Вадим Панов.

Все оттенки черного

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Не понял.

– Понимаешь, я, может быть, что-то делаю не так. – Вера достала из пачки новую сигарету и чиркнула зажигалкой. – Я думала, что у нас… что мы… – К горлу подкатил комок. – Я верила тебе, Кот!

– Да что случилось? – Сбитый с толку Куприянов растерянно смотрел на жену. – Ты можешь объяснить внятно? Какая кассета? Что произошло?

– Ты спишь со своей секретаршей! С этой Леночкой!

Эта фраза вырвалась. Просто выплеснулась наружу вопреки ее воле. Вера не собиралась так себя вести, так говорить, но вся обида, которая накопилась в ней за время просмотра кассеты и томительного ожидания мужа, вырвалась на волю грубым криком.

«Леночка? Откуда она знает?»

– С чего ты взяла? – Константин холодно посмотрел на жену. – Что за бред?

– Бред? – Вера зло усмехнулась. – О твоих похождениях уже снимают порнофильмы! Горячие кошки Куприянова! Сколько их было у тебя?

Его спокойствие добавило женщине ярости.

– Кассета в магнитофоне? – осведомился Константин. – Можно посмотреть?

– Почему же нет? Посмотрим вместе! Заведемся!

– Заткнись!

Резкий окрик заставил Веру вздрогнуть. Куприянов взял со стола пульт и нажал на кнопку. Телевизор включился. Вера стряхнула пепел на ковер, ее плечи дрожали.

– Ну, за искусство! – провозгласил с экрана бравый генерал, и собравшиеся за столом мужики дружно опрокинули стаканы.

На видеокассете был записан старый хит «Особенности национальной рыбалки».

– Я загримирован? – помолчав, спросил Куприянов.

Вера вырвала у него пульт и перемотала кассету. Вперед. Назад. Везде было одно и то же. «Особенности национальной рыбалки». Она вытащила кассету. Тот же черный пластик без опознавательных знаков. Вставила снова. Кино. Ни следа куприяновской оргии. В полной прострации Вера посмотрела на мужа.

– Но я видела… Ты и она… вы занимались сексом…

– Откуда у тебя эта кассета?

– Мне привезли, сегодня, курьер…

– Ты пила?

– Что?

– Ты пила?

– Нет! – На ее глазах навернулись слезы.

– Я не знаю, что здесь произошло, – медленно произнес Константин, – но мне это не понравилось. Как ты вообще могла об этом подумать?

– Костя, я…

Выходя из кабинета, Куприянов громко хлопнул дверью. Вера швырнула кассету на пол, рухнула в кресло и разрыдалась.

Леночка

– Ой, Ленка, ты такая молодчина! Аж зависть берет! – Таня, полненькая брюнетка с простоватым лицом, откусила мороженое. – Это же надо! Все-все-все у тебя получается!

В завистливое «все-все-все» Танечка включила и холеный внешний вид, и шикарный наряд подруги, и настоящие драгоценности, и новенький «Пежо», ожидающий хозяйку у ресторана, и ее молчаливое согласие оплатить их совместный поход в «Елки-палки».

– И всегда у тебя все получалось.

– Ну, не все, – усмехнулась Леночка, – но многое. Я работаю над этим.

Она действительно была довольна собой. Встреча со старой институтской приятельницей отчетливо высветила преимущества ее нынешнего положения.

Общаясь с Куприяновым, сотрудниками его фирмы и деловыми партнерами, Леночка жила в другом, совершенно другом мире, и сейчас, разглядывая Таню, она видела, какая пропасть отделяет ее от подруги.

И радовалась, что эта пропасть существует.

Таня приехала сюда на метро, одетая в потертые джинсы и простую кофточку. И плохо накрашенная. На ее фоне Леночка выглядела настоящей аристократкой, и мужские взгляды с соседних столиков подтверждали этот факт.

Леночка вытащила из пачки новую сигарету, небрежно щелкнула золотой зажигалкой и мельком оглядела небольшой зал ресторанчика. За соседним столиком читал газету одинокий лысый мужчина лет шестидесяти, в дорогом костюме и странных черных очках, плотно прилегающих к лицу.

«Слепой он, что ли? Да нет, он же с газетой!»

Леночка усмехнулась и уже хотела вернуться к разговору с подругой, как старик поднял голову и посмотрел на нее.

Девушка вздрогнула. Несмотря на то что глаза незнакомца были скрыты черными очками, его тяжелый, внимательный взгляд пронзил ей душу.

«Брр, какой же он без очков?»

– Так ты придешь?

Леночка непонимающе посмотрела на Таню:

– Что? Ой, извини, я отвлеклась. Что ты спросила?

– Я говорю, что у Светки свадьба через месяц, и она просила меня передать тебе, что хочет с тобой увидеться. Пригласить, наверное.

– Свадьба? Конечно, приду.

– Сама еще не собираешься?

– Я? – Леночка снова почувствовала на себе леденящий взгляд старика в черных очках и передернула плечами. – Может быть, и собираюсь.

В общем-то она не планировала делиться своими замыслами с Таней, но взгляд старика гипнотизировал девушку, сбивал с толку, и она с трудом поддерживала разговор.

– Правда? – ухватилась за новость Таня. – А за кого? Что за принц появился на горизонте?

– Принц уже давно на горизонте, – рассеянно ответила Леночка, – только он еще об этом не знает.

– Ух ты! Хочешь мужика увести у кого-то?

– А почему бы и нет? – Леночка скосила глаза и увидела, что старик снова уставился в газету. Ей стало легче. – Что тут такого? Мужа надо выбирать с умом. Чтобы и нормальный был, и богатый.

– Такие все разобраны, – вздохнула Таня.

– Правильно, – снисходительно согласилась Леночка, – таких мало, поэтому недостаточно его найти, надо еще правильно его обработать.

– Ты всегда была умной.

С этим заявлением Леночка спорить не стала.

– А ты случайно не на своего шефа намекаешь? – осведомилась Таня. – Ты вроде говорила, что он у тебя и богатый, и нормальный…

– На кого намекаю, на того и намекаю. – Леночка сделала маленький глоток кофе и чуть не поперхнулась. Она буквально физически почувствовала, как ее пронзил взгляд старика.

«Что же он так смотрит?»

Девушка резко обернулась. Незнакомец в странных очках спокойно листал газету, но его глаза, девушка была уверена в этом, были направлены на нее.

«Почему он так смотрит?»

Неприятный сосед испортил весь вечер. Леночка посмотрела на часы:

– Ладно, Танюшка, давай разбегаться.

– А я думала, мы еще посидим, – удивленно протянула Таня. – Столько времени не виделись! Слышала, что у Марины с ее англичанином вышло?

Леночке, конечно, было очень интересно узнать, что произошло с их подругой, вышедшей сдуру замуж за какого-то иностранца, но она уже приняла решение:

– Нет, Танюшка, извини. Сегодня никак не могу.

Она расплатилась по счету, поднялась и снова покосилась на соседний столик. Старик листал газету.


Леночка припарковала свой маленький «Пежо-206» во дворе дома, кивнула соседу дяде Мише, забивающему козла в компании других старичков, и направилась к своему подъезду.

Цок, цок. Шпильки элегантно стучали по асфальту.

«Ну и чего ты испугалась? Старик какой-то на тебя пялился! А что ему еще остается делать в таком возрасте? Да на тебя все мужики смотрят!»

Всю дорогу из головы девушки не выходил мужчина из кафе. Его суровое лицо. Странные очки. Тяжелый взгляд, пробивающийся даже сквозь непроницаемую черноту стекол. Взгляд, в котором сквозил страшный, неподдельный холод.

«Ерунда! – Леночка глубоко вздохнула. – Глупые мысли».

Она прошла вдоль густой сирени, повернула к своему подъезду и резко остановилась. Высокий старик в странных черных очках стоял у дверей ее дома.

