ll) – «Чертог убитых» – жилище павших в бою храбрых воинов эйнхериев, принадлежащее Одину. Вингольв (дисл. Ving?lf) – «Обитель блаженства» – еще одно название Вальгаллы, поскольку попавшие туда воины пируют, пьют неиссякаемое медовое молоко козы Хейдрун и едят неиссякающее мясо вепря Сэхримнира (см.: Мелетинский, Гуревич 1980. С. 212).

40 Из этого рассказа Снорри следует, что Асгард находится в Годхейме (Один «сказал, что отправится в Годхейм», и свей решили, «что он вернулся в древний Асгард»), но Асгард – это главный город Асаланда, находящегося в Азии к востоку от Тана-квисла (см. гл. 2 и комм. 23), а Годхейм – то же, что Великая Свитьод (см. гл. 8 и комм. 38). Следовательно, согласно Снорри, Асгард находится в Великой Свитьод, а Великая Свитьод частично совпадает с Асаландом либо включает его в себя.

41 В восточной Свитьод – т. е. в Великой Свитьод. Аналогичное толкование см.: Finnur J?nsson 1934. S. 185; Ковалевский С. Д. (СВ. 1973. Т. 36. С. 260, примеч. к гл. 12).

42 У Камня (At Steini) – название усадьбы в Великой Свитьод. Снорри использует этот топоним также для обозначения двух пунктов в Норвегии (?F. XXVI. 93; IF. XXVII. 76) и местности в Эйстланде (см. гл. 32 саги и комм. 53). Видимо, отталкиваясь от этого последнего использования топонима, X. Р. Эллис Дэвидсон заключает, что события, описанные в гл. 12 «Саги об Инглингах» (гибель Свейгдира внутри камня), тоже происходят в Эйстланде (Ellis Davidson 1976. Р. 20).

43 Конунг (konungr) – «король». Древнеисландское слово – общее для всех германских языков, кроме готского (да. су nig, англ, king; двн. kuning, нем. K?nig; дшв. konunger, kununger, шв. kung, konung; ддатск. kunung, konung, датск., норв. konge; финск. kuningas), – является патронимическим производным от копг «человек благородного или знатного происхождения» (IED.

Р. 350–351; Вое 1964). Согласно «Саге об Инглингах», «первым из своих родичей назван конунгом» был Дюггви, сын Домара, сына Домальди, «а до этого они назывались «дроттины», а жены их – «дроттнинги»» («en ??r v?ru ?eir dr?ttnar kalla?ir, en konur ?eira dr?ttningar» – IF. XXVI. 34). Снорри пришел к такому заключению, скорее всего, потому, что в используемой им поэме Тьодольва Дюггви назван konungmann, а Домальди – dr?ttinn Sv?a. У существительного dr?ttinn, действительно, выделяется значение «король» (см. комм. 28). Более того, во всех скандинавских языках королева обозначается словом того же корня: дисл., совр. исл. dr?ttning, шв. drotning, датск., норв. dronning.

44 Аустрвег (Austrvegr) – «Восточный путь». См. Этногеографический справочник.

45 Ярл (jarl) – первоначально: высший представитель рядовой знати; впоследствии – высший из вассалов конунга в округе-фюльке (см.: Гуревич 1957).

46 См. гл. 30 «Саги об Инглингах»: «Многие из них были морскими конунгами – у них были большие дружины, а владений не было. Только тот мог с полным правом называться морским конунгом, кто никогда не спал под закопченной крышей и никогда не пировал у очага» (?F. XXVI. 60; перевод М. И. Стеблин-Каменского: КЗ. С. 28).

47 Ньярдей – соврем, о. Нэрёй (N?roy) к западу от побережья Норвегии.

48 Слова Снорри («…воевал в Аустрвеге… повел свое войско в Свитьод…») демонстрируют, что термин Austrvegr мог использоваться и для обозначения Швеции.

49 Ловунд – название искажено, и не ясно, что имел в виду Снорри (см.: Bjarni A?albjarnarson // ?F. XXVI. 392).

50 Из данного утверждения Снорри следует, что перед нами – не просто вооруженное нападение скандинавов, а двусторонние военные действия, и поход Ингвара на Эйстланд – ответная акция, т. е., как можно понять, эсты не были просто страдающей стороной, а занимались разбоем наравне со скандинавами и совершали заморские рейды.

51 Объяснение причин похода Ингвара на восток является избыточным по сравнению с той информацией, которая заключена в висе Тьодольва, цитируемой в данном фрагменте (см.: Finnur J?nsson 1934. S. 191). Ингвар, согласно Снорри, кладет конец борьбе с датскими викингами в Швеции, и с него начинается восточная экспансия упсальских королей. Заключение мира с датчанами, по мнению автора саги, дает Ингвару возможность вести военные действия за пределами Скандинавии (см.: Beyschlag 1950. S. 76). Относительно формы мн. ч. топонима Austrvegr – Austrvegir (Аустрвегир) «Восточные пути» – см. Этногеографический справочник.

52 Эйстланд (Eistland) – «Земля эйстов». См. Этногеографический справочник.

53 Видимо, в результате ошибочного толкования им кеннинга lagar hjarta (см. комм. 62) Снорри обозначил место битвы Ингвара с эстами через распространенный в Скандинавии топоним at Steini «У Камня» (см. комм. 42). По мнению В. Окерлунда, такой эстонский топоним невозможен (?kerlund 1939. S. 105). К. Ф. Тиандер полагал, что в главах 12 и 32 «Саги об Инглингах» речь идет об одной и той же «местности» «в Эстляндии», называемой at Steini (что из текста саги вовсе не следует). Он усматривал связь между этим топонимом и прежним русским названием г. Ревеля – «Колывань», – произошедшим «из финского Kalevan», генетически связанного с финским «kallio = «скала, гора»» (Тиандер 1906. С. 23).

54 Эйсты (eistr, в рукописи «J?fraskinna»: ?str) – эсты. См. Этногеографический справочник.

55 В рукописи «J?fraskinna» уточнение «с большим войском» отсутствует.

56 По хронологии Б. Нермана, Ингвар умер ок. 600 г. или в начале VII в. (Nerman 1914.

S. 11). Знает этого конунга и латиноязычная «История Норвегии» (см. Прилож. I).

57 Попытки отыскать могилу Ингвара положительных результатов не дали (см.: Nerman 1929. S. 13).

58 Адальсюсла (A?als?sla). См. Этногеографический справочник.

59 Тьодольв из Хвинира, по мнению большинства исследователей, – норвежский скальд второй половины IX в. Кроме «Перечня Инглингов», сохранилась принадлежащая ему щитовая драпа с неясным названием «Хаустлёнг» (см.: Стеблин-Каменский 19796. С. 116, 117, 133, 134). В историографии, однако, имеется весьма спорное мнение, что «Перечень Инглингов» несет на себе следы христианской эпохи (подробнее об этом см.: Введение к настоящей Главе). Согласно Финнуру Иоунссону, Снорри Стурлусон цитирует здесь 25-ю строфу «Перечня Инглингов» (Skj AI. 12).

60 Сюсла (S?sla) – сокращение от древнескандинавского имени о. Сааремаа Эйсюсла (Еуs?sla) (см. Этногеографический справочник). Тем не менее, по словам саги, Ингвар погиб и похоронен в Адальсюсле. Скорее всего, Снорри неверно понял использованный скальдом топоним Сюсла (см.: Finnur J?nsson 1934. S. 191). Ошибку Снорри принял за истину ряд исследователей, в числе которых был сначала и Финнур Йоунссон (см.: SUGNL. 1893–1901. XXIII. В. IV. S. 18). В «Истории Эстонской ССР» местом смерти Ингвара названа Ляэнемаа (Т. I. С. 137), т. е. тоже Адальсюсла. Словосочетание род Сюслы (S?slu kind), использованное в скальдической строфе, вероятно, выступает обозначением жителей о. Сааремаа, т. е. эстов.

61 Светлоликого – т. е. Ингвара. В «Истории Норвегии» (см. Прилож. I) Ингвар назван canutus («седовласый»). Э. О. Брим (Brim 1895) считал, что вместо формы Ij?sh?mum (от Ij?shamr «светлокожий, светлоликий») в тексте висы должна была стоять форма Ij?sh?rum (от Ij?sh?r?r «светловолосый»).

62 Сердце волн (lagar hjarta) – кеннинг для обозначения «камня» или «острова». Снорри, по-видимому, предпочел первое значение – «камень» – и обозначил место гибели Ингвара через распространенный в Скандинавии топоним at Steini «У Камня» (см. комм. 42 и 53), в то время как скальд имел в виду, очевидно, «остров», т. е. все ту же Эйсюслу (см.: Schiick 1910. S. 144; ?kerlund 1939. S. 105; Finnur J?nsson // SUGNL. 1893–1901. XXIII. В. IV. S. 19).

63 Аустмар (Austmarr) – «Восточное море». См. Этногеографический справочник.

64 Гюмир – морской великан; песнь Гюмира – шум моря. Древнеисландское имя G?mir соответствует греческому’ Океav?c; (см.: IED. Р. 222).

65 Мной выполнен прозаический перевод скальдической висы. Переводы, опубликованные О. А. Смирницкой в издании «Круга земного», интересны тем, что в них делается попытка (и весьма успешная), при сохранении содержащейся в висе фактической информации, передать исторически неповторимые черты оригинала. Здесь и далее в комментариях я буду приводить ее стихотворные переводы:

 
И, говорят,
Ингвар конунг
Жертвой стал
Мужей Сюслы,
Эстов рать
Рядом с камнем
Разбила в бою
Ясноликого.
И океан
Мертвого князя
Песней Гюмира
Услаждает.
 

(КЗ. С. 29)


66 Термин lausaf? в тексте Снорри обозначает движимое имущество, но не скот и не земли (IED. Р. 375).

67 Не ясно, стоят ли за двумя описанными сагой плаваниями в Эйстланд действительные события. Однако мы не можем отрицать самой вероятности плаваний скандинавов в Восточную Прибалтику в начале VII в., тем более что отдельные скандинавские находки на территории современной Латвии относятся уже к бронзовому веку (Граудонис 1967), а археологический материал западноэстонских островов Сааремаа (Эйсюслы вис и саг) и Муху свидетельствует о том, что во II–I тысячелетиях до и. э. островитяне имели торговые связи с населением Скандинавии (Кустин 1965. С. 14). Свидетельством того, что мореплавание было известно жителям Скандинавского полуострова с очень давних времен, может служить тот факт, что среди наскальных изображений, относящихся к неолиту, бронзовому и раннему железному веку, неоднократно встречаются рисунки ладей. Самая древняя из найденных ладей – корабль из Нидама – относится к рубежу III и IV вв. (Shetelig 1930). Скандинавская активность на Балтике во время, близкое к описываемому в саге, подтверждается находками скандинавских захоронений VI в. на о. Тютерсаари в Финском заливе и о. Риеккала в Ладожском озере в виду Сортавалы (см.: Kivikoski 1967. Р. 89–90).

68 Любопытна приводимая Снорри мотивировка похода Энунда, поскольку большей частью, согласно сагам, скандинавы отправляются в Аустрвег (по Восточному пути) грабить (at herja – ?F. XXVI. 54, 214; XXVIII. 83; ? herna? – ?F. XXVI. 134, 287; XXVII. 71. 82; ? v?king – ?F. XXVI. 213; Fask. 370) и добывать себе имущество (f? s?r jj?r – ?F. XXVI. 287; XXVII. 50). Подробнее см.: Джаксон 1981. Здесь перед нами – не викингское предприятие с целью наживы, а месть отца за сына.

69 Описания грабительских поездок викингов на восток строятся по некоторой стереотипной модели, которая, впрочем, не является просто литературным клише, а представляет собой отражение реальной ситуации. Согласно «Королевскому зерцалу» (конец XIII в.), плавания из Норвегии считались небезопасными с начала октября по начало апреля (KS. 36–37). Поэтому в сагах рассказывается, что конунг, ярл или сын конунга снаряжал свое войско по весне (at vari – IF. XXVI. 338; er vara?i – IF. XXVII. 9), отправлялся в плавание летом (ит sumarit – IF. XXVI. 213–214, 228; XXVII. 71. 83–84) и, если все проходило для него благополучно, осенью (ит haustit – ?F. XXVI. 288) возвращался на родину (см.: Джаксон 1981). Надо подчеркнуть, что северо-восточная часть Балтийского моря на зимний период времени замерзает, и это приводило к сезонности плаваний и по нему.

70 Энунд, согласно Б. Нерману, умер ок. 640 г. (Nerman 1914. S. 15). Полагаю все же, что приведенные фрагменты «Саги об Инглингах» не дают возможности датировать начало скандинавской экспансии на восток 600 годом – предположительным временем похода Ингвара, отца Энунда (Nerman 1929. S. 15; Beyschlag 1950. S. 76), а лишь позволяют говорить о разрозненных и нерегулярных походах через Балтийское море, предпринимавшихся с целью грабежа как скандинавами, так и жителями Восточной Прибалтики (см. комм. 50), и начавшихся, по-видимому, с развитием мореплавания у этих народов. Такой вывод строится в первую очередь на археологических данных – источнике более объективном, хотя и довольно скудном для V – первой половины VIII в. (см. комм. 67). Более подробно о скандинавской активности в Восточной Прибалтике см. комм. 78.

71 Согласно Финнуру Йоунссону, Снорри цитирует здесь 26-ю строфу «Перечня Инглингов» скальда Тьодольва (Skj AI. 12–13).

72 Обращает на себя внимание тот факт, что Снорри называет место гибели Энунда не тем именем, которое использовано в висе (Химинфъёлль), а тем же (Himinhei?r), которым оно обозначено в «Истории Норвегии» (Himinheithy – см. Прилож. I).

73 Эйстов враг (Eistra dolgi; в рукописях «Codex Frisianus» и «J?fraskinna» – Eistrar; должно быть – Eista) – Энунд. См. выше в тексте саги о мести Энунда эстам за своего отца.

74 В «Истории Норвегии» (см. Прилож. I) говорится, что Энунд был убит своим братом Сигурдом, который, возможно, и имеется в виду под hrisungr («втайне рожденный») висы Тьодольва.

75 Убийца Хёгни – т. е. Энунд. Кто такой Хёгни – не ясно.

76 Поэтический перевод О. А. Смирницкой звучит так:

 
Знаю, стал
Преградой Энунду
Град камней
У Химинфьёлля,
И был в горах
В прах повержен
Эстов враг
Горем Сёрли.
И земных
Костей груда
Княжий труп
Тяжко давит.
 

(КЗ. С. 30)


77 Ивар Широкие Объятия (ок. 650 – ок. 700? гг.) – сын Хальвдана, который, согласно древней родословной, включенной в «Книгу с Плоского острова», принадлежит к династии Скьёльдунгов (Flat. I. 26–27). Брат Хальвдана – Гудрёд, конунг из Сконе, муж Асы, дочери Ингьяльда Коварного. Аса была виновницей смерти братьев Гудрёда и Хальвдана, отца Ивара (см. гл. 39 и 40 «Саги об Инглингах» и комм. 79).

78 Аустррики (Austrr?k?) – «Восточное государство» (см. Этногеографический справочник) – топоним широкого и неопределенного значения, и данный контекст его значения не проясняет. Исходя из того, что у Снорри топонимы с корнем aust-преимущественно выступают для обозначения восточноприбалтийских земель, можно предположить, что именно так понимал Снорри и Austrr?ki. «Сага о Хервёр и конунге Хейдреке» (ок. 1250 г.) сообщает, что владения Ивара включали в себя Свиавельди и Данавельди, а также «Курланд, Саксланд и Эйстланд и всё Аустррики вплоть до Гардарики. Он также правил западным Саксланд ом и завоевал часть Англии; ту, что называется Нортумбраланд» (Herv. 67). Во «Фрагменте о древних конунгах» сообщается, что Ивар пошел с огромным войском против Радбарда, конунга Гардарики: «он собирает то войско в Аустррики», приходит «на восток в Кирьялаботнар» (т. е. «Карельские заливы»), где «начиналось государство конунга Радбарда», и там погибает (S?gubrot af fomkommgum. S. 9-10). Как можно видеть, в этих двух сагах топоним Austrr?ki относится к восточноприбалтийским землям, он не совпадает и не пересекается с Gar?ar?ki – обозначением Руси. Вероятно, такое же значение топоним имеет и в «Саге об Инглингах».

Ряд исследователей отнесся к известиям саг о скандинавской активности в Восточной Прибалтике с полным доверием. Так, Т. Д. Кендрик утверждал, что Швеция собирала дань в землях куршей в VII в. и что Ивар Широкие Объятия правил во второй половине того же века всеми или частью восточноприбалтийских земель (Kendrick 1930. Р. 190). Аналогично Дж. Вернадский полагал, что правители Южной Швеции имели владения в землях куршей на протяжении VII в. и что Ливония и Эстония были частью владений Ивара в начале VIII в. (Vernadsky 1943. Р. 266; Vernadsky 1959. Р. 176). Наконец, Б. Нерман, заключивший, что экспансия шведов в Восточной Прибалтике началась около 600 г. (см. комм. 70), представлял Ивара и его внука Харальда Синезубого правителями в этом регионе на протяжении второй половины VII и первой половины VIII в. (Nerman 1929. S. 15). На волне скептического отношения к сагам, сменившего полное к ним доверие, Г. Джоунз в сообщениях саг о скандинавской активности в Прибалтике увидел достоверного «в лучшем случае… очень мало, а в худшем… почти ничего» (Jones 1968b. Р. 241–242). Он подчеркнул, что авторы «Саги о Скьёльдунгах» и «Саги об Инглингах» увенчали Ивара лаврами победителя точно так же, как Гальфрид Монмутский приписал бриттскому королю Артуру покорение Ирландии, Исландии, Готланда, Оркнейских островов, Норвегии и Дании (Гальфрид Монмутский. Гл. 153, 154), что подобные рассказы поражают воображение читателя, а вот Саксон Грамматик Ивара, как ни странно, не упоминает вовсе (Jones 1968b. Р. 52). Г. Джоунз справедливо отметил, что не стоит придавать большого значения источникам, рисующим скандинавское присутствие среди латышей, литовцев и славян Восточной Прибалтики: оно, конечно, имело место, но не было ни доминирующим, ни тем более господствующим, хотя и приносило шведам определенную выгоду (Ibidem. Р. 244). X. Р. Эллис Дэвидсон подчеркивает, что, хотя это сообщение «Саги об Инглингах» и вряд ли является достоверной исторической записью, оно все же показывает, что сохранились воспоминания о широкомасштабных завоеваниях в Восточной Прибалтике во времена конунга Ивара, но о завоеваниях недолговременных (Ellis Davidson 1976. Р. 20). Полностью разделяю точку зрения Т. Нунэна, сформулированную им следующим образом: «Хотя обширная восточная империя Ивара и кажется совершенно легендарной, археологические данные не оставляют сомнения, что скандинавы проявляли активность на восточных берегах Балтийского моря в то время, когда, предполагают, жил Ивар» (Noonan 1986. Р. 327).

79 Ингьяльд Коварный и его дочь Аса, согласно «Саге об Инглингах», сожгли себя и всех своих людей в доме, опасаясь мести пришедшего с большим войском Ивара Широкие Объятия (см. гл. 39 и 40 «Саги об Инглингах» и комм. 77). По словам Снорри, Ингьяльд был последним конунгом в династии Инглингов (см. ниже в тексте и комм. 80). Ср. в «Саге о Хервёр и конунге Хейдреке»: «Ивар Широкие Объятия пришел со своим войском в Свиавельди, как говорится в королевских сагах, а конунг Ингьяльд Коварный испугался его войска и сжег себя в доме со всей своей дружиной на хуторе, который зовется в Рэнинге» (Негу. 67).

80 Уппсалавельди (Uppsalaveldi) – вероятно, синоним Uppsalaau?r «Уппсальский удел», первый раз упоминается в гл. 10 «Саги об Инглингах», где говорится, что он возник при Фрейре. В гл. 77 «Саги об Олаве Святом» поясняется, что «так свей называют владения своего конунга» (?F. XXVII. 110). На основании изучения областных законов и более поздних источников С. Д. Ковалевский пришел к выводу, что «Уппсальский удел» представлял собой комплекс земель, разбросанных по всем областям Швеции, кроме Готланда, которые считались собственностью короны (королевским доменом). Не ясно, однако, когда и каким образом возник «Уппсальский удел». Ковалевский высказал предположение, что он образовался из земель, принадлежавших Упсальскому храму, к которым после введения христианства могли быть присоединены земельные владения языческих храмов в других областях Швеции (Ковалевский 1977. С. 111).

Глава 2
«Сага о Харальде Прекрасноволосом»

Введение

«Сага о Харальде Прекрасноволосом» («Haralds saga ins h?rfagra») – третья сага «Круга земного» Снорри Стурлусона. Посвящена времени правления норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого. При ее написании Снорри использовал более ранние «*Сагу о Хальвдане Черном» и «*Сагу о Харальде Прекрасноволосом», равно как и «*Сагу о Хладирских ярлах», «Красивую кожу», «Сагу об оркнейцах» и «Обзор саг о норвежских конунгах». Кроме того, он обращался к скальдическим стихам – поэмам Торбьёрна Хорнклови «Речи ворона» и «Драпа шума битвы».

Вопрос о существовании ранних саг – весьма проблематичен[258]258
  Andersson 1985. Р. 217–219.


[Закрыть]
, но об одной из них, по крайней мере, можно говорить с известной долей уверенности, и это «*Сага о Харальде Прекрасноволосом»: отдельная «Прядь о Харальде Прекрасноволосом» в «Книге с Плоского острова», восходящая к «Кругу земному», но полностью на нем не основанная, указывает на то, что сага об этом конунге существовала и до «Круга земного» и была использована Снорри Стурлусоном[259]259
  J?nas Kristj?nsson 1977; Berman 1982. А. Берже даже высказывает предположение, что Снорри являлся автором «*Саги о Харальде Прекрасноволосом» (Berger 1980).


[Закрыть]
.

Сага начинается с того момента, когда 10-летний Харальд становится конунгом после гибели своего отца Хальвдана Черного. Посватавшись через несколько лет к Гюде, дочери конунга Эйрика из Хордаланна, и получив от нее отказ, Харальд дает обет не стричь и не расчесывать волос, пока не завладеет «всей Норвегией с налогами, податями и властью над ней»[260]260
  КЗ. С. 44.


[Закрыть]
. Последовавшая затем серия завоевательных походов приводит Харальда к единовластию; он женится на Гюде (сага называет их детей), стрижет волосы и получает то прозвище, под которым он широко известен, – Прекрасноволосый. «Изображение политики объединения страны в виде подвига ради получения руки девицы» и прочие сказочные мотивы придают королевской саге «дополнительную привлекательность и занимательность»[261]261
  Гуревич 1972. С. 147.


[Закрыть]
.

Харальду Прекрасноволосому приписывает Снорри введение определенной системы управления Норвегией. «Всюду, где Харальд устанавливал свою власть, он вводил такой порядок: он присваивал себе все отчины и заставлял всех бондов платить ему подать, как богатых, так и бедных. Он сажал в каждом фюльке ярла, который должен был поддерживать закон и порядок и собирать взыски и подати. Ярл должен был брать треть налогов и податей на свое содержание и расходы. У каждого ярла были в подчинении четыре херсира или больше, и каждый херсир должен был получать двадцать марок на свое содержание. Каждый ярл должен был поставлять конунгу шестьдесят воинов, а каждый херсир – двадцать»[262]262
  КЗ. С. 44.


[Закрыть]
. Исследователи, однако, не склонны относиться к этому известию Снорри с большим доверием, поскольку «столь стройная, единообразная система ни в коей мере не соответствовала исторической действительности IX в.»[263]263
  Гуревич 1972. С. 33.


[Закрыть]
. Думаю, справедливо мнение А. Я. Гуревича, что сообщения саг о «присвоении всего одаля» конунгом Харальдом Прекрасноволосым в конце IX в. «имеют под собой фактическую основу» и отражают тот факт, что «феодальная собственность короля в это время уже сложилась, а превращение вейцлы и связанных с нею служб во всеобщую повинность и увеличение их ощущались населением как тяжелое бремя»[264]264
  Гуревич 1957. С. 33.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95