Владислав Савин.

Белая субмарина: Белая субмарина. Днепровский вал. Северный гамбит (сборник)



скачать книгу бесплатно

Вот только при успехе советская ядерная программа будет ускорена на несколько лет. А это, в сегодняшних конкретных условиях, очень много стоит. Ведь когда завершится эта война, наши бывшие союзники не уймутся. Это мы воевали – за то, чтобы нам жить. А в США непременно спросят: где прибыль? Кто вернет нам деньги, вложенные в войну? Где новые рынки сбыта? Где мир «пакс Америка», по угодным им правилам? Так ради чего воевали – чтобы отдать Восточную Европу СССР? И как только они все это осознают… нет, нам не будет немедленно предъявлен ультиматум, может быть. А просто те, кто действительно правит Соединенными Штатами (и всем капиталистическим миром, других ведущих фигур на том «полюсе» не будет), нет, не президент, его министры, генералы, сенаторы, а главы крупнейших банков и корпораций, собравшись, примут Решение. И после этого лишь вопрос времени, когда начнется новая война.

А нам нужен мир. Просто потому, что время работает на нас. Сейчас у них в разы больше ресурсов, их ВВП превосходит наш на порядок. Но я помню график из какой-то книги, прочитанной еще там, в ином времени (странно, я все чаще начинаю думать, что 2012-й – это мир «тот», а здесь «этот»). Так вот, там был изображен рост советского ВВП, измеренный не абсолютно, а в процентах от американского. С сорок пятого по шестидесятый он вырос с чуть больше десяти процентов до сорока, дальше пошло замедление, и площадка на уровне пятьдесят в годы застоя (а может, и глобализации). Но четвертая фаза капитализма еще не наступила, а значит, у нас пока преимущество. Но чтобы реализовать его, нужен мир. А чтоб обеспечить его, нужна сила, которую единственно лишь и понимают акулы мирового капитала.

В общем, мне решать… А я уже решил. Что надо хотя бы попытаться. А уж если не выйдет, топить. Начнем с немецких субмарин в Атлантике. А то нехорошо получится, если, к примеру, завтра линкор «Нью-Джерси» (или еще кто-то, ему равноценный), утонет, а среди «мальчиков Дёница», или кто там у них за него, не окажется героя на Рыцарский Крест. А у американцев и англичан разведка работает, и они тоже зададутся вопросом, кто отличился. Я войну с союзниками развязывать не собираюсь, боже упаси – но как в этом конкретном походе ситуация будет, сугубо в рамках поставленной задачи, знает лишь Господь, а потому подстраховка не помешает. И нашим спокойнее, когда пойдем назад с трофеем. Год сорок третий, «битва за Атлантику» еще к перелому не подошла, это осенью случится, сейчас же там с переменным успехом, потери тяжелые с обеих сторон, так что пропажа из эфира нескольких субмарин даже немецкое командование не удивит и не встревожит, обычное дело. Тут главное не перестараться и не устроить U-ботам бойню как на севере. Так что хватит трех-четырех, причем последние желательно ближе к основному месту действия. Ну а дальше все будет по плану. Вот только по которому?

– …хорошо-то как, мужики, вот первый раз отдохнул! – говорит Большаков, потягивая пиво и заедая его крупными вареными раками.

Кок все же молодец, как сумел приготовить (а Сидорчук все достать)! Ведь на борту такие люди! И сам Андрей Витальевич, которого мы давно уже не видели, и все его ребята в полном составе, лучшая команда спецназа СФ из далекого 2012 года.

– Война войной, а отдых по расписанию, – отвечает Саныч, – а то вдруг завтра бой, а я уставший? – И выуживает из вазы очередного рака.

Мы сидим сейчас в сауне – я, Саныч, Григорьич, Большаков.

Петрович сейчас замещает меня в ЦП, а Серега Сирый был, но быстро убежал, обеспокоенный своим хлопотным хозяйством. Пиво великолепное. Но мы и Сереге, и Петровичу немного оставим, чай, не звери же!

Наша сауна – это предмет жгучей зависти местных: видеть такое на борту подлодки? Но для нас это не роскошь: про необходимость восстановления сил – вдруг кто-то с усталости не тот клапан откроет – я уже говорил. Деревянная отделка, такие же скамейки, самый настоящий бассейн в предбаннике, два на два метра всего, но бассейн! Когда лодка хорошо удифферентована и идет ровно, полная иллюзия загородной бани на даче, вот сейчас двери откроем, а там чистый воздух, солнышко, сосновый лес. Воздух у нас, конечно, чистый, и вроде не пахнет особо – но эту атмосферу подводник со стажем от натуральной отличит в первый момент. А наверху триста метров холодной атлантической воды. И год тысяча девятьсот сорок третий от Рождества Христова. Вот только не тот сорок третий из нашей истории, а другой, уже отличающийся.

– …к нам в штурмовые группы уже поступают самые настоящие «калаши» местного изготовления, – рассказывал Большаков. – Не зря, выходит, тогда образцы передали, и ПК, и АКМ с АК-74, и СВД, и много чего еще. Правда, тяжелее тех, из будущего – ствольная коробка из толстого листа. Но бьет не хуже тех, привычных. Сам проверял!

Разговор наш – в основном монолог Андрея Витальевича, прерываемый изредка нашими вопросами. Жутко интересно, а как там, на суше? Поскольку, при всем уважении к флоту, главное дело вершится именно там.

– О боевых делах вам лучше при случае у Юрки Брюса спросить, – говорит Андрей Витальевич. – Вот он ни одного случая не упустит. До двух сотен лично убитых фрицев лишь трех не добрал, когда я его из-под Ленинграда высвистнул. И считал лишь тех, у кого после самолично с тела чего-то снял на память, как сам говорит, «с гарантией, что сдох». Или у моего зама, Васьки Гаврилова, который умудрился за полгода из старлеев в подполковники выбиться, ему погоны сам маршал Говоров повесил, командующий Ленфронтом, за взятие ГРЭС. Ну а я больше в тылу, по организации.

– Знаем мы вашу организацию, – усмехается Саныч. – «К нам не подходи, а то зарэжэм». Неужели сам в немецкие тылы не ходил, как на Хебуктен, а, Витальич?

– Было, пару раз еще, – соглашается Большаков. – Вот только я не Юрка Брюс, мне не счет набивать нужно, а методику отработать. Будет теперь в СССР настоящий подводный спецназ, с наработками из двадцать первого века. Про «сухопутное» мышление повторяться не буду, это у писателя Бушкова лучше описано. Когда для сухопутчика озеро или река, это всего лишь преграда, ходу нет – а что оттуда кто-то вылезти может, не сообразят.

– Так это еще до Бушкова, – решает вставить слово Григорьиич, – читал я, что был в Ленинграде подводный осназ, где командиром Прохватилов. И тоже были у них такие дела…

– Ты читал, а я его вживую видел, – усмехается Большаков, – опытом обменивались. Дела они творили, но вот в каком оснащении, это просто жуть! Ты вот читал, что они не плыли, а шли по дну, в полной выкладке, как тридцать три богатыря? А в их аппарате, «Эпрон-М», даже я бы на глубину идти не рискнул, там без опыта задохнуться можно запросто! И на лицо не маска, как у нас, а шлем противогазный, хрен что там разглядишь. В общем, если мы были «амфибиями», полноценно решая все задачи обычного спецназа, в том числе и на удалении от воды, то прохватиловцам было доступно лишь то, что у самого берега или прямо в воде, вроде причалов и мостов. Было. Теперь Кусто от зависти удавится, если узнает.

Вспоминаю историю. А ведь верно, Жак-Ив Кусто свой акваланг сделал как раз в сорок третьем, и вроде даже весной. То есть сейчас, в оккупированной Франции, он что-то изобретает и клепает в домашней мастерской. Только ведь акваланг боевыми пловцами у нас вроде не применялся?

– Зато надежен почти как грабли, – отвечает Большаков, – а что пузыри от него вверх, демаскируют, так ночью или при волне некритично. Делают уже в Ленинграде, серийно, самые настоящие акваланги, похожие на наши АВМ-5. Пока для флотской аварийно-спасательной службы, и подводному спецназу СФ (это мы) и БФ (а это прохватиловцы), про черноморских не знаю. Но и аппараты замкнутого цикла, автоматы, не то что «Эпроны», а подобие наших ИДА-59, лишь большего размера, тоже уже на подходе. В общем, день и ночь – помните мемуары Кусто, как он свое первое погружение описывал, будто полет над землей, в сравнении с водолазом, ползущим по дну, как калека. Красота – а вот, фрицы, держитесь!

Да, представляю. Если Андрей Витальич, имея за плечами богатейший опыт, примерно как у бушковской «пираньи» (а ведь он, слышал, реально отметился, и в знойной Африке, и где-то на Карибах, английский и испанский знает свободно) – да, если он сумеет обучить по своему образу и подобию много сталинских «пираний», ой что будет с несознательным миром, не желающим вкушать преимуществ социализма?

