Вилен Иванов.

Люди и годы. Записки социолога



скачать книгу бесплатно

С целью совершенствования организационной структуры и кадрового состава коллектива Института в соответствии с принятыми Президиумом АН СССР решениями в Институте проведена аттестация научных работников. В результате аттестации осуществлены мероприятия, направленные на уточнение и совершенствование организационной структуры управления научно-исследовательскими подразделениями.

В качестве недостатков аттестации следует сказать, что преобладали оценки «по валу». Толстая книга априори считается лучше тонкой, пухлый отчет ? ценнее краткого и т. д. При таком подходе «Тезисы о Фейербахе» К. Маркса могли бы вообще остаться незамеченными. Мы создали комиссию по качеству. В ее состав как эксперты вошли самые авторитетные и плодотворно работающие в науке ученые. Разработано положение о комиссии. Отдельно представляют на комиссию те работы, которые они считают лучшими. Комиссия определяет лучшие работы Института, учитывая опубликованные рецензии и данные собственной экспертизы.

Горком профсоюза работников науки поддержал эту инициативу. Нам предстоит преодолеть одностороннюю ориентацию сотрудников на литературное творчество. Если этого не произойдет, мы не сможем повысить существенно практическую отдачу нашей науки.

В ноябре 1986 г. проведен пленум Советской социологической ассоциации, рассмотревшей положение дел в социологической науке в свете решений ХХVII съезда КПСС и избравшей нового президента академика Т.И. Заславскую44
  На отчетно-выборной конференции ССА 24?26 марта 1987 г. от Института в руководство ассоциации были избраны: д.ф.н. В.Н. Иванов (вице-президент), д.ф.н. Г.В. Осипов (вице-президент), в состав правления: д.ф.н. Г.С. Батыгин, д.и.н. И.В. Бестужев-Лада, д.э.н. С.Н. Железко, д.ф.н. В.С. Коробейников, д.ф.н. Б.М. Левин, д.ф.н. В.А. Мансуров, д.э.н. В.Д. Патрушев, д.э.н. Л.Л. Рыбаковский, к.ф.н. Д.Н. Толстухин, д.ф.н. Ф.Р. Филиппов, д.ф.н. А.Г. Харчев.


[Закрыть]
.

На Пленуме были высказаны предложения по повышению роли социологической науки в изучении социалистического общества и в управлении им. В качестве первых шагов целесообразно поставить вопрос перед Президиумом АН СССР об уточнении названия ИСИ АН СССР. Он должен быть переименован в Институт социологии АН СССР, соответственно должен быть назван и журнал, должна быть расширена подготовка и переподготовка социологов в системе высшего образования, должны быть увеличены тиражи социологических публикаций, в «Науке» в первую очередь, должно быть принято решение о службах социального развития предприятий, объединений и отраслей. Решение Пленума предполагает и другие меры. Институт полностью присоединяется и поддерживает их и надеется на соответствующую поддержку и помощь Отделения философии и права АН СССР».

80-е годы – это и годы первых потерь в коллективе Института.

В октябре 1987 года ушел из жизни Анатолий Георгиевич Харчев – бессменный главный редактор журнала «Социологические исследования» с момента его создания в 1975 году. Это была большая утрата не только для института, где он возглавлял отдел социологии семьи, не только для журнала, но и для всего социологического сообщества.

Встал вопрос о главном редакторе журнала. Нужен был не только авторитетный ученый, но и хороший организатор, к тому же знающий журнальное дело. Рассматривались две кандидатуры: А.В. Дмитриев и Г.С. Батыгин. Мои заместители и некоторые знающие обоих члены Ученого совета высказались за кандидатуру А.В. Дмитриева. Я тоже склонялся к такому решению. Мой разговор с А.В. Дмитриевым, который в принципе был согласен перейти на эту работу, выяснил одну непредвиденную сложность. Дело в том, что именно в это время А.В. Дмитриев был переведен из Института марксизма-ленинизма в Академию общественных наук при ЦК КПСС, в одно из его подразделений, руководимое д.э.н. С.В. Рогачевым. Мое обращение к последнему с просьбой «уступить» А.В. Дмитриева ни к чему не привело. Пришлось обратиться за советом к академику-секретарю отделения философии и права АН СССР А.Г. Егорову. Выслушав мою просьбу о содействии, он посоветовал обратиться к вице-президенту АН СССР академику П.Н. Федосееву, который, по его мнению, может в свою очередь обратиться к ректору АОН Р.Г. Яновскому, а последний найдет при желании способ решить этот вопрос. Я так и сделал. Петр Николаевич Федосеев с пониманием относился к нуждам Института и возрождающейся социологической науки. После его звонка Р.Г. Яновскому, который, кстати, в это время баллотировался в члены-корреспонденты АН СССР, вопрос был решен положительно. А.В. Дмитриев был назначен главным редактором журнала «Социологические исследования» и по совместительству замдиректора Института. На посту главного редактора он успешно проработал до 1995 года.

В сентябре 1983 г. начальник первого отдела института вручил мне брошюру для служебного пользования «О совершенствовании социалистических производственных отношений и задачи экономической социологии». Автор ? академик Т.И. Заславская.

Прочитав этот весьма обстоятельный и резко критический труд, я решил ознакомить с ним своих заместителей, а также секретаря партбюро Института. Возникло предложение обсудить его на Ученом совете. Но мой зам д.ф.н. В. Сбытов высказал мнение, чтобы с докладом на Ученом совете выступила автор труда Т.И. Заславская. Ему же было поручено связаться с ней и договориться о дате. Решили до обсуждения на Ученом совете ознакомить с текстом всех членов Ученого совета. Но через некоторое время секретарь партбюро передал нам мнение первого секретаря Севастопольского РК КПСС пока воздержаться с вынесением доклада на широкое обсуждение до выяснения некоторых деталей. О каких именно деталях шла речь, сказано не было. Как оказалось впоследствии Т.И. Заславская была привлечена к партийной ответственности в Новосибирске, в городе, где она в то время работала и состояла на партийном учете55
  См. подробнее: В.М. Никулин. Научное наследие Т.И. Заславской и советские идеологические конфликты. Социологический журнал 2014 г. № 3. С. 126?128.


[Закрыть]
. Её выступление в Институте так и не состоялось.

По мере расширения масштабов социологической работы вопрос об использовании ее результатов приобретал все большую актуальность. Естественно, что всем нам, трудившимся на социологической ниве, было необходимо об этом знать. Но следует отметить, что полного представления об этом нам получать, как правило, не удавалось. С информацией, которая попадала в СМИ, все было ясно. Судьба же той, что шла «наверх», оставалась чаще всего неясной. Наши кураторы (особенно из отдела науки ЦК КПСС) говорили часто, что последняя доведена до сведения руководства. Кому конкретно, при этом обычно не оглашалось. Иногда, правда, Отдел науки проявлял инициативу и предлагал подготовить ту или иную справку для секретариата ЦК КПСС. Так случилось, например, по результатам наших исследований состояния межнациональных отношений. Завсектором, курировавший наш институт, Д.П. Грибанов, ознакомившись с результатами исследований (включающих и данные, полученные сотрудниками закрытого отдела института), предложил мне подготовить соответствующую информацию в ЦК КПСС, что я и сделал в короткие сроки. Ознакомившись с ней, Д.П. Грибанов высказал опасения, что представленные мной данные чрезмерно острые и к тому же выходят за рамки только межнациональных отношений. Особенно его обеспокоили материалы, касающиеся межнациональных отношений в Азербайджане. Он прямо сказал, что данный материал будет читать товарищ А. Алиев (член Политбюро ЦК КПСС, первый зам Предсовмина

СССР, 1982?1987 гг.) и это может вызвать его неудовольствие, и вообще, нужно меньше эмпирики, больше теории. После сделанного нами «ремонта» аналитическая записка была одобрена Грибановым и передана завотделом науки В.А. Медведеву. Последний, ознакомившись с ней, счел, что в ней мало фактического материала, достойного внимания руководства ЦК КПСС. Аналитическая записка осела в Отделе науки. Весьма показательная и во многом типичная история.

Хотя следует отметить, что сотрудники Отдела пропаганды и Отдела науки ЦК КПСС проявляли разный уровень профессиональной смелости.

В целом подобная ситуация имела место и в процессе взаимодействия социологов с республиканскими и областными партийными органами (робость и даже неприятие одних и заинтересованная поддержка других).

В ноябре 1988 г. институту исполнилось 20 лет. К этому времени я, отработав полностью положенный на должности директора срок (март 1983 – сентябрь 1988 года), передал бразды правления д.ф.н. В.А. Ядову и возглавил сектор в отделе, которым в свое время руководил в течение 12 лет (кстати, отдел через некоторое время был ликвидирован новым директором Института, посчитавшим, что в социологическом институте не должно быть закрытых подразделений. Ликвидация закрытого отдела была весьма симптоматичной. Если его создание свидетельствовало о желании руководства страны активнее подключить науку к решению задач противоборства с Западом, то его ликвидация свидетельствовала об обратном, в планы капитулянтского руководства КПСС это не входило. В общественной науке, социологии в том числе, нашлись люди, готовые поддержать подобную позицию). На базе Отдела был создан Центр изучения политических процессов, и мне было поручено его возглавить.

Как положено, юбилейной дате было посвящено торжественное собрание коллектива Института, на котором я выступил с мини-поэмой «Разговор поэта и директора института по случаю юбилея». Стихи были написаны, что называется, «под Маяковского». И, как мне показалось, имели успех.

Работа на новой должности шла успешно. Сотрудники Центра мне были хорошо знакомы, и с возложенными на нас задачами мы справлялись в полной мере. Что касалось гражданской позиции моей и моих коллег, то она во многом не совпадала с позицией нового директора Института, что сыграло существенную роль в жизни каждого сотрудника Центра при решении вопроса о возможном переходе во вновь создаваемый Институт социально-политических исследований.

Девяностые – нулевые и далее…

Сколько печалей вокруг многоликих,

Сколько проблем, сколько горя и бед.

Можно ль увидеть какой-то просвет?

Можно! Осмыслив лишь опыт великий

Наших ошибок и наших побед.


26 марта 1991 года решением Президиума АН СССР был создан Институт социально-политических исследований. Его первым директором был назначен Г.В. Осипов (ставший в этом же году академиком РАН). Я был назначен первым замдиректора по науке. Был сформирован, как показало время, вполне работоспособный Ученый совет Института. В его первый состав вошли:




Решение Президиума было вызвано рядом обстоятельств, о которых достаточно подробно написано в работах Г.В. Осипова. Одной из главных причин была гражданская позиция нового директора Института социологии РАН д.ф.н. В.А. Ядова, его слишком рьяное стремление «помогать Горбачеву». Об обстоятельствах создания нового института член-корреспондент АН СССР М.Н. Руткевич писал: «В недрах ИС АН СССР обострилась давно назревшее противостояние ученых патриотической, государственнической ориентации во главе с Г.В. Осиповым и ученых радикально-демократической ориентации. Последнюю после незаконной отмены конкурса возглавил назначенный директивными органами и.о. директора В.А. Ядов. Мои сложившиеся научные интересы и мировоззренческая ориентация полностью соответствовали направлению деятельности ИСПИ АН СССР (затем РАН)». Подобный подход был свойственен и многим другим сотрудникам Института социологии66
  См.: Первые десять лет. М., 2001. С. 23?24.


[Закрыть]
.