Сердце девушки глухо стукнуло, ноги стали ватными, и внутри образовалась неприятная холодная пустота.

«Как он здесь оказался?»

– Добрый вечер, Елена Викторовна, – мягко произнес незнакомец.

– Доб… добр… – Леночка сглотнула. Все в порядке, вокруг, несмотря на довольно поздний час, полно людей. Москвичи наслаждаются теплым летним вечером, и во дворе царит гомон. Ей ничего не угрожает. Голос девушки окреп: – Что вам надо?

– Хорошо, что вы меня узнали. – Губы старика разошлись в безжизненной улыбке. По-настоящему безжизненной, его лицо казалось резиновой маской, и гримаса придала ему омерзительное выражение. Лучше бы он не улыбался. – Я надеялся привлечь ваше внимание.

– Для чего?

– Чтобы вы поняли всю серьезность моего предложения.

Холод проглотил все внутренности девушки.

– Какого предложения?

Старик сделал маленький шаг вперед, и Леночка машинально отступила.

– Вам следует уволиться из фирмы Куприянова, Елена Викторовна, – с прежней мягкостью произнес старик. – Завтра вы отправите с курьером заявление об уходе по собственному желанию и не выйдете на работу.

Леночка ожидала услышать все, что угодно, но только не подобное заявление.

– Это шутка? Кто вас прислал?

– Вы должны сделать так, как я сказал, – почти ласково продолжил незнакомец. – А самое главное – вам придется распрощаться с теми планами, которыми вы делились с вашей подругой в кафе. Забудьте о Куприянове. – Старик снова улыбнулся, заставив девушку задрожать. – Я не даю вам времени на размышление, Елена Викторовна, пожалуйста, сделайте так, как я сказал.

Он резко шагнул вперед, и Леночка, пропуская незнакомца, в панике отступила к кустам.

Зорич
Бердянск, двадцать лет назад

Что делать, когда ты один?

Не безумец, добровольно отвергнувший общество и получающий удовольствие от своего отшельничества, но несчастный, силой вырванный из привычной жизни неумолимыми обстоятельствами. Потерявший все, что любил, все, о чем мечтал и на что надеялся. Все, ради чего жил.

Он принял условия, не имея другого выбора. Принял, не задумываясь, лишь бы вырваться из той бездны, в которую швырнула его судьба. Чуть позже, когда он получил возможность подумать, ему еще казалось, что впереди его ожидает новая жизнь, тысячи дорог, и главной проблемой будет не ошибиться в выборе. Действительность поставила его на место. Почти все двери, в которые он планировал стучаться, оказались закрыты, почти все дороги вели в тупик. В небытие. В беспросветную тягомотину, сопровождаемую постоянным ожиданием провала. Он не хотел, не умел и не собирался учиться покорно тянуть лямку, он жаждал шагать с гордо поднятой головой, а как раз это ему было запрещено. По крайней мере, на тех дорогах, на которые он рассчитывал.

И это сводило с ума.

«Герой на обочине. Кому теперь нужно то, что я умею?»

Зорич грустно усмехнулся, посмотрел на свои сильные руки и лениво завел их за голову, подставляя широкую грудь жаркому южному солнцу. Вокруг него бурлил центральный пляж. Соседи справа вскрыли роскошный арбуз, слева щебетали в песке чумазые детишки, косматый парень неподалеку охмурял двух загорелых девиц глупыми песнями под расстроенную гитару, и никто не обращал внимания на могучего лысого мужчину лет сорока в странных черных очках, плотно прилегающих к лицу. Да и кого на южном пляже удивишь солнцезащитными очками?

«Кому нужно то, что я умею?»

Это становилось серьезной проблемой. На последние деньги Зорич купил билет в захолустный Бердянск, снял комнату на окраине и теперь проживал остаток средств, бездумно глядя на теплое Азовское море. Может быть, при строгой экономии он сможет протянуть месяц. Или даже полтора. Но что делать дальше? Рано или поздно деньги все равно закончатся. Надо искать решение.

Запах арбуза напомнил, что пора подкрепиться. Зорич поднялся, натянул штаны прямо на мокрые плавки, взял в руку рубашку с полотенцем и побрел по пляжу.

«Что делать дальше?»

Зорич понимал, что в его положении, а главное, с его навыками и умениями он может легко шагнуть в криминал. Он уже думал об этом, но всякий раз отказывался от этой мысли. Фундаментальное воспитание и вся прошлая жизнь были активно против превращения в бандита. Пусть даже и незаурядного. Это была та грязь, в которую Зорич мог наступить только в самом крайнем случае.

– Валя, выходи из воды!

– Клара, Клара, а где Мишенька?

– Ребята, айда в волейбол!

Звуки пляжа с трудом доходили до погруженного в свои мысли Зорича.

– Да не муж он ей!

– Вот я и говорю…

– Седьмого от борта в лузу!

Зорич остановился и посмотрел на желтенький павильончик пляжной бильярдной. На его странных черных очках мелькнули солнечные блики.


В прокуренном и темном, после залитого солнцем пляжа, помещении бильярдной толпились одни мужчины. Молодняк, шумно обсуждающий каждый удар, старики, жадно следящие за шарами, зрелые мужики, оставившие на песке жен и детей. Некоторые из них были в майках, некоторые – даже в легких брюках, но большинство было одето только в плавки, сжимая пачки сигарет и бумажники в потных руках. Несмотря на то что в империи не жаловали азартные игры, в пляжной бильярдной играли на деньги. В том числе и на довольно большие. Зорич заметил, как солидный мужчина, с золотой печаткой на безымянном пальце, не моргнув глазом, выложил на зеленое сукно сотню! Таких сумм, правда, он больше не видел, но красненькие червонцы и фиолетовые четвертаки сновали из рук в руки с завидным постоянством. В основном в одни и те же руки. Вычислить игроков для наблюдательного Зорича не составило особого труда. Один, Зорич назвал его про себя Моряком, был одет в легкую тельняшку и шорты, блестел золотыми фиксами и специализировался по мелким клиентам. Самой крупной ставкой у него являлась десятка. Второй, Цыган, с серьгой в ухе и слюнявым ртом, оказался настоящим шоуменом, виртуозно разводя шары и привлекая внимание лохов. Третий, в классификации Зорича – Барон, работал с серьезными клиентами. Он единственный в бильярдной носил белую рубашку, брюки и даже ботинки. Он был аккуратно причесан и строг. Именно ему толстяк с печаткой заплатил сотню.

И теперь снова.

– Пожалуйте платить.

– Ну, вы просто маэстро, – мужчина в модных узких плавках и с золотыми часами на руке покорно открыл бумажник. – Сколько же вы играете?

– Всю жизнь. – Барон небрежно сложил две пятидесятирублевые купюры, положил их в задний карман брюк и обежал павильон строгими цепкими глазами. – Эй ты, очкарик, играешь или так, присмотреться зашел?

Зорич удивленно взглянул на игрока:

– Это вы мне?

– А ты здесь один очкарик, – на строгом лице Барона мелькнуло подобие улыбки. – Хиповый ты парень.

– Глаза у меня болят, – буркнул Зорич. – Это лечебные очки.

– Так играть-то будешь, болезный?

– Да у него небось жена все деньги заграбастала, – рассмеялся подошедший Цыган. – Он здесь давно стоит и даже бутылки пива не выпил.

– Жена или теща? – с иронией осведомился Барон.

Зорич взял в руки кий.

– Почем играем?

– Четвертак пойдет?

Четвертак? Двадцать пять рублей! В бумажнике Зорича было всего сто тридцать. Он решительно потянулся за мелом.

– Расставляй.

– А деньги у тебя есть? – Барон перешел на деловой тон.

– Не волнуйся. – Зорич скривил губы. – Главное, чтобы у тебя они были.


Он выиграл три партии с повышающимися ставками. Сначала на двадцать пять. Потом на пятьдесят, потом на сто. Барон был классным игроком, но Зорич держал в руках кий с двенадцати лет, и его учили настоящие мастера.

К его безмерному удивлению, ему позволили спокойно уйти, видимо, не желая распугивать толпящихся в бильярдной и активно поддерживавших Зорича лохов. Барон спокойно отдал выигрыш, и в его глазах Зорич заметил тень уважения.

Сто семьдесят пять рублей! Целых сто семьдесят пять!


– Один прокол в день – это немного. – Барон подошел к своей «пятерке», но дверцу открывать не стал, а устало потер глаза.

– Зря мы его отпустили, – пробурчал Цыган. – Малек со своими ребятами его уже брать хотел, а ты отпустил.

– Не надо жадничать, – улыбнулся Барон. – Когда лохи увидели, что меня можно обыграть, они совсем окосели. Улов считал?

– Нет.

– Вот то-то. – Барон вытащил из кармана пачку банкнот. – Штука, не меньше.

– Класс! – В вечернем полумраке блеснули белые зубы Цыгана. – Слушай, а этот очкарик и вправду хорошо играл или ты ему поддался?

– Правда. – Игроки обернулись. В тени акации стоял давешний широкоплечий мужчина в странных черных очках. – Я хорошо играю.

– Согласен, – помолчав, кивнул Барон. – Зачем пришел?

– Деньги принес, – хмыкнул Цыган.

– Помолчи, – оборвал напарника Барон и снова повернулся к Зоричу: – Чего тебе надо?

– Я хочу заработать.

– Поиздержался на отдыхе?

– Хочу играть. Мне нужны деньги.

– И сколько хочешь? – прищурился Барон.

– Чем больше, тем лучше.

– Ты жадный?

– Нет. – Высокий очкарик развел в стороны могучие руки. – Просто я больше ничего не умею.

– Понятно. – Барон открыл багажник, достал из сумки-холодильника бутылку пива и предложил Зоричу. – Думаешь, все так просто?

– Не думаю. Потому и пришел к тебе сейчас, а не завтра в бильярдную. Я наглеть не хочу. Я хочу играть.

– Тут, брат, все схвачено.

– Это я вижу. Но лохов на всех хватит.

– Нас и так трое, – покачал головой Барон. – А точка маленькая. Мы всех лохов успеваем окучить.

– Хочешь сказать, не судьба?

– Во-во, проваливай, – буркнул Цыган.

– Я же сказал: помолчи! – Барон задумчиво хлебнул пива.

Высокий ему явно нравился. Спокойный, могучего сложения и игрок классный. Судя по всему, мужик основательный, крепкий, что же у него не заладилось?

– На косе есть две бильярдные, – прищурился Барон. – Публика хорошая, денежная, сплошь дома отдыха вокруг, из столиц лохи на нерест несутся.

– Кто же меня туда пустит?

– Погоди. Там полный комплект наших был, но вчера как раз одного с аппендицитом увезли. Оправляться ему не меньше недели. Успеешь за это время себя зарекомендовать – считай, что тебе повезло.

– Я постараюсь, – кивнул Зорич.

– Постарайся. – Барон отбросил пустую бутылку в сторону. – Сейчас поедем, я тебя серьезным людям представлю. Поговоришь. Рекомендацию дам.

– Но…

– А за это ты мне будешь должен штуку. Согласен?

– У меня сейчас нет тысячи рублей, – спокойно произнес Зорич.

– Это я и так вижу, – махнул Барон. – Отдашь в конце сезона. Согласен?

Зорич протянул руку:

– Согласен.

Константин

Обычный рабочий день Куприянова начинался в половине девятого утра, а заканчивался в восемь – половине девятого вечера. На это время Константин отключался от всех посторонних дел, полностью отдавая себя бизнесу. За одним исключением: раз в неделю, по средам, Куприянов обязательно посещал расположенный недалеко от офиса тренажерный зал «World Class». Посещал не от безысходности: в загородном особняке был оборудован великолепный, ничем не уступающий «World Class» спортивный зал, но Куприянов считал, что двух занятий в неделю, по субботам и воскресеньям, в его возрасте уже недостаточно, это во-первых, а во-вторых, его бодрил вид других людей, пыхтящих под тяжестью нагрузок. Постоянное сравнение с ними мобилизовало, не позволяло расслабляться.

– Чувствую, на этих выходных вы пропустили одно занятие, – улыбнулся Гера, плечистый инструктор, глядя на то, с каким трудом берет Куприянов свой обычный вес.

Гера был мастером спорта по тяжелой атлетике, и его фигура наглядно показывала, к чему надо стремиться таким, как Константин. И чего они никогда не достигнут.

– Осторожно! – Инструктор подстраховал Куприянова, когда левая рука того предательски дрогнула, и помог опустить штангу на пол. – Сбавим вес?

– Нет, – Константин потер плечо, – я думаю, со штангой на сегодня достаточно. Поработаю на тренажерах.

– Как скажете. – Гера посмотрел на часы. – Вы не будете против, если я ненадолго отлучусь? Я обещал позвонить…

– Конечно, нет, – махнул рукой Куприянов, – на тренажерах мне страховка не нужна.

Инструктор вышел из зала. Константин сделал маленький глоток воды и огляделся: он остался один.

«Черт, никого. Ради чего, спрашивается, я сюда приезжаю? Может, заставить посещать зал кого-нибудь из фирмы? Для компании? Например, Васильева, главного юриста? А то у него больно пузо здоровое. – Куприянов усмехнулся, представив, как неповоротливый Васильев обмякнет возле штанги, и взялся за тренажер. – Немного уменьшу вес, но увеличу число повторов. – Его руки ритмично задвигались, нагружая крепкие мышцы. – Двадцать вместо пятнадцати будет достаточно».

– Проклятая железяка!

Грудной, чуть хриплый женский голос заставил Константина подпрыгнуть. В ноздри ударил легкий аромат мускуса.

«АННА».

Она растерянно стояла возле одного из тренажеров. Подняла глаза, длиннющие черные ресницы взлетели вверх, и черные звезды пронзили сердце Куприянова.

– Вы не могли бы мне помочь?

– Да… – голос предательски захрипел, Константин откашлялся. – С удовольствием помогу.

– Я не в силах понять, как работает эта штука.

Он подошел.

Девушка была одета только в синюю майку, едва заходящую на стройные бедра, голубые трусики и белые носки. Ее пышные черные волосы были снова зачесаны назад, но на этот раз позади оставался роскошный кудрявый хвост, а на лицо спадала длинная непослушная прядь.

«В ней действительно есть что-то восточное, горячее».

А еще полные ярко-красные губы. Она оказалась ниже ростом, чем представлял себе Куприянов, без туфель, в одних носочках, девушка едва доходила ему до подбородка.

– Этот тренажер так хитро устроен. – Она произнесла это после паузы, дав возможность Константину внимательно осмотреть себя.

«Ей нравится, когда на нее смотрят!»

– На самом деле ничего сложного, – Куприянов нервно улыбнулся. – Вы ставите определенный вес… Какой вес вы обычно берете?

– На этом тренажере даже не знаю.

– Давайте поставим поменьше. – Руки дрожали. – Теперь вы становитесь сюда и начинаете давить на рычаг. – Он помолчал. – Меня зовут Костя.

– Очень приятно, – девушка отбросила непослушную прядь и протянула ему ладошку: – Анна.

Куприянов нежно взял узкую смуглую кисть девушки, склонился и поцеловал ее.

– Мне тоже очень приятно.

– Какой вы забавный. – Ее тихий смех сводил с ума. – Я могу называть вас Котом?

«Кот? Звездочка…»

– Конечно.

– Значит, я правильно поняла, надо делать вот так? – Анна надавила на рычаг, синяя майка скользнула по полной груди, и Куприянов увидел черную татуированную ящерицу и краешек темного соска.

Он задрожал.

– Да, Анна, вы все делаете правильно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное