Виктория Данилова.

Звонок из ниоткуда



скачать книгу бесплатно

© Виктория Данилова, 2017


ISBN 978-5-4483-6254-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Лиза любила классическую музыку. Неудивительно, что на ее мобильном звонок заменяла «Лунная соната». Но сейчас ее любимая мелодия звучала как-то угрожающе, откуда-то снизу, и становилась все громче и громче. Не открывая глаз, свесившись с кровати, она попыталась нащупать рукой телефон – пока безуспешно. «А вдруг это Игорь…» – мысль промелькнула в ее голове и заставила наконец достать источник звука.

– Да, я слушаю, – прошептала, а скорее прохрипела Лиза.

– Помогите, пожалуйста, не бросайте трубку! Мне очень нужна ваша помощь! Я не могу долго говорить… Я дам вам адрес… Его зовут Антон, Антон Стрельцов. Скажите, звонила Настя, он знает. Помогите, найдите его… Ильича 40—30… – голос пропал.

– Что за бред? Какой Антон? Какая Настя? И вообще, при чем здесь я? Что это? Чей-то розыгрыш? Идиотская шутка?! – возмущенно бухтела себе под нос Лиза. «Спать, как я хочу спать, я так мечтала выспаться…» – думала она, падая на кровать и надеясь, что это у нее еще получится. Но мысли о незнакомке Насте почему-то не отпускали, и чем больше Лиза старалась ни о чем не думать, тем сильнее ощущала, как зародившееся беспокойство подгрызает ее из нутрии. Она резко села в постели.

– Нет, это не розыгрыш, и тем более не глупая шутка, – вслух сказала себе Лиза. Такое ощущение, необъяснимое чувство страха, никогда не обманывало ее. Что-то случилось, и это что-то связано с Игорем. Она не могла пока объяснить себе, почему ночной звонок имеет какое-то отношение к поездке Игоря, но что это так, она знает точно. Очень захотелось курить. Лиза отправилась на кухню. Это был самый любимый уголок в ее только что отремонтированной квартире. Все до мелочей здесь продумано ею. Все функционально, ничего лишнего, и в то же время уютно и тепло, в общем по-домашнему. Родные и близкие предпочитали собираться здесь, а не в гостиной. Лиза включила чайник, захотелось кофе. Она предпочитала растворимый, по одной простой причине – варить было лень. Прикурив сигарету, вышла на балкон.


– Что мы имеем?.. Игорь неизвестно куда уехал и не дает о себе знать, какая-то Настя почему-то звонит мне ночью. Так, где же телефон? Там должен зафиксироваться номер. Любительница ночных звонков, похоже, из Екатеринбурга. Почему она попала ко мне? Возможно, случайно, видела же фильм «Сотовый». Хорошо, пусть это случайность. А при чем здесь Игорь? Ведь я чувствую какую-то связь…

Продолжая мыслить вслух, она пошла за телефоном. Поискав номер в списке принятых вызовов, Лиза стала сомневаться: а не приснилось ли ей это все? Никакого номера аппарат не зафиксировал.

– Ну что ж, будем искать Антона Стрельцова. Хорошо, хоть память у меня что надо, – продолжала Лиза. – И если такого не существует, значит, у меня проблемы с головой, – решила она.

Жара, непривычная жара для Среднего Урала. Она стоит уже месяц.

Народ от этого становится вялым, малоподвижным, что ли. И выходить из дома никакого желания. А она и не собиралась никуда идти. Еще вчера спешить Лизе было некуда. С работы она ушла, высказав руководству все, что накипело. Любимый уехал, подруга отдыхает заграницей. До вечера она смело могла не высовывать нос на улицу. Но ночной звонок вывел ее из анабиоза. И Лиза решила во что бы то ни стало отыскать этого Антона Стрельцова. Две чашки кофе с сигаретой, холодный душ, легкий макияж – то, что необходимо Лизе каждое утро. Она стояла перед зеркалом и, в общем-то, была довольна собой. Ей шел этот цвета морской волны летний костюмчик, свободные шорты и короткая блузка. Решила, что пойдет пешком. В такую жару передвигаться по городу в автомобиле ей не хотелось. Ходить придется много, поэтому обувь Лиза выбрала удобную, ее любимые греческие сандалии. Осмотрев себя еще раз, она вышла из дома.

***

Только вчера Антон вернулся из отпуска. До выхода на работу оставалось четыре дня. Зарываясь под одеяло, он тешил себя мыслью, что отоспится за все бессонные ночи. Две недели, проведенные у друга в Сочи, не компенсировали хронический недосып. Да и как можно было спать, когда в день приезда он закрутил такой страстный роман. Антон любил курортные интрижки, головокружительные, волнующие, ни к чему не обязывающие. Возвращаясь домой, он ни о чем не жалел, никогда не звонил подружке по отдыху и очень скоро забывал ее имя. Когда-то ему казалось, что рядом будет только одна женщина, его единственная, ради которой он будет жить. Очень хотелось семью, свой дом, детей. В двадцать пять женился и был уверен – именно на той, о которой мечтал. Рухнуло все как-то разом… Или это ему так казалось? Все оказалось банально: вернувшись из командировки, застал жену в постели с лучшим другом. Скандала не было, просто молча развернулся и ушел. Три дня пил на даче, никому не звонил, ни с кем не разговаривал. Болела душа, гудели нервы. Обвинять во всем себя, жену, друга?! Нет, никого он не хотел обвинять, он просто хотел, чтоб отступила эта боль в душе, эта ломка от разрыва отношений. А она пройдет, Антон знал, нужно только время, время, которое все лечит, все меняет. Катя, его жена, передала ключи и записку с их общим знакомым, соседом по даче. «Прости, если сможешь, но я люблю его, мы любим друг друга, так будет лучше. Не ищи меня. Катя». Он и не собирался никого искать. Ему бы сейчас себя найти и сказать самому себе: «Жизнь продолжается! И она прекрасна, эта чертовка – жизнь!»

Никаких серьезных отношений у Стрельцова больше не было, а ведь стать его второй половинкой мечтали многие. Но верх брала сильная потребность измениться, да и жизнь свою изменить. Начал с того, что оставил службу в милиции, занялся частным сыском, благо сейчас эти услуги востребованы. Годы, отданные работе в органах, помогли обзавестись полезными связями, нужными людьми, которые не раз выручали его. Стрельцов активно поддерживал отношения с бывшими коллегами – он помогал им, а они не отказывали ему. За два с половиной года он заработал на вполне приличный офис, мог позволить себе помощника. Еще через год его сыскную контору можно было смело назвать агентством. Над названием они долго не думали. А они – это секретарь Лариса, компьютерный гений Андрей, просто хороший сыскарь Виктор, бывший его сослуживец, и он сам, Стрельцов Антон. Название взяли из кинофильма «Агентство – „Лунный свет“», в надежде, что герои одноименного сериала на них не обидятся.

Звонок в дверь заставил Антона проснуться. Надежда отоспаться медленно таяла. Антон открыл глаза, посмотрел на часы, было полдевятого. Со вздохом пошаркал к двери, теша себя мыслью, что незваный гость все же уйдет. Но никто уходить не собирался. В глазок увидел молодую женщину, довольно-таки интересную.

– Доброе утро! Вы Антон Стрельцов? – спросила незнакомка.

– Да, хотя мне бы очень хотелось ответить, что его нет. Зачем же так рано будить одинокого уставшего мужчину?

– Простите, я могу с вами поговорить? Не здесь желательно. Мне кажется, вам это важнее, чем мне.

Окинув незнакомку взглядом профессионала и оценив все ее достоинства, Антон впустил гостью в квартиру.

– Я вас слушаю, милая леди.

– Понимаете, Антон… Сегодня меня разбудил странный звонок. Ах да, я же не представилась – Лиза, Елизавета Сергеевна Милявская. Так вот, я уже говорила, меня разбудил странный звонок. Женщина напуганная… Она просила, чтобы я обязательно вас нашла. Настя, ее зовут Настя. Вот, собственно, почему я здесь. Да, и что странно, мой телефон не определил ее номера, его вообще нет в телефоне, как будто звонка и не было. Сначала я подумала, что мне это все приснилось, жара и все такое. Но я чувствую, что это не так… В общем, я решила найти вас.

– Та-а-ак, милая Лиза. Я оценил ваш розыгрыш. Это Витек решил так пошутить со мной?! Передайте ему, что номер не прошел. А сейчас, простите, я попытаюсь все же поспать.

– Да я не от Виктора… Никто меня не просил вас разыгрывать! Настя, Настя звонила мне ночью! Я не знаю никакого Виктора…

– А я не знаю никакую Настю! – перебил ее Антон. – Девушка, я сейчас не в том настроении, чтобы вам что-то доказывать. До свидания! – Он указал на дверь.

– И все же здесь что-то не так… Антон, что-то случилось, я это чувствую!

– До свидания, Лиза, до свидания, – он аккуратно развернул девушку за плечи и подтолкнул к двери.

– Ну что ж, простите за вторжение… Но если все же вспомните Настю, не забудьте – она просила о помощи.

Незнакомка на конец-то ушла. Антон упал в кровать, еще надеялся заснуть. И это у него получилось. Правда, сон был какой-то чумной. Приснилась та самая Лиза. Они с ней в воде. Плывут на каком-то обломке. Страшная гроза, ливень, шторм. Он видит, как огромная волна накатывается на них. От Лизиного крика он дернулся и с облегчением понял, что это просто сон. Но внутри все таки зародилось какое-то неприятное беспокойство… Начал лихорадочно вспоминать всех женщин, которые у него были за последнее время. Насти среди них не было точно. Ему патологически везло на Свет и Наташ. Проснувшись окончательно, он принял душ, позавтракал и заодно пообедал. Так, надо позвонить Виктору, что за розыгрыши? – чертыхнулся Антон и набрал номер агентства.

– Агентство «Лунный Свет»! Добрый день! – услышал он голос своей секретарши.

– Ларис, привет! – Антон Иванович! Здравствуйте! Вы уже вернулись?

– Ну здравствуй, мой верный помощник. А где у нас Виктор? Соедини-ка меня с ним.

– А Виктор Геннадьевич вторую неделю в больнице, у него аппендицит вырезали. Мы не стали вам сообщать. Виктор Геннадьевич говорит, что это пустяки, через три дня уже на ногах будет. А что вы хотели, Антон Иванович? Что-то срочное?

– Нет, ничего… Спасибо Ларис, к вечеру заеду. «Значит, Витек не мог участвовать ни в каком розыгрыше… Надо к нему съездить, навестить больного, да и эту историю странную обсудить». – С этими мыслями Антон стал натягивать на себя джинсы. Он еще не успел разобрать вещи с поездки. Сумка так и стояла в коридоре. «Как-то все немного не по плану…», – подумал он, закидывая сумку в шкаф. Глядя на себя в зеркало, вспомнил слова одной из своих дамочек: «Тебе идет трехдневная щетина». И решил, что бриться не будет. Он может себе это позволить, как-никак в отпуске.

– Что ж, последние денечки честно заслуженного отдыха безнадежно пропали, – буркнул себе Антон, выходя из квартиры.


* * *

Лиза вышла от Стрельцова. Хотелось обо всем забыть с чувством выполненного долга. Но после этого визита все продолжала думать о ночном звонке, о неизвестной Насте: «Звонок был. Стрельцов существует. Что же это такое? Неужели действительно хорошо продуманный розыгрыш? Нет, не может быть… Я не знаю этих людей, они меня тоже. Зачем кому-то впутывать меня в непонятные авантюры?» Она вернулась и оставила в дверях свою визитку – вдруг он все же вспомнит свою Настю и захочет расспросить о ее звонке. Ну а нет, так нет – она сделала все, что могла. Лиза решила зайти в магазин – побаловать себя чем-нибудь вкусненьким. Она любила сладкое, особенно когда переживала, когда было тревожно. А сейчас ей было далеко не спокойно. Предчувствие, нехорошее предчувствие точило ее изнутри. Так что сейчас пирожное было просто необходимо, и она с удовольствием стала осматривать предложенные магазином вкусности. Антон Стрельцов и какая-то там Настя временно выпали из ее памяти.

* * *

Лиза, Елизавета Милявская – новое имя устраивало ее гораздо больше, чем Эльза Милляр. Хотя очень часто сама чувствовала, что в ней живет именно Эльза. Это имя ей дала бабушка. Из всех своих внуков и внучек она выбрала ее. Когда Лиза (тогда еще Эльза) была ребенком, она забрала ее к себе. Она воспитала Эльзу, дала ей образование.

– Ты очень похожа на мою мать, как две капли воды, – часто повторяла ей бабушка.

Лиза в дела бабушки Маши не вникала, впрочем, та и не позволила бы. Бабушка побеспокоилась о безбедном существовании своей любимой внучки. В наследство ей достался хороший дом в пригороде Екатеринбурга и кругленькая сумма на счете. А еще куча неизвестно откуда взявшихся бабушкиных ценных бумаг, фотографии, старая записная книжка и старинная шкатулка, наверное, антикварная. Правда, от нее не было ключика. Так и не сумев открыть, Лиза забросила шкатулку вглубь стола и совсем забыла про бумаги, шкатулки и тому подобные мелочи. Дом она продавать не хотела, любила его, он был теплым, родным. Мать свою Лиза почти не помнила, как не помнила и того, почему ее забрала бабушка, почему она никогда не встречалась со своими сестрами, почему ни отец, ни мать не были против ее отъезда с бабушкой. Она и дом не помнила, в котором они все жили. Нет его в памяти, но нет и печали по этому поводу. Бабушка Маша – вот она для Лизы и отец с матерью, и родительский дом. Школу, вот что она помнила. Как хотела быстрее закончить ее. Очень уж она отличалась от своих сверстников. Считала себя гадким утенком, некрасивой рыжей толстухой. Но умело скрывала свои переживания – как бы назло насмешкам Лиза всегда и во всем была первой. Всегда в центре внимания, заводила и душа класса. К тому же круглая отличница. Бабушка не могла нарадоваться, глядя на внучку, гордилась ею… и не подозревала, что по ночам, та плачет в подушку и мечтает скорее окончить ненавистную школу. Когда это наконец-то произошло, Лиза плакала на выпускном, только плакала от радости. Она легко поступила в университет. И там впервые влюбилась. Пусть любовь была безответной, но что она сделала с ней! Лиза вдруг так изменилась – похудела, похорошела, расцвела, как говорила бабушка. Бабушка, которая никогда ни в чем ей не отказывала. Пришло время пользоваться косметикой – и у Лизы была самая лучшая. С одеждой тоже все обходилось без проблем. Вещей не было слишком много, но все они были модными, стильными, все продумано – от обуви до шарфика на шее. Если на первом курсе универа Лиза была невзрачной рыжей толстушкой, «ботаничкой», как сейчас любят говорить, то на защиту диплома пришла сногсшибательная, элегантная красавица. Именно так говорили ее сокурсники. Лиза понимала, насколько она хорошенькая, и получала от этого удовольствие. Нет, это не было самовлюбленностью. И любила она себя ровно настолько, насколько должна любить себя женщина. Лиза вообще во всем знала меру, повлияло ли на это бабушкино воспитание или в ней было это заложено еще до рождения – она не задумывалась. Тогда ей казалось, она точно знает, чего хочет от жизни. Она чувствовала, что все может, что в ее жизни вот-вот начнется что-то новое. А начала она с того, что поменяла имя и фамилию. Конечно, бабушка была против, но все же понимала, что это ее решение и не нужно его отменять. В общем, мудрая бабушка помогла с оформлением всех бумаг. И летом 2006-го Эльза Милляр стала Елизаветой Милявской. Легко и очень быстро Лиза привыкла к своему новому имени. Бабушка подарила ей квартиру, и они стали жить отдельно. Лиза нашла неплохую, как ей казалось, работу – устроилась переводчиком в одну престижную фирму. Бабушка Маша, поставив внучку на ноги и, дав ей путевку в жизнь, стала вести очень активный образ жизни. Она постоянно была в разъездах, часто летала заграницу. Назвать ее бабушкой было трудно, выглядела она лет на пятьдесят пять, максимум на шестьдесят, это в свои-то семьдесят. Она всегда улыбалась, всегда куда-то спешила, всегда чем-то была занята. Поэтому в то, что ее не стало, Лиза долго не могла поверить. Она смутно помнит те дни… Или сознательно не хочет вспоминать. Толпа народа, суета, все что-то говорили, соболезновали. Лиза узнала о существовании родственников в Германии и еще о многих друзьях, близких бабушке людях. Не было только ее родной матери и сестер. Почему – об этом Лиза будет думать годы спустя. А сейчас, сейчас ей было необходимо научиться жить без бабушки, любимой и родной. В душе вдруг образовалась ниша, пустота, которую необходимо было заполнить. Конечно, оставались Надежда Сергеевна, домработница, и ее муж. Они взяли на себя все хлопоты, связанные с похоронами, они поддерживали ее, как могли. Лиза была им благодарна, но вернуться в дом пока отказалась. Она погрузилась в работу. Проходили дни, проходили недели. Жизнь продолжалась.


* * *

В хирургическое отделение 14-й городской больницы Антон приехал, когда тихий час только начинался.

– Приходите позднее или ждите, – строго сказала медсестра на посту и преградила дорогу своим телом.

Ругаться с таким стражем покоя больных и выздоравливающих Антон не хотел. Он уже собирался уходить, как в конце коридора послышался знакомый голос. Виктор вышел из ординаторской с премилой, даже можно сказать красивой женщиной, судя по одежде – врачом. Антон помахал рукой. Витек заметил и пошел ему навстречу. Они были рады друг другу, решили выйти на улицу и там переговорить. Бдительная медсестра сначала не хотела их выпускать, но вовремя вмешалась та самая женщина, с которой мило беседовал Виктор. Они втроем вышли из отделения.

– Познакомься, Антон, это Анастасия Павловна, мой лечащий врач. А это мой шеф и друг Антон Иванович, просто Антон.

Они обменялись всеми положенными в таких случаях любезностями, и Анастасия Павловна вежливо удалилась, сославшись на занятость. Друзья и не возражали, было что сказать друг другу тет-а-тет. Они пошли в сквер, к скамейкам. Несмотря на свой порезанный живот, Виктор уже довольно легко и быстро передвигался. Его давно можно было выписывать, но все дело оказалось в Анастасии Павловне. И Виктор спешил поделиться с другом, что уж он-то найдет причины остаться здесь хотя бы еще на день. Догадывалась ли об этом Анастасия Павловна? Наверное, но ничего лишнего себе не позволяла. Внимания ему уделялось ничуть не больше, чем остальным пациентам.

У Виктора семья, жена Галя и две дочери, двадцать лет прожили. Не то чтобы идеально, но спокойно, как большинство российских семей. Каждый выполнял свою роль: он – хорошего мужа, она – заботливой жены. Страсти, конечно, давно улеглись, но осталась привязанность, они, скорее, были уже друзьями. Виктор периодически погуливал и делал это, как ему казалось, очень аккуратно, чтоб не узнала Галина. Дочки выросли и уехали покорять столицу. А они с женой остались вдвоем и вдруг поняли, что между ними пустота. Виктор с удовольствием задерживался на работе, соглашался на любые командировки. Он чувствовал себя виноватым перед Галиной – им не о чем стало разговаривать. Резко и круто все изменить он не решался. Случившийся приступ аппендицита был для него просто спасением. Здесь он встретил Настю. Именно эта встреча заставила впервые и всерьез задуматься о разводе. Понял вдруг, что и Галина, и он заслуживают счастья, только вот вместе у них уже не получится. Обо всем этом он и рассказал Антону. Тот сам пережил семейную драму и считал, что советы в подобных случаях ни к чему. Можно выслушать и поддержать, но решения человек должен принимать сам. Виктор хорошо знал друга, вот и не спрашивал, что делать. Для себя-то все уже решил, по крайней мере сейчас он так думал. Антон, в свою очередь, рассказал о странном утреннем визите, о каком-то звонке, о неизвестной Насте, которая просит о помощи.

– Тебе не кажется, что две Насти, это не просто так?.. – Виктор заулыбался. – Да уж, старик, все как-то странновато. Я вначале подумал, это ты меня такими шутками из отпуска встречаешь. Ну… Что ты послал эту, как там ее… – Антон стал вспоминать. – Лиза, точно Лиза, Елизавета Сергеевна. Она же мне свою визитку в дверях оставила.

– Как же ты мог выставить за дверь красивую женщину, Антон? – не без усмешки спросил Виктор. – Стареешь, брат, стареешь. Завтра меня выписывают, попробуем разобраться. Надо посмотреть в картотеке, не было ли у нас какого дела с участием Лизы или Насти.

Они еще минут десять пообщались, тут Антон увидел идущую по тропинке Галину и засобирался уходить.

– Ну пока, выздоравливай, а там поглядим.

Антон поспешил уйти, не столкнувшись с Галиной, благо выход был и с другой стороны аллеи. Так ему было проще, не хотелось вмешиваться в семейную драму. Сами должны все решить. По дороге домой, в офис он ехать передумал – решил подкупить продуктов. Сегодня он позавтракал и пообедал, приготовив себе глазунью из оставшихся яиц, купленных еще до отъезда. Но вообще-то он любил вкусно поесть. У него было два варианта: питаться в ресторане, что не всегда получалось, или покупать продукты почти готовые к употреблению, он называл их «корзиной холостяка». Выгружая содержимое пакетов в холодильник, поймал себя на том, что постоянно возвращается к одной и той же мысли, – вспоминает знакомство с Анастасией Павловной. Он встретил сегодня двух женщин, обе очень даже ничего. Но на вопрос, кого бы он выбрал, хотелось сразу ответить – Настю. Интересно, есть ли у нее семья? Сколько же ей лет? Лет тридцать. Может, тридцать пять – не больше. Сейчас так трудно определить возраст женщины. Что-то в ней есть, от одного прикосновения к ее руке как током пробило. «Неужели, я могу поступить так же, как когда-то было с моим лучшим другом? Но ведь она не жена Виктору. Может, у нее замечательный любящий и любимый муж…» – Антон думал и думал об этом и преждевременно пытался оправдать себя за еще не совершенные поступки. Он дал себе слово, что сам никогда даже не будет пытаться найти эту Анастасию. С такими мыслями сел за компьютер – нужно покопаться в своем архиве, возможно, удастся найти что-нибудь об этих двух прекрасных леди.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное