Елена Сперанская.

Цветок с ароматом магнолии. Детективный роман



скачать книгу бесплатно

– Меня не надо торопить. Сегодня после обеда приходите, сейчас у нас все свободные собаки на тренировке. Их учат ходить по бревну, ловить убегающего преступника, – заявил кинолог, записывая новый вызов к себе в журнал с требованиями.

Получив отлуп, оперативник направился по месту бывшей работы девушки – в детские ясли. Заведующая комплексом ясли-сад Петрова Анна Васильевна, сидевшая прямо на полу с полуторагодовалыми младенцами, переодевала своего маленького принца в новый костюмчик. Она кокетливо улыбалась. Некоторые дети ходили около невысокого шкафчика, где лежали резиновые животные, деревянные кубики и пирамидки. Кто-то из малышей сидел за столиком, кое-кто рассматривал с интересом игрушку. У кого-то состоялся разговор по душам.

– Могу с вами поговорить, Анна Васильевна, по поводу вашей бывшей сотрудницы, уволенной с работы, – спросил дознаватель, заметив, что женщина уже готова с ним общаться, так как она предоставила ребенку двигаться самостоятельно.

Свое удостоверение следователь Кирьянов, как положено, предоставил заведующей в раскрытом виде.

– Я вас слушаю, – спросила Анна Васильевна, поднимаясь с пола.

– Не замечали вы чего-то особенного во внешнем облике вашей бывшей сотрудницы, о которой вы писали докладную нам в милицию и в Райздравотдел? – спросил сыщик, переложив кожаную папку с молнией в другую руку, открыл дело, развязав веревочки.

Он нашел лист с подписью Петровой.

– Нет. Все как обычно. Но ее поведение мне нравилось. Она никогда не спорила, была доброжелательной и спокойной. Работала первый месяц, как практикантка. Собиралась здесь остаться после выхода из декрета, – ответила женщина, охарактеризовав свою бывшую сотрудницу с самой лучшей стороны.

– Так. Понятно. Она собиралась рожать, – продолжил дознаватель выяснять детали своего расследования. – Обращалась ли она к врачу, вы не знаете? Кто был отец ребенка?

– Собиралась пойти и встать на учет по беременности. Говорила, что сходит в поликлинику в ближайшие дни. Но с тех пор прошло дней десять, поэтому мы нашли нужным написать во все инстанции, чтобы на нас не повесили, что мы будто притесняем практикантов, – сказала заведующая, наблюдая за своими питомцами.

– Любопытно, – удивился следователь Кирьянов.

– Там у нее проблемы были с медкнижкой. Она пришла к нам по направлению из дошкольно-педагогического училища. Получила медкнижку, заверив врачей, что сходит к гинекологу. Как она сама мне сказала «ее зафиксируют в роддоме». Вообще, вы сами понимаете, о чем идет речь. Для мужчин это бывает мало понятно, – пояснила женщина.

– Спасибо. Вот теперь хочу выяснить, нет ли у вас ее личных вещей? – снова спросил дознаватель, намереваясь выяснить все до конца, чтобы не возвращаться к этому вопросу.

– Никаких чужих вещей у нас нет. Примите это к сведению. Все здесь государственное: и мебель, и раскладушки, и белье, и кастрюли, и ложки, и горшки, – решила завершить разговор Анна Васильевна, останавливая руками бегущего карапуза.

– Она питалась вместе с вами? – спросил сыщик вежливо, не собираясь покидать такое уютное гнездышко.

– Конечно.

Мы едим только компот и печенья. Но детям даем молоко, кефир с хлебом. По утрам варим манную кашу тем, кто умеет кушать ложкой. Ну, это наши проблемы. Дети у нас все ухоженные. Родители их не жалуются, но хотели бы, чтобы приняли новую сотрудницу на помощь нам. Так легче было бы справляться с обязанностями. Есть кандидатуры. Одна девушка уже оформляется, проходит медкомиссию. Ждем, не дождемся, – с оптимизмом заверила Анна Васильевна, принимая сторону следователя Кирьянова. – Свято место пусто не бывает…

– Верно, но если что-то случайно узнаете о пропавшей сотруднице, позвоните мне в райотдел, – дознаватель записал ей свой рабочий телефон в ежедневник. – Хотя думаю, что вряд ли. Мы сами сделаем все от нас зависящее.

– У меня ваш номер телефона есть. Спасибо, – заведующая показала перекидной календарь, где были записаны те же цифры.

Следователь ушел из детского учреждения. Он, как обещал, снова появился у кинолога рядом с загоном, где сидели две овчарки немецкой породы после тренировок с поимкой преступника.

– Теперь мы готовы пойти по вашему требованию. Эльба – отличная служебная овчарка найдет труп из-под земли, – похвалил ветеринар дрессированных животных.

Он надел намордник на Эльбу. Они решили дойти до дома Безбедновых пешком по скверу. Прогулка отняла максимум пятнадцать минут. Следователь Кирьянов постучался в дощатую калитку громко, но никто долго не открывал. Они толкнули дверь. Калитка распахнулась. Подошли к входному парадному, недавно ровно выкрашенному красной масляной краской без истертостей. Им навстречу появилась хозяйка дома в своем обычном виде – светлом ситцевом платке, такой же кофте и юбке.

– Здравствуйте, проходите, – хозяйка провела их во двор.

– Таисия Викторовна, мы хотим осмотреть, есть ли у вас вещи племянницы, чтобы собака взяла след? – спросил сыщик, наблюдая за недовольным выражением лица женщины, как будто ее кто-то не вовремя разбудил, вытащив на улицу без разрешения.

– Вот здесь она спала, – под нажимом призналась родственница пропавшей девушки, указывая на железную кровать, застеленную, как раньше, темным тонким одеялом.

Эльба подошла к кровати, обнюхивая место, где спала последние дни, как в воду канувшая, практикантка-воспитательница яслей. Повернувшись в противоположную сторону, дрессированное животное выбежало во двор к курятнику. Толкнуло носом дверь в систему птичника и отхожего места одновременно, где выгребная яма была устлана редкими досками. Эльба остановилось в нерешительности, присела на тщательно подметенную, но, не смотря на это, пыльную землю. Кинолог и следователь Кирьянов внимательно следили за передвижениями Эльбы.

– Эта дверь куда-то дальше ведет на другую улицу? – спросил сыщик, заметив, что животное зашло в тупик, повернувшись, отошло в сторону от курятника, где вся выгребная яма, судя по запаху, была засыпана дезинфицирующим белым порошком.

– Нет. Там стена, – четко отделяя слова, ответила собственница дома, двора и дощатого курятники, откуда высыпали птицы, кудахча и гогоча, когда она открыла нараспашку две двери.

– Ну, вот, как и в прошлый раз, – провозгласил кинолог, хватая Эльбу за кожаный ремешок, пристегивая длинный поводок. – Будем ждать, когда гашеная известь выветрится, чтобы найти следы вашей племянницы. А сейчас… – он сделал многозначительную паузу, – мы с вами распрощаемся.

– Что же, если следы отсутствуют, будем разрабатывать свою версию исчезновения, – сказал следователь Кирьянов, больше обращаясь к кинологу, чем к заявительнице, чье любопытство брало верх над разумом.

Она снова загнала молча кур в птичник, взяла из коробки пшено, насыпала в длинный желоб рядом с насестом, предназначенный для кормления домашней птицы. Там под насестом видны были места в пуху и перьях, куда куры откладывали яйца. Чистая вода была налита в ведре. Затем рачительная хозяйка закрыла входные двери в курятник на вертушку, не обращая внимания, что оба сотрудника милиции и собака вышли через калитку на улицу с удрученными выражениями лиц, собираясь вернуться.

– Мне понятно, что Эльба не ошиблась с направлением, но искать дальше пока рано. Надо вызывать специальных сотрудников автохозяйства, – признался сыщик Кирьянов кинологу, когда тот по шее похлопывал Эльбу, выдрессированную в питомнике.

– Она знает свое дело, никогда не ошибается. Но думаю в данном случае, второго визита с собакой не потребуется. Такая эта хозяйственная и гостеприимная жена, что ужасное впечатление оставляет их куриная дисциплина. Но с психологией людей я знаком в теории, а на практике все случается. Видимо, хозяйка беременная. Она передвигается ловко, сноровисто, – заключил кинолог, закуривая.

– Не заметил ничего особенного в ее поведении. Думаю, можно договориться с ней. Предложить проехать с нами, когда потребуется для опознания, если мы найдем тело пропавшей племянницы, – с тоской по окончанию следствия, сказал следователь Кирьянов.

Он зафиксировал у себя в тетради сделанный осмотр двора с собакой, чтобы отчитаться перед руководством за проведенную работу, поиск вещественных доказательств или отсутствие оных. Сотрудники милиции вернулись в отделение. Следователь Кирьянов распрощался с кинологом, а сам зашел к генералу Кедрову, чтобы доложить о следе, который собака взяла, но через пять минут потеряла.

– Знаю, что были по месту жительства заявительницы Безбедновой. Хорошо сделали. Наши собаководы никогда никого не подводили, – стал настаивать генерал, с одобрением глядя на своего подчиненного. – Наверняка в их дворе или доме есть зацепка. Нашли то, о чем я говорю?

– Эльба потеряла нюх около курятника, где рядом расположено отхожее место, усыпанное гашеной известью. След пропавшей гражданки Безбедновой исчез, поэтому нужны сотрудники автохозяйства, кто будет заниматься изучением содержимого всего сарая. Есть подозрения, что мы на правильном пути, – признался сыщик, но с некоторым отчуждением анализируя свои новые предстоящие расследования, когда одно дело еще не было завершено, а предстояло много доделать.

– Действуйте по вашему усмотрению. Но не забудьте доложить мне о результатах, – поддержал его генерал Кедров.

Следователь Кирьянов покинул кабинет вышестоящего руководителя с желанием привести в исполнение свои планы по изучению архивных фотографий за те года, когда получили паспорта, подозреваемые в деле о двойном убийстве. Кто был как-то связан с погибшими на дачном участке. Он появился в «библиотеке преступлений», как он сам для себя обозначил комнату со стеллажами, где в папках находились раскрытые дела. Архивариус Маша посмотрела на своего друга с участием.

– Маша, у вас есть фото граждан принятые в 1945 году для замены паспортов после потери? – хотел уяснить дознаватель некоторые факты по делу о двойном убийстве, чтобы в деле поставить жирную точку.

– Нет. Ничего такого у нас не имеется. Но лучше спросите у тех, кто работал до меня или в фотолаборатории, – ответила она, кокетливо глядя на своего жениха.

Следователь Кирьянов смутился ее голубых глаз с черными накрашенными ресницами.

– Идем сегодня вместе домой? – спросил он у девушки. – Буду ждать тебя на проходной.

– Могу дойти без провожатых, но посетить кафе буду рада, – ответила Маша, сочетая в себе сотрудника милиции и спортсменку.

– Договорились, – обрадовался старший лейтенант, добившись продвижения по служебной лестнице в глазах сотрудницы.

«Следовательно, вечером надо будет узнать, кто из нас двоих собирается принять участие в предстоящем кроссе по пересеченной местности», – подумал сыщик, снова направляясь в паспортный стол. «Обязан срочно позвонить в морг и автохозяйство, если найдем труп во владениях дома Безбедновой, чтобы выдали машину для вывоза оттуда мусора. Может быть, кто-то зарыл тело во дворе у порога или рядом с курятником, а потом утрамбовали землю. Не зря Эльба отошла к забору, показывая, что след потерян», – решил он, поднимаясь к себе в кабинет.

Там он, не присаживаясь за стол, только отложив папку с молнией на стеллаж с нераскрытыми делами, набрал номер телефона гаража городского автохозяйства:

– Вам звонят из райотдела милиции, – сыщик назвал свою фамилию и координаты. – Нам срочно надо записать наряд-заказ на две машины: труповозку и для очистки отхожих мест.

– Понятно. Вам смогут предоставить эти машины через час, сегодня они уже получили разнарядку. Записываю, транспорт для морга и ассенизаторскую машину для очистки выгребной ямы. После согласования всех нюансов с водителями, обе машины будут готовы выехать и произвести работы. Говорите адрес, – потребовал женский голос оператора гаража.

Следователь Кирьянов назвал номер дома по улице Шевченко, где проживала семья Безбедновых, откуда пропала их племянница Галя. Он тоже должен был прийти, чтобы вместе с сотрудниками автохозяйства написать протокол обследования, помогая одинокой женщине справиться с трудностями, когда ее родственников адресовали в морг. Он собирался затем вместе с гражданкой Таисией Безбедновой, подозреваемой сыщиком в соучастии в злодеяниях мужа в годы Великой Отечественной войны, направиться туда же для опознания трупов мужа и деверя.

«Можно сходить в паспортный стол, посмотреть фотографии послевоенных времен. Думаю, что у них сохранились копии с фамилиями и именами. Всегда оставались пять или две карточки, надо уточнить. Приклеивали только одну карточку размером три на четыре. Выясню, если что-то есть у них в закромах», – рассуждал оперативник, когда вышел из своего кабинета. Пройдя метров двадцать, оказался рядом с дверью, ведущей в кабинет паспортистки. Женщина в форме улыбнулась, заметив его вторичное появление в ее чертогах:

– Опять пришли по нашу душу? Сколько раз еще появитесь?

– Да. Хочу найти фото тех, кто получил новые паспорта в 1945 году в нашем районе, если копии снимков у вас сохранились, – сказал милиционер, облокачиваясь на подставку перед окошечком выдачи документа.

– Сейчас посмотрим, что найду, – сотрудница согласилась помочь следователю Кирьянову в деле о выявлении государственных преступников, проживающих на территории областного центра.

Она отвернулась от окошка, наклонилась, открыла дверцу письменного стола, где находились все карточки за те истекшие годы. Достала большой конверт, завернутый в газету, передала своему коллеге, чтобы он сам разобрался, сверяя с журналом, где были записаны фамилии заявителей. Заодно сыщик хотел выяснить, кто помог им получить новые документы, узнать его фамилию, адрес и место проживания, как прежнего начальника органа внутренних дел. Порывшись среди мелких снимков на документы, следователь не терял чувства времени. Он следил строго по часам, так как ему надо было явиться на улицу Шевченко, зафиксировать приезд двух машин из автохозяйства города, чтобы они там разобрались по своему усмотрению.

Заложив двадцать минут на поиск фотографий граждан Осокиной Т. В., Безбеднова Н. П., Мельниченко Е. В., Гузановой О. В., сыщик стал раскладывать скрепленные листы с заявлениями и объяснительными записками. Дел оказалось мало. Все четыре заявления лежали друг за другом на месте с прикрепленными фотографиями. Наконец удача улыбнулась сыщику. Он взял эти листы, чтобы показать эксперту Семенюку на предмет кровного родства женщин с разными фамилиями. Но требовалось соблюсти формальности. Написать заявление на временное изъятие документов из архивного фонда. Что следователь Кирьянов сделал неукоснительно. Когда он рассматривал фото женщин тех времен, то обнаружил несомненное сходство.

«Это три сестры», – понял милиционер окончательно. «В войну они тоже не теряли время даром, а зарабатывали. Думаю, что Таисия Безбеднова, которая подала заявку на поиск своей племянницы, с кем я встречался в особнячке, та самая Осокина была сообщницей нациста Шмюка Э. А.. Могла работать под его началом. Можно сделать запрос в Германию, чтобы выслали списки с копиями фотографий женщин, принимавших участие в расстреле мирных жителей в концлагерях на территории Украины, Белоруссии, Польши, Чехословакии. Несомненно, эти данные у них сохранились. Если такие сведения я получу, то смогу сравнить снимки с теми, которые уже у меня есть в наличии», – представил следователь Кирьянов свои дальнейшие шаги.

Он взглянул на часы, ускорив шаг, понимая, что опаздывает к месту событий. Новое направление расследования успокоило и воодушевило детектива.

«Машины наверняка уже стоят, дожидаются моего появления. В таких случаях они всегда успевают», – раздосадованный милиционер, применив дедуктивный метод расследования, заключил про себя как Эркюль Пуаро с серыми клеточками мозга.

Казалось, что земля горела у него под ногами, когда он повернул за угол улицы Шевченко, то увидел две заказанные машины, стоящие буквой «г» около подозрительного особняка, а у калитки он увидел двух разговаривающих женщин. В одной из них он узнал хозяйку дома Безбеднову в той же светлой косынке, такой же юбке и блузке. Вторая, подошедшая к ней подруга, немедленно исчезла. Выглядела она примерно также, но была чуть выше ростом, без платка. Одета была в темный летний цветной костюм, как будто казалась гораздо моложе, задорнее и разговорчивее.

«Прилетела ворона. Очень похоже, что еще одна сестра с новым паспортом появилась на горизонте. Если кого-то из них арестуют, то другая наследница останется жить в собственном доме. Вот они у меня обе на подозрении… Свято место пусто не бывает…», – вспомнил он слова Анны Васильевны – заведующей яслями.

Невдалеке выстроились все соседи углового дома с детьми, кого он даже не успел опросить, но надеялся сделать это в ближайшие дни. Когда он подошел к первой машине, чтобы выяснить их цель, то оба шофера с протянутыми ему путевками, стояли около него.

– Давно приехали? – спросил следователь Кирьянов, отмечая время своего появления в путевом листе водителей.

Они с усмешкой забрали тонкие желтые страницы.

– Нет. Минут пять стоим, наблюдаем со всеми свидетелями. Видно серьезное дело, раз столько народу мы собрали вокруг себя. Задержимся потом, чтобы перекусить. Нам приплюсуй эти пять минут на обед, – считая свой трудовой стаж, заметили шофера, предлагая сыщику начать обследовать нужный участок.

– Сделаем, что надо. Пойду, поздороваюсь с хозяйкой дома. А вы по моему кивку заезжайте во двор, когда ворота раскроются, – вслух сказал милиционер.

Следователь Кирьянов с папкой под мышкой постучался в калитку. Когда ему открыли, он подошел к Таисии Безбедновой, прошел во двор самостоятельно, так как женщина успела зайти на свою территорию.

– Откройте ворота. Нам нужно срочно очистить отхожее место рядом с курятником. А кур можете не тревожить, – приказал милиционер.

– Разрешение у вас есть? – спросила женщина, не показывая своих глаз из-под платка.

– Все есть. Я сам сейчас открою, – с этими словами милиционер, отодвинув засов забора, открыл ворота.

Он посмотрел налево. Никого из соседнего дома на улице уже не было, но справа в отдалении он увидел ту же самую подругу хозяйки, которая подходила к ней. Кивнув водителю ассенизатору, чья машина уже стояла в проходе между клумбами, так как машины поменялись местами, тот въехал во двор, а санитары из катафалка санэпидстанции с носилками вошли следом. Ворота прикрыли. Через пятнадцать минут соседи из углового дома заметили, что на носилках вынесли что-то большое, спрятанное в темно-синий мешок, втащили сзади, положили на пол. Туда же сел следователь Кирьянов, не забыв отметить в путевых листах шоферов, что производственное задание выполнено, прибавив им час на обед. К нему подсела хозяйка дома в растрепанных чувствах, охая и стеная, очевидно не ожидавшая такого поворота событий. Ворота закрыл шофер грузовика – ассенизатор, когда въехал на проезжую часть вслед за катафалком. Они двинулись по улице, пересекающей Шевченко по направлению к моргу. Следователь Кирьянов заметил, что две детские головы спрятались за парадной дверью углового дома, когда машины проезжали мимо с трупом жертвы.

Когда машины подъехали к цели, тело отправили на опознание в морг. А подозреваемую Таисию Безбеднову в укрывательстве государственного преступника посадили в КПЗ для дальнейшего расследования. Тут же дознаватель сообщил генералу Кедрову о найденном неопознанном трупе женщины в сарае рядом с курятником по адресу, где проживала пропавшая гражданка Галина Безбеднова, а главная подозреваемая в убийстве женщины сидит в камере.

– В паспортном столе получил все заявления исторического характера за сорок пятый год. Буду сравнивать фотографии лиц с реальными персонажами трагедии. Возможно, появится хоть одна зацепка, – добавил он под конец своего устного отчета.

– Хорошо. Держите меня в курсе. Я постараюсь вам помочь, чем смогу, но подозреваемую Безбеднову обязательно покажите врачам. Отведите, если потребуется, с сопровождающей нашей сотрудницей к парикмахеру и психологу. Нужно определить ее вменяемость, чтобы она опознала своих убитых родственников. Это без канители отнимет у вас весь завтрашний день. Ну, а сегодня продолжайте сличать фотографии с паспортов. Если что-то очень срочное, звоните мне прямо домой, – заявил генерал Кедров, в рабочем порядке поблагодарив дознавателя в правильно спланированной операции, произведенной с его разрешения.

– Так точно, – сказал сыщик, проверяя наличие у пояса сзади пистолета и наручников, пристегнутых к шлице брюк.

– Письменный отчет мне потом на стол. Будем отправлять в прокуратуру, придется нам попотеть с этим процессом. Опять, если найдут грамматические ошибки или неправильный перенос, всю вину взвалят на весь уголовный розыск области, но могут передать дело на доследование в столицу. Вообще-то хлопот не оберешься. Правильно, что не стали разглашать подробности в местной газете. Слишком торопиться тоже не стоит, – изрек генерал Кедров с уважением, оценивая старания своего подчиненного.

Следователь Кирьянов ушел от руководства с чувством исполненного долга. Обнаружив труп женщины в отхожем месте во дворе дома заявительницы по улице Шевченко, шофера разъехались на обед. Теперь эксперту Семенюку надо было провести судебно-медицинскую экспертизу, а свидетельнице Таисии Безбедновой и подозреваемой в одном лице опознать, является ли покойницы ее племянницей.

«Если наши догадки подтвердятся, то дело можно будет передавать в суд, как сказал генерал Кедров. Остается сверить между собой разные карточки женщин, которые я взял в паспортном столе, на предмет находятся ли они между собой в кровном родстве», – решил сыщик, заходя в кабинет эксперта Семенюка, занятого срочным делом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15