Виктор Хорошулин.

Том, Соло и Фил. Повесть-сказка



скачать книгу бесплатно

– Пардон, не собака, а кот! А я думал, что ты уже понял, что с нами опасно связываться. Вас было двое против одного, и что? Мой капитан обвёл вас вокруг пальца, а я ему в этом помогал!

– Так ты – тот самый мерзкий кот, который сидел у него на плече? Сейчас я из тебя выпущу кишки, клянусь Пресвятой Девой и всеми её родственниками!

Жёлтые глаза английского пирата моментально обозрели ближайшее пространство. Но, за пустыми угрозами французского попугая не было заметно ничего, вызывающего опасения.

– Как тебя зовут, пернатое чудовище?

– Какое я тебе чудовище, проклятый англичанин! Сейчас я изрублю тебя на куски!

– Ты же саблю в море утопил, – посмеивался кот. – Попробуй клювом. Только учти: лапа у меня тяжёлая, а когти – длинные!

– Меня зовут Филипп. Капитан звал просто – Фил. – Воинственный пыл попугая куда-то исчез. – Гром и молния….

– Ну, вот что, Фил…, – кот говорил спокойно и дружелюбно. – Моё имя ты уже знаешь. Я – Том. Мы с тобой одни, тебя даже в стаю не принимают, а я тут вообще ничего не знаю. Мы с тобой – пираты, поэтому должны держаться вместе…

– Тысяча чертей! – воскликнул попугай. – В твоих словах есть доля истины, клянусь испанской инфантой1313
  принцесса


[Закрыть]
!

– Мы можем быть, если не друзьями, то хотя бы… напарниками. У тебя – крылья, у меня – клыки и когти. Да и веселее вместе! Будем держаться друг друга и спокойно дождёмся корабля. Сюда частенько заходят суда пополнить запасы воды. В том числе и пиратские. Если захочешь – можешь вернуться к прежней жизни…

– А ты?

– А я ещё подумаю. Вдруг мне здесь понравится, так зачем опять что-то менять? Ну, так что, согласен быть моим напарником, Фил?

– Видно, ничего не поделаешь, – замялся попугай. – Вдвоём, действительно, веселее и сподручнее… К тому же мы – флибустьеры1414
  морские разбойники XVII века, грабившие, главным образом, испанские корабли и колонии в Америке


[Закрыть]
, бывалые мореходы… Джентльмены удачи! Я согласен, Том, быть твоим напарником. По крайней мере, до появления в бухте ближайшего корабля! А там уж, посмотрим, возможно, наши пути разойдутся!

– Хорошо сказано, дружище Фил! Давай сюда свою…, своё крыло, мы обменяемся рукопожатиями, как у людей. И будем впредь придерживаться нашего соглашения – помогать и защищать друг друга!

– Клянусь тремя погибшими кораблями, твои слова пришлись мне по душе, дружище Том! А я тебя поначалу хотел разорвать! Но теперь я беру свои слова обратно, при условии, что и ты заберёшь свои!

– Конечно, забираю, – улыбнулся Том. – Я не хотел тебя обидеть, Фил.

Попугай подлетел к коту.

Коснулся крылом его лапы и… союз был заключён!

– А теперь, – промолвил довольный кот, – я хотел бы узнать, не спасся ли кто-нибудь ещё с наших кораблей. Возможно, он лежит где-нибудь поблизости и нуждается в помощи…

– Отважная стая попугаев! – воскликнул Фил. – Облетите берег и ближайшие заросли, посмотрите, нет ли где-нибудь раненого моряка? Кто первый найдёт – тому от меня лично – золотой дублон!

Несколько птиц тут же сорвались с места. Впрочем, они не успели отлететь далеко.

– Есть! – раздались чьи-то голоса. – Совсем рядом! Лежит и не шевелится!

– Показывайте путь! – приказал Том. – Фил, помчались, поглядим, кого ещё прибило к нашему берегу. Возможно, он ещё жив!

– Гром и молния! Конечно, жив! На нашем острове только покойников не хватало!

И новоиспечённые друзья бросились в лесную чащу, ориентируясь на крики «отважных попугаев».

Чаща, впрочем, скоро закончилась, а начался песчаный берег. На берегу, укрытое куском паруса с обломком реи, лежало чьё-то большое, чёрное тело.

– Это собака! – быстро определил Фил. – Дьявол мне в глотку! Это же пёс испанца Саладо! Живой!

– Он не сильно ранен? – на всякий случай уточнил Том.

– Живой, как мы с тобой! Только очень уж плох!.. Похоже, у него сломаны лапы…

Том подошёл к лежащему без движения псу, коснулся носом его морды.

– У него жар. Нужно принести воды…

– Эй, славная команда попугаев! – вновь отдал приказ Фил. – Видите, обломