Александр Теущаков.

Перстень с трезубцем. Историко-приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

Горение одного факела продолжалось четверть часа, в руках Ласло догорал уже второй. Наконец Михал добрался до рудника и, подозвав начальника стражи, приказал привести к нему турецкого агу.

Через некоторое время пленного вывели на свежий воздух. Герей-ага постоянно жмурился от яркого света и пытался прикрыть глаза правой рукой. Сопровождающие его охранники при каждой попытке поднять руку, били по скованному запястью. Левая же рука, прокушенная собакой, продолжала свисать плетью вдоль тела. Его впустили в небольшое каменное строение, находящееся вне стен замка.

Ласло пригладил свои усы и, сняв шапку, жестом указал пленному подойти ближе. Сначала лицо турка исказила недовольная мина, но перехватив грозный взгляд мужчины, одетого в добротную одежду, смекнул, что перед ним находится господин. Герей-ага склонился в глубоком поклоне и, выпрямившись, изобразил угодливое лицо.

Ласло заметил резкую перемену настроения пленника и, усмехнувшись, обратился с вопросом:

– Сколько времени ты находишься здесь?

– Восемь суток.

Герей-ага направил свой взор на кувшин, стоявший на столе, и сглотнул слюну. Ласло догадался о его желании и, наполнив ковш вином, пододвинул к турку. Звеня цепями, он с жадностью выпил и, утерев губы рукавом, поблагодарил:

– Да, ниспошлет тебе Аллах здоровья и богатства.

Граф не сомневался, что перед ним настоящий турок, ибо только они при разговоре могли панибратствовать с незнакомыми людьми.

– Хочешь есть? – спросил его Михал. Пленный кивнул. Граф наказал стоявшему поодаль воину в красно-синей одежде, и он вышел наружу.

– Итак, некогда достопочтенный Герей-ага, каким ветром занесло тебя в наш край? Мне сообщили, что из всего отряда ты один остался в живых. Что заставило тебя с малым воинством свернуть с большака и углубиться в наши горы и леса? Неужели ты не боялся, что можешь попасть в руки разбойникам или мадьярским гайдукам.

Ага, внимательно выслушал и, потупив взгляд, не ответил сразу на вопросы. Немного подумав, взглянул господину в глаза и учтиво обратился:

– Позволь узнать твое имя, господин.

– Граф Ласло Михал.

Турок еще ниже склонился в поклоне и спросил:

– Мы не могли раньше с тобой встречаться, по-моему, я где-то уже слышал твой голос?

– Ты ошибся Герей-ага, в Венгрии и в Трансильванском княжестве очень много мужчин с похожими голосами. Ты не ответил мне, куда ты вел свой отряд?

– Я направлялся в замок «Черный коршун», мне необходимо было встретиться с одним человеком.

– С кем и за какой надобностью?

– Господин Ласло, – турок пытался увильнуть от прямого ответа, – я знаю, что между нашими почтенными покровителями существует договоренность: ваши магнаты и дворянство признали великого султана сюзереном. Было бы интересно узнать, почему меня держат здесь закованным в кандалы?

– Какой же ты скользкий, Герей-ага, ты теряешь учтивость. Отвечай, когда спрашивают или ты хочешь, чтобы я напомнил тебе, в какой шкуре сейчас пребываешь, – нахмурился Ласло, – хотя… Пожалуй, я отвечу на твой вопрос – это ты вероломно пришел на мою землю, а не я, и тебе подобный, убил мою матушку, когда мне было одиннадцать лет.

Не ваши ли воины вырезают под корень венгров и угоняют в рабство наших жен и дочерей. Не ваши ли турецкие начальники набирают себе в войско наших маленьких сыновей и превращают их в послушных воинов-янычар?! Или тебе объяснить, что такое потерять любимую женщину, с которой я был обручен с раннего детства! Ты турецкий пес, стоишь предо мною в кандалах и пытаешься объяснить, что Сулейман от чистого сердца подписал мирное соглашение с паршивыми собаками, лижущими его руки.

Герей-ага, увидев, как гневно засверкали глаза венгерского графа, отступил на два шага и низко поклонился.

– Прости меня господин, я не хотел тебя обидеть. Не я принимаю высочайшие решения, я ведь подневольный человек и только исполняю приказы.

– Зачем ты направлялся в замок «Черный коршун»? Не вздумай обманывать меня, иначе я прикажу содрать с тебя кожу живьем.

– Граф Ласло, – Герей-ага сильно понизил голос и почти шепотом произнес, – я вез срочное донесение, но мадьярский разбойник отнял его у меня.

– Это ты так называешь народного героя – Вашара Андора?!

– Пусть будет по-твоему, мой господин, я полностью с тобой согласен…

Он недоговорил, в помещение вошла смуглолицая девушка с плетеной корзинкой и, поклонившись, на валашском языке спросила разрешение у графа, выложить еду на стол. Михал кивнул и, откинувшись на спинку деревянного кресла, продолжил разговор:

– У этой валашской девушки турки убили родителей прямо у нее на глазах, а жениха посадили на кол, но прежде, отрезали язык, уши и нос. Теперь же, по мирному договору Сулеймана, мы, соседствующие народы – венгры и валахи, вынуждены признать, что османские войска несут нам мир не на кровавых копьях, а на серебряном блюде.

Турок приложил правую руку к сердцу и слегка качнул головой, боясь, что граф разгневается еще больше.

Девушка, поклонившись Михалу, вышла за дверь.

– Господин Ласло, со мной была моя наложница со служанкой, может, тебе известно, что с ними стало?

– Их отправили на северо-запад в Темешвар. Если тебе дорога жизнь, ты расскажешь мне все: кто и зачем отправил тебя из «Золотого шатра» в замок «Черный коршун» и обещаю, что ты встретишься со своей женщиной. Будешь упорствовать – тебя ждет мучительная и долгая смерть на руднике.

– Ты знаешь из какой крепости я выехал?!

– Конечно! И мне ведомо, что ты не повел отряд главной дорогой, а направил его через «Перевал смерти».

– Тебе, наверное, сказали об этом разбой… – Он запнулся и тут же поправился, – люди, взявшие меня в плен.

– Неважно, кто сказал мне об этом.

– Господин Ласло, а если я сообщу кое-что важное, ты отпустишь меня? У меня на родине остались дети. У тебя есть дети?

– Ах, ты пес шелудивый! Теперь, когда ты стоишь на пороге смерти вдруг вспомнил о своих детях. А когда ты убивал наших младенцев и детей, ты думал, какое горе несешь нашему народу?! Сколько Османская империя замучила их, угнала в рабство и убила?!

– Аллах свидетель, я достойный воин и не убивал маленьких детей.

Герей-ага, стоя на ногах, безуспешно пытался отломить правой рукой кусок от горбушки хлеба. Михал помог ему и пригласил сесть за стол.

– Что с твоей рукой?

– Злобный пес набросился на меня.

– Интересно, почему Вашар оставил тебя в живых и продал мне? Он ненавидит турок и готов мстить вам за порабощение нашего народа. Ты чем-то откупился от него?

– Мне пришлось выложить ему свою тайну.

– Так, ты мне предлагаешь то, что уже известно другому? Хитрить со мной вздумал, собака!

Герей-ага цеплялся за каждую мелочь, которая помогла бы ему освободиться из плена. Он вспомнил, как комендант крепости «Черный коршун» Хаджи-бей рассказывал ему о вражде графов Ласло и Жомбор. О некогда плененной графине Ребеке и о том, как она ловко убежала от турок.

– Нет-нет, господин Ласло, я не обманываю тебя, Вашару я рассказал не все, а только часть своей тайны.

– Выкладывай, что тебе известно.

– Ты отпустишь меня?

– Поглядим…

Герей-ага недоверчиво взглянул на графа, но понимая, что проговорился, и вывернуться из трудного положения не сможет, начал рассказ:

– Несколько лет назад я получил приказ от своего командира Хаджи-бея перевезти груженые повозки из крепости «Черный коршун» в Стамбул. Под утро комендант снарядил отряд воинов для сопровождения обоза. Среди обычных повозок была одна богатая, позолоченная, похожая на карету. Только сверху вместо крыши, была натянута кожа. В карете сидела молодая женщина – мадьярская госпожа. На вид ей было лет двадцать пять. Мадьярка была из знатного рода, и Хаджи-бей, имея свой интерес, решил выторговать ее у богатого отца. Кроме того, Хаджи-бей поделился со мной и сказал, что она является невестой знатного графа. Так что за нее он хотел взять двойной выкуп.

После этих слов, Михал внимательно посмотрел на турка.

– По приказу Хаджи-бея я должен был оставить женщину в Дубравице, а затем, получив подкрепление, продолжить путь в Турцию.

Михал привстал с кресла и, расширив глаза, спросил:

– Кто была эта женщина?

– Дочь барона Йо Чонгора – Этель.

– Как, как ты сказал?! – не веря услышанному, граф схватил Герея-агу за руку. Он поморщился от боли, правая рука от удара палкой Вашара, все еще болела.

– Да, ты не ослышался – эту женщину звали Йо Этель.

– Этель! Господи, неужели это она? Что с ней?

Ты увез ее в Дубравицу?!

– Нет, господин, Трансильванские дороги небезопасны. Не успели мы проехать половину пути до крепости, как перед мостом через ущелье на нас напали вооруженные разбойники. Ох, и жарко пришлось моим воинам. Когда шел бой, я слышал ругательства на разных языках, там были мадьяры, валахи и еще – Аллах их разбери. Некоторые нападавшие были одеты в цыганскую одежду. Часть обоза пришлось бросить и прорываться с боем. Слава Аллаху, до самой Дубровицы нам больше никто не попадался.

Вдруг Герей-ага удивленно уставился на Ласло и, догадавшись, неуверенно заговорил:

– Постой, постой, граф… Неужели Этель твоя невеста?

– Да, ты правильно догадался. Что с ней стало?

– Мне жаль граф Ласло, но Этель захватили разбойники и увезли с собой.

– Кто они были? Из каких краев? Ты хотя бы кого-нибудь из них запомнил?

– Запомнил… – Герей-ага оживился и лукаво заулыбался. Он понимал, что зацепил графа Ласло своим рассказом, – ты думаешь, я не вижу, как горят твои глаза.

– Не томи басурман, не то я голову тебе снесу. Кого ты видел?

– Женщину! Хоть ее лицо было наполовину прикрыто платком, но по цвету ее волос и темных глаз, она напоминала мне валашку. Она как смерч носилась между нами и так хорошо владела саблей, что двое моих нукеров пали под ее ударами. Мне показалось, что эта женщина занимала в шайке главное положение.

– Почему ты так решил?

– Все выполняли ее приказы. К тому же я подумал, что простолюдинка не станет прятать свое лицо под повязкой. Выходит, она боялась, что ее узнают. Но все же тайна была раскрыта, когда во время сражения платок соскользнул с ее лица. Я раньше знал эту женщину.

– Знал?! Кто она?

– Я скажу ее имя, если ты отпустишь меня.

– Как ее имя?! – злобно спросил Ласло и стал вынимать саблю из ножен.

– Граф, я раскрыл тайну о твоей невесте, неужели я не заслужил свободу?

– Торгуешься? Тебе бы купцом быть, а не воином-сипахи. Говори ее имя, иначе… – Ласло приставил кончик сабли к груди турка.

– Графиня Жомбор.

– Что?! Ты не ошибся, ведь прошло столько лет. Почему ты считаешь, что это была она?

– О-о, граф, разве можно забыть эту бестию. Она дьявольски красива и пронырлива, как лиса. В 1527 году Хаджи-бею – коменданту крепости «Черный коршун» донесли, что графиня Жомбор и ее отец хотят тайно пробраться в свой бывший замок. Мы подстерегли их и схватили. Как ей тогда удалось ускользнуть из крепости, одному Аллаху известно… – Герей-ага хитро прищурился, – и вот, несколько лет назад, когда шайка разбойников напала на мой отряд… Я узнал ее среди нападающих. Граф, я вижу, что ты не очень поверил в мой рассказ, но есть одно доказательство, подтверждающее, что разбойницей была Жомбор Ребека.

– Что за доказательство?

– Я выпустил вслед графине стрелу, которая впилась ей в правое плечо. Она так и ускакала на коне, не вытащив ее. И, что ты думаешь, несколько дней назад, – Герей-ага хитро прищурил глаза, – перед тем как Вашар уничтожил моих воинов…

– Ну-ну, продолжай, не томи душу! – поторапливал его граф.

– Когда мы прошли через «Перевал смерти», то встретили отряд воинов-дербенджи и решили вместе отдохнуть, вот тогда я увидел у них женщину-пленницу. Я узнал, что за птица попала в их сети и, не задумываясь, предложил выменять графиню на доброго коня. Еще бы не согласиться им, этот ахалтекинец стоил трех таких женщин. Как только, воины отдали мне женщину, наши пути разошлись, а я решил не отправлять Ребеку с обозом в Стамбул, уж слишком дорогая была птичка. Это ее люди в 1531 году отбили у меня Йо Этель. Но восемь дней назад, под пытками я заставил ее признаться кто она на самом деле. У графини не было выхода, она созналась. Тем более я сорвал с ее плеча одежду и убедился, что на теле остался шрам от наконечника стрелы.

– Вот как! Это, пожалуй, интересно! Где сейчас графиня Жомбор?

– Спроси у Вашара, ему лучше знать, где она. Гайдук оглушил меня ударом перстня, после чего я оказался в плену.

– Подними свой колпак.

Герей-ага приподнял головной убор, надвинутый на брови, и взору Михала предстал шрам в форме трезубца, вокруг которого образовалась покрасневшая опухоль.

– Это он тебя приголубил?

– Да, собака! Ух, попадется он мне, – распалялся не на шутку ага.

– Хорошо, я при встрече передам Вашару, что ты снова хочешь с ним увидеться.

– Нет-нет! – испуганно воскликнул Герей-ага, – это я так, со злости на него. Граф, когда же ты отпустишь меня?

– Как только, найду графиню Жомбор.

– А вдруг ее убьют.

– Тогда ты будешь моим вечным пленником.

– А если я тебе еще что-нибудь интересное расскажу, ты отпустишь меня?

– Что, про запас берег? Говори же!

– А дашь мне свободу?

– Если это поможет в розыске баронессы Йо, то я отпущу тебя.

– Так вот, когда Этель пыталась через слуг замка послать весточку на свободу, ее закрыли в одной из комнат.

– Она хотела передать письмо?

– Нет. Ожерелье из жемчуга. Вдобавок она крикнула поваренку, чтобы нашли Ласло.

– Она так и сказала?!

– Да, охрана развязала язык старшему повару, и он все рассказал Хаджи-бею.

– Что ж, пожалуй, я поверю тебе Герей-ага. Когда-то, я действительно подарил своей невесте жемчужное ожерелье. У кого оно теперь?

– У Хаджи-бея.

– Сколько людей у бея?

– При всем желании тебе не удастся захватить крепость, там сильный и хорошо вооруженный гарнизон, не успеешь сделать выстрел, как им на помощь примчится конница из Дубравицы.

– Это не твоя забота.

– Граф, когда же ты меня отпустишь?

– Как только, вернусь из крепости «Черный коршун».

– Ласло – это безумие, тебе не стоит нападать на Хаджи-бея, ты лучше постарайся разыскать графиню Жомбор. Она-то точно знает, где находится Этель.

– Герей-ага я признателен тебе за сведения. Как только, я вернусь, сразу решу, что с тобой делать. Я бы сейчас отпустил тебя, да нет уверенности, что ты не приведешь ко мне турецкое войско.

– Что ты, граф! Как ты мог такое подумать…

– Не лукавь и уймись. Я сказал, посиди немного, подумай, а пока я прикажу, чтобы тебя не выводили на рудник, будешь помогать женщинам, очищать прутья от коры. Кстати, кто обучил тебя мадьярскому языку?

– В моей семье живет слуга – венгерский юноша, от него я научился. И к тому же нужда заставила, я при Хаджи-бее был драгоманом1414
  Драгоман – переводчик


[Закрыть]
. Ласло, а вдруг ты не вернешься, накажи своим воинам, чтобы отпустили меня, – с мольбой попросил Герей-ага.

– Хорошо, хорошо, я подумаю, а сейчас тебя проводят в отдельную камеру.

Граф Ласло покликал охранника и когда он вошел, что-то нашептал ему на ухо. Когда турка увели, через некоторое время в помещение вошел мужчина средних лет. Несмотря на летнюю жару, его плечи прикрывал копеньяк1515
  Копеньяк – короткая широкая одежда с откидными рукавами и застежкой на одну пуговицу


[Закрыть]
, а на ноги были натянуты черные узкие штаны, подпоясанные красным кушаком. Голову покрывала шапка из плотной ткани.

– Керим, сейчас ты переоденешься в турецкую одежду и мои гайдуки немного «поколдуют» над твоим лицом. Не обессудь дружище. Тебя подсадят к турецкому аге, войдешь к нему в доверие и скажешь, что давно находишься в плену. Если спросит, почему избили, скажешь, что пытался бежать. Попробуй разговорить агу, узнать от него, сколько воинов в замке «Черный коршун», где размещены тайные посты. В общем, запоминай все, что он тебе расскажет. Я через два дня покину крепость, к этому времени постарайся что-нибудь выудить у Герея-аги.

– Слушаюсь мой господин, я все сделаю так, как ты сказал.

Глава 4. Встреча в «Орлином ущелье»

Прошло десять дней с тех пор как, Вашар расстался с Илоной. Он много думал над ее рассказом и, сопоставляя услышанное, пришел к выводу, что графиня Марош Илона возможно, не та, за кого себя выдает.

Во-первых: ему не приходилось слышать, что в пределах Пешта живут состоятельные дворяне с подобной фамилией. Во-вторых: ему не верилось, что графиня Жомбор лично попросила Илону отомстить Хаджи-бею за смерть своего отца. И, наконец, третье: откуда Марош Илоне, ни дня не жившей в замке, известны все тайные ходы и каким образом карта расположения потайных переходов и подвалов в крепости, попала в ее руки? Можно конечно, согласиться, что данные ей передала Ребека Жомбор. Но это маловероятно, ведь речь шла о сокровищах, спрятанных ее отцом в подземельях замка. Почему Вашар так думал? Наверно потому что верные люди сообщили ему, что покойный граф Жомбор несколько лет назад вернулся на родину, чтобы вывести свои сокровища.

Вашар засомневался в правдивом рассказе Илоны и для достоверности послал своего близкого друга Гиорджи, чтобы он проследил, куда направится всадница. Прождав его целые сутки, Андор забеспокоился и хотел послать по его следам гайдуков, но на следующее утро Гиорджи вернулся в городок Хэди. Гайдука трудно было узнать, его внешность находилась в ужасном состоянии. На лице во многих местах кожа содрана до самого мяса. Правый глаз перевязан платком. Копеньяк на плечах был изодран в клочья. Руки изборождены глубокими царапинами, как будто он сражался с хищником. Сначала Андор подумал, что на Гиорджи напала рысь, но когда друг поведал историю, произошедшую недалеко от Орлиного ущелья, Вашар был потрясен.

Гиорджи скрытно проследовал за графиней до узкого ущелья. Дальше ее путь лежал через долину к реке Марош – притока Тиссы. Затем Гиорджи увидел, как Марош, направив коня в сторону перевала «Трезубец», спустилась к хвойному массиву. Гайдук держался на расстоянии, опасаясь, что графиня его заметит. Спустившись с холма, он углубился в еловый бор, и вскоре за деревьями потерял Марош из виду. Мадьяр остановил коня и прислушался. Поблизости из ельника, послышался неразборчивый свист, чем-то похожий на орлиный клекот. Гиорджи направил коня на середину обширной поляны. Он огляделся и, не увидев графиню Марош, хотел спуститься с седла, чтобы осмотреть следы от копыт. Вдруг над его головой послышалось хлопанье крыльев. Гайдук, не подозревая об опасности, вскинул голову и в тот же миг, крупная, хищная птица камнем упала на него сверху. Мадьяр не успел прикрыть лицо рукой, как получил сильный удар клювом в правый глаз. Гиорджи моментально слетел с коня и попытался вынуть саблю, чтобы отбиться от стервятника. Кровь залила лицо, мешая бороться с птицей. Он вслепую махал саблей из стороны в сторону и при сильном взмахе, оружие выскользнуло из руки. Гиорджи упал на землю и, зарывшись лицом в траву, закрыл голову руками. Остервеневший хищник, пустив в дело острые когти, рвал копеньяк на его плечах и старался добраться острым и крючковатым клювом до шейных позвонков. Гайдук вскочил и бросился к лесу, в надежде найти там спасение. Отмахиваясь руками, он пытался скинуть птицу со спины.

Вдруг прозвучал пронзительный свист, донесшийся из глубины ельника. Гайдук подумал, что летит еще один стервятник и бессильно упал лицом вниз, приготовившись к худшему – смерти. Он услышал, как захлопали большие крылья и птица, оторвавшись от него, взлетела ввысь. Мадьяр, постанывая от боли и бессилия, сел. Вытерев, забрызганный кровью здоровый глаз, он увидел в шагах тридцати между деревьями всадницу – это была Марош Илона. Гайдук так и не разобрал, какая птица сидела на плече женщины, то ли это был большой, черный коршун, то ли орел. Гиорджи даже показалось, что графиня зло усмехнулась и, повернув ахалтекинца, скрылась за деревьями.

– Прирученная птица! – воскликнул Вашар, когда дослушал рассказ друга, – черный коршун! Ну, конечно же, родовой знак на гербе графа Жомбор. Вспомни Гиорджи рассказы людей, что графы используют хищников именно для этих целей. Все это мне подсказывает, что она и есть Ребека! Так вот кто скрывается за личиной Марош Илоны! Ведьма! Обманула меня. Ладно, пусть думает, что я не догадался. Я сыграю в ее игру, но правила будут моими!

На следующий день Андор вновь пришел скрытно в поселок Хэди, чтобы навестить Гиорджи в его доме. Он до сих пор лежал в постели, не отойдя, как следует от пережитого потрясения. Правый глаз гайдук потерял, но, слава богу, не лишился второго. Пустую глазницу, теперь закрывала черная повязка. Нужно отдать должное метру Эрно – местному лекарю, не отходившего от Гиорджи целые сутки.

– Так какая же все-таки птица порвала тебя? – Спросил Вашар, усаживаясь возле постели больного.

– Не знаю Андор, может быть большой, черный коршун.

– Гиорджи, тебе показалось, этого не может быть. Даже самая крупная самка коршуна не достигает таких размеров.

– Андор, я заметил, что клюв и лапы у птицы были желтые.

– Ну и что! У белохвостых орланов тоже клюв и ноги желтые.

– То орланы, у них хвосты белые, а у того, что напал на меня, хвост темный.

– Ничего не понимаю Гиорджи, не могут коршуны быть такими крупными. Тебе показалось.

– Может и показалось, – засомневался мадьяр, – кто его знает, со страху и не такое померещится. Я ведь тогда перепугался, думал, хищник растерзает меня. Никогда не слышал, чтобы коршун нападал на человека.

– А я слышал от своего дядюшки и отца, вечная им память, что в наших краях хищные птицы нападали на маленьких детей и заклевывали их до смерти.

– Вашар, ты же рос непослушным ребенком, вот они и пугали тебя страшными рассказами.

– Не скажи. Историю о графах Жомбор слышал?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12