Владимир Зещинский.

Наяль Давье. Герцог северных пределов



скачать книгу бесплатно

По замку Фабьен.

С ним все проще. Ферму я там делать не собираюсь, так что только озаботиться тем, чтобы людям нашлась работа. Понятно, что у кого-то свои наделы и огороды, но ведь можно кого-нибудь привлечь к работе на той же ферме в Тьери, например. Или же к постройке утепленных сараев для овец с козами. Сена, опять же, накосить требуется очень много. А ведь его не только накосить надо, но еще и высушить, а уже высушенное под навесы перетаскать. Это с тракторами просто, а тут придется обходиться своими руками и ногами.

Кстати, у меня ведь в Тьери есть еще один управляющий – Лоренс. Нужно его привлечь к работе. Стар? Ничего, его же никто не заставляет джигитом на лошади скакать и пируэты выплясывать. Будет потихоньку объезжать мои земли и работать с людьми. Всё-таки у меня кроме замков и городов еще и двенадцать разбросанных по округе деревень есть. А это ведь люди, которые, как мне кажется, будут только рады немного поработать и получить за это денег.

Вот пусть Лоренс и катается, разговаривает, узнает, нанимает и все такое прочее. Матис, конечно, первоначальную перепись сделал, но нужно узнать людей поближе. Думаю, Лоренсу можно поручить подобное. Он не показался мне глупым. А после пусть отчитывается Матису, который все и запишет для отчетности. Всё-таки ему тоже меньше работы. Пусть смотрит на людей, выделяет тех, кто желает работать, чем-то заниматься. Некоторых можно и вовсе переселить в город. Например, каких-нибудь сапожников или же швей. Благо места там полно. Пусть посмотрит, может, кому необходимы подъемные. Мало ли, работать хотят, надел есть, а денег, чтобы купить семян, нет. Записать таких, выделить средства, потом в любом случае отдадут. Зато при деле будут.

Людей необходимо привлекать, расшевеливать, показывать, что за работу платят. Хватит уже сидеть по деревням и потихоньку вымирать.

Хотелось бы полностью поменять дома в деревнях, но это не сейчас точно. Можно построить из дерева, но тут есть свои плюсы и минусы. Да, в таких домах зимой гораздо теплее и протопить такой дом намного легче, чем каменный, но дерево быстро сгнивает и оседает. Конечно, сгниет такой дом не за десять лет (хотя при таком климате кто его знает), но всё равно намного быстрее, чем развалится каменный.

Дома из камня долговечнее и менее огнеопасны. Случись пожар, так ведь вся деревня может сгореть, если дома будут деревянными. С отоплением каменных домов нужно будет что-то думать. Или искать уголь и торф, или придумывать что-то иное. Например, какие-нибудь отопительные артефакты. Уж больно мне не хочется вырубать лес слишком сильно. У меня даже мысли по этому поводу кое-какие есть, но это все после, сначала найти башню.

Так, что еще?

Жуан тоже справляется в городе хорошо. Дела делаются, пусть и медленно. Нужно будет сказать главам городов, чтобы, как только земля немного отойдет от зимы, отправляли заключенных бездельников копать котлованы. Впрочем, они и так знают, но напомнить стоит.

Что там еще по городам? Чем люди в них вообще занимаются? Где у меня список мастеров по городам?

Порывшись в бумагах, кое-как отыскал два листа, переданные мне главами.

Итак.

Всевозможные кузнецы.

В большинстве своем куют всякие подковы, вилы, лопаты и прочие нужные в хозяйстве вещи. С этим понятно. Их не так много, но нужно сказать, чтобы переселили их куда-нибудь на окраину. Причем поближе друг к другу. Всё-таки огонь, да и шум – не самые приятные соседи.

Дальше те, кто занимается выделкой тканей. Всякие прядильщики, ткачи, валяльщики. Вот им и можно будет потом продавать шерсть. Можно будет отправить женщин, которые захотят этим заниматься, к ним, пусть обучаются. Потом, может, в городе так и останутся. Им можно жить и поближе к центру.

Кожевенных дел мастера. Этих тоже необходимо отселить к окраине и сформировать район. Уж больно вонючая у них работа. Если сапожники захотят, то можно и их поселить к ним поближе. Шорников тоже к ним. Домов все равно пустых в городах полно, так что не вижу проблемы.

Если владельцы соизволят вернуться, то там надо будет смотреть по каждому случаю отдельно. Впрочем, прошло уже довольно много времени, как они покинули эти земли, так что не думаю, что вернутся.

Дальше идут те, кто работает с глиной – гончары. Так-то в этом нет ничего опасного, но вот их печи… Наверное, их тоже стоит отправить на окраину. Можно поселить рядом с теми же пекарями.

В общем, в центре оставить церковь, лекарскую, школу, приют и дом главы. Потом дома тех людей, ремесло которых не будет как-то мешать или быть опасным для соседей. Например, те же портные, прядильщики или цирюльники.

За ними можно селить, например, тех, кто занимается деревом. Те же бондари или колесных дел мастера. Каменщиков, камнетесов тоже сюда. Всё-таки камнями они занимаются не в самих городах, а за их пределами.

В общем, нужно переселить всех так, чтобы никто друг другу не доставлял беспокойство. Всё-таки жить рядом с кузней или той же кожевенной мастерской не слишком приятно. В первом случае будет доставать постоянный шум, во втором – вонь.

Нужно дать задачу главам. Пусть поговорят с людьми, подберут дома и переселят. И никаких свиней, гуляющих по улицам, курей и прочей живности. Даже на окраине пусть держат все это хозяйство в загонах. Все равно сейчас тем же свиньям на улицах делать нечего. Это раньше они в грязи валялись да всякие отходы подъедали. Хотят разводить скот? Пожалуйста, или на окраину, или в деревню.

Да, еще необходимо выбрать дома, которые потом станут трактирами и тавернами. На окраине – подешевле. Ближе к центру – подороже. Это сейчас торговля протекает вяло, а потом, как я надеюсь, все станет куда оживленней.

Что забыл? Проглядев мельком исписанные листы, откинулся на спинку кресла, прикрывая глаза. Что еще? Думаю, для начала отправлюсь в замок Тьери. Дам указание строить загоны. Потом можно будет озадачить глав. Затем пойду в столицу к Райнеру. Проверю его, договорюсь о скоте, как раз к моменту, когда пригонят скотину, уже будут готова часть летних загонов. Там ведь ничего сложного – вкопать столбы и соединить их между собой несколькими досками, чтобы те же коровы никуда не удрали. После этого можно будет и отправляться.

Отлично! А теперь…

В этот момент в дверь постучали, после разрешения войти в проеме появилась лицо Хана.

– Милорд, тут капитан пришел.

– Пусть заходит, – разрешил я, собирая раскиданные по столу бумаги.

Аболье зашел, несколько неловко держа в руках какие-то бумаги. Я приподнял брови, удивляясь такой картине, – обычно Бефур предпочитал держать в руках меч или на худой случай какой-нибудь топор, но никак не бумажки.

– Что-то случилось? – спросил, кивая головой в сторону еще одного кресла, предлагая тем самым присаживаться.

– Вот, милорд, принес, – сказал он, протягивая мне исписанные слегка корявым почерком листы. – Как вы просили.

Взяв бумаги, я мельком их просмотрел, тут же слегка удивляясь. Я только что думал о том, чтобы озадачить его списками, а он сам все уже сделал.

– Я тут подумал, – начал я, положил листы перед собой, – для начала надо отправлять тех, у кого родственники живут далеко. Иначе, если мы отправим их к осени ближе, то до зимы могут и не вернуться. А зачем мучить дорогой пожилых людей?

Аболье на мгновение задумался и кивнул. А потом привстал, заглядывая в листы.

– У нас не так уж много тех, что родились на юге королевства.

– А из других стран есть? – спросил я, заинтересовавшись.

Бефур мотнул головой.

– Не, таких людей нету, – ответил он, указывая пальцем на имена. Я тут же подхватил перо, принимаясь подчеркивать. – Всего пятеро. Остальные в любом случае успеют вернуться.

– Хорошо, – я кивнул, задумываясь. – Я вскоре вновь отправлюсь в путь. – Бефур тут же остро глянул на меня, всем своим видом давая понять, что он пойдет со мной. – Конечно, ты, Жанжак, Хан, отправитесь со мной. За главных оставим Бодора, Варона и Митрона. Митрон пусть останется в этом замке. Фабьен, как и раньше, за Вароном. Тьери за Бодором. Слишком много сопровождающих мне не нужно. Кроме вас, еще двоих или троих воинов можно взять. Первыми за родственниками пусть едут те, кто жил дальше всех, и те, кто ближе всех. Вторые смогут быстро вернуться, а значит, это позволит отправить следующих желающих. В этом замке можно оставить минимум стражи, остальных переправить в Фабьен и Тьери. Это позволит воинам, которые несут службу в замках, освободиться.

– А родственников куда селить? – спросил Аболье.

– По желанию и тому, чем они занимаются. Если будут среди них ремесленники какие-нибудь, то можно и в город. Если захотят при замках остаться, то в деревнях пустые дома есть. Думаю, понятно, что тех, кто с землей хочет работать, в город заселять не нужно? – спросил я, слегка улыбаясь. Собрав листы, которые мне принес Аболье, я протянул их ему назад.

– И когда мы выезжаем? Далеко в этот раз направимся? – спросил Бефур, забирая бумаги.

– На границу с Нанодором, – ответил я, указывая на карту. – Нужна вот эта гора.

Аболье, спрятав бумажки за пазуху, с интересом поглядел на карту, все так же лежащую на столе.

– И что там? – поинтересовался он, поднимая на меня взгляд.

– Там башня, – коротко ответил я, не стараясь этого скрыть. Всё равно же узнают.

Аболье замер, а потом просто кивнул, поднимаясь.

– Когда выступаем?

– Для начала надо съездить в Тьери, потом в города, затем я отлучусь ненадолго… Думаю, через неделю, – сказал я несколько неуверенно, так как не знал, чего мне ожидать от столицы и Райнера. Мало ли, вдруг королю что-то от меня потребуется.

Попрощавшись, Аболье ушел, оставляя меня наедине со своими мыслями. Минут через пятнадцать я встрепенулся и принялся рыться в своих книгах. Мне нужно было одно плетение, которое могло значительно помочь камнетесам. А то ведь и забыть об этом могу. Тем более потом и времени может и не быть.

* * *

Прибыв в замок Тьери, тут же объехал места, где по моим расчетам будет ферма. Всё рассмотрев, приказал отметить, где именно будут сараи, сеновалы и летние загоны. Зимние загоны или сараи я решил строить вдоль кромки леса – деревья будут защитой от зимнего, пронизывающего ветра.

После этого поговорил с Лоренсом, пояснив, что я от всего этого хочу. Пояснил, какими именно должны быть летние загоны и в каких местах они должны располагаться. Также пояснил по поводу заготовки сена.

– Людей мало, милорд, – поглядывая на меня с некой опаской, всё-таки сказал Лоренс, щуря слегка выцветшие глаза.

– Вот, – я приподнял палец, на мгновение замирая. – Хорошо, что ты мне напомнил. – У нас в герцогстве есть еще двенадцать деревень. Тебе следует объехать их и поговорить с людьми.

– Гнать их на работы, милорд? – слегка встрепенулся управляющий замка Тьери.

– Зачем же гнать? – слегка удивился я. – Просто узнать: кому нужна работа, за которую им заплатят деньги. Засадят свои поля и огороды и пусть приходят сюда, помогают. К тому же я собираюсь оставить тебе немного денег, чтобы ты выплатил работникам небольшой аванс. Часть скота можно будет продать людям, желающим купить. Если у кого не будет хватать денег, то просто записывай таких людей в отдельный список. Потом отдадут либо деньгами, либо продуктами.

Лоренс встрепенулся.

– И нашим можно будет так покупать?

– Отчего же нет? Конечно можно. Просто не забывай всех записывать. Я не хочу никого просто так одаривать, иначе люди могут и привыкнуть к халяве, а вот на некоторые уступки пойти вполне можно, – сказал я. Достав небольшой мешочек с деньгами, я передал его управляющему, кивнув на Матиса. – Если что-то будет не понятно или возникнут спорные вопросы, то обращайся к Матису. К тому же, когда будешь в деревнях, скажи, что все, кто желает перебраться в город, могут это сделать.

– Прямо-таки все? – усомнился Лоренс.

– Правильно мыслишь. Конечно, бездельники и разбойники мне не нужны. И не только в городах. Да и тем, у кого скотина и поля, там делать нечего. А вот всякие сапожники, кузнецы, гончары, мастерицы всякие вполне могут найти свое место в городе. Всё-таки людей там поболее, да и не придется им возить свой товар. Если кто пожелает переселиться, так ты списки составляй и к главам городов отвози.

После Тьери мы отправились сначала в Сальмон, а потом и в Ромен. Там мне пришлось долго разъяснять главам смысл переселения мастеровых с центра на окраины и наоборот. Я видел, что упорствуют они только из-за свойственной многим людям лени. Мол, жили же столько лет, к чему все эти перетасовки? В общем, как обычно пришлось просто накатать приказ и заставить людей работать.

Приказ был зачтен на главной площади, вызвав среди людей некое волнение. Кто-то не желал переселяться. Даже не посмотрев предложенных домов, они просто сразу же резко высказывали свое веское «нет». Кто-то посчитал такую идею вполне здравой. Хорошо еще таких людей оказалось большинство. Всё-таки не многим нравился постоянный грохот из соседских кузниц. Да и дышать вонью из кожевенных мастерских то еще удовольствие. В итоге погудели да успокоились, приготовившись к переселению.

Кажется, они даже уже начали привыкать, что с новым лордом у них каждый год что-то да происходит. И как это всегда бывает, переменам не все рады, ведь так удобнее сидеть в своей скорлупе, охраняя привычный, практически статичный мир, в котором любое маломальское изменение может вызвать целую бурю. Вот поэтому я не хочу для себя еще больше власти. Я не могу спокойно смотреть, как живут все эти люди. Мне хочется изменить их жизнь к лучшему. Сделать так, чтобы они ели вкусно и сытно, жили в теплых домах, не болели, могли позволить себе красиво и удобно одеваться. Я ощущаю ответственность за них, понимая, что большинство просто не имеет возможности как-то изменить свою жизнь.

И многие просто не понимают, к чему приведет то или иное изменение. Они боятся, что станет еще хуже, чем есть сейчас.

Живет, например, человек. У него есть небольшой дом, кусок земли, пара кур и пес. А еще у него есть жена и трое маленьких детей. Если есть что, то засаживает свой небольшой кусок земли, присматривает за ним. Холит и лелеет своих кур, держа их прямо в доме, чтобы хищник какой ночью кормилиц не утащил. Если есть свинки, то и их в доме держит. Иногда бывает в лесу, собирает мед детям, грибы и ягоды. Это еще хорошо, если хозяин земли позволяет своим людям что-то собирать в своем лесу. А ведь есть и такие землевладельцы, которые не разрешают своим людям ничего брать из леса. И вот живет такое человек, старается, добывает пищу, иногда в город ходит, продает «лишнее». Сами бы съели, конечно, но деньги всё-таки тоже нужны. На вырученные медные копейки покупает одёжу, которую будет потом ежедневно носить до тех пор, пока она не разлезется. Да и после этого он не станет ее выбрасывать, оставит на заплатки.

Он так живет, его отец так жил, да и дед с прадедом. И не знает этот человек, что все может быть как-то по-другому, ведь и все его соседи так живут, да и в городе все не намного лучше. Вот и кажется этому человеку, что такая жизнь – норма. Вот поэтому и страшатся многие изменений, не понимая, чем не угодила их нынешняя вполне обычная жизнь неугомонному лорду.

И мне властью своей приходится ломать их привычные миры, заставлять делать так, как мне нужно, потому что я вижу, что вся их жизнь не что иное, как нищее существование. Возможно, кто-то другой наплевал бы на всех этих людей, позволив им и дальше жить так, как они умеют, но я так не могу.

Отвлекся я что-то. В общем, напомнил главам о котлованах, на всякий случай. Оставил денег на различные нужды и вернулся в свой замок.

– Первое, – начал я, когда во дворе собрались мои люди. Я, конечно, оставил Матису всевозможные инструкции, но понимал, что иногда нужно просто показываться на глаза людям, разговаривая с ними, – завод по стеклу необходимо перенести ближе к горам, но не пересекать черту. Второе: вскоре сюда прибудут овцы и козы, нужно соорудить для них загоны летние и зимние подальше от замка. Третье: кроме коз и овец из столицы прибудет еще крупный рогатый скот. Привезут кур и свиней. Как только скотину пригонят, подходите к Матису, он определит, кому и сколько. Кому корову, а кому кур или поросят. Платить за это будете продуктами. Теми же яйцами, молоком, сметаной или творогом. После, когда свиньи подрастут и пойдут под нож, мясом. Конечно! – сказал чуть громче, услышав легкое гудение в толпе. – Никто не будет заставлять вас оплачивать это все вечно. У Матиса спросите все подсчеты. Например, если вы взяли корову, то сколько потом нужно будет отдать за нее молочных продуктов. И понятное дело, что никто не будет отбирать полностью все продукты, которые вы будете получать от скотины. Четвертое: для овец и коз необходимо накосить и насушить травы. Ребятишки могут нарвать веток и связать из них веники. Козы зимой все подъедят. Понятное дело, что за все будут выплачиваться деньги. – Люди тут же довольно загудели. – На этом всё. Подходить к Матису. Он всех разделит, определит и запишет, кто и чего будет делать.

– А вы, милорд? – выкрикнул кто-то из толпы.

– А у меня свои дела, – хмыкнул я. – Но не думайте, что сможете отлынивать. Кстати, Матис, – я повернулся к управляющему, который сидел на одном пеньке, положив стопку листов на другой, что-то быстро записывая. Услышав, что я позвал его, мужчина поднял голову. – Тех, кто будет заниматься постройкой здания под стекольный завод, потом пришлешь ко мне.

– Хорошо, милорд, – ответил тот, тут же снова застрочив.

Я еще немного поговорил с людьми, а потом ушел в замок. Вечером Матис, как и договаривались, прислал мне несколько мужчин, которые знали, с какой стороны подойти к камню и к строительству из него. Я же до этого момента накладывал плетение на старые короткие мечи. Аболье не сильно был рад тому, что я изъял их у него, но спорить не стал, лишь сверкнул любопытством в глазах. Думаю, это из-за того, что мечи и в самом деле уже были слишком старые.

Плетение было не слишком сложное. Относилось к пятой степени начальной магии. Освоил я его еще зимой. Плетение описывалось как бытовое, созданное для того, чтобы резать что-либо. Например, с помощью этого плетения можно было разделать кабана или иное животное, или порезать толстую кожу. Конечно, можно было и человека убить, авторы книги не исключали такую возможность. В общем, не слишком безобидное плетение. Впрочем, если уж задаться целью, то убить можно и простой деревяшкой, а то и вовсе пальцем.

Само плетение я слегка подправил, усилив его и добавив несколько узлов, чтобы его можно было прицепить к чему-либо. В моем случае я выбрал именно мечи, аккуратно накинув и прикрепив к ним плетение.

С первого раза, как обычно, не получилось. Плетение никак не хотело прикрепляться к тонкой полоске металла, все время соскальзывая то на один бок, то на другой. Один меч и вовсе испортил – усиленное плетение просто проплавило железо. Это меня, понятное дело, совершенно не устроило, пришлось делать некую прослойку из нейтральных нитей между самим плетением и металлом.

Если смотреть моими глазами, то получалось, словно мечи были упакованы в своеобразные ножны. В плетении были задействованы нити огня и воздуха. Само плетение изначально работало как некий огненный резак. Магия воздуха была необходима для постоянной подпитки. Нейтральная магия все это сковывала, сглаживая шероховатости и заставляя все это работать так, как нужно. Если бы ее не было в плетении, то получился бы… наверное, большой костер или, может быть, огненный шар. В общем, что-то яростно горящее.

Конечно, я испытывал изначальное плетение. Пробовал на кухне, разрезая им все, что подсовывала мне Аделаида. С помощью него, как оказалось, можно было даже дрова резать. Края деревяшек при этом чернели, но не загорались. Впрочем, мясо тоже немного поджаривалось, как и все остальное. Изначальное плетение не справлялось с камнем, поэтому-то я и полез его усиливать.

Если кто-то думает, что это я такой гений, который может менять давно придуманные плетения, то он сильно ошибается. Просто в конце каждой книги по начальной магии есть главы, в которых описывается, как менять готовые плетения в ту или иную сторону. К тому же там рассказывается, что одно и то же плетение можно совершенствовать почти до бесконечности, добавляя те или иные элементы. Причем авторы предупреждают, что иной раз может получиться нечто совершенно неожиданное и даже опасное для своего создателя.

В итоге мечи получились довольно опасными вещами. Первое, что я посоветовал пришедшим ко мне людям – ни в коем случае не проверять остроту пальцами.

Подхватив специально заготовленный для демонстрации камень, я с неким усилием разрезал его на две части. Края получались такими, словно камень оплавили под высокой температурой. Конечно, это не было похоже на то, будто я разрезал его как масло горячим ножом, но всё же так намного быстрее, чем просто долбить камень. Скажу сразу, что резкой камней могут заниматься только довольно сильные люди.

– Теперь понятно, почему нельзя касаться лезвия руками? – спросил я, разглядывая суровых мужиков. Возраст их разнился, начиная от совсем мальчишки, лет этак тринадцати, заканчивая почти дедом. Все серьезные, коренастые, голубоглазые и скуластые, будто родственники. – Одно касание – и нет пальцев или руки.

– Опасная вещь, – прогудел самый старший из мужиков, потирая густую, не слишком длинную бороду. – Может, по старинке? – с надеждой спросил он.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7