– А в последнее время больше пришлось не спецназом, и даже не инженерно-саперными, а морской пехотой заниматься, – рассказывает Большаков, – не морских стрелковых бригад, бывших реально под этим названием, а именно морской пехоты, то есть имеющей особый штат, оснащение, вооружение, тактику и боевую подготовку. Все морские бригады с фронта вывели и спешно реорганизуют и обучают. Как эшелон первого броска на вражеский берег, при высадке с моря или форсировании больших рек, это задачи похожие.

– Днепр? – спрашивает Григорьич.

– Ага, – кивает Большаков, – а за ним Висла, а дальше Одер, а за ним, надеюсь, и Рейн. Водоплавающий транспорт, включая легкие самоходки-«барбосы», полученные по ленд-лизу американские амфибии, колесные и «аллигаторы» (десантные транспортеры LVT), наши и на большее замахнулись, понтон на гусеницах, по образу и подобию послевоенного К-61, неуклюж, конечно, но дорога ложка к обеду, и все лучше, чем через Днепр на бревне плыть под вражеским огнем. И чтобы все это четко взаимодействовало, как часы! Вооружение новое, пулеметы только ПК, «дегтяри» все на склад сдали. И «калаши» пока только нам поступают, ну еще «бронегрызам». Причем юмор, что названы АК-42, правда означает это «автоматический карабин образца сорок второго года», ведь Калашников тут пока еще ничего сам не изобрел, у Симонова работает, вроде как на подхвате, но, наверное, он же наши образцы к местной технологии приспособлял. Интересно, а что он еще придумает?

– АК зачем? – спрашивает Саныч. – У штурмовиков бой накоротке, траншеи чистить.

– Не скажи! – не соглашается Большаков. – Вот чему лично я морпехов наших обучал здесь, так это стрелять с воды: с качающегося плавсредства или стоя по пояс. А вот тут для ППШ или ППС дистанция может быть великовата, винтарь одиночными бьет, и с сильной отдачей – зато из АК цель типа «пулеметное гнездо» огнем отделения давится на счет раз.

– Осваивают быстро? – спрашивает Григорьич. – Все же уровень образованности не тот, что в наше время. Как с СВТ мучились, а ведь, в принципе, неплохая была винтовка. Или правда, что АК любой призывник из глухой деревни за час освоит?

– «Духи» в Афгане за пару часов осваивали, – отвечает Андрей Витальич. – А вот ты знаешь, что в штатовской армии на первичное обучение новобранцев с М-16 отводилась неделя? Разборка, сборка, чистка, смазка – вот столько было нужно, чтобы в головы вдолбить. Вот и оцени, что такое АК.

– Слышал, что те же душманы в «зоне племен» копии наших «калашей» прямо в сараях делают, – пытается блеснуть эрудицией Григорьич. – Странно даже, что здесь так долго в производство запускали.

– Товарищ замполит, вот не при подчиненных сказано: никогда не спорь о вкусе пирога с тем, кто его ел! – говорит Большаков. – Сам в Афгане не был, но с теми, кто прошел, общался плотно. И уж поверь, я с таким самопалом в бой не пойду. И тебе не советую.

– Почему?

– Потому, что премию Дарвина получать неохота. Поганое железо, да еще с нарушением технологии – это же гарантия, что очень быстро или ствол порвет, или коробку. Чтоб ты знал: сами «духи» эти самопалы брали исключительно как массогабаритные макеты, чтобы выглядеть как «человек с ружьем», наняться в охрану каравана или, напротив, чужой грабить. Напугать, может, даже стрельнуть пару раз – но если не убьют, иншалла, сразу после купить нормального «китайца», ну а АКМ нашего производства – так это предел мечтаний. Наставник мой когда-то побывал в Ливии, инструктором в армии Каддафи, рассказывал, что в одной дивизии, где пятнадцать тысяч рыл, за полгода было больше десятка случаев, когда китайский АК разрывало так, что стрелок «трехсотый» или даже «двухсотый». А вот по всей миллионной Советской Армии за все года я о таких случаях и не слышал – вероятность оцени! И это то, что делали промышленно китайцы, а не «духи» в сарае. У «калаша» конструкция простая, вот только материал и технология это очень большая разница, если что не так. Отчего из всех «калашей» лучшими считались наши и гэдээровские, худшими Румыния и Китай, ну а все прочие кто его делал, Польша, Болгария, Венгрия, кто там еще, серединка на половинку, да еще у финнов был «Валмет» на его основе, кстати очень на АК-42 похож. Так-то мужики!

Григорьич сконфуженно умолк. И взял очередного рака, одного из последних оставшихся.

– Люди здесь нормальные, – говорил Большаков, – вот не считайте предков глупее нас. Взрослеют быстро: тут в деревне считается, что и шестнадцатилетний – это полноценный работник, со всей ответственностью. У меня в одном из батальонов служил матрос Сергей Тюленин, ну да, тот самый, из молодогвардейцев!

– Да ну, Андрей Витальевич? Они ж пацаны совсем, их главному, Олегу Кошевому, шестнадцать лишь было! Таких разве в строй ставят, хоть они и герои?

– Не знаю про Олега, но вот Тюленину семнадцать в августе прошлого года стукнуло, сейчас полгода до призыва, так что добровольцем в самый раз. Уже после вызвал я его и расспросил. Все же много писатель Фадеев домыслил, в жизни по-другому было, но не менее геройски. И что любопытно, здесь этот роман не в сорок шестом будет написан, а раньше – Фадеев, оказывается, в освобожденный Краснодон уже приезжал, всех расспрашивал, записывал. Посмотрим, что у него получится, в этой истории…

– Раки что, уже все? Нет, те для Петровича и Сереги Сирого отложены. Ладно, еще на посошок, остатком пива. У тебя, Андрей Витальевич, с товарищами от Лаврентий Палыча взаимодействие налажено, как они тебе?

– Нормально, как еще может быть? Если мы с ними тренировки по полной откатали. Коробку однотипную, такой же «Либертос» брали штурмом целых шесть раз, это не считая «частичных» тренировок. А морская пехота СФ пыталась нам помешать, изображая юсовских маринеров.

– Так ты мне честно ответь, во сколько сам ты оцениваешь успех захвата, процент вероятности, что пройдет? Мне знать надо, чтобы окончательно решить, по какому варианту работать будем? Топить или захватывать?

– Сто процентов, – отвечает Большаков. – Вопрос лишь, сколько у нас будет «трехсотых» и «двухсотых». Конечно, будь моя воля, я бы тех взял, кто уже с нами в фрицевский тыл ходил, из «пираний» Гаврилова, кстати, они сами уже так себя называют, хотя Бушкова не читали. Но нельзя, и ясно почему. После этой операции, мы-то и так секретоносители, а никому из здешних уже нельзя будет на фронт, не дай бог в плен, и там язык развяжут. Так что этим мужикам, кто живой останется, до конца войны в магаданском округе дослуживать, им и там работа найдется, а «пираний» куда? Ну и опять же – расходный материал на самый последний случай, и простите нас, мужики!

Да, вот отчего у взятых на борт бериевцев из осназа оружие исключительно немецкое, МГ-42 и МР-40, и внешне за немцев сойдут, и я не удивлюсь, если они все шпрехают зи дойч, как чистокровные арийцы. Это чтобы даже в самом худшем варианте, если англичане или американцы отобьют груз, и мы по какой-то причине не сумеем его утопить, играть «немецкую спецкоманду» до самого конца, не сдаваться живыми, или орать «хайль Гитлер», даже когда потащат на электрический стул. Но я очень надеюсь, что до этого не дойдет.

– И еще, Михаил Петрович. Ради будущего дела, тренажеры не уступите, преимущественно нам? Нельзя нам недели без движения, мышцы и рефлексы засыпают, реакция и координация не та. И чтобы с контролем состава атмосферы помогли.

Это он имеет в виду, что даже занятия на «бегущей дорожке» в атмосфере замкнутого цикла имеет свои особенности. Что актуально для нас, как для космонавтов. В привычном нам воздухе не только кислород и азот, но еще много чего (свыше сорока разных газов). А фильтры работают максимум на десяток. Постоянно контролируются кислород, углекислый газ, угарный газ, водород (ну еще пары топлива, периодически). При интенсивной физнагрузке в разы увеличивается как объем потребляемого человеком воздуха, так и нефильтрованной гадости – в результате абсолютно реально получить общую интоксикацию организма. Потому при регулярных и продолжительных занятиях физкультурой на подлодке необходимы контроль врача и настройка системы жизнеобеспечения. А то не боевой отряд получим, а команду инвалидов.

– Ладно, – говорю, – скажи Ивану Петровичу, я разрешил. За то, чтобы вы сработали на «ять». Ну что, мужики, пиво все?


Этот же день, США, Августа, гольф-клуб

– Ну что, господа, – задал риторический вопрос толстяк с сигарой, – ваша попытка устрашить Петена привела к прямо противоположному результату. Франция открыто вступила в войну!

– А что в этом такого уж страшного? – пожал плечами «ковбой». – Если уж мы решили, что в этом году десанта в Европу не будет. Для нас французские войска не представляют опасности, поскольку отправляются на Восточный фронт. А через год французская армия наверняка станет гораздо меньше, впрочем, как и русская – на Восточном фронте это хорошо получается у всех…

– А если не Восток, а Средиземноморье? – возразил «военный». – Возникнет серьезная опасность для нашей группировки в Африке. Баланс сил может резко сместиться в сторону Еврорейха. В худшем случае вся Северная Африка будет потеряна!

– Северная Африка – это проблема Британии, – отрезал «аристократ». – Исход войны в любом случае решится в Европе. Пусть Британская империя ослабеет больше, нам это только выгодно. А наш африканский корпус отступит, героически сражаясь. Или же героически погибнет, в зависимости от обстоятельств.

– Да, пожалуй, ситуация выгодна нам со всех сторон, – согласился толстяк. – Хотя это не то, на что мы рассчитывали, в результате мы сможем убить сразу трех, нет, четырех зайцев! Ослабить и русских, и Германию, и Британскую империю, и Францию! Они все просто упадут нам в руки после окончания войны. Единственное, что меня беспокоит: не приведет ли такое усиление Еврорейха к преждевременному выходу Советского Союза из войны? Сталин рвет и мечет. Посол прибежал к президенту на следующий же день. В очень «недружественной» форме начал объяснять, насколько это было ошибочным решением. Воевать против Германии и воевать против всей Европы – это слишком разные вещи. Россия всегда слишком сильно равнялась на Францию – это для них образец цивилизованности. Да коммунизм вспомним, по Парижской коммуне. Сталин заявил, что, пока он у власти, мира с рейхом не будет, но он не вечен, а у его генералов амбиции Наполеонов. Прямым текстом озвучил условия, при которых он даже за власть бороться не станет. Возвращение Германией потерянной территории. Показательный суд над нацистскими вождями и генералами за «военные преступления». Кредит и помощь на восстановление экономики.

– Так и не будет бороться, – усмехнулся «аристократ». – Все эти азиатские «царьки» с трона слазят только мертвыми.

– Это он нам так сказал, чтоб лицо сохранить. Но очевидно, что перемирие более чем возможно – он слишком опасается за свою власть. Его опасения оправданны. Тому, кто остановит эту мясорубку, простят многое. Вопрос только в том, насколько быстро сговорятся и договорятся. Учтите, этот вариант слишком выгоден Гитлеру: своих генералов ему не жалко, у него и так регулярные чистки, объявит английскими агентами, и готово. Тяжелые поражения от русских или легкие победы над кузенами? Эта парочка усатых может объявить, что война рейха и Союза всего лишь провокация подлых англичан. А если они помирятся, мы получим союз Германии, Италии, Франции, СССР и Японии. При таком раскладе и испанцы недолго ломаться будут. Сколько продержаться кузены? Год или месяц? Даже если мы их завалим военной техникой. А рядом с русскими Иран и Ирак. А там и Индия недалеко. СССР – это ключ. Ему просто достаточно войска пропустить по своей территории. Да и не останется Сталин в стороне при дележе такого пирога. Два континента подомнут под себя за пару лет. А потом придут и за нами. Как только флот построят. Промышленности и ресурсов им хватит.

– Это-то ясно, – вставил «ковбой». – И что же он потребовал за то, чтобы это так и осталось теоретическим сценарием?

– Базирование нашей авиации на своей территории, с целью поддержки своих войск. Увеличение помощи. Пересмотр условий возвращения поставок по ленд-лизу. Строительство нескольких заводов. Список длинный.

– А не лопнет?

– Он понимает, что все, что просит, не получит, но что-то дать ему нужно. Это вопрос ребром. Нам нужно решить, что именно и сколько. Или мы рискуем как минимум остаться с Еврорейхом один на один, уже без «русского парового катка»!

– Понимаю, к чему вы клоните, – усмехнулся «ковбой». – Хотите продать русским еще десяток заводов?

– Необходимо поддерживать в них уверенность в нашем союзе. Несколько тысяч станков ничего не решат, – отмахнулся толстяк. – Тем более что больше мы никак не можем эту уверенность поддержать. Наступление в Африке захлебнулось, и решающих побед в ближайшее время не предвидится.

– Пока что усиление русских нам выгодно, но смотрите, не перестарайтесь.

– Я тоже думаю, что поставки русским нужно увеличить, пусть и за счет англичан. Принято? – задал вопрос «аристократ» и, дождавшись неуверенного кивка военного, повторил уже утвердительно: – Принято. И наконец, что делать с этим проклятым каудильо?! Он открыто грозит пропустить немцев, теперь уже вместе с французами, к Гибралтару!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28