Дарья Быкова.

Синяя звезда Аурин



скачать книгу бесплатно

– Рина.

– Ник, – сказал он, хотя я его ни о чём не спрашивала.

Смолчать я не смогла, было что-то в этом имперце, что выводило меня из равновесия и заставляло ляпать то, что не нужно.

– И всё? – разочарованным голосом спросила я. – И никаких виконт такой-сякой? Или маркиз трам-пам-пам?

– Всё, – ровно сказал Ник. – Всё, что Вам нужно знать.

Эти его переходы с ”Вы” на “ты” и обратно меня слегка сбивали. Но я пока и сама не определилась, как мне будет комфортнее к нему обращаться, поэтому не спешила высказываться на эту тему.

Вторая планета встретила нас зашкаливающим уровнем радиации – мы только-только вошли в атмосферу, как компьютер взвыл тревожной сиреной, и Ник, выругавшись под нос, моментально сменил направление движения на обратное. Меня вдавило в кресло, и, кажется, носом опять пошла кровь, но я молчала – сама, если бы могла, так же быстро развернулась бы.

– На какую полетим из оставшихся двух? – спросил вдруг Ник.

Я предложила наугад одну планету, и он уверенно повёл корабль к другой. Вот гад ведь.


С третьей планетой нам повезло – она оказалась не только подходящей для жизни, но и обитаемой. Причём, уровень развития был невысок, а значит, нам не грозило быть сбитыми силами какого-нибудь ПВО. Но это было ещё не всё – когда мы уже почти приземлились – оставалось только миновать плотные, серо-фиолетовые облака, компьютер корабля вдруг объявил: «Обнаружен кхамир». И вывел на экран карту… Я смотрела на неё и не верила своим глазам – кхамир был везде. Правда, приглядевшись, я поняла, что в большинстве точек, указанных на карте, он был под землёй, причём довольно глубоко – не меньше ста метров. Увы, но при текущем развитии техники на планете – по факту, при полном её отсутствии, даже с пятидесяти метров достать было бы сложно. Однако приуныть я не успела – заметила обозначенное компьютером огромное месторождение на поверхности. Поистине огромное.

Желание топать ногами от радости и кричать “Давай туда сажай” я мужественно сдержала – Ник и сам видит кхамир. И посадит корабль так близко, как только можно. Он, кстати, тоже едва заметно повеселел – ещё бы, у нас ведь появился хоть какой-то шанс вернуться домой – если мы наберём столько же, а лучше – больше, кхамира, и я не напортачу с формулировкой желания-приказа. Хотя, вероятно, Ник и сам сможет.

Должна признать, что корабль он посадил идеально, особенно принимая во внимание неподготовленность посадочной площадки – маленькой полянки в лесу. И теперь мы осматривали окрестности, пока что из корабля. То, что атмосфера вполне нам подходит – примерно то же содержание кислорода и вроде бы отсутствие вредных примесей, мы уже знали. Оставалось выяснить, как выглядят аборигены, и как нам оптимально добраться до залежей кхамира. Корабль придётся оставить тут, но вряд ли кто его обнаружит – он идеально сольётся с лесом вокруг.

Когда компьютер показал несколько тепловых силуэтов, весьма похожих по очертаниям на людей, Ник запустил в ту сторону маленькую неприметную птичку с камерой, и скоро мы уже смотрели на аборигенов практически своими глазами.

И то, что мы видели, было ещё невероятнее, чем залежи кхамира.

– Невероятно, – прошептала я вслух. – Люди!

– Ну, по крайней мере, внешне – люди, – согласился со мной имперец.

Всего их было пятеро – трое мужчин и две женщины, и, кажется, они просто вышли в лес за грибами.

– Иди, – сказал Ник, – и приведи мне языка. Вот этого.

Он ткнул на экране в крупного рыжеволосого и рыжебородого мужчину. Самого крупного из этой компании. Я посмотрела на имперца с сомнением – возможно, я переоценила его интеллект? Или разлука с домом нанесла непоправимую травму его психике и мировосприятию?

– Что смотришь? – сказал предположительно душевнобольной. – Замани его как-нибудь сюда, дальше моя забота.

– Ага, – сказала я, но с места не сдвинулась.

– Что? – раздражённо спросил Ник.

– Жду, когда ты придумаешь что-то нормальное, – невозмутимо сообщила я. – Я что, его в костюме пилота должна заманивать? Или у тебя тут где-то костюм зайца припасён?

– А как же неотразимое женское очарование, которое заставляет забыть обо всём? – фыркнул он.

Но общаться с местным населением всё-таки пошёл сам. Вернее, мы пошли вместе, но моя задача сводилась к тому, чтобы на карманном тепловизоре отслеживать перемещения остальных грибников. Знакомиться сразу с несколькими местными жителями в наши планы пока не входило. Поэтому начало разговора я пропустила, а когда стала прислушиваться, крайне удивилась – они оба разговаривали на каком-то совершенно непонятном мне языке. Ну, абориген-то понятно, а Ник-то как? И, главное, с чего это рыжий мужик так охотно ему что-то выкладывает?

Кое-что прояснилось, когда я взглянула на имперца, до этого я прилежно смотрела в тепловизор, по сторонам, и на нашего вольного или невольного информатора. Ник же, не отрываясь, смотрел в глаза рыжему, и красные пряди в его волосах едва заметно светились и мерцали. Телепат, – ошарашено подумала я, – твою ж …дивизию.

Вообще-то телепатии не существует. По крайней мере, официально и у нас, в Конфедерации. Про Империю же ходили разные слухи, например, что они ставят опыты с помощью кхамира и пытаются привить людям способности, которые будут всегда с человеком, независимо от наличия волшебного камня рядом. Впрочем, был и другой слух – что в Империи живут не только люди, но и несколько других рас, и смешение с ними даёт людей с необычными способностями. Говорили, в частности, что и сам Император не вполне человек. По официальным каналам в Конфедерации эти слухи высмеивались, но вот похоже, что часть из них оказалась правдива.

Понять бы ещё, что он вообще может. Как минимум – выучить язык и склонить к каким-то действиям. Интересно, что ещё? Читать мысли? Менять память?

Обратно к кораблю мы шли молча. Я ждала, что он сам поделится информацией – это было бы логично, но он почему-то не спешил. И только когда мы вновь зашли в рубку корабля, и я из какого-то глупого упрямства и чувства внутреннего протеста уселась опять в кресло пилота, он сказал:

– Похоже, действительно люди.

– Больше ничего выяснить не удалось? – подколола я его.

– Удалось, – тут он положил руки мне на виски, и голова взорвалась изнутри болью, в глазах заплясали звёздочки, а дыхание перехватило.

– Какого… – я лихорадочно подбирала слово поприличнее и придумывала, как достать имперца из той невыгодной позиции, которую я так опрометчиво заняла.

– Я просто дал тебе знания местного языка, – как-то даже укоризненно откликнулся капитан.

– А предупредить нельзя было?

На всякий случай из кресла я выбралась, и теперь мы с чёртовым телепатом стояли в разных концах рубки, то есть метрах в трёх друг от друга.

– А зачем? – почти весело спросил Ник, которого мой мрачный взгляд, похоже, ничуть не впечатлил. А я-то надеялась, что смотрю достаточно угрожающе. – Чтобы выслушать истерику "не трогай меня, грязный телепат!"?

– Ты не имеешь права вмешиваться в мой мозг без моего разрешения! – нахмурилась я. Учитывая, что нам ещё долго находиться рядом, необходимо сразу обозначить границы.

– По законам Империи – имею, – как-то мерзко ухмыльнулся этот подлец. – А вот ты перенесла меня неизвестно куда, считай – похитила.

Я старательно досчитала до десяти, пытаясь не хватать ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды, и ответила уже почти спокойно, хотя меня захлёстывало возмущение:

– Если бы ты незаконно не пристыковался, ничего бы и не было. Да я вообще не знала, что ты прицепился, – и мстительным добавила, – как клещ!

– Я пристыковался с разрешения первого пилота, – спокойно парировал он.

– Тео не имел права! Это предательство! – последнее слово я практически выплюнула. Меня затапливало эмоциями и, увы, не самыми позитивными.

– А это, – сказал мой красивый враг, заплетая косу на подобие той, что была у рыжего, – вопрос отношений Тео с законом. И он не отменяет того, что ты меня похитила.

Я, наконец, сообразила, что он меня нарочно провоцирует, и замолчала. Ник выждал пару минут и как ни в чём не бывало стал рассказывать:

– Месторождение кхамира они считают местом обитания Бога, представляешь?

– Представляю, – не разделила я его восторга. – И что это для нас означает?

– О, – сказал капитан, – история прекрасна! Так как кхамира тут невероятно много, одарённых тоже достаточно, в том числе и неучтённых и необученных, – тут он с намёком бросил взгляд на меня, – то всякие аномалии множатся со страшной силой. И аборигены нашли выход. Угадай какой?

Я честно задумалась. Какой тут может быть выход? Учить всех с детства? Слишком накладно. Может, какие-то травки, блокирующие дар?

– Нет, нет и нет. – Решительно отверг все мои предположения Ник. – Раз в год выбирают девушку, которую отправляют к месту обитания божества, чтобы его задобрить. И знаешь, что самое прекрасное? Это действительно работает!

– Что в этом прекрасного? – хмуро поинтересовалась я. Неведомую девушку сразу стало жалко.

– Всё, что насоздавали тысячи недоучек, легко стирает один человек! – продолжал восхищаться имперец. – Кстати, новую девушку будут выбирать через неделю. Жаль, ты не девственница, – вздохнул он. – Было бы очень удобно – жрецы сами провели бы нас к кхамиру…

– Почему туда нельзя самим пройти, без жрецов? – я сделала вид, что не слышала его замечание. Обсуждать свою личную жизнь с этим гадом не собиралась. Равно как и отсутствие этой самой личной жизни.

– Говорят, там труднопроходимо… Или всё-таки девственница?

Я наградила его взглядом, в котором даже не телепат прочитал бы, куда ему следует пойти. Отсутствием опыта я не гордилась, скорее даже стеснялась. Просто так уж получилось. Однако обсуждать это с ним я не обязана.

Но тут имперский негодяй сверкнул на меня полыхнувшими красным глазами, и я неожиданно для себя сказала:

– Да. – И добавила уже по своей воле. – Урод.

– Отлично. Тогда воспользуемся помощью жрецов, – невозмутимо произнёс Ник.

– Нет, – сказала я.

– Я ведь могу тебя заставить, – вдруг вкрадчиво предупредил он. И я знала, что действительно может. – Но для долговременного внушения сложно рассчитать усилие. Если я промахнусь, тебя потом всю жизнь будет преследовать желание вернуться на эту планетку, к месту обитания местного божества. Хочешь?

От нарисованной перспективы хотелось только одного – врезать этому пижону и куда-нибудь уйти.

– Можешь подумать, – вдруг сказал Ник. И не успела я удивиться, как добавил. – Пока мы добираемся до города, где происходит Выбор.

Ненавижу телепатов. И есть хочу.

Что ответить я не знала. И что думать – тем более. С одной стороны, мне вовсе не хотелось взваливать на себя роль спасительницы неизвестной планеты, да и были у меня некоторые сомнения в последующем благополучии "избранной" – неспроста ведь каждый год выбирают новую девушку. Но до кхамира добраться действительно надо. Вряд ли имперец стал бы придумывать такую многоходовку с привлечением местного населения, если бы туда было легко добраться самим… Впрочем, возможно, на деле всё не так страшно, а среди местного населения специально распространяется и всячески поощряется заблуждение о труднодоступности "бога", а то как понабегут паломники, как понатворят химер и аномалий…

В результате своих размышлений я пришла к выводу, что хорошо бы самой услышать от местных жителей рассказ об их божестве и его “прощении”. И, кстати, неплохо бы ещё кое-что уточнить.

– А с чего ты взял, что жрецы выберут меня? – с надеждой на обратное поинтересовалась потенциальная избранная.

Ник наградил меня таким взглядом, что надежда тут же умерла – действительно, повлияет в нужный момент, и готово.

– А почему именно девственница-то? – уже совсем мрачно уточнила я.

Имперец пожал плечами:

– Обычные суеверия, полагаю.

На этом разговор как-то совсем затух… и Ник принялся уплетать откуда-то взятый сухпаёк, даже и не подумав предложить мне. При виде того, как он ест, голод стал невыносимым, но просить я не собиралась. Хотя он, полагаю, этого ждал. И, наверняка, по просьбе поделился бы. Но я почему-то просто не могла у него ничего просить. Не после того, как он вломился ко мне в голову – даже два раза по сути. Мне сейчас вообще даже смотреть на него не хотелось, не то что заговаривать. Но я с каким-то мазохистским упорством следила, как заканчивается еда… и молчала.

– На ночлег пойдём в деревню, заодно ещё что-то разузнаем, – сообщил он мне как ни в чём не бывало.

– Ок, – сказала я и, вспомнив, что видела в лесу какие-то ягоды – наверняка, не ядовитые, добавила. – Пойду прогуляюсь.

– Эй, – окликнул меня Ник, когда я уже почти покинула корабль.

Я обернулась и еле успела поймать брошенный пакет с сухпайком. Определённо, гад целился мне в лоб.

– С тобой будет сложно, – сообщил он. – Но забавно.


На ночлег мы напросились без проблем. Ну, точнее, на нас сначала хотели спустить нечто отдалённо напоминающее собаку, но пара секунд активности телепата – и нас радушно пригласили в дом. Правда, мне показалось, что Ник как-то побледнел, но, может, это освещение такое. В избушке было тесно, низкие потолки заставляли пригибаться даже меня, не говоря уже о рослом имперце. Сами хозяева были невысокими – пониже меня, но и они привычно пригибались в дверях и чуть ли не касались головой потолка. Не знаю, что именно внушил им Ник, но мне было даже неудобно – настолько они старались нам угодить.

Обстановка более или менее соответствовала моим ожиданиям, сформированным на фильмах о средневековье, разве что была более скудной. Самым большим отличием, по крайней мере, бросившимся мне в глаза, было освещение. Вместо пожароопасных лучин здесь использовали какие-то камни – днём их выносили на солнце, и часа три-четыре после заката они обеспечивали свет.

– Сейчас самое паршивое время! – прочувствованно произнёс хозяин – молодой парень, лет восемнадцати, запирая дверь на засов. – До Дня Всепрощения меньше двадцати дней, и все стараются что-нибудь урвать.

Признаться, я не сразу поняла, что он имеет в виду. Оказывается, чтобы воплощённое вольное или невольное желание обрело долгую жизнь и пережило это самое всепрощение, надо закрепить его собственной кровью и специальным заклинанием. Все остальные порождения фантазии и кхамира разрушались – а я-то гадала, как “бог” отличает – что случайно получившаяся аномалия, а что – нужное заклинание.

Почему же все так активизировались именно сейчас? Весь год одарённые, не учтённые и не контролируемые жрецами, пили специальную травку, гасящую или блокирующую дар. Во-первых, потому что жить целый год с неудачными своими творениями никто не хотел, во-вторых, потому что за волшебство полагалось платить налог, независимо от того удачное оно или нет, да и под контроль жрецов никому не хотелось. Сейчас же у жрецов было слишком мало времени, чтобы обнаружить несанкционированные порождения магии кхамира. И одарённые переставали пить травку и пытались осуществить задуманное за год бездействия. Увы, но кроме задуманного лезло ещё очень много полуосознанного и вообще неосознанного, поэтому последние дни перед Всепрощением превращались в кошмар для всех. В течение года тоже случались неожиданности, но редко – от тех, у кого только-только проявился дар, и тех, кто не смог достать травку. Травка, естественно, была незаконна, так как помогала одарённым скрываться от жрецов и от налогов.

Надо бы и нам с Ником такой травки, – подумала я. Мы, конечно, вроде как обученные держать порывы под контролем, но это тяжело двадцать четыре… вернее, двадцать шесть часов в сутки, и есть же ещё сны!

– Так что присматривай за женой, она у тебя красивая, как бы кто приворот не навесил, – продолжал в это время хозяин дома.

Я не сразу поняла, что "жена" – это я, а Ник так вообще вздрогнул и скривился. Но оспаривать не стал. Как-то он вообще неважно выглядел.

В доме была всего одна комната, крайне небольшая, так что спать нас устроили на полу на кухне, которая тоже была весьма мала – имперец лежал слишком близко, на мой взгляд. И слишком громко дышал. Его вообще было слишком много для такого маленького помещения и насыщенного дня. А глядя, как он бережно раскладывает свою длинную косу, я ощутила совершенно детское желание её отрезать, или хотя бы наступить. К счастью, у меня пока ещё хватило ума удержаться. Я просто вжалась в стенку и отвернулась. Но не спала – спать было боязно – не натворю ли я каких дел с кхамиром во сне? Можно было, конечно, обратиться к Нику с просьбой поставить блок в моей голове, но пускать его в свою голову по доброй воле, даже более того, пригласить? Меня аж передёрнуло…

И тут же передёрнуло ещё сильнее – под маленьким окошком, закрытым деревянными ставнями – стёкол, естественно, не было, раздался какой-то жалобный и жуткий вой. Я обернулась посмотреть на имперца – он сел, напрягся, красные пряди слабо засветились – то ещё зрелище в темноте, скажу я вам – и немного недоумённо посмотрел на меня:

– Это человек, – тихо сказал он. И не успела я удивиться, как он добавил, – мёртвый человек!

– Мёртвые не воют, – шёпотом ответила я ему, не упустив случая покрутить пальцем у виска. И фыркнула. – Ты ещё скажи, что это вампир!

– Не бойтесь, – вдруг крикнула нам хозяйка дома из комнаты, – это наш староста.

И не успела я бросить победный взгляд на Ника, хоть и недоумевала – зачем староста так воет, но мало ли какие у людей традиции, может, он благополучие на деревню так призывает, как она добавила:

– В прошлом месяце помер… дочка его, Ланка, одарённой оказалась… очень горевала.

– И часто у вас так бывает? – спросил имперец, насмешливо глядя на меня.

– Да почти перед каждым Днём Всепрощения что-нибудь да вылазит, – довольно равнодушно ответил хозяин дома. – В прошлом году вон призрак бабы Ганы бродил… это если вы про мёртвых.

– А что ещё бывает? – заинтересовалась я.

– Ну, всякие помешательства, – охотно ответил хозяин. – Призрачный дом как-то был… деньги ненастоящие регулярно бывают. Себя часто уродуют…

– Это как это? – удивилась я. Трудно представить, что люди этого хотят. По крайней мере, многие люди.

– Ну, – в голосе хозяина слышалась усмешка, – вот кто-то хочет быть тоньше, кто-то отчаянно хочет глаза побольше… или ушли поменьше. Или другой формы.

– И? – спросила я, уже чувствуя, что ответ мне не понравится.

– И находим потом мёртвые тела, переломившиеся в талии, или с глазами вполлица… Хотя с ушами вот живой остался, но глухой. Его жрецы забрали.

Я не до конца поняла, почему остальные мёртвые… резко увеличившиеся глаза выдавили мозг? Бррр!

Тут я всё-таки не выдержала и, дёрнув имперца за косу, потребовала:

– Поставь мне блок!

– Мечтаешь о больших… глазах? – вкрадчиво спросил Ник, глядя вовсе не на глаза.

– Мечтаю, чтобы у тебя коса отвалилась! – огрызнулась я, глядя тоже совершенно не на косу.

– Ладно, уговорила, – согласился имперец, хотя угроза его, похоже, не впечатлила. И, взяв меня за руку, буквально через несколько секунд спросил. – Тебе уже ставили блок?

– Нет, – удивлённо ответила я. – А что?

Но Ник сказал лишь только “хм” и чуть позже “готово”.

На следующее утро, я бы даже сказала в конце ночи, мы тронулись в путь. Хозяева собрали нам немного еды и дали одежду, и, глядя на имперца, я вовсю развлекалась. Он был слишком высоким, и если у рубахи он закатал рукава и как-то спас положение, то штаны смотрелись крайне смешно. Мне в этом плане повезло больше: во-первых, разница в росте была куда меньше, а во-вторых, платье было без вытачек и регулировалось шнуровкой. Впрочем, когда Ник надел сапоги, вид у него стал уже менее забавным.

Мы шли совершенно молча и, наверное, прошли уже километров десять, когда я вдруг поняла, что же в платье самой хозяйки не давало мне покоя.

– Ник! – резко останавливаясь, сказала я. – Пуговицы!

– Что пуговицы? – как-то подозрительно спросил он. Нет, я в своём уме, не надо на меня так коситься!

– У неё на платье были пластмассовые пуговицы!

– Тебе показалось, – отмахнулся имперец. – Ты же понимаешь, что это невозможно?

– Понимаю, иначе бы и не удивлялась! – разозлилась я и про себя добавила "ненаблюдательный чурбан!".

Мы свернули с главной дороги на мелкую дорожку, уходящую в лес – соваться в город мы пока не были готовы, решили обойти его лесом, и, пройдя ещё около часа, наткнулись на деньги. Вернее, деньги набросились на нас – Ник абсолютно беспардонно ограбил разбойников: велел положить все деньги и ценности на землю и час бежать на север.

– Это негуманно, – собрав ценности, я, смеясь, обернулась к своему вынужденному спутнику и ахнула: он опирался на дерево и был очень бледен. Из его носа капала кровь.

– Ерунда, – явно через силу сказал упрямый имперец. – Сейчас пройдёт.

Вообще, у нас с собой была унесённая с корабля аптечка, но что-то мне подсказывало, что там нет ничего, что могло бы сейчас помочь Нику. Похоже, это были последствия применения телепатии. Интересно, это всегда так? Или дело в этой планете? Но вслух я произнесла совершенно другое:

– Может, вернёмся к кораблю, и ты перенастроишь его на меня? А то ты, я смотрю, долго не протянешь, – нарочито беззаботно предложила, рассматривая его кровь на траве. – И оружие отдай.

– Торопишься, – сказал Ник. – Я в порядке. Но телепатию придётся сократить.

– Жаль, – уже вполне искренне сказала я.

Он только молча кивнул.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6