Екатерина Гуреева.

Тень бытия



скачать книгу бесплатно

Кто-то настойчиво тормошил Дженнифер за плечо. Оказывается, она задремала и даже не успела в предоставленном гордом одиночестве обдумать план действий. Хотя что тут думать? Если вдруг придется бежать, у нее ничего с собой нет. Любая мелочь из вещиц хозяина помещения может пригодиться или даже спасти ей жизнь, но она предпочла полностью довериться незнакомцу, который даже не счел необходимым объясниться с ней. Теперь он вернулся и совал ей в ладони странный шарообразный предмет с резким цитрусовым запахом.

– Бери, это тебе, – он отошел, только когда она взяла это скромное угощение.

– Что это? Апельсин? – брови Дженнифер поднялись выше, и она тут же смутилась под его пристальным взглядом.

– Нет, это не апельсин. Другой фрукт, но очень похож на него. Попробуй.

Дженнифер вспорола ногтем мягкую, но прочную матово-желтую кожицу. Крохотные брызги со сладким ароматом ворвались в ноздри и окропили лицо. Она поделилась половинкой с хозяином жилища и заметила на его тумбе, среди «армейских» вещиц, еще один крупный диковинный плод.

– Ты здесь живешь? – спросила она.

– Да.

– Ты с кем-то борешься? Этот Макгрегор сказал, что ты единственный его защитник! Но от кого ты защищаешься?

– Лучше тебе об этом никогда не узнать. Но, к сожалению, рано или поздно это произойдет.

– Что произойдет?

– Встреча с ними, – он на мгновение остановил на ней яркие золотистые глаза.

– Ответь, пожалуйста. Ты ведь не собирался меня убивать? Ты спасал меня, как и своего единственного друга?

Он снова посмотрел на нее своим глубоким взглядом, и его глаза в свете настольной лампы сверкали по-звериному опасно и загадочно. Он молчал, так и не ответив на ее вопрос.

– Если тебе надо в туалет или в душ, я могу показать…

Она кивнула.

Они направились в соседнее помещение. По правую руку находилась еще одна полуоткрытая дверь – в ванную комнату. Слева – по обветшалой стене шел ряд прямоугольных окон. За ними зияла сумраком безмолвная глубокая полночь.

– Вода есть, в избытке. А вот с гигиеническими принадлежностями полная беда. Макгрегор подсказал мне, где можно раздобыть мыло, но будь поэкономней. Вообще-то я рассчитывал запас на одного себя, а тут вдруг ты нарисовалась! – сердито заметил он.

– Благодарю, – Дженнифер старалась расположить к себе этого сурового незнакомца.

И он, кажется, смягчился:

– Дверь не запирается изнутри. Уж прости, закрываться было не от кого. До тебя здесь не было женщин.

– А от Макгрегора ты разве не…

– На что ты намекаешь? – он зло сверкнул глазами.

– Ни на что, – потупилась от неловкости Дженнифер.

– Нет, он не бывает здесь. Это только моя территория.

Мужчина собрался уходить, но Дженнифер огорошила его новым вопросом.

– Сколько же ты прожил здесь один?

– Если бы я сам знал…

– Меня зовут Дженнифер, – неожиданно слетело с уст девушки.

Он помолчал, а потом его тонкие, обычно плотно сжатые губы слегка искривились в подобие улыбки.

И всем своим видом мужчина показал, что разговор окончен.

Принимать душ за полуоткрытой дверью было довольно неприятно.

Повесив пиджак и кофту на торчащий из стены крючок, она стянула с бедер юбку и, перешагнув порожек душевой кабинки, отвинтила кран, из которого хлестанул бурный поток воды. Дженнифер отпрянула назад, чуть не поскользнувшись на гладкой плитке.

И в эту блаженную минуту, когда девушка предавалась дарованному наслаждению, ей чудилось незримое присутствие этого мужчины, словно он никуда и не уходил, а так и стоит рядом.

Дженнифер резко посмотрела на дверь, но никого за ней не заметила. Она взяла с полочки жесткий темно-серый кусок мыла. Сухой, он сильно царапал нежную кожу, но от воды стал гладким, к тому же превосходно пенился, хотя ничем не пах. Дженнифер вытерлась куском грубой материи, оделась и вышла.

На некоторых окнах не было никакой защиты, кроме хлипких приколоченных дощечек, света с улицы проникало мало, но его все же хватало, чтобы ориентироваться в помещении.


– Ну, как водичка? Взбодрила? – неожиданный вопрос перепугал девушку.

– Да, так гораздо лучше. Как будто смыло все тяжелые мысли. От того, что терзало меня раньше, не осталось и следа.

– Хорошо. Рад это слышать. Но скоро и это существование перестанет иметь свой смысл, как и оставленная в прошлом суетная жизнь.

– А что же имеет для тебя смысл? Разве ты не любишь жизнь?

– Люблю ли я жизнь? Да, очень, но не такую, в которой прозябаю.

– И как долго ты здесь прозябаешь?

– Я не знаю.

– А эти окна, они безопасны? – как только Дженнифер задала этот вопрос, за ними промелькнула крупная тень.

– Замри! – резко приказал он.

Сквозь щели оба видели огромную тень, затем много чернильных силуэтов, мельтешивших в небесах. Они носились, как стая потревоженных ворон, и по тому, как мужчина рядом оцепенел, как его пылающие в полутьме глаза старались не упустить из виду ни одну фигуру в небе, девушка догадалась, что их положение скверно. До сих пор незнакомец, имени которого она так и не знала, слишком равнодушно относился к собственной защите, тем более если вспомнить его слова о том, что здесь ему приходится защищаться абсолютно от любого живого существа.

Дженнифер предстояло примириться с мыслью, что теперь ее тоже ждет кошмарная борьба за существование в этих катакомбах. И она пока не догадывалась о тех мучительных сомнениях, которые терзали этого мрачного замкнутого незнакомца. Он не мог гарантировать ей свою заботу, свое внимание, быть может, такая ответственность ему даже претила. И борьба с самим собой все еще продолжалась, но Макгрегор быстро укрепил его первоначальное желание не убивать Дженнифер (оно иногда проскальзывало в сознании), а наоборот, попытаться помочь бедной девушке, дать ей шанс выжить, как выживал он сам.


Дженнифер продолжает спускаться по ступеням в туннель, высокие бетонные стены обступают ее, а рассеянный оранжевый свет больших круглых ламп заменяет привычное солнце. Глухой топот заглушает резкий свист поездов, пол вибрирует под ногами, норовя треснуть и обрушиться в темные провалы подземелья. Ее не перестает преследовать страх неминуемого обвала. Что-то должно произойти. Но она не поворачивает обратно. Почему?

– Джен! – этот знакомый голос, шепчущий ее имя почти у самого лица, заставил ее задрожать. Вздрогнув, она будто очнулась ото сна.

– Это невозможно! Я не должна сейчас быть здесь!

Чей-то невидимый злорадный смешок, кружась вокруг нее, дразнил, насмехался, словно желал, чтобы она окончательно сошла с ума…

Мужчина сначала молча наблюдал за ее галлюцинациями, потом резко окликнул девушку:

– Дженнифер, стой! – он успел в последний момент схватить ее и оттащить на безопасное расстояние, прежде чем из окна вынырнула длинная пасть, сверкнула рядами острых зубов, клацнула в пустом воздухе и снова исчезла.

Дженнифер мигом пришла в себя в руках мужчины, и тот быстро поставил ее на ноги.

– Живо в ванную! – рявкнул он, и тут же в его сторону полетели щепки, отколовшиеся от досок. Через окно протискивалось неведомое крылатое создание с прочной буро-зеленой кожей, красными светящимися глазами и длинным, свисающим из полураскрытой пасти пупырчатым языком. Толстое, но мощное тело не позволяло легко пролезть внутрь.

– Это еще что?

Разъяренный хозяин, вынув из-за голенища острый нож, подскочил к извивающейся и колотящейся о стены твари и нанес точный удар. Мощная туша бешено замахала снаружи крыльями и попыталась захватить его жилистыми ручищами. Но мужчина наносил ей удар за ударом и в конце концов заставил тварь утихнуть, засадив клинок ей прямо в глотку. Он повернулся и подбежал к Дженнифер.

– Я же сказал тебе спрятаться! – и сам затолкал ее внутрь ванной, задвинув засов.

– Нет, не оставляй меня здесь одну… – но мольба была бесполезна.

Не обращая внимания на лезущие изо всех щелей головы чудовищ, он решительно направился к шкафу и достал оттуда ружье. Пока железные ставни в маленькой комнате бомбардировали, причем делали это с чрезвычайным упорством, через дальнее окно зала внутрь проникла мелкая тварь. Она расправила перепончатые крылья, и воздух наполнился щелканьем челюстей.

Худое, но злобное создание заковыляло на синих и тоже перепончатых лапах в его сторону. Вскинув ружье, мужчина нажал на курок, и первая пуля нашла свою цель.

Дженнифер услышала визг, кваканье, шипение, крик, выстрелы. Проворное животное уклонялось от пуль и, несмотря на всю свою неуклюжесть, пыталось подобраться ближе к человеку, дотянуться до него, клюнуть, разорвать на куски. Наконец, воздух пронзил истошный предсмертный вопль, и время словно замерло. Твари перестали ломиться. Они кружились неподалеку, но ни одна не посмела больше приблизиться. Огромная туша, повисшая в двадцати метрах от окна, увидела дохлую тварь на полу и, издав клич, ринулась прочь, увлекая за собой полчища монстров.


Дженнифер согнулась пополам. Она сидела, заткнув уши ладонями. Оглушительные выстрелы откликались болью в каждой клеточке. Она не сразу осознала, что наступила тишина, а дверь уже давно открыта. Через щель бил рассеянный, но уже потеплевший свет раннего утра. За дверью что-то волочили…

Дженнифер не решалась покинуть свое укрытие. Но она должна выйти.

– Что ты делаешь? – девушка прикрыла рот рукой, ее чуть не стошнило при виде черной крови, которая булькала в ранах дохлого птеродактиля.

Угрюмый хозяин склонился над мертвой зверюгой. Он делал глубокие надрезы и затем резко отрывал шкуру.

– А ты разве не видишь? – он не собирался отвлекаться от своего важного дела. – Вкус этого мяса почти напоминает змею. Пробовала когда-нибудь прожаренную змею?

– Нет, – ужаснулась Дженнифер. – А ты разве пробовал?

– Приходилось… – он ненадолго задумался. – Как будто в прошлой жизни. Хм…

– И кем же ты был в своей прошлой жизни?

Он на миг перестал сдирать кожу, его голова слегка повернулась к девушке, плечи расправились, но он не сдвинулся с места.

– Кто ты? Хотя бы скажи, как к тебе обращаться?!

Он встал, повернулся и быстро приблизился к Дженнифер. Его глаза сверкали у самого лица девушки нестерпимым ледяным блеском, и этот холод жег ее.

– Не надо изводить меня вопросами. Придет время, и я сам открою тебе свое имя, которое абсолютно ничего не значит… Здесь оно просто прах, каменная пыль, развеянная временем по развалинам… И… вдруг появляешься ты! Тебя не должно быть здесь, ты… какая-то ошибка… мистификация…

Он негодовал, не принимал ее до конца всерьез, не мог разобраться в себе и в ее предназначении.

– О чем ты говоришь? По-твоему, я сама выбрала подобную участь? Я абсолютно ничего не помню о себе…

– Я тоже.

– И я, черт бы тебя побрал, не могу примириться с этим. Я хочу знать правду, хочу выбраться из этого проклятого здания, и… я не желаю подохнуть в этих стенах!

Ее тон казался дерзким, но взгляд мужчины словно проникал в самую глубину ее души. Дженнифер с ужасом отшатнулась. Но он продолжал стоять неподвижно, не смея прикоснуться даже к волоску на ее голове.

Он обошел девушку и жестом попросил следовать за ним в комнату. Там мужчина развернул прямоугольный кусок пергамента. Это была карта: темные линии на желтоватой поверхности описывали сложные переплетения улиц. Незнакомец позволил Дженнифер внимательно рассмотреть каждую черточку, линию, прочитать неразборчивые пометки.

– Тринадцать секторов, и каждый ограничен радиальными линиями. В каждом секторе свои законы, которым следуют многообразные формы существ. Тебе повезло, Дженнифер, ты оказалась в секторе, где создания более или менее похожи на людей. В других же местах опасно для жизни находиться и несколько секунд. Плохая новость заключается в том, что под нами сосуществуют сразу несколько звероподобных созданий. С одним ты уже встречалась, если помнишь.

– Это который с длинными волосами?

– Да, но он поджидал тебя в человеческом облике. Днем они менее опасны, чем ночью. Но это оборотни, и они способны оборачиваться в любое время. Запомни, там, снаружи, верная смерть для тебя, если будешь одна. Единственное спасение – это мое убежище или кабинет Макгрегора.

– Интересно узнать, что за фрукт этот Макгрегор. Тебе он не кажется странным?

– Нет, – мужчина взглянул на Дженнифер исподлобья и осуждающе. – Это он помог создать карту и обжиться здесь. Я ему обязан жизнью.

– Ты? Но разве не ты его защищаешь?

– Теперь, когда я так много знаю об этом месте, да, я могу его защитить. Но в этом почти нет необходимости, он редко покидает свой кабинет, а если и покидает, то только чтобы поработать в лаборатории неподалеку.

– Ну хорошо. Если здесь так безопасно, почему на нас так легко напали?

– Есть определенные промежутки времени, когда приближаться к окнам – верная смерть. И ты нарушила это правило. Быть может, неосознанно, но ты пошла против законов этого злобного мира.

– И теперь они вернутся?

– Возможно. Если не поставим защиту.

– Что?

– Забудь, – отмахнулся он. – Не твоя забота. Ладно, что-то я разговорился, пойду уберу тварюгу, пока ее другие твари не учуяли.

Он отошел в другой конец зала и спросил ее:

– И что же ты увидела, стоя здесь?

Взор Дженнифер устремился в одну точку, и она снова принялась блуждать по своему короткому воспоминанию, пока хозяин не показался в комнате, держа в руке отрубленную голову монстра.

– Дженнифер! – позвал он.

Она не сразу вышла из оцепенения.

– Я, кажется, задал тебе вопрос.

– Неважно, – отмахнулась она.

– Неважно? – язвительно повторил он. – Твое неважно чуть не погубило нас. Думаю, я имею полное право знать, ради чего так рисковал!

– Ты же занимался своим любимым делом. Помнишь, ты говорил, что это твоя единственная забава здесь!

– Опять язвишь? Знай, я всегда отчаянно защищаю убежище, и еще, кстати, ни одной твари не удавалось проникнуть сюда.

Глаза Дженнифер заблестели от слез.

– Прости. Наверное, не стоило меня спасать.

– Я не об этом.

– Ты звал меня дважды?

Мужчина долго молчал.

– Я хотел, чтобы ты очнулась, стряхнула наваждение. Знаешь, ведь мое последнее воспоминание – это яркий луч света. И как бы я ни терзал себя, мой мозг поставил блок, который мне не преодолеть. Теперь ничто не может возвратить мои воспоминания. Вернуть меня из забвения.

– Мы можем попытаться вместе…

– Не смеши меня, – фыркнул он. – Посмотри вокруг, вот моя настоящая жизнь! Теперь ты должна мне помогать.

– Что?

– Или ты желаешь попытать счастья с другими союзниками?

– То есть ты прогонишь меня, если я не буду тебе помогать? – лицо Дженнифер покраснело от гнева.

– Дармоеды мне не нужны. Будешь охотиться на мелкую живность под моим строгим надзором или будешь наживкой, если ни на что другое не сгодишься. Так у меня будет больше шансов обеспечить нас пропитанием.

– Может, тебе еще массаж по вечерам делать?

– Может быть, – он был неумолим, но невольная усмешка разгладила его каменное лицо. – А теперь я откланяюсь, с твоего позволения.

Дженнифер, чуть не в слезах, бросилась к своей сумке, которую едва узнала. С одной стороны она была разрезана, но вещи по-прежнему лежали внутри. Вдруг к ней пришла мысль заглянуть в кошелек: там же банковская карточка, а на ней – ее имя и фамилия. Но какое же ее ждало разочарование, когда она обнаружила, что буквы на поверхности карточки безнадежно испорчены.

Хозяин помещения возвратился после рассвета. День полностью охватил долину. В эту ночь Дженнифер совсем не сомкнула глаз. Она только притворялась, что спит, все еще думая о незнакомце, который, несмотря на всю свою суровость, казался ей романтичным и добрым. Ведь до сих пор он вел себя как человек, а не дикое животное.

– Поднимайся, – раздался глубокий голос неподалеку. – Все равно не спишь. У тебя ровно десять минут, чтобы привести себя в порядок и поесть. Завтрак давно уже стынет.

Она оторвала голову от подушки, вдохнула полной грудью терпкий запах жареного мяса. Но от омерзительного вида блюда Дженнифер затошнило. Она убежала в туалет, умылась и только после этого почувствовала некоторое облегчение.

Вернувшись, девушка сказала:

– Я не буду это есть. Это же чудовище…

– Оно давно мертво. А мясо у него, как и у любого земного скота, пригодно в пищу.

– Дай мне тот фрукт, пожалуйста! – попросила она.

– У меня больше нет, – сдержанно ответил мужчина.

– Неправда! – воскликнула Дженнифер. – Я видела его вчера на твоей тумбочке.

– Нет, такого не было. Ты это придумываешь, – а сам насмешливо смерил ее взглядом.

– Так… хорошо, – она не могла успокоиться. – Я не позволю тебе помыкать мной. Если я слабая, беззащитная, ты уже решил, что все дозволено…

– Что дозволено лично мне? Я как-то тебя обидел?

– Мне и так страшно, а ты хочешь, чтобы я стала наживкой? Этого не будет! Ты не в курсе, кто порезал мою сумку?

– Нет. Я ее не трогал.

– Я тебе не верю. Ты воспользовался моим отсутствием и теперь…

– Что теперь? В твоей сумке есть что-то ценное? Что дорого тебе? Я спас твою жизнь четыре раза, это для тебя хоть что-нибудь значит?

– Спасибо. Я благодарна тебе. А теперь я пойду, – ответила девушка, с трудом сдерживая гнев.

Он резко встал и преградил ей путь.

– Никуда ты не пойдешь. Там верная смерть, неужели не ясно?! – строго возразил мужчина.

– Я не просила тебя убивать тех людей, не просила спасать меня, так чего же ты хочешь от меня теперь?

– Если уйдешь, то погибнешь!

Дженнифер ожидала другого ответа. Но о чем она только думала! Что он сделал это из благородства, без корысти и захотел бы преподнести ей в дар, если бы она согласилась принять? Но он требовал от нее невозможного, а она не могла ему позволить превратить себя в жертву.

– Пусть будет так. Я все равно ни на что не гожусь. Не хочу разочаровывать. Избавлю нас от сложного выбора.

На его скулах заиграли желваки, потом он резко отошел в сторону.

Дженнифер тут же, не раздумывая, открыла дверь и понеслась, исполненная победной радости, вверх по ступеням. Но там ее ждал неприятный сюрприз в лице ученого и по совместительству психолога. Макгрегор встал между ней и большой металлической дверью:

– Прошу вас, дитя, не делайте эту глупость, о который вы еще не раз пожалеете!

– Уйдите с дороги. Что вам всем от меня нужно?

– Мы… точнее он, теперь в ответе за вас! – Макгрегор посмотрел через ее плечо, и Дженнифер тоже обернулась. Хмурый и разочарованный незнакомец смотрел на нее.

– Он собирается использовать меня как наживку. А я не позволю ни вам, ни ему указывать мне…

– Пропусти ее, Макгрегор. Пусть до нее дойдет, наконец, что быть моей наживкой куда приятнее, чем попасть в зубы плотоядной зверюге.

– Вот видите! – ее возмутил его равнодушный тон. – Я для него игрушка и еще черт-те что. Да монстры куда лучше тебя. Уйдите с дороги. Я к нему не вернусь. Или в окно выброшусь!

– Нет. Не пущу! – упорствовал Макгрегор.

Дженнифер попыталась прорваться к вожделенной двери, но крепкий и, как оказалось, весьма сильный ученый скрутил девушку. Потом она почувствовала жжение в плече, как от укуса насекомого. Комната стала расплываться перед глазами. Было больно и мучительно от того, что ей не дают уйти, держат силой и не позволяют сопротивляться. Она в западне, но, кажется, теперь она точно знает, где единственный выход из этого места. Он рядом, за металлической дверью.


Дженнифер пришла в себя. Она приоткрыла отяжелевшие веки и почувствовала, что дрожит. Мысли были заняты побегом, но голоса, доносившиеся с другого конца комнаты, разубедили ее. Нужно выждать.

– Какой от нее, в самом деле, толк? – голос своего спасителя она не спутает ни с чьим другим.

– Джеймс, ты поступил правильно и не должен ни секунды жалеть об этом. Если мы перестанем друг другу помогать, то в кого превратимся? Быть может, в ней заключено твое спасение.

– Я в это не верю.

– Поверь мне. От твоих чувств зависит твоя жизнь, и это не пустые слова.

– Да… знаю, – сухо ответил он. – И от этого еще поганей. Я ухватился за нее как за соломинку, и при этом сам не заметил как!

– Перестань ныть, а лучше помоги себе и ей. А я помогу вам обоим…

– Как ты поможешь нам, Макгрегор? Все, что у меня есть, это желание выжить, а не выбраться.

«О чем они говорят? – думала Дженнифер. – Спасение во мне? Ухватился за меня как за соломинку… но зачем? Конечно, мне это известно, – ради забавы, ради чего еще я здесь нужна – дармоедка!» Мрачные и злобные мысли овладели ею. Но тут кто-то навел на нее яркий луч фонарика, и от резкого света по ее щекам побежали слезы.

– Как вы себя чувствуете? Я заметил, вы уже проснулись, – ласково проговорил Макгрегор, склонившись над девушкой.

– Уйдите прочь, – задрожала всем телом Дженнифер, а потом горько зарыдала.

– Не плачьте, дорогая вы наша. Никто вас не обидит здесь. Даю вам слово.

– Дайте мне яду, раз вы ученый. Я хочу умереть… умереть…

– Я бы на вашем месте даже не помышлял о таком!

– Почему? – она с трудом проглотила подступивший ком в горле.

– С каждым это происходит, милочка, один раз по-настоящему. Дважды никто умереть не способен! Вас еще связывает слабая нить с внешним миром, и в вашей памяти, возможно, еще не раз будут возникать реминисценции прошлого. Запаситесь терпением, дорогая. Канал очень хрупок, и эту связь чрезвычайно легко разорвать.

– Нет… я вам не верю, вы врете. Лучше усыпите меня.

– Макгрегор, не надо. Отпусти ее со мной. Я обещаю, что приведу ее в чувство.

Макгрегор замер и надолго задумался над словами Джеймса.

– Лучше вам поскорее стать друзьями! – серьезно предупредил он.

– Я сделаю все, что в моих силах. Но, думаю, встряска ей просто необходима.

– Ладно. Вверяю ее тебе, друг. И будь с ней помягче!

Кто-то стиснул ее плечи и стал трясти. Но Дженнифер была на грани безумия и обморока.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3