Владимир Буров.

Граф – М



скачать книгу бесплатно

– Когда ходили в туалет на кладбище.

– Надо съездить за шмотками, знаете куда?

– В Лужники? Все туда ездят.

– Мне кажется, это бесполезное занятие, – сказала Галя. – Неужели нельзя придумать ничего другого?

– А вы знаете, почему все идут на рынок? – спросил я. – Ничего другого не могут придумать.

– Верно, – сказала Нат. – И знаете почему? Ничего другого и нет.

– Ну, хорошо, ладно, – сказала Галя, – я буду зав секцией, а ты будешь на меня работать, – она хлопнула Нат по плечу.

Нат ответила тем же: так хлопнула Галю по плечу, что она упала с дивана. – Мы уже были дома. Галя сидела на диване, а я и Нат на стульях. Нат специально встала со стула, чтобы ударить Галю по плечу. Как, впрочем, до этого сделала Галя.

Глава 9

Утром мы пошли на рынок. Места были, но только у дальнего забора.

– Я сейчас схожу. Впрочем, пойдемте вместе, здесь где-то должна быть контора.

Пока Галя ходила в контору, которую еще надо было найти, мы узнали, что все ездят не в Лужники, а в Турцию.

– Турция – это далеко, – сказал я.

– Я поеду, – сказала Нат. – Более того, я останусь там навсегда.

– Что ты будешь там делать?

– Пока еще не совсем постарела хочу быть гетерой. Думаю, это мне понравится больше, чем торговать шмотками на рынке. Нет, если бы были деньги, то можно, но я сомневаюсь, что власть даст людям заработать. Здесь нельзя работать – только воровать.

– Где здесь, – не понял я.

– Так везде.

– Во всем мире?

– Да. А здесь тем более. Не зря же не все идут на рынок. Стыдно.

– Н-да, – только и мог сказать я, но как еще дать этим дамам заработать? Просто дать им денег. Ведь я был Грам М. Так ведь сопьются и всё. – Проституцией заниматься не получится, – добавил я.

– Почему?

– Она запрещена. А это значит, командует ей криминал.

– Думаешь, они все деньги будут брать себе? Ты прав. Более того:

– Очень большая конкуренция.

– Да, все хотят этим делом заниматься. Я тут шел по парку, уже вечером, темно, а навстречу мне целая толпа, гурьба парней и девушек. Мамочке с сигаретой, уже докуренной до самых пальцев не больше семи лет. Честно я бы не дал восемь. Остальным меньше. Они с улыбками прошли мимо меня. Можно было подумать, что это инопланетяне. Откуда?!

– Да, если идти в публичный дом, то только сторожем, – резюмировала Нат. – Больше ничем не возьмут. Надо объяснить это Гале, а то она все еще думает, что трахаться выгодней. Легка на помине. Ну чё? – спросила она.

– Места распределяет Администрация, он может дать только у забора. Надо записаться на очередь. Он меня не узнал. – Галя попросила сигарету. – Если есть.

– Напомнила бы.

– Так он так и сказал:

– Я где-то тебя видел. Пройдем в кабинет, познакомимся заново.

– Я по делу, – сказала я. – А он: – Так первым дело самолеты, а торговать потом.

– Да ясно, что кругом здесь скотобаза, – констатировала Нат, и добавила: – Он тебя трахнул.

– Я не дала.

Может первый раз в жизни.

– Молодец.

– Чё будем делать.

– Думаю, надо ехать в Турцию.

– А где торговать будем? У забора?

– Запишемся на очередь, где будут освобождаться места, а начнем с дальней части этого рынка. Если товар будет хороший – придут и туда.

– Тем более, это недалеко.

– Метро-о-в, – Галя посчитала в уме расстояние, – пятьдесят-семьдесят. Ну, едем к туркам?

– Я согласна, – сказала Нат. – Светку взять?

– Да, пора набирать штат, – сказала Галя. – Мы-то ведь будем…

– Командовать, – вставила Нат.

– Нет, зачем. Мы будем контролировать. Соберем всех э-э…

– Буква Б, через черточку буква й, – опять вставила Нат.

– Нет, зачем? Ибо все так делают. Просто мы раньше об этом не знали.


Я специально хотел купить красную Четверку, но, как всегда, сделал по-другому. Купил Девятку. Никто не покупал Девятки! Народ как будто с цепи сорвался, и гнал, и гнал, Классику, т. е. Семерки в свои города и села. Казалось, что нет разницы между Семеркой и Девяткой, и, следовательно:

– Зачем платить больше? – И главное, у меня уже раньше была Восьмерка. Как только приезжаю из Москвы ночью – так всё:

– Бери кувалду и правь диски. – Встречные Дальнобойщики ослепляют, приходится ехать по обочине, а там выбоины. В результате диски мнутся. Как специально делают Тринадцатые диски для страны, где одни ямы в асфальте.

Тем не менее, тем не менее. Я взял девятку. Хотелось высокую машину, Ниву. Но в ней мало места.

И знаете, я вернулся, мне обменяли Девятку на Ниву. Пришлось согласиться на двести долларов. В том смысле, что вычли за этот Прокат.

– Попробовать Ниву можно?

– Нэт. – И действительно, все было заставлено машинами. Это был признак, что брать Ниву не надо. Я предвидел, что эта тачка поедет медленно. Но не знал:

– Насколько медленно! – Оказалось:

– Очень медленно.

Вернуться? И я вернулся.

– Опять ты? – удивился Боря, продавец. Сколько я ни звонил – всегда это был или Алик, или Витя, или Боря. И всегда удивлял меня: опять с юга.

Был и один русский. Я приехал поздно, и машину не успели оформить. Это была Семерка. Она была без хромированных ручек, дверь плохо закрывалась, стекло туго поднималось, и главное: мотор работал с перебоями. Плохие приметы, я их знал. Плохо закрывающаяся дверь и мотор с перебоями были у Восьмерки, которая была у меня раньше. Взял ее в Южном Порту. Говорили, что:

– Отрегулируешь.

Но сколько я не регулировал карбюратор, сколько ни менял клапанов – бес толку. Убрать перебои в работе двигателя удавалось только увеличением оборотов почти то тысячи.

– Я уже наполовину заполнил справку-счет – сказал этот кудрявый парень. И добавил: – Вы думаете, я ее не продам за эту цену? Продам. – И он предложил мне заплатить за испорченную справку пятьдесят долларов. А если бы я вообще сегодня не приехал? Тогда что?

В ответ на это он сказал своему помощнику, чтобы не показывал мне других машин. Пришлось уйти!


И вот здесь опять ерунда какая-то. Машину купить невозможно. Кругом реклама: покупайте, покупайте, а толку? Ничего нет. Девятка слишком низкая, диски маленькие, Нива не едет, Запорожец какой-то! Нет, точно. У нее разгон до ста километров происходит за 23—25 секунд. Трактор натуральный. В принципе и вся классика – это трактора. Некоторые, правда, считают, что ездить на Девятке неинтересно: руля, например, не чувствуешь, да и крутить его почти не надо, чтобы повернуть. Зато в Семерке интересно: поработаешь мышцами. Но и видно:

– На машине едешь. – Какой смысл кататься на машине, если она не урчит?


И я опять заставил южного Борю вернуть мне Девятку.

– С тобой хорошо козу покупать, – сказал он мне на прощанье.

– Дойная будет? – сказал я.

– Не в этом суть. Главное, что всех накормил при покупке.

Да, отстегнул всем. Бригада пацанов только успевала мыть мне машины. Сначала Девятку, потом Ниву, и снова Девятку.

В большой печали я возвращался домой. Денег… Главное не деньги, а опять непонятно на чем я еду. От Дальнобойщиков приходится шарахаться на самую обочину. Они меня просто не видят в верхатуры. Надо было купить подержанный Уазик опять в Южном Порту. Купил бы. Но сколько я ни спрашивал, у самих водителей Уазиков – ответ один:

– Как была колода – так и осталась. – И действительно, снаружи машина кажется большой, а внутри совершенно нет места. Все детали, например, педали газа, тормоза, сцепления – узенькие, как на детской коляске. Почему такая экономия на ширине педалей. Колеса огромные, можно смело ехать по обочине, если ослепляют встречные машины, но сама тачка-то:

– Не едет!

– Если такие сложности в покупке машины, то какие будут с продажей турецких шмоток? За голову схватишься.


– Что бы такое придумать попроще? – подумал я. – Здесь слишком много чертей. Не протолкнешься. Самое лучшее, конечно, не делать ничего.

Жаль, что это невозможно. На этой машине, конечно, хорошо катить на пятой со скоростью шестьдесят километров. Плохо – ям много.

Далее, не знаю, что дальше. Нет, вспомнил:

– Встреча в аэропорту в день штурма Белого Дома.


Они привезли три мешка. Это была одна проблема. Вторая – были пьяные. По крайней мере, выпивши, как говорят.

– Зачем ты, Зинка? – шутливо спросил я.

– Чтоб женился, говорит, – так же шутливо ответила Нат.

Но Галя объяснила:

– Там все так делают.

– Это только означает, – подумал я, – ни из кого из них не получится торговых работников.

Один огромный мешок положили на крышу, где я заранее установил багажник, второй можно было уложить, если только сложить заднее сиденье.

– А мы где сядем? – спросили девушки.

– Может, мы просто побежим рядом? – спросила Нат.

– Это не смешно, – сказала Галя и предложила разорвать один мешок. – Распихаем весчи, – как она выразилась, – по щелям и дырам.

– Это не поможет, – ответила Нат. – Есть же еще третий мешок.

– Тебе надо было брать Четверку, – сказала Галя. – Впрочем, все равно бы была проблема. А она заключается в том, что нам лично сесть некуда. Очень маленькие тачки делают.

– Один мешок распакуем, а ты сядешь на корточки у меня между ног, – сказала Нат, и добавила: – Должно получиться.

Я ответил на незаданный вопрос

– Я думал, будет меньше.


– Лучше меньше? – не поняла Галя и закурила только когда мы выехали из аэропорта. Между ног она не захотела ехать, а точнее, не смогла разместиться. Несмотря на небольшой ее рост – тачка была еще меньше. Но смогла лечь, вытянувшись вдоль мешка со товарами.

– Мы не знаем, что лучше, – сказала Нат и тоже закурила.

– Пожалуйста, откройте окно, – сказал я.

– Ты бросил?

– Да. Хотя об этом пока не надо никому говорить.

– Почему?

– Нет, правильно, – сказала Галя, – надо бояться, что обязательно сглазят.

– Кто? – спросила Нат.

– Сам.

Я обернулся назад.

– Ты, похоже, действительно экстрасенс.

– Да колдунья, точно, – сказала Нат.

– Да?

– Да, она сидела там у турка в приемной, пила кофе, а ей все делали.

– Что делали? – не понял я, так как думал в отношении Гали только о сексе.

– Товар ей набирали. А я все сама делала. Хорошо хоть там душ есть.

– И кофе был хороший.


На Кольцевой нас все-таки остановили. Оказывается, все еще шел штурм Белого Дома. Но, кажется, все закончилось хорошо, как все и ожидали. Автоматчики были веселые. Сказали:

– Это тоже товар?

– Да, мы купили ее в Турции.

– Ну, счастливо наслаждаться. Автоматов не везете.

– Нет, – сказал второй, он проверял багажник, которого не было в этой тачке. Вообще их было много на этом блокпосту. Никто, собственно, ни о чем и не беспокоился. Как будто в тыл свободной уже России прорвался вражеский десантный батальон. Но скоро он должен быть ликвидирован. Ликвидирован, как посмешище. Все За Ельцина, а какие-то ненормальные против. Как можно быть против? Если их уже смел каток истории? И зачем, главное? Зачем опять делать то, что делать никому не хочется?

Вообще, конечно, было удивительно непонятно:

– Кто делает этот новый поворот истории?

Ельцин? Гайдар? Но как они одни могли это сделать?

– Значит, его делает сама История, – такой делался вывод. – Народ же ж давно не понимает, зачем жить так плохо. Как будто еще не родившись люди знали:

– Как хорошо-то должно быть на Земле! Все на мерседесах.

– Счастливые люди, мой батюшка. – Есть такие слова в классике?


– Что? – спросила Нат, и добавила: – Кстати, мы книг не читаем уже.

– Я читаю, – сказала Галя.

– Что? Камасутру?

– Да. И не только.

– Ну что еще, например? – пристала к ней, повернувшись назад Нат.

– Мастера и Маргариту, – ответила Галя.

– Про что?

– Интересно.

– Ну, вот, а что интересно? Скажи мне, пожалуйста? Только не говори, что всё.

– Интересно, что здесь живем не только мы, но и другие существа.

– Фантастика! – воскликнула Нат. – Я это давно знаю. Потому что точно знаю, что здесь кроме людей живут еще и черти.

Глава 10

И точно скоро мы их увидели. Семь кожаных курток оказались просто на просто ободраны. Кто их ободрал?

– Значит, не помогла магия, – сказала Нат, и сунула ободранную куртку Гале. – Что это?

– Они говорили, что заменят, если не понравится, – ответила Галя.

– Они были уверены, что все вы не повезете назад, – сказал я. – Впрочем, этого следовало ожидать.

– Конечно, – сказала Галя: – Без обмана торговли не бывает.

– Зачем тогда мы делали Революцию? – спросила Нат. – Зачем голосовали за Ельцина? Ведь мы голосовали за правду.

– Ты голосовала?

– Я нет, но мать голосовала.

– А ты почему против?

– Я не против, я тоже за, но голосовать никогда не ходила и не пойду, разумеется. И знаешь, почему? Не верю, чтобы все эти голосования проходили по-честному. Может, сейчас и по-честному, но думаю, это недолго будет продолжаться.

– Это тебе твой термос сказал? – спросила Галя. И добавила: – Кстати, где он?

– Почему ты спрашиваешь?

– Почему мне не спрашивать? Это мой термос.

– Хорошо. А где мои деньги? Я не думаю, что с этих шмоток мы получим хоть какую-то выгоду.

– Получите обязательно, – сказал я. – Просто считайте, что… тридцать процентов от всех денег за товар – ваши. В дальнейшем будет пятьдесят.

– Лучше сразу пятьдесят, – сказала Галя. – И знаешь почему? Я хочу быть богатой.


Несколько дней я вставал в пять утра, чтобы собрать вещи для торговли, заехать за дамами, и отправить их на рынок. Но было ясно, что надо кого-то научить ездить на машине. Хотели все. Даже безотказная Светка, которая ради:

– Такого дела, – как она сказала, – бросила будущего мужа, ибо он решил, что ей лучше идти на завод.

– Какой завод? – говорю я ему, – ты с какого дуба рухнул?! Он давно сам дал дуба.

Продажи шли. Я им сразу назвал сумму, затраченную на товар плюс пятьдесят процентов наценка.

– Получается, мы берем себе всю наценку, – сказала Галя. – Потому что тридцать процентов сверху – это пятьдесят снизу.

– Надо наценивать больше, – сказала Нат.

– Процентов семьдесят, – сказала Света.

– Да сто, чтобы проще было, – сказала Нат.

– Пока лучше так не делать, – сказал я.

– Почему?

– Надо заманить людей.

– Да, все продают одно и то же.

– У нас лучше товар. Я, наконец, купила себе настоящий турецкий костюм.

– Какой, покажи.

– Спортивный.

– Так мы все уже в спортивных.

– Как и весь рынок.

– Кожаные куртки – порнография. Смотри, подкладка опускается ниже зада.

– Зада?

– Кожи. Их шьют малолетние дети там.

– Я вообще думаю, что этим бизнесом там занимаются русские, а продавать ставят турок. И знаешь почему? Слишком большая халтура. Куртки сшиты детьми на подпольной фабрике, а стоят! сто баксов. Мы их за сколько должны продавать? – спросила Нат.


– Они думают, что мы здесь за годы советской власти накопили большие бабки, – сказала Света.

– Да, хотят распределить их между нами и их Востоком, – сказала Галя. И добавила: – Думаю, мы не справимся с этой мафией. Эти кожаные куртки мы не продадим.

– Придется взять себе.

– Они мужские.

– А какая разница? Будут, как пальто.

– В плечах широко.

– Мы будем получать зарплату непроданными шмотками? – спросила Света. – А то у нас дома есть нечего.

– Продадим их без наценки, – сказал я. – Добавим только десять процентов на самолетный бензин.

– Нет, кожа настоящая, – сказала Нат. – Продать в принципе можно.

– Нужно решить несколько производственных вопросов, – сказал я. Точнее, два.

– Два – это немного, – сказала Галя. – я даже могу сказать, что надо делать во-первых. А именно: – Ты хочешь, чтобы я сама водила эту тачку, – она положила руку на серую девятку. – Правда цвет не мой.

– Я тоже хочу, – сказала Нат.

– Я боюсь, – сказала Света.

– Сегодня запишем вас на курсы, – сказал я.

– Всех? – спросила Света.

– Да. Лучше всех.

– Ну, окей, – сказала Галя, – посмеемся.


– Какой второй вопрос? – спросила Света. – О сексе?

– Как ты угадала? – удивился я.

– Так мужей ни у кого нет, придется составить график, – сказала Галя. – И вообще я предлагаю назвать нашу группу: – Турецкий Декамерон.

– Я согласна, – сказала Нат. – Ну, а че, если мы собрались этим серьезно заниматься.

– Хорошо, составьте, но не более, трех раз в неделю.

– По одному разу на каждую? – решила уточнить Света. И добавила: – Тогда надо более точно обозначить время.

– Какое время?

– Время Контакта.

– Три часа в бане.

– А остальные, что будут делать, пока эти трахаются? – удивилась Галя. – Между собой только.

– Мужиков мы не можем брать?

– Да каки тут мужики. Одни алкоголики.

– Лучше увеличить время до четырех раз в неделю, – сказала Нат. – Тогда более-менее, хватит на всех.

– Нет, Альберт, а что? – решила прокомментировать создавшее положение Галя, – ты больше ничего не будешь делать. Даже машину водить.

– Только трахаться, – констатировала Нат.

– Хорошо, – сказал я, – попробуем. Но я не этот пункт операции имел в виду.

– А именно? – Нат.

– Нужно поговорить с продавцами, у которых места у входа, и купить их.

– Да, некоторые успели занять самые лучше места, а торгуют одними носками.


Мы завезли товар в гараж и поехали выполнять пункт номер два, который был третьим.

– Какое пиво возьмем? – спросил я, – и добавил: – Может возьмем с собой Бориса? Только я забыл, где он живет.

– Я помню, – сказала Света.

– Ты там была без меня?

– Нет, что ты!

– Мы хотели жить втроем, – напомнила Галя. – В том смысле, что ты и нас трое. Или ты боишься, что не справишься?

– Немного.

– Нет, нет, никаких Борисов. Тем более, никто не помнит, где он живет. Борис – на… повис.

– Да нет, Вольдемар, в том смысле, что Альберт, ты справишься. Раньше справлялся и сейчас сможешь.

– Сколько лет уже прошло? – спросила Галя. – Я тогда была маленькая?

– Прошло шесть лет, – сказала Нат. – Тебе тогда сколько было?

– Я была еще нимфеткой, – ответила Галя. Она купила эскимо и раздала всем.

– Ну, значит, уже думала только об этом, – сказала Нат.

– Если считать с первого раза – больше прошло, – сказала Света. – Лет десять уже, наверное. Нам уже по сколько?

– Ты меня спрашиваешь? – спросила Нат. – Я не знаю.

– Я могу посчитать, – сказала Галя.

– Пока не надо.

– И так ясно.


После бани мы решили не ходить в казино, которое всех заманивало легальностью.

– Там плохо, – сказала Галя. – И знаете почему? Играют не так, как мы привыкли. Не интересно.

– Да, не по-ковбойски, – поддержали остальные.

– Более того, – добавила Нат, – здесь нельзя выиграть.

– Там целая бригада, – сказала Света. – Если кто-то начинает выигрывать – сразу выходит профессиональный шулер, и всё возвращает назад.

– Почему они не дают человеку даже втянуться в игру? – спросил я.

– Они видят через видеокамеру, что этот клиент может сорваться. Как только выиграет – так закончит игру.

– Я вижу, вы здесь уже бывали не раз.

– А сначала все сюда таскали.

– Пока не поняли, что ловить тут нечего.

– Но не все еще поняли, и ходят, – сказала Нат. – Я сюда ходила, чтобы заработать немного денег, когда не было вообще никакой работы.

– Сколько отдавала? – спросила Галя.

– Половину. Как везде.

– Те, кто работают на хатах, отдают еще больше, – сказала Галя.


– Вам скучно? – спросил я.

– Что? Продавать шмотки? – спросила Света. – Нет, хорошо, я согласна. Ты сказал, что прибыль будет. Мне хватит.

Нат промолчала, а Галя ответила, что вряд ли мы так много заработаем.

– Работа до обеда – это уже радость, – сказала Света.

– Да сейчас все работают по двенадцать часов, – сказала Нат.

– А по шестнадцать не хотите? – Это подкрался к нам Анатолий. Он был в этом кабаке с казино, и вышел… нет, не покурить, вышел, потому что проиграл все.

– Всё проиграл? – спросила Нат.

Он тяжело выдохнул воздух, и молвил:

– Нет, осталось еще на заход. Не знаю, здесь остаться, или поехать в другое казино, поближе к дому.

– Давайте поставим это казино на уши, – сказала Нат. – Здесь раньше был кабак от вашего ресторана.

– Как его поставишь, если здесь не играют по-настоящему.

– Как в кино Маверик? – спросил Анатолий. – Я уже смотрел пиратскую копию.

– Что значит пиратскую? – спросила Галя.

– Ну, в Америке еще нет, а мы уже смотрели, – ответил Анатолий, и прикурил новую сигарету от старой.

– Кстати? – спросил я его, – ты нашел деньги, которые я оставил тебе под подушкой?

– Какие деньги? Тем более, у меня никогда не было подушки.

– Ты что? Забыл, как мы у тебя на складе играли в трынку? – Нат ударила его по плечу. Ну, ты еще трахал меня до потери пульса?

– Это вопрос, что ли? Намек на будущее? Я ничего не понял.

– Доигрался, – сказала Галя. – Все забыл. А как ты клялся мне, потом и всем остальным, что никогда не заснешь, будешь трахаться, трахаться и еще раз трахаться.

– Нет. Впрочем, начинаю вспоминать.

– Давайте съездим за термосом, – сказала Нат, – и разгромим это казино.

– Это мой термос, – мрачно резюмировала Галя.

– Окей. Заодно со мной и расплатишься, – сказала Нат. – Ибо у тебя мои деньги.

– Окей, поделим все поровну, как при капитализме.

– Там всё поровну? – удивилась Галя.

– В принципе да, – сказал Толя. – Давайте, действительно, поступим, как при капитализме: разгромим это дешевое казино. Но это сложно.

– А в чем да, и в чем нет? – спросила Галя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6