Наш «развод» с В.А. Ядовым был достаточно обоснован. Еще Конфуций предупреждал, что «люди, идущие различными путями, не могут работать вместе»77
  См.: Конфуций. Суждения и беседы. СПб, 2008. С. 160.


[Закрыть]
.

Расставание с Институтом, в котором я проработал без малого 17 лет, из которых пять с половиной директором института, было непростым. Это были годы напряженной творческой работы, годы исканий ? и хочется сказать «побед», хотя это, может быть, и звучит слишком пафосно. Но победы и достижения, бесспорно, были. Многое в эти годы было сделано впервые, и сделано в расчете на перспективу. Показательно и то, что директор института в октябре 1984 года был награжден почетной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР, а в августе 1986 года ? орденом Дружбы народов.

В новый институт, возглавляемый Г.В. Осиповым, в полном составе (за исключением двух докторов наук) перешел и коллектив бывшего закрытого отдела, отдел самого Геннадия Васильевича и некоторые другие подразделения Института социологии.

Институт был образован де-юре. Нужно было создать его де-факто. Началась сложная многосторонняя научно-организационная работа. Но в 1991 году мне пришлось ее прервать дважды. В первый раз в апреле месяце, в самом разгаре начатой работы. Дело в том, что 1991 год был объявлен ЮНЕСКО годом памяти Елены Петровны Блаватской. Как бы нынешняя читающая публика ни относилась к ее творчеству, принимала или не принимала его, но нельзя не признать, что это была очень одаренная, неординарная натура. Ее теософское учение и сегодня имеет немало приверженцев, а ее доктрина корневых рас вызывает споры и по сей день.

Неожиданно для меня я получил приглашение от оргкомитета международного форума «За духовное единение человечества (Дни памяти Е.П. Блаватской)» участвовать в его работе и, более того, возглавить одну из секций. Предложение показалось мне интересным, и я дал согласие. В апреле 1991 года этот форум состоялся в г. Сочи. Его непосредственными организаторами явились Международный центр нетрадиционной и народной медицины «Кавказ», Сочинский городской совет народных депутатов, Сочинский научно-исследовательский центр АН СССР, Российское теософское общество, Философское общество СССР, Академия медицинских наук, религиозные организации.

Форум получился весьма представительным. На его открытии выступили депутаты Верховного Совета СССР Е.А. Гаер, Н.Н. Медведев, летчик-космонавт СССР В. Севастьянов, председатель правления Экофонда СССР Э.В. Гирусов, религиозные деятели, ученые-медики. Наибольший интерес вызвал доклад на тему «Блаватская и Рерихи о назначении России». На форуме явно ощущалось, что представители традиционно-материалистического мировоззрения пребывают в некоторой растерянности, в то время как представители эзотерического знания чувствовали себя весьма вольготно. Участники форума приняли решение об образовании Всесоюзного теософского общества, об учреждении Международного координационного совета и ассоциации «За духовное единение человечества». Лейтмотив многих докладов состоял в обосновании тезиса, что Вселенная есть живое, разумное существо, что духовная разобщенность людей – это аномалия, что необходимо единство людей с планетой, единство со Вселенной, иначе гибель будет неизбежной. Раздавались призывы перестроить мышление, отказаться от признания первичности материи, признать наличие высшего космического разума.

Мы с Ю.М. Бирюковым (старшим научным сотрудником Института, кандидатом юридических наук) регулярно посещали все пленарные заседания, и нужно признаться, что нередко чувствовали себя белыми воронами. Но постепенно втянулись, освоились и кое-что научились понимать. В процессе работы конференции было много интересных бесед с ее участниками, на которых затрагивались вопросы религии, происхождения Вселенной, влияния космоса на нашу повседневную жизнь.

Вспоминается один любопытный эпизод. На одном из заседаний нашей секции присутствовала представительница какой-то оккультной науки. Когда я рассказывал о наших достижениях в изучении массового сознания, она вдруг спросила меня, учитываем ли мы в своей методике влияние космоса на сознание людей. Мне пришлось признать, что в нашей методике этот фактор не учитывается. Тогда последовало весьма энергичное утверждение, что такая методика несовершенна и получаемые на ее основе данные недостоверны.

После форума осталось ощущение «мировоззренческого плюрализма», каких-то иных подходов к реальности, нового соотношения веры и знания. Конечно, в чем-то серьезно убедить и что-то серьезно изменить в моем мировосприятии идеи форума не могли, но определенный интерес вызвали.

Во второй раз отвлечься от основной работы в Институте пришлось в октябре 1991 года. Мне и д.с.н. И.А. Сосуновой пришло приглашение принять участие в научной конференции, посвященной 50-летию Швейцарской социологической ассоциации в Ньюшателе, где мне предстояло сделать доклад о состоянии социологической науки в нашей стране. Приглашение было нами принято. Благодаря инициативе Ирины Александровны мы изыскали необходимые средства и вылетели в Цюрих, где нас должны были встречать. Но, увы, никакой встречи не было, денег тоже, и мы оказались в аэропорту Цюриха, как говорили раньше, без кола и двора. Но все обошлось. Во время полета И.А. Сосунова познакомилась со своей соседкой и всю дорогу с ней о чем-то оживленно беседовала. Оказалось, что ее собеседница летела в Цюрих к дочери в гости, а муж дочери работал в торгпредстве. Он и встретил свою тещу на машине. А теща настолько прониклась симпатией к Ирине Александровне, что предложила нам проехать с ними до Цюриха и решить все наши проблемы. Мы так и сделали. В Цюрихе мы позвонили в Ньюшатель и узнали, что нас ждут завтра прямо в Ньюшателе, а не в Цюрихе. Наши гостеприимные хозяева купили нам билеты на поезд, и мы отправились в Ньюшатель, где нас встретили на вокзале. Дальше все обошлось без приключений. Через корреспондента местной газеты мы отправили в Цюрих деньги за билет и наши традиционные московские сувениры. Корреспондент была изумлена поступком наших земляков, потративших свои деньги на незнакомых людей, уверяя нас, что швейцарцы бы так не поступили. У нас не было оснований ей не верить.

Доклады наши на конференции вызвали большой интерес, мы тоже узнали для себя много полезного, особенно по вопросам федеративного устройства страны.

Следует отметить, что Ирина Александровна Сосунова относится к той категории людей, на которых можно положиться в любом серьезном деле. Во вновь созданном Институте она работала вначале как старший научный сотрудник, затем как замруководителя Центра социологии национальных и региональных отношений, затем как завотделом социальной экологии регионов. Как исследователь она отличалась высокой профессиональной компетентностью и добросовестностью. Принимала непосредственное участие в пионерских работах по социологическому изучению проблем конверсии оборонного комплекса, в разработке концепции информационной безопасности России, в разработке Федерального закона «Об участии в международном информационном обмене». Активно выступала в средствах массовой информации.

Наиболее значимых научных результатов она добилась в области социальной экологии. Во многом благодаря ее работам заметно изменился в лучшую сторону подход к социально-экологическим проблемам органов государственного управления. Ей было доверено руководство плановыми научно-исследовательскими проектами в рамках различных государственных федеральных программ (в частности, «Экология России», «Экологическая безопасность России», «Институализация социально-экологических интересов различных слоев и групп российского и белорусского общества на стадии трансформации», «Теоретико-методологиче-ские и методические основы социальной экологии как сферы социологического знания»). Важным результатом проведенных исследований явилась, в частности, одобренная коллегией Минприроды России Концепция социально-экологического мониторинга – используемые до настоящего времени оригинальные методики изучения общественного мнения по вопросам социально-экологической безопасности и т. д.

Разработанные в руководимом ею отделе идеи получили также отражение в научных монографиях и учебных пособиях. В частности, были опубликованы монографии «Российская космонавтика: социальная отдача и социально-экологические проблемы в зеркале общественного времени» (2004), «Методология и методика общественного участия в подготовке и принятии экологически значимых решений» (2006), «Методология и методы современной социальной экологии» (2010), «Экология предметного мира: концептуальные основы и социальная практика» (2014).

И.А. Сосунова принимала активное участие в проведении всероссийских и международных социологических конгрессов и конференций, являясь членом Международной социологической ассоциации и Европейской социологической ассоциации. В 2012 году она была избрана вице-президентом Российского общества социологов.

Начало 1992 года было особо значимым в жизни вновь созданного Института.

Прошло менее года со времени нашего создания, как доклад директора Института был поставлен на Президиуме РАН. Доклад академика РАН Г.В. Осипова был построен на результатах широкомасштабных мониторинговых исследований, проведенных Институтом по представительной выборке. Он отличался доказательностью и эмпирической обоснованностью выводов, главный из которых состоял в том, что проводимый курс реформ – бесперспективен, что нужны радикальные изменения, иначе страну ожидают катастрофические потрясения88
  Три года спустя в новом выступлении на Президиуме РАН Г.В. Осипов, в частности, отметил: «Сегодня, три года спустя, можно констатировать, что социальная катастрофа произошла, и сейчас страна живет в условиях ее трагических последствий. Об этом свидетельствуют показатели социально-экономической безопасности, устойчивости развития общества, динамики уровня и качества жизни населения. Три года назад в докладе выделялись два возможных пути развития России. Первый ? «повторение старых этапов генезиса капитализма, начиная с эпохи первоначального накопления, сопровождающегося многочисленными тяготами и бедствиями для широких масс населения». И второй ? «максимальное использование всего того, что было достигнуто в прошлом (включая советский период) в области материального и духовного производства, ? предполагающий сочетание рыночных отношений и планового хозяйства. Несмотря на предостережения ряда ученых, реформы пошли по первому пути». (См. подробнее: Академик Г.В. Осипов ? патриарх социологии. М., 2009. С. 310.) Последнее привело к тому, что трансформация российского общества приобрела антагонистический характер со всеми вытекающими отсюда последствиями.


[Закрыть]
.

На заседание Президиума (кроме президента и членов Президиума) были приглашены и социологи из Института социологии, в том числе и директор Института профессор В.А. Ядов. Последний всем своим видом, репликами и вопросами демонстрировал свое неприятие доклада и несогласие с докладчиком. Оценки выступавших разделились. Но в целом доклад был оценен как смелый и объективный.

Первый коллективный труд Института социально-политических исследований РАН под названием «Реформы: мифы и реальность» вышел в свет в 1993 году и положил начало серии трудов, составивших некую научную целостность, получившую в последующем название «Летопись реформ».

Конец 80-х – начало 90-х годов характеризовались активизацией националистических проявлений в стране, что не могло не вызвать беспокойства во властных структурах и в научной среде.

Характерно в этой связи выступление на пятой сессии Верховного Совета СССР по проблемам преодоления межнациональных конфликтов заместителя председателя комитета Верховного Совета СССР по науке С.М. Рябченко, отметившего, в частности, что «практика последних лет показывает: межнациональная рознь в Нагорном Карабахе, в Южной Осетии и в других регионах нашей страны не получает достойного отпора… Считаю, что нам мало заслушать здесь перечень тех или иных событий, разбираться, кто и что конкретно сделал сегодня либо вчера. Нам необходимо заслушать вопрос о подходах и методах решения национальных конфликтов, констатируя то, что используемые в нашей стране до сих пор как на союзном, так и на республиканских уровнях методы решения конфликтов оказались неплодотворными. Мне кажется, что если мы не разработаем концептуального подхода в решении подобных конфликтов, то они будут множиться»99
  См.: Бюлл. № 1 совм. заседания Совета Союза и Совета национальностей. 18.02.91, с. 3.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6