Александр Протасов.

Судьба души. Сказания душ. Книга вторая



скачать книгу бесплатно

– «Так вот кто был у озера». – Вспыхнула в голове у мальчика догадка. В этот миг в гущу битвы ворвались конники. Они практически смяли пеших воинов и стали теснить одну из борющихся сторон вглубь равнины. Мужчины не устояли и бросились бежать. Но тут из темноты вырвался всадник на белом коне в красивых сияющих доспехах, и призывно крича, ринулся на атакующих конников. Заметив это, убегающие развернулись и вновь устремились в бой. Сражение закипело с новой силой. И казалось, что этот кошмар не закончится никогда.

Всадник на белом коне был невероятно храбр. Он крушил врагов своим мечём и, Даниилу показалось, что в этом человеке напрочь отсутствует страх. Войны бежали за ним вслед и с криками бросались на конников. Всё смешалось – крики, звон мечей и стоны умирающих. И уже практически вся равнина была устлана телами.

Всё закончилось в одночасье. Бесстрашный воин на белом коне откинулся назад, и спустя мгновение упал на землю. К нему тут же бросились его верные бойцы, но на них накинулись уцелевшие конники, и так яростно воспрянувшая от страха армия вновь дрогнула и бросилась врассыпную. Конники устремились вслед за убегающими, и, настигая их, рубили своими длинными саблями. Уйти удалось немногим, большинство было настигнуто и зарублено. А те, кто уцелели, скрылись в темноте. Армия победителей устремилась в погоню. И вскоре их громкие крики уже отзывались где-то вдалеке.

Даниил лежал на земле ни жив, ни мёртв. Он был невероятно поражён увиденным. Подобного страха ему ещё никогда не приходилось испытывать. Он даже боялся пошевелиться. О битвах подобных этой, а быть может и совершенно непохожих, ему рассказывал отец. Отец сам никогда не воевал, но часто бывал в городе, и слышал там много различных рассказов. А когда возвращался домой, то всегда радовал ими детей.

Когда крики окончательно стихли, Даниил решил посмотреть поближе на поле брани. Сначала эта идея показалась ему не очень хорошей и довольно опасной. Но любопытство вновь взяло верх над разумом, и он очень осторожно начал подкрадываться к равнине.

В огне полыхающих костров были хорошо видны лежавшие на земле люди. Большинство из них были мертвы, но некоторые ещё были живы и ползали по земле со стонами и проклятиями. Даниил понимал, что помочь им он не в силах, и даже если позовёт на помощь своих соплеменников из деревни, спасти всех оставшихся в живых они не смогут. Да и решение это могло сулить им массу неприятностей. Поэтому, мальчик не решился на этот поступок, и продолжал своё продвижение по полю в одиночестве. Обходя и перешагивая убитых воинов, он шёл сам не зная куда.

Вдруг чья то рука схватила его за ногу и, вздрогнув, Даниил упал на землю. Его с силой потащило по земле, и уже через мгновение перед его взором возникло перепачканное кровью лицо раненного солдата.

– Парень, помоги мне. – Прохрипел воин. Даниила затрясло. Он стал судорожно мотать головой и, отталкиваясь руками и ногами, пытался высвободиться. – Помоги мне! – Прокричал раненый боец.

Мальчик успел заметить, что у того нет одной руки, и что лицо воина в свете огня костров было очень бледным. Страх перерос в панику. С силой, что оставалась у него, мальчик пнул раненого воина и, высвободившись, бросился прочь. Он несколько раз споткнулся о валявшиеся повсюду тела и даже порезал ногу о воткнутую в землю саблю. Заметив, что его никто не преследует, он остановился и осмотрелся. Всюду была смерть. Казалось, что она сама пришла сегодня в это место и в его облике бродит сейчас по этому проклятому полю.

«Как же такое может быть? – пронеслась в голове у Даниила внезапная мысль. – Как люди могут так жестоко убивать друг друга? И главное зачем?»

Этого Даниил понять не мог. Он с ужасом оглядывал окружающий его кошмар, и шёл куда-то, уже совсем не разбирая дороги. Наконец он остановился и постарался разыскать красными от слёз глазами то место, откуда он пришёл сюда. Но в полной темноте ночи и в отражении пламени костров, которые скрывали за своим мерцанием окружавший их мир он ничего не смог рассмотреть. Поняв, что потерялся, Даниил решил выбраться с поля боя и спрятаться в горах до наступления утра. Он решительно развернулся, и увидел его. Это был тот самый войн, который в момент бегства воинов вырвался вперёд на белом жеребце. Мальчик сразу же узнал его по очень красивому плащу и ярким доспехам. Воин сидел на земле, опершись спиной на убитого коня, а в груди у него торчал наконечник сразившей его стрелы. С первого взгляда Даниилу показалось, что бесстрашный воин просто сидит и смотрит вниз, опустив голову. Но когда мальчик медленно, превозмогая свой страх, подошёл к мужчине, то заметил, что тот очень медленно и тяжело дышит. А из пробитой груди вырывается весьма неприятный свист. У воина было пробито лёгкое, и дышать ему с каждой минутой становилось всё труднее. Но когда Даниил подошёл к нему совсем близко, мужчина медленно поднял голову и взглянул на мальчика остекленевшими глазами.

– Кто ты, мальчик? – Спросил он хриплым голосом. Даниил уже было собирался броситься бежать, но тут воин заговорил снова. – Не бойся меня. Я тебя не трону, ведь я почти уже мертвец. – Даниил внимательно смотрел на мужчину. Он не почувствовал страха, а быть может, вовсе забыл о нём.

– Я Даниил, сын Зельма из деревни виноделов. – Сказал он, глядя воину прямо в глаза.

– Подойди ко мне Даниил, сын Зельма. Не бойся. – Мальчик медленно стал приближаться к раненому мужчине. – Меня зову Ариарат. – С хрипом в груди сказал воин. – Я царь здешних мест. – Он задохнулся и схватился рукой за грудь. – Я был царём. – Жуткая хрипота сдавила его грудь. Воин покачнулся и повалился на бок. Мальчик опустился на колени рядом с поверженным царём.

– Зачем вы воевали? – Спросил он, даже не осознавая, что говорить с этим мужчиной по закону он даже не имеет права. Воин улыбнулся уголком губ и, сморщившись от боли сказал:

– Я воевал за правду. – Даниил смотрел на него немигающим взглядом. – Но правда порой бывает никому не нужна, потому что у неё горький вкус. Все хотят сладкой лжи и именно поэтому, я проиграл эту битву. – Мужчина сощурил глаза и неожиданно спросил Даниила. – Ты понимаешь меня мальчик? – Даниил кивнул.

– Я понимаю вас. Вас предали. – Мужчина усмехнулся.

– Ты умный мальчик. – Положив руку Даниилу на голову, сказал он. – Я умираю Даниил, сын Зельма, и раз уж так повелели Боги, что именно ты оказался со мной рядом, я хочу отдать тебе кое-что. – Войн засунул руку себе под латы и, покопавшись там, достал скрученный в рулон пергамент. Посмотрев на него, он протянул свиток мальчику. – Обучен ли ты грамоте Даниил? – Вновь спросил он. Даниил отрицательно замотал головой. Воин немного погрустнел, но подумав мгновение, продолжил. – Ты должен научиться. Дай мне слово, что обучишься и когда-нибудь допишешь этот фолиант!!! – Не выпуская пергамента из руки, он ухватился за волосы парнишки. Даниил вскрикнул от боли, но не заплакал. Он взглянул в бесстрашные глаза умирающего и медленно кивнул.

– Я даю слово, – мужчина выпустил волосы мальчика и вновь прохрипел:

– Запомни, ты дал слово Даниил. Слово на смертном одре. Эта клятва нерушима мальчик. – Он протянул свиток и вложил его в руку парнишке. – Научись силе слов, и ты поймёшь весь смысл. – Судорога пробежала по его телу, глаза закатились и, воин хрипя, стал испускать кровавую пену. Даниил сжал в своей руке свиток и поднялся с колен. Глаза царя быстро моргали, в них были видны только белки. Неимоверным чудом, удерживаясь в этом мире, он протянул свою ладонь к мальчику, и Даниил взялся за неё своей маленькой ручкой.

– Запомни Даниил. – Простонал из последних сил умирающий царь. – Все люди лжецы. Не лжёт лишь душа. Взглянув в неё, ты узришь всю правду. – Слабость отяжелила его руку, и Даниил выронил её. Рука словно лишённая опоры мигом опустилась на землю. – Помни свою клятву. – Выдохнул он свои последние слова и обмяк. Даниил стоял и смотрел на умершего царя, и в одно мгновение перед ним возник слабый голубоватый ореол. Мальчик отшатнулся назад и, споткнувшись, упал на землю. Ореол на мгновение завис над ним, и в этой голубоватой дымке Даниил увидел царя – чистого, светлого, без кровавой раны в груди, в доспехах и шлеме. Царь был спокоен, и как показалось мальчику, весьма счастлив. Он внимательно посмотрел на Даниила, и в ту же секунду дымка исчезла, умчавшись ввысь тёмного неба.

Даниил даже не успел понять, что произошло, он только быстро стал осматриваться по сторонам, но куда бы он не повернул голову, всюду из разных уголков ночи и со всех сторон озарённой светом костров поляны, взметались ввысь голубоватые огоньки.

Люди всегда боятся того, чего не могут понять. Вот и маленький мальчик Даниил испугался. Он вскочил на ноги и, что было сил, бросился бежать. Крепко сжимая в руке заветный пергамент, он нёсся сломя голову между ярких вспышек и окружавшего это проклятое место ужаса. Как долго он бежал, и насколько далеко смог отдалиться от поля битвы, Даниил не помнил. Остановился он лишь тогда, когда силы окончательно покинули его тело. Свалившись на землю, он заплакал и провалился в забытье.

Сколько прошло времени после того как он потерял сознание Даниил не знал. Его разбудили голоса. Он открыл глаза и осмотрелся. Было раннее утро. Солнце медленно начинало свой привычный восход, и день полагал быть не менее жарким, чем предыдущий. Мальчик лежал на земле в своеобразной природной воронке по всем краям окружённой маленьким кустарником. А сзади возвышалась большая гора. Голоса тем временем приближались всё ближе и ближе. Даниил сделал попытку выглянуть из своего укрытия, но тут его накрыла огромная тень. Мальчик мигом прижался к земле и затаил дыхание.

– Твой хмурый взгляд навевает на меня печальные догадки, – услышал он противный скрипучий голос. Подняв голову, он увидел сквозь кустарник, что совсем рядом с тем местом, где он находился, остановились три человека. Первый был высок, плечист, с огромными рыжими усами на опаленном солнцем лице. Он был одет в тяжёлые доспехи, а его голову покрывал плоский шлем с забралом, опущенным на лицо. На поясе у него висел огромный ятаган с разукрашенной золотом рукоятью. Высокие кожаные сапоги с загнутыми вверх кончиками на носках, дорогое оружие и весьма искусно сделанные доспехи выдавали в усатом мужчине человека богатого и знатного. Двое других держались позади усатого, их одежды были попроще, и как смог понять Даниил, они были простыми стражниками, и скорее всего, воинами на службе у богатого мужчины. Вид усатого действительно был весьма хмурый и голос, которым он говорил, это ярко выражал.

– Мои вести тебя не порадуют. – Произнёс рыжий мужчина. – Мы не нашли у него ничего. – Даниил медленно повернул голову в сторону и увидел обладателя противного скрипучего голоса. Но рассмотреть его как следует не смог. По телу мальчика пробежали мурашки от одного лишь вида второго собеседника. Было в нём нечто страшное. Первое что насторожило мальчика, так это длинный чёрный саван, в который кутался этот человек. Находясь совсем рядом, Даниил смог рассмотреть, что ткань одеяния мужчины была довольно плотной, и сквозь неё не проникал даже солнечный свет. Лица человека в чёрном Даниил тоже не смог рассмотреть, и всё из-за полностью покрывавших его длинных одежд. С виду он казался весьма обычным, хоть и одет был странно. Но было в нём что-то, что заставило мальчика ещё сильнее вжаться в землю. От странного мужчины веяло холодом, несмотря на жаркое утро. Мурашки вновь пробежали по тело Даниила. А тем временем странные люди, продолжили свой разговор:

– Это очень плохая весть, Хазим. Мой господин будет очень недоволен, – проскрипел чёрный. Рыцарь, как показалось Даниилу, попытался оправдаться.

– Я не понимаю, как это произошло. Всё было выполнено, как ты и сказал. Ловушка сработала идеально. Царь мёртв. Но при нём не было того, что ты просишь. Мы всё там обыскали, даже всех его воинов, и мёртвых, и живых. Там ничего нет, – рыцарь завершил свои слова на весьма повышенной ноте. Человек в чёрных одеждах резко развернулся и начал говорить, не обращая ни малейшего внимания на стоявших у него за спиной воинов.

– Значит, если вы ничего не нашли, то убитый царь где то спрятал это. – Он быстро развернулся к богатому воину. – Вы допросили его слуг? – Затем он мгновенно замолчал и, подняв накрытую саваном голову, уставился прямиком на рыцаря. – Нет. Не так. Этот вопрос был поспешным. Вы хоть кого-нибудь оставили в живых? Есть те, с кого можно спрашивать? Или вы всех убили? – Он сделал всего лишь один шаг навстречу богатому человеку в доспехах. Но и этого было достаточно, чтобы тот начал пятиться, и мальчик заметил в его глазах мигом возросший страх. Сопровождавшие мужчину воины тоже начали медленно отступать назад, одновременно взявшись за рукояти вложенных в ножны сабель.

– Ты не говорил, что нужно кого-то оставлять, – со страхом в голосе проговорил воин. И сделал ещё один шаг назад. Человек в чёрном сделал очередной шаг навстречу воину в дорогих доспехах. Тот, продолжая пятиться, споткнулся о неизвестно откуда взявшийся камень и с грохотом упал на спину. В этот миг чёрный человек набросился на него со скоростью тени. Даниил даже не успел заметить, как тот уже стоял, склонившись над трясущимся от страха мужчиной. Воины выхватили свои сабли, и уже собирались ринуться вперёд, чтобы защитить своего господина, но в этот момент человек в чёрном бросил в их сторону что-то блестящее, и схватившись руками за горло, оба стражника с хрипом повалились на землю, захлёбываясь собственной кровью.

– Значит, вы всех убили. – Медленно проговорил чёрный, не обращая внимания на умирающих, а из под савана появилась его рука. Глаза Даниила самопроизвольно расширились при виде его конечности. Рука человека в чёрном была прозрачной, и сквозь неё можно было видеть словно через стекло. В свете восходящего солнца яркие блики мерцали при её движении. Покрытая множеством граней, она переливалась словно покрытая рябью вода, освещённая солнцем.

Даниил видел стекло лишь однажды, когда мимо их деревушки проходил караван, и торговец пытался выменять на стеклянную вазу вина. Тогда отец, вертевший в руках грубо сделанный сосуд, и показал его сыну. Он объяснил, что это слёзы богов, которые застывая, превращаются в стекло. На мальчика слова отца произвели огромное впечатление, и он долго рассматривал стоявший в их доме чудный предмет, в который по большим праздникам мать наливала вино.

Мальчик смотрел на руку чёрного человека и не мог оторвать взгляд, он мерцающего света. Стекло, из которого была сделана рука человека в чёрном, была намного чище, чем ваза в их доме и блистала намного ярче. Сначала Даниил думал, что рука неживая, а является не более чем красиво выполненным протезом, какими заменяют свои отрубленные конечности воины и пираты с дальнего моря. Но приглядевшись, он увидел, что прозрачная стеклянная кисть движется не хуже чем обычная живая рука простого человека.

Рыцарь в жесте защиты поднял свою руку вверх, и закрыл ею своё лицо. И в этот момент произошло нечто, от чего Даниил чуть не вскрикнул. Человек в чёрном дотронулся своей прозрачной рукой до ладони упавшего рыцаря, и его стеклянная рука начала превращаться в обычную, человеческую, а спустя мгновение уже ничем не отличалась от настоящей.

– Вы поспешили, – проскрипел голос человека в чёрном саване. И его преобразившаяся рука опустилась на лицо рыцаря. Даниил зажал свой рот, боясь вскрикнуть. Увиденное в очередной раз повергло его в ужас. Рыцарь глубоко вдохнул, но вытолкнуть воздух обратно из лёгких уже не смог и замер с открытыми от ужаса глазами. Его волосы начали седеть, а кожа стала в одно мгновение сухой и серой. На лице появились глубокие морщины, а глаза провалились в почерневшие глазницы. Но тут солнце, вырвавшееся из-за горизонта, ударило своими горячими лучами в эту жуткую картину и всё закончилось. Чёрный резко отпрянул от рыцаря и, накинув свой плотный саван, повернулся спиной к ярким солнечным лучам. А мальчик, и без того до ужаса напуганный увиденным, совсем поледенел от страха. Саван на мгновение качнулся в сторону и перед Даниилом предстало лицо того самого рыцаря, которого только что терзал своей страшной рукой человек в чёрных одеждах, повернувшийся сейчас в сторону мальчика. Страшный человек со стеклянной рукой оскалился, и, глядя куда-то вдаль, проскрипел: «Убирайся». – Мужчина выглядел ужасно. За считанные мгновения он постарел лет на тридцать. Волосы уже не были рыжими, они посерели. Он кашлял и тяжело дышал. Старик попробовал встать, но ноги его не слушались и он пополз прочь, стараясь изо всех сил, как можно скорее покинуть это место. Не обращая на него внимания, человек в чёрном одеянии спросил самого себя: «Куда же ты мог спрятать столь ценное сокровище, царь Ариарат? – И помолчав секунду, продолжил. – А быть может, ты его кому-то отдал?»

Солнце поднималось вверх всё выше и начинало жечь и без того сухую землю. Человек в чёрном саване повернул в сторону беспощадного светила свою голову, и в то же мгновение, издав громкий скрипящий крик, исчез. От этого крика, Даниил схватился за свои уши, а когда отнял от них руки, они были все в крови. Мальчик провёл пальцем по уху, и почувствовал тёплую липкую массу, покрывающую его. Перепонки не выдержали резкого звука, и из ушей потекла кровь. Даниил вытер руки о свою одежду и достал из-за пазухи свиток. Положив странный пергамент перед собой на землю, он в задумчивости посмотрел на него.

«Что же в тебе такого?» – мелькнул в голове само собой напрашивающийся вопрос. Даниил был весьма и весьма смышлёным ребёнком. Он сразу понял, что свиток, который отдал ему поверженный всадник, очень важный, и что ради него могут убить даже царя. А сейчас, после увиденного, и услышанного, он нисколько не сомневался, что хранить при себе этот странный пергамент будет очень страшно и жутко опасно. В голове тут же возник второй по важности на данный момент вопрос: «Что же мне с тобой делать?»

Немного поразмыслив, и придя к выводу, что проку от свитка не будет до тех пор, пока он не выучится грамоте, Даниил принял первое в его жизни серьёзное решение.

Осторожно осматриваясь по сторонам, мальчик выбрался из своего укрытия. Он очень аккуратно, чтобы не быть никем замеченным, стал продвигаться по склону небольшой возвышенности. Пройдя несколько метров, он смог сориентироваться в направлении, и по знакомым приметам, начал медленно приближаться к деревне. Крадучись, он вышел на то место, с которого прошлой ночью начинал своё наблюдение за битвой. Поле было сплошь усеяно трупами. Сотни и тысячи, они лежали повсюду, а над ними уже кружили грифы, почувствовавшие приближение щедрого пира. Даниил присмотрелся. Среди убитых сновали странного вида люди, они всё время нагибались, а некоторые совсем не выпрямлялись, рыская, словно вынюхивающие след псы. Мальчик приложил руку к груди, и нащупал заветный свиток.

– Они тебя ищут! – сказал он шёпотом и, развернувшись, устремился прочь.

Свои кувшины он не нашёл, и поэтому решил идти в деревню с пустыми руками. В очередной раз осмотревшись, и не заметив опасности, он бросился со всех ног домой.

Его ожидало страшное разочарование. Деревня была пуста. Даниил вбежал в свой дом, громко позвал мать и сестру, но ему никто не ответил. Он выскочил на улицу и бросился к соседу, к мужчине, который помогал ему нести тяжёлые кувшины, но и там никого не было. Мальчик заметил, что почти все вещи остались на своих местах, а вот оружия в доме не наблюдалось. Он бросился вглубь выдолбленного в пещерах дома, и проскочив по низкому вырубленному в скале коридору, оказался в маленькой комнатке. Подойдя к дальней стене, он наклонился и откинул плетёную из лозы сетку. В углублении, выдолбленном в стене, открылась глубокая ниша. Мальчик посмотрел внутрь и его руки окончательно опустились. Ниша была пуста.

Это место использовалось жителями его деревни как склад продовольствия, которым в случае трудных дней, питались все. Но так как в деревне, никого не было, а склад был пуст, вывод напрашивался только один. Деревню бросили.

Скорее всего, когда он не пришёл вслед за остальными мужчины отправились его искать. Они нашли кувшины с водой и унесли их в деревню. Но они услышали и, скорее всего, увидели происходившую на равнине битву. Быть может, они и пытались искать Даниила в полной ужасных криков и смертей ночи. Но, что более всего вероятно, мужчины вернулись в деревню и, собрав всех жителей, увели их подальше от этого места, поскольку не знали, что будет с деревней, когда на неё наткнутся раззадоренные битвой воины. В лучшем случае разграбят маленькое селение, а в худшем, убьют или уведут в рабство всех мужчин и женщин.

Мальчик медленно развернулся и пошёл обратно на улицу. Вернувшись к себе в дом, он первым делом бросился в своё тайное хранилище. Не секрет, что у всех детей есть тайны, которые кажутся для них самыми великими в их жизни, и которые нужно где-то прятать. Вот и Даниил, как и все дети в его возрасте, имел такой тайник. Вбежав в вырубленное отцом специально для него круглое помещение с большим окном, он подбежал к одной из стен и опустившись на колени, расчистил руками песчаный пол. Под небольшим слоем песка оказался весьма массивных размеров камень. Мальчик специально сделал так, чтобы сестра, если и найдёт его тайник, никак не смогла бы его открыть. Камень был круглым, плоским и очень тяжёлым. Мальчик провозился довольно долго, пытаясь его сдвинуть. Мысленно ругая самого себя за столь коварную задумку с тайником, он с большим трудом выволок камень и достал из показавшейся за ним ямки маленькую плетёную коробочку. Она, как и многие предметы утвари, была сделана из виноградной лозы весьма искусным плетением, которым раньше занималась мать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное