Владимир Леонов.

В Раю снег не идет. Исторический роман



скачать книгу бесплатно

И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей,

которого Бог знал лицом к лицу…

и по руке сильной, и по великим чудесам, которые Моисей совершил

пред глазами всего Израиля

Библ. (Второзаконие)

© Владимир Леонов, 2017


ISBN 978-5-4483-9057-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Зачастую считают, что Библия это сказка народа Израиля. Лубочная картинка. И то, что Моисея нашла дочь фараона, усыновила его, и что кормилицей была мать еврейка, и что египетский принц был сыном Израиля, – всё это придумано евреями в угоду своего тщеславия.

– Я еврей? – спрашивает Моисей у своей матери Иохаведы.

– Ты тот, кем захочешь себя считать. Бог дал тебе право выбора.

Моисей… Библейский Спартак и библейский Аттила. Человек, поднявший восстание рабов в самой могущественной империи того времени, и сокрушивший все царства на пути к Земле обетованной. Человек неповторимой исторической миссии, которая явилась высшим смыслом его жизни, высшей ценностью. Власть, богатство, слава не значили ничего для него. Он «прошел по Земле без них», поразив все грани воображения.

Сошедший с горы Синай, прижимавший к сердцу Скрижали Завета, Моисей принес миру свет Десяти заповедей и призыва «Возлюби ближнего, как самого себя». Свет так ярок, что рассеивает тьму столетий, тьму глубокой древности, расплывчатой и загадочной, и приближает нас к Моисею. И он предстает перед нами, современниками, как человек своего времени, – живой, исполненный противоречий и подлинного величия.

По Библии Моисей был евреем из колена Левия, сыном Амрама и Иохаведы, братом Аарона и Мариам.

По Талмуду, Пятикнижию, племя Левия оставалось верным Всевышнему всё время пребывания в Египте и, согласно Книге Исхода, было единственным, устоявшим перед искушением Золотым тельцом.

Во всей мировой истории трудно найти фигуру более загадочную и величественную, чем пророк Моисей.

Древнеегипетские письменные источники и археологические находки не содержат никаких сведений о Моисее.

Современная академическая наука, в целом признает истинность описанных в Библии событий, хотя, конечно, рассматривает и трактует их в несколько ином свете.

О Моисее писал историк античности иудей Иосиф Флавий (37—100 гг. н.э.) в книге «О древности еврейского народа». По свидетельству Иосифа Флавия, Моисей был сделан начальствующим над египетским войском в войне против эфиоплян, вторгнувшихся в Египет до самого Мемфиса, и с успехом поразил их.

Моисей (по иудейски Моше) – первый пророк Бога Авраама, Исаака и Якова, основатель его религии, законодатель, религиозный наставник и политический вождь.

В еврйской традиции указывается, что Моисей – это кругооборот (гилгул) души Авеля…

Три тысячелетия назад Моисей, как было ему начертано Промыслом, стал вождем мощного восстания рабов внутри Египта, самой гигантской и самой развитой державы своего времени.

Он не только вывел свою армию невольников за пределы Египетской империи, но и навсегда освободил народ Израиль от рабства. Моисей положил конец могуществу Мемфиса, оставив за спиной полуразрушенную страну, мощь которой вскоре стала угасать, и, как итог, Египет превратился в придаток Римской империи.

Подобно Аттиле, но на тысячелетия раньше его, Моисей с самой организованной армией того времени появился на берегах Иордана, беспощадно разгромил народы, которые не уступили ему права на Землю обетованную – эта земля стала страной народа Израиль.

За тысячелетия до Будды и Мухаммеда Моисей создал мировую религию, которая выросла из самой себя, родилась воистину из ничего, из тьмы, а затем стала основой христианства и ислама.

Моисей считается автором одной из самых великих и самых сложных книг человечества.

Моисей сделал куда больше, чем все вы исторические или легендарные деятели. В сущности, он создал целый новый народ, идеология и мировоззрение которого и определили историю человечества.

Жизнь Моисея и события Исхода еврейского народа из Египта в Ханаан (Палестину) относятся предположительно к периоду правления XIX династии в Египте в 1305 – 1196 годах до нашей эры, т. е. происходили более трех тысяч лет назад.

Согласно одной из гипотез, правил Египтом во времена Исхода Тутмос IV. Став египетским царём, он получил титул Аменхотеп III.

Другие предполагают, что в Библии речь идёт о фараоне Рамсесе II и о его сыне Марнептахе.

Считается, что период правления Рамзеса II составляет в общей сложности 66 лет. Он – единственный из египетских фараонов, который правил почти 70 лет, его любимой женой была Нефертари.

При Рамсесе II Египет достиг своих максимальных границ. Во время его длительного правления, по праву считающегося одной из эпох высочайшего расцвета египетской цивилизации, было создано огромное количество храмовых комплексов и монументальных произведений искусства, в том числе уникальные скальные храмы Нубии в Абу – Симбеле и гробница в Луксоре.

Когда фараон приказал топить в Ниле всех еврейских новорождённых младенцев мужского пола, мать Моисея три месяца прятала его в своём доме, после чего положила дитя в просмолённую корзину и поставила в заросли тростника на берегу Нила. Корзину будто бы нашла дочь фараона и дала ему имя Моисей (что означает «спасённый из вод»).

Существует предположение, что доброй принцессой, нашедшей Моисея и усыновившей его, была Термутис – дочь Рамсеса II.

Живая античность, живая мифологическая образность будут смотреть на вас первозданной свежестью. Что позволило сделать слова автора более выразительными, облечь суждения в художественные образы, даты и обстоятельства. И тем самым глубже запечатлеть описываемое в вашей памяти, читатели.

Истории и легенды будут невольно захватывать вас, заставят включиться в переживания действующих лиц. Яркая образность и лаконичность изложения, приближение художественного мира подчас к языку и обычаям того времени, придадут событиям привкус вечного.

При написании и употреблении различных имен, антроморфов и топонимов автор старался придерживаться не их оригинального звучания на иврите, то есть еврейском языке, а сложившейся в русском языке традиции написания и употребления библейских имен и понятий – за исключением случаев, когда написание того или иного слова в его оригинальном звучании казалось ему более оправданным.

На небесах было решено, что Моисей будет воспитан

в царском доме, чтобы он являлся народу как царь

Часть I. Царский дом

Глава 1. Сон фараона

1394 до нашей эры, осень. Рамсесу 33 года, он правит уже девять лет. Отец Рамзеса II, Сети I, передал ему власть, когда юноше только исполнилось 14 лет. Город Пер-Рамсес в дельте Нила становится новой столицей древнего царства. Иначе его называют «Домом Рамсеса, богатого победами».

Город окружен рукавами Нила и рыбными прудами, пронизан сетью каналов и улиц. В Пер-Рамсес стекаются купцы из Малой Азии и Микен, поэтому он богатеет быстрее, чем закосневшие в традициях старые города выше по течению Нила.

Именно здесь живет Рамсес II, в покоях, блещущих бирюзой и лазуритом. Народ видит Его лишь в тех случаях, когда Он соизволит показаться в «окнах явления» – в богато украшенных проемах дворцовой стены. «Рамсес есть Египет. Египет есть Рамсес», – выкрикивают приветствие, увидевшие его, и поклонялись ему, как богу.

Новый фараон начал строительство своей гробницы в Долине царей. Он расширил луксорский храм в Фивах, соорудил огромную колоннаду вКарнаке, начал постройку новых святилищ в Абидосе, заложил в Фивах поминальный храмовый комплекс «Рамессеум». И повсюду изображался Он – в колоссальных статуях и на рельефах, как основатель, властитель, воин, любимец солнечного бога Ра.. При этом изображение ни одного бога не превышало изображений самого Рамсеса.

По воле фараона гора Меха превращена в памятник его величия под именем «Абу-Симбел». Большой храм вырублен в скале на 63 метра в глубину, его фасад украшен не изображениями богов, а четырьмя колоссальными статуями правителя, каждая высотой 22 метра. На рельефах показаны его победы. Вырубленный в скалах несколько глубже, Малый храм посвящен богине Хатхор и одновременно – Нефертари, – любимой супруге фараона. Вскоре после освящения Малого храма в Абу-Симбеле она умирает.

Для строительства городов в дельтеНила на земле Гесем, где на протяжении нескольких сотен лет пасли свой скот евреи, требовались тысячи рабочих. Рамсес обратил в рабов этот кочевой народ, живший на землях Гесем, стал изнурять его тяжкими работами, поставив над ним начальников повинностей. И народ еврейский построил города Пифом и Раамсес как города запасов для фараона. И чем больше подавляли их, трудом горьким изнуряли, тем больше они размножались и распространялись. И стал царь египтян опасаться сынов Израиля…

Фараон едва сдерживал свой гнев. Остро напряглись скулы на коричневом лице, хрустнули пальцы сдавленных рук. Недобрый огонь горел в черных, как покрывало Изиды, глазах.

– Как вы посмели нарушить мою волю, – тяжелым голосом произнес Рамсес II, царь Египта. – Я повелел вам принимать роды у евреек, следить у родильного ложа. Мальчика убить, а девочку живой оставить. Вы не делали так, как приказал я вам, оставляли жизнь новорожденным мальчикам. Почему вы так делали, почему давали жить новорожденным? Вы знаете, что за неповинное фараону вас следует казнить!

Обе повивальные бабки стояли на коленях, не смея поднять лицо на всемогущего царя. Катились слезы по сморщенным щекам, дрожали от страха головы с повязками на седых волосах.

– О, наш повелитель, – прерывистым голосом заговорила Шифра. – И я и Фуя тайно выслеживали молодых евреек, предлагали им наши услуги при рождении ребенка. Но они, как здоровые кобылицы, убегали от нас, старух, лишь издевательски смеялись над нами. А еще и языки показывали вслед, как будто рабынями были мы, а не они.

– Да, да, – глухо заговорила Фуя, – еврейки не похожи на египтянок. Они никогда не болеют, какие – то неведомые боги оберегают их. И они, как животные, тайно рожают, и мы не знаем, когда и где они это делают.

В один голос повивальные бабки твердили, что они готовы помочь фараону умерщвлять новорожденных мальчиков – евреев, но не знают, как это сделать.

Резким взмахом руки Рамсес II отпустил этих бестолковых, как ему казалось, повивальных бабок из тронного зала. Конечно, еврейки рожают, и рожают много, это он знал от своих соглядатаев. Также знал, что рождаются сильные и здоровые дети, оттого быстро рос и крепнул израильский народ, словно хорошее зерно после обильного дождя.

Сумрачная тень пробежала по лицу фараону: а ведь этот народ уже напоминает хищного крепкого орла, и как бы египтяне не стали добычей в его острых когтях!

– Мой далекий прадед, – вслух проговорил Рамсес, – и зачем ты дал евреям эти плодородные земли Гесем? Они жили там без тягот и лишений, поклонялись одному своему таинственному богу, не молились нашим идолам, не приносили им жертвы. Кем они чувствовали себя? Рабами? О нет, свободными! Они презирали наши обычаи, наших богов; жили тайно от нас, а теперь их так много, что рыбы нет столько в наших реках и озерах. Сыны Израилевы расплодились и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля Гесем.

Рамсес II «не знал Иосифа», бывшего первым вельможей при одном из его предшественников. Он не любил народ Израиля, считал его чуждым Египту, нечестивым, потому и обратил в рабство потомков Иосифа Прекрасного

День и ночь евреи работали на фараона, строили города, пирамиды и храмы.

Под жарким солнцем месили они глину, складывали кирпичи, тесали камни. Руки у них покрывались ранами. Песок разъедал нарывы. Ноги, скованные цепями, увязали в песке. Люди мучились от жажды и голода, и когда они ели свою скудную пищу, на зубах у них хрустел песок.

Рабов понукали, подстегивали злые надсмотрщики – египтяне. У каждого в руке была плеть. Горе рабу, если он хоть на миг смеет распрямить свою усталую спину и перестанет работать. Надсмотрщик бил его плетью, и несчастный со стоном падал в песок.

Но каторжный труд не сократил численности евреев…

В один из осенних дней 1394 до нашей эры Рамсес спешно собрал мудрецов. Пламя факелов, закрепленных на позолоченных стенах тронного зала, отражаясь от мраморных плит пола, извивалось диковинным змеем, как бы предупреждая о близкой опасности.

– Скорбь моя бесконечная, ибо зло пришло в Египет. Эти нищие, прикованные к каменоломным тачкам евреи не просто здоровы, как кобылы из моих царских конюшен, – голос фараона дышал гневом, – они еще и размножаются как мухи в пустыне: численность евреев уже 700 тысяч человек. Скоро их станет больше египтян. И как я не просил, как не молил нашего священного Гора, владыку Верхнего и Нижнего Нила, послать проклятия на рабов, истребить это скверное племя, рабы только злорадствуют и насмехаются над нашим верховным богом, называя его уродцем.

Рамсес замолчал. Только искры от горящих факелов, падая вниз с коротким хлопком, нарушали тишину

– Наши боги молчат. В этом непонятная и какая – то страшная тайна, как будто у них повязки на глаза и ушах. Еще никогда они не оставляла без ответа мое обращение, – фараон поднял руки, провел ими по лицу. – Я чувствую беду от евреев, черную беду – восстание! И тогда весь Нил будет в крови, мужчины вырезаны, а египтянки станут потехой в руках этих грязных нечестивцев.

Придворные жрецы, мудростью известные на всей земле священной, вздрогнули, как будто с грохотом рухнула огромная статуя главного бога Гора – жизнедателя, установленная на центральной площади Мемфиса.

– Я расскажу вам о своем сне, – фараон обвел немигающим взглядом лица мудрецов. – Ночью это было сегодняшней.

Царь Верхнего и Нижнего Нила поведал придворным о своем необычном сне: «Сижу я на троне, и стоит перед троном старец с большими весами в руках. Вдруг старик протянул руку, схватил ею всю знать Египта, весь цвет нашей великой империи и положил на одну чашу весов. Затем он извлек откуда – то маленького ягненка и положил его на другу чашу – и медленно чаша весов с ягненком пошла вниз…».

А затем задал вопрос своим мудрецам: «Как истолковать этот сон?» Египетские маги поникли головами – нет разумного толкования.

У правителя Нила в это время гостили три языческих мудреца с других земель: маг Валаам, жрец Иоффор и праведник Иов.

Прорицатель и тайновед Валаам был очень некрасив: крив на один глаз, хром на другую ногу, а волос гривой крупной, как у матерого жеребца, падал на плечи. Однако он был одним из семи величайших пророков среди язычников. Житель далекой Месопотамии, Валаам занял такое же положение среди язычников, какое займет позже пророк Моисей среди избранного народа. Завистливый глаз, могучий дух и ненасытное вожделение – вот суть внутреннего мира Валаама.

Валаам любил золото, но еще больше не любил евреев. Он их ненавидел. Потому, что происходил из рода Лавана, у которого двадцать лет батрачил Иаков, а потом Иаков разбогател, обзавелся стадами и отарами; стал богаче Лавана и вернулся из Месопотамии на родину в Ханаан со своей семьей и праведно заработанными стадами. Но из поколения в поколение потомками Лавана передавалась легенда, что Иаков украл все имущество у Лавана. И Валаам расценивал это как предательство, измену, нечистоту, которую можно смыть только кровью.

А еще потому, что предвидел свой бесславный конец и справедливо винил в этом еврейский народ.

– Великий фараон, – сказал, поклонившись, Валаам. – – Ягненок – это символ еврейского народа, ведь евреи всегда были пастухами. Твой сон говорит, что угроза для Египта со стороны евреев возрастает. Великое зло грядет для Египта от народа израильского. Ибо должен родиться в этом народе между потомками Иакова дитя к славе Израиля и стыду Египта – оно освободит евреев от власти твоей. Вот о чем сон твой.

Я думаю, твой первый советник прав, о божественный! – выступил вслед за Валаомом главный астролог. – Звезды однозначно говорят, что недавно в земле Гесем был зачат мальчик, который принесет нашей стране неисчислимые беды. Я не могу понять, еврей он или египтянин, – с этим связана какая-то загадка, но я точно знаю, что смерть к нему придет от воды.

– Но знай, царь Египта, – снова заговорил Валаом, – огонь не принес вреда первому иври Аврааму, брошенному в печь. Жертвенный нож не коснулся горла Исаака, сына его. Рабство у Лавана только умножило богатство Иакова, внука Авраама. Остается только – вода. А посему, прикажи своим слугам топить всех мальчиков, которые родятся у израильтян!

Жрец Иофор был родом из Мадианы, страны свободных кочевников, которые когда – то увезли в Египет Иосифа; всего лишь за 20 монет серебром продали им Иосифа братья его.

Сказал жрец:

– Отступись от израильтян – дай им уйти в землю свою Ханаанскую.

Добрый и благочестивый праведник Иов сказал:

– Великий фараон! Ты один властен над жизнью своих подданных; сделай, что угодно в очах твоих…

Так появился закон, обязывающий бросать в Нил всех еврейских младенцев мужского пола: «Всех новорожденных мальчиков – евреев топить в воде. Пусть крокодилы Нила питаются их мясом».

Рамсес повелел провести перепись всех беременных женщин в стране и определить срок их беременности. Теперь Шифра и Фуа уже ничего не могли сделать – солдатам фараона была известна дата, когда каждая еврейка должна была разрешиться от бремени, и вскоре после родов они врывались в дома и, если младенец был мальчиком, вырывали его из рук матери и бросали в воды великого Нила. Стон и плач стояли в эти дни по всему Египту, но никто не осмеливался нарушить приказ великого Рамсеса…

Так начиналась история Валаама и Моисея. Она закончится через сто двадцать лет в самом конце Исхода, на пороге вступления израильтян в Ханаан, Землю обетованную. Они уйдут из жизни почти одновременно: опозоренный язычник, убитый карающей дланью еврея Финееса, и великий пророк, погибший странной смертью, неизвестно где захороненный, загадка которой так и не разгадана до сегодняшнего дня.

Три язычника, три судьбы – каждому было воздано по заслугам, поступкам. По еврейским обычаям, важнейшим критерием праведности являлся поступок. А праведное желание было необходимым, но недостаточным условием вознаграждения.

Валаам потеряет дар пророчества, который делал его бессмертным, и короткий меч еврейского героя пронзит его горло.

Иофор станет тестем Моисея, его дочь Сепфора будет верной подругой пророка – спасет его от гнева Бога, пожелавшего убить Моисея за малодушие при походе на Египет.

Иов пройдет через мучительные страдания, описанные в одной из самых великих и самых сложных книг Библии и названные «Страдания Иова»

И все трое останутся в нашей памяти как язычники, давшие избранному народу выражения, ставшие классическими:

 Как прекрасны шатры твои, Иаков, жилища твои, Израиль! – слова, которые произносит против своей воли Валаам, станут первой строкой в ежедневной утренней молитве – самой длинной из всех ежедневных еврейских молитв.

– Варух ха-Шем! (Благословен Господь!) – впервые произнес их язычник Иофор после встречи Моисея с Богом у кустарника, получившего название «Неопалимая купина»

 Господь дал, Господь и взял… Да будет имя Господне благословенно! – смиренно будет повторять Иов, когда череда нестерпимых страданий обрушится на праведника, не понимающего, в чем его вина перед Богом, за что он был лишился богатства, потерял детей, подвергся самой ужасной болезни – проказе…

И вот так незадолго до появления Моисея Рамсес II и отдал двум повивальным бабкам негласное повеление следить за молодыми женщинами – еврейками, принимать у них роды и как бы ненароком убивать еврейских мальчиков. Но ни один не был убит.

«Щедрыми дарами еврейским осыпаны были повивальные бабки за свое молчание – знали они, что жены еврейские уходили в поле и рожали там, и спускались ангелы с неба, купали новорожденных и повивали их; вкладывали в обе руки им два камня, чтобы из одного сосали масло, а из другого – мед.

И выходили разведчики фараона на поле искать новорожденных, вспахивали плугами и сохами своими землю, но повелением тайной силы отверзалась земля и принимала младенцев, утаивала их.

Вырастали дети на поле во множестве, вскормленные маслом и медом, оттого крепкими и здоровыми были. И умножился народ еврейский, и становился все сильнее в Египте» – так утверждало еврейское предание.

Глава 2. «Вот родился в этот год сын у моего отца и матери…»

Моисей появился на свет 7 адара (февраль, 1393 до нашей эры) ночью поздней и неожиданно для матери Иохаведы, потому – то она в поле чистое не успела пойти, а дом неожиданно озарился серебряным волшебным светом. Разведчики фараона, привлеченные необычным сиянием, побежали к дому.

Вскрикнула, объятая ужасом, мать новорожденного:

– Мариам, дочь моя, спасай брата своего Мелхия! Враги рядом, прольется кровь невинного младенца.

Мариам крепко обхватила брата, что – то шепнула на ухо, быстрым шагом приблизилась к печи и бросила младенца в огонь, закрыв своей спиной огненное чрево. Иохавед от сотворенного зла потеряла сознание.

Шпионы ворвались в дом:

– Где ребенок? – угрожая кинжалом, на Мариам набросился старший. – Говори, или отправляю тебя к крокодилам Нила!

Мариам стояла неподвижно, взгляд блестел, как ночная звезда, обдавая соглядатая обжигающей смелостью и гордостью.

– Здесь нет младенца, – голос девушки был тверд, как металл кинжала, – только я и моя больная мать.

Все щели старого дома высмотрели воины фараона, но так и не нашли Мелхия. Только в печь не заглянули, а Мариам не отходила от нее, закрывая своим телом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное