Виктор Иванников.

Не сдаваться, бороться и побеждать. Том 1. Чужбина



скачать книгу бесплатно

Патриотизм в нашей стране имеет генетические корни и не искоренён, несмотря на все потуги СМИ, возможности и старания зарубежных властных, глобалистских элит, считающих себя после разрушения Советского Союза истинными хозяевами стран. Для данного явления нужна генетическая память народа, история, специфическая среда, нужная людям идеология, позволяющая объяснить им понятными словами, доходящими до самой глубины сердец, необходимость защиты, что и кого защищать.

В нынешнем государстве народ фактически разделён страшной пропастью на меньшинство сверхбогатых, можно сказать, обожравшихся от избытка ухваченных, в основном, преступным путём кусков народного достояния, созданного трудом предшествующих поколений, обслуживающих их потребности услужливыми бюрократами, которым в свою очередь предоставлена возможность за верную службу самим сколотить желанную вотчину, и большинство, по разным оценкам до семидесяти с лишним процентов, живущих около черты нищеты, а попросту – выживающих. Разделение народа такой страшной пропастью социального и экономического неравенства, некогда даже и не представлявшегося возможным, в принципе не приемлет такого идеала, как массового героизма и патриотизма. Сейчас вроде бы заговорили о необходимости его воспитания в стране. Как говорится, «жареный петух клюнул». Да и не мудрено! «Впариваемая» кукловодами самозваным управителям надежда на то, что, если они полностью плюнут на национальные интересы страны, то в мире, по крайней мере в отношении этой страны, настанут благостные времена, полностью в жуткой своей неприглядности провалилась! Где и когда это видано, чтобы хищники-империалисты оставил свою жертву в покое? Они же открыто, не стесняясь, заявляет о том, что совершенно неприемлемым для них является принадлежность полезных ископаемых, расположенных на российской территории только Российскому государству! Мол, это должно принадлежать всему миру, считай, транснациональным компаниям! Никак иначе!

Сейчас, во время нарастания угрозы войны, организации нового нашествия, огромного давления всеми доступными этому хищнику возможностями, при полном попустительстве и соучастии, зачастую даже в ущерб собственным интересам Западных сателлитов, и уже развязанной в самых разнузданных формах информационной войны, только единство народа и всех ветвей власти в сочетании с идеалом патриотизма в состоянии отстоять свой суверенитет, дать по рукам обнаглевшему и зарвавшемуся хищнику – американскому империализму со всеми его «прихлебателями». Но для такого единства, если оно, конечно, ещё возможно, надо сильно постараться, очень постараться! И тут ведь дело не только в уничтожении или, по крайней мере, существенном уменьшении глубины жуткой социальной и экономической пропасти. Не поможет этому и наращивание степени и качества вооружённости и организованности Вооружённых Сил страны. Нужны ещё головы, руки и, конечно, души! Вот именно – души! То есть те герои, которые способны увлечь, сплотить воинов, народ своим подвигом. А они ведь не просто рождаются, а воспитываются, так как они воспитывались, мужали, оттачивали своё нелёгкое мастерство, величайший морально-волевой дух в Советском Союзе.

Это была наилучшая в мире школа воспитания действительных, не придуманных голливудскими сценаристами и режиссёрами уникальных бойцов. Возродить её, восстановить утерянное за эти «Сатанинские годы» традиции, боевое братство, а главное – величайшие морально-волевые качества, позволяющие решать немыслимые задачи, это, конечно, непростая, если вообще возможная, а в условиях нынешнего государства, проблема. Одна надежда – генетическая память нашего народа, да и ещё, как мне представляется, не всё окончательно загублено поставленными кукловодами-квислинговцами. И в этой ситуации очень важно напомнить нашим людям имена тех, кто в силу тогдашней секретности, оправданной или нет, и кому, по правде говоря, следовало бы ставить памятники, остались неизвестными народу. Неизвестны по понятным причинам имена и тех, кто не принял людоедский режим уничтожения собственного народа и национальной идентичности и начал борьбу с ним.

Вот именно на их примерах и следует начать воспитывать нашу нынешнюю молодёжь. Вот именно о них, для которых долг перед Родиной во все годы её существования, в том числе и тяжелейших, называемых великим русским писателем Иваном Буниным – «Окаянными годами», и следует рассказывать. Логика тут проста. Туман, смог, грязная паутина, покрывавшая более десятилетия страну, непременно должна начать рваться. Появятся в ней просветы и в них-то, в этих просветах, простые люди должны увидеть истинных героев своей страны, которые в борьбе со злейшим врагом нашего народа, оснащённым самым современным оружием, умели побеждать его, зачастую жертвуя самим дорогим, что есть у человека – своей жизнью, которые не сломились в годину людоедского режима, боролись за выживание людей, кинутых новоявленными властителями на грань нищеты и голода, делали всё, что было в их возможностях ради сохранения национального генофонда и национальной идентичности. Эти-то герои и должны стать для простого человека маяками, ориентирами в их жизни. Не те, которых напридумывали голливудские и наши ангажированные сценаристы и режиссёры, наводнившие телеканалы и прессу боевиками и триллерами, в которых новоявленные супермены лихо грабят, имеют роскошных женщин, коттеджи, яхты, в общем, всё то, что в глазах капиталистического рая является истинным мерилом человеческого счастья. В крайнем случае, героем является не менее лихой сыщик. Особо опасно то, что нынешняя молодёжь уже в значительной мере воспитана на суррогате, сфабрикованном спецами из госдепа и ряда подразделений спецслужб, уже основательно потеряла корни с героическим прошлым своих предков, дезориентирована в ценностях, которые веками культивировались в нашем народе. Далеко за примерами ходить не надо: попробуйте сейчас задать вопрос представителям нынешнего поколения, успевшим появиться и вырасти за годы этого античеловеческого режима:

– Кого из героев он знает?

И получите ответ типа Рэмбо или ему подобных! А где же наши-отечественные, перед которыми эти киношные, выдуманные, умеющие только махать кулаками или нажимать на курки, просто безмозглые щенки, так как придумать им мозги ни сами сценаристы, ни режиссёры просто-напросто не сумели. И это не случайно! Такой ответ запрограммирован, проплачен! Борьба с этим потоком отравы и яда, льющимся на неокрепшие и впечатлительные души молодёжи при полном бездействии управителей, должна быть бескомпромиссной. Необходимо задействовать всех честных и патриотически настроенных людей нашей страны, понимающих весь вред, наносимый этой злобной антирусской пропагандой. И книги, раскрывающие героическое прошлое нашего народа, его истинные ценности, выработанные им за столетия в труде, в борьбе за свою независимость – один из тех способов, который поможет хоть в какой-то степени противопоставить сей отраве правду, настоящую истину! Самозваные властители первым делом, видимо, прямо следуя указаниям своих хозяев, уничтожили всякую господдержку нелёгкому литературному творчеству в стране.

Издать в нынешних условиях книгу, особенно ту, в которой в той или иной мере раскрывается сущность произведённого переворота, фактически невозможно, ибо всё поставлено так – «плати и получи»! Но где взять простому человеку необходимые для издания книги суммы, если ты не олигарх, не жулик, не чиновник, сидящий у кормушки? А они же эти суммы немалые! Вот и получается, что ныне выходят в свет фактически подконтрольные названной прослойке социума издания. Тут ведь всё просто: «кто платит, тот и заказывает музыку»! Своим решением управители сразу добились тех результатов, которыми явно остались довольными истинные их хозяева. А как же? Ведь фактически одним таким решением им удалось перевести страну из некогда самой читающей в мире, в разряд не читающей. Сейчас наши люди, опять же считавшиеся ранее самыми грамотными, по своей образованности стремительно догоняют американцев, назвать которых малообразованными, это значит просто преувеличить. Это не случайно, ведь хорошо известно – такими полуграмотными, не умеющими анализировать, отличать «чёрное от белого», послушно жующими жвачку состряпанную информационными монстрами типа Би-би-си, Си-эн-эн и иже с ними, полностью подконтрольными людьми, глобалистам-управителям гораздо проще управлять! Отсюда и задача в нынешнее время для всех порядочных и патриотически настроенных граждан страны – пытаться всеми доступными способами не дать волю этому потоку, дезорганизующему, оглупляющему, развращающему, подрывающему самые основы нашей идентичности. Уменьшить его давление на нашу молодёжь, раскрывать его сущность, так сказать, вывернуть на суд народа его грязнейшее бельё! Пусть все видят, какие цели преследуются в нём, кто является главным заказчиком его, а кто исполнителем. Нужные книги в этом плане – один из действенных инструментов противодействия. Надо уметь находить способы их издания, несмотря ни на что.

Мне, уважаемый читатель, хочется верить, что эти слова, сказанные незаурядным человеком, истинным патриотом своей Родины, никогда не шедшим на компромиссы с теми, кто покушался на её безопасность, поднимал свою поганую руку на народ, воином, не пожалевшим своего здоровья, а фактически и своей жизни в борьбе со злейшим врагом нашего народа – американским империализмом, найдут свой отклик в сердцах тех, для кого понятия Родина, Народ, Честь и Патриотизм священны!

Они, услышанные от него незадолго до его кончины, стали для меня определённым наказом, долгом как гражданина моей Родины, попавшей в тяжелейшие условия «Сатанинских годов», и как советского офицера.

Мной они услышаны! С помощью его боевых товарищей в течение более десяти лет я работал над поставленной мне задачей – описать борьбу одного из тех, кто не сломился, остался верен своей клятве-присяге защищать Родину и народ. Он, герой книги, именно тот, кого мне рекомендовал этот замечательный человек, ставший сам для меня лично символом Настоящего Русского Офицера, которыми всегда, во все века, была богата наша страна, и в ком олицетворялась и будет олицетворяться Честь и Слава наших Воинов-Зашитников Отечества.

Выражаю свою искреннюю благодарность всем, кто оказал мне неоценимую помощь в этом нелёгком труде, кто помог мне воссоздать таким способом тяжелейший и опаснейший жизненный путь борца, пройденный героем этих двух и, надеюсь, двух последующих книг, если, конечно, «Бог даст».

Моя самая искренняя благодарность моей супруге Любови Николаевне Ганиной, сумевшей в эти нелёгкие времена создать в нашем доме обстановку, способствующую заниматься этим, требующим много сил, времени, да и здоровья тоже, трудом – «Dii te anient!» (Да хранят тебя Боги!). Хочу выразить сердечную благодарность Надежде Николаевне Самойловой, много сделавшей для того, чтобы эти книги увидели свет.

И ещё, вынужден напомнить следующее: все имена, отчества, фамилии действующих лиц и названия городов, стран, улиц изменены, их совпадение с реальными лицами и объектами носит случайный характер, мнение автора не всегда совпадает с оценками и суждениями персонажей этих книг.

Том 1. Чужбина.

Часть 1. Эмиграция.
Глава 1. Последние родные километры.

Рано утром Войцех, Опанас и Гасан уже ехали. Решено было: четыре часа ведет Гасан, четыре – Войцех, четыре – Опанас. Российскую территорию по Киевской трассе они «пролетели» более-менее спокойно. ГАИшники нечасто «теребили» их, ведь машина, которую они вели, хоть и была иномаркой, но далеко не первой «свежести», да и на перегонщиков и челноков они отнюдь не походили. А у доблестных служителей жезла глаз на эти вещи был наметан. Но, конечно, кое-чем им «детишкам на молочишко» пришлось несколько раз поделиться. Всякий раз такие вопросы разрегулировал мудрый Опанас, который за годы новой своей жизни успел уже поколесить по разным дорогам и хорошо изучить запросы и потребности блюстителей дорожных трасс. Но вот их украинские собратья почти на «каждом углу» требовали, просили, правда, не так много. Наверно и у этих блюстителей тоже был наметан глаз на перегонщиков и челноков. Заготовленные по оценкам Опанаса дани были почти полностью истрачены к моменту въезда в Опанасов городок. Гасан был несказанно удивлен точностью расчета его боевого товарища. Опанас усмехнулся, хлопнул его по плечу:

– Поездишь, друже, по этим живым артериям и сразу же вычислишь, где тромб и сколько стоит его удаление, наука нехитрая, бухгалтерия проста, – помолчав, добавил, – а всего-то пять лет тому назад гони не хочу, только не нарушай! А теперь? – он сплюнул. – Проехал с десяток километров и вот он, «тромб» стоит и жезлом машет: «Плати дань, сукин сын»!

Жена Опанаса, Натка, миловидная, статная, очень подвижная и, судя по всему, весьма эмоциональная, увидев мужа, въехавшего на машине во двор своего дома, запричитала, захлопотала так, будто он отсутствовал очень длительное время, а не всего-то тройку дней. Однако он не дал «разойтись» своей сердобольной женушке, представил ей Войцеха и Гасана, приказал напоить, накормить и спать уложить. Им завтра с утра пораньше опять в путь.

Жена тут же превратилась в хлопочущую хозяйку и под ее причитания и упреки мужу: «Почему заранее не предупредил, ведь в доме ничего не приготовлено, не убрано», под веселые подмигивания хозяина они вскоре были усажены в горнице за огромный стол, на котором в полном ассортименте расположилась вся украинская снедь, венцом которой, конечно, была горилка с перцем, налитая в довольно приличных размеров графин. От горилки, обилия еды и запивки «бисовой» горилки, по определению Натки, в виде кваса и морса, их довольно быстро разморило. Заметив это, хозяюшка перемигнулась со строгим муженьком, и вот они, чуть ли не раздетые ласковыми женскими ручками, уже лежат, нежатся на мягких перинах, в коих только стоит погрузиться телом, как сразу же попадаешь во власть Морфея. Утром их крепкий сон прервали опять же мелодичный говорок Натки и ее ласковые ручки. Снова был уставленный едой стол, правда, уже без горилки, но зато с пирогами, пышками, сдобами, еще источающими жар. Однако Опанас не дал им долго рассиживаться и под причитания сердобольной женушки: «Да дай же гостям поесть по-человечески, вон ведь какие они худые и черные», скоро прервал трапезу.

– Все пора, иначе опоздаем.

– Да куда же ты, Опанас, собрался? Ведь только вчера поздно приехал.

– Все, мать, постараюсь сегодня же и вернуться обратно. Жди! Расставание его с Наткой было чуть ли не по Гоголю – со слезами, причитаниями и кульками с едой и питьем. Выехали на двух машинах: в одной сам с Войцехом, а в другой Гасан. В дороге Опанас подробно проконсультировал своего боевого товарища о том, как ему вести себя, о чем говорить, кому давать взятку. Ехать предлагалось на поезде, идущем из Киева до Берна. Во Львове он с Войцехом прошли к какому-то железнодорожному начальнику, они вдвоем опорожнили одну из трех привезенных бутылок фирменной горилки, затем этому чину были переданы паспорт Войцеха и несколько купюр в валюте, в три раза превышающих стоимость проезда в купе. Чин отсутствовал с полчаса, наконец, вернулся, вытер взмокший лоб платком и вернул паспорт с вложенным билетом.

– Все, друже, Войцех! Поезжай до своей Германии, здесь тебя уже никто не тронет, а уж там, – как Бог даст. Там свои порядки. Правда, удалось взять билет только до Братиславы. Есть такой главный город в стране Словения, что ли? Главный у них город. А там любые поезда, куда «хошь» езжай в Европе. Там не пропадешь: и билетов полно, и никаких блатов и сверху не надо. А вздумаешь, то и самолетом тоже куда «хошь». Не проблема! У них теперь так, навели-таки порядок! Не то, что мы! Развели бардак!.. Самостийная. Самостийная! Тьфу.

Он сплюнул, нагнулся, достал недопитую бутылку, разлил на троих.

– Пей, друже, такую в их Фатерлянде днем с огнем не найдешь, ихний шнапс у нас только бродяги будут пить, а эта – настоящая горилка! Они с Опанасом допили еще бутылку.

Часть 2. Конрад и Анхен.
Глава 1. Знакомство.

Провожали его Опанас с Гасаном. Подойдя к вагону, Войцех взглянул на чистое голубое небо с пушистыми облаками, посмотрел на замызганный, заплеванный перрон, заполненные всяким хламом мусорные контейнеры, на озабоченных, неопрятных, куда-то спешащих людей. И такая тоска на него надвинулась, что даже сердце защемило. Ведь это он сейчас прощается с Родиной, пусть то, чего он видит, уже чужая страна, но ведь именно за нее он бился с теми, кто ее всячески стремился уничтожить. Он же может больше и не увидеть ее – Родину! Никогда! Не увидеть дорогие могилы своих братьев, не узнать, где упокоились его отец и мать. Они всплыли перед его мысленным взором и, как ему показалось, с укоризной смотрели на него. И так это было явственно, что он поневоле провел по лицу, как бы защищаясь от их взгляда.

Он, сам не понимая, сделал несколько шагов к краю перрона, опустился на колени и трижды поклонился, прощаясь пусть и в этом краю, но со своей страной, которой он отдал все что мог, где он столько потерял. Мысль о том, что он ее больше не увидит, а отныне ему придется жить в чужой стране, с чужим ему народом, была сейчас просто невыносимой. Он глухо простонал: «Нет, неправда! Я еще вернусь! Когда не знаю… Но это настанет! Это будет». И эта вера приподняла его, он встал, еще раз тоскливо, прощаясь, посмотрел на небо, которое сейчас ему было родным, своим. Подошли Опанас с Гасаном. Подошедший Опанас обнял его, понимая состояние своего друга, боевого товарища. Хотел что-то сказать ободряющее, поддерживающее. Но чего он сейчас может ему сказать такого, очень нужного в эти скорбные минуты? Чем утешить человека, прощающегося с Родиной, которой он отдал лучшие годы, ради которой он не щадил себя, защищая ее, смотрел «безглазой» в ее пустые черные провалы, в которой ему довелось перенести страшные потери? Он не знал. Стоял, обнявши, и, как маленького, поглаживал по плечу. Из этого состояния их вывел крик проводника, уже полностью освоившего сей бизнес с челноками, разного рода мошенниками и шулерами:

– Эгей, панове, кончай «бодягу» разводить. Пора в купе…, а то поезд прозеваете.

Он бы еще позубоскалил на эту тему, видя поддержку окружающих, тоже обративших внимание на эту странную троицу. Но когда он посмотрел в лицо Опанаса, увидев наполненные невыносимой тоской глаза Войцеха, тут же осекся и даже как-то уменьшился в размерах. Опанас, все так же обнимая Войцеха, повел его в вагон, а Гасан потащил сумку и пакеты. Потом они с Гасаном усадили Войцеха в купе, строго посмотрели на попутчиков, обняли, постучали ему по спине:

– Бывай, не забывай, помни!

Рассовали пакеты с продуктами и питьем. Войцех, немного пришедший в себя от скрутившей его тоски, спросил:

– А как же ты поедешь обратно, ты же, извини меня, принял немало?

Тот только усмехнулся в ответ:

– Эх, разве это выпил?

Но потом утешил:

– Задержусь на ночь у кума, дело проверенное, нельзя пропустить, а к жене начальник милиции нашего города сходит и предупредит, я ему позвоню, он мой дядя, знает, как надо объяснить, – и плутовато засмеялся.

Попутчиками Войцеха оказались две дамы и мужчина. Последнему, как и одной из дам, было чуть за двадцать пять, а другой даме около тридцати. Мужчина вовсю ухаживал за своей сверстницей, а та, похоже, была совсем не против пофлиртовать. Через полчаса мужчине удалось уговорить ее посидеть в вагоне-ресторане, и они ушли. Другая дама, посидев молча, принялась рассказывать. Войцех поначалу не очень-то охотно, исключительно из вежливости, принялся отвечать, но почувствовал, что у нее на душе какое-то горе, уже и сам стал спрашивать. Представилась она Аней, а вообще-то Анхен. Она немка, хотя и русская из южного района Новосибирской области, куда переселили ее семью в начале войны. По всему было видно – ей надо высказаться, нужно, чтобы ее выслушали. Такое бывает с людьми, пережившим беду и постепенно возвращающимися после этой пронесшейся бури к жизни, к осознанию того непреложного факта, каковым является ее безостановочное движение и человеку, хочешь ты того или нет, надо в этом движении участвовать. Участвовать, несмотря ни на что, несмотря на тяжелейшие потери. А кроме того, у нее, по всей видимости, присутствовала еще какая-то для нее очень важная проблема, от решения которой очень многое зависит в ее дальнейшей судьбе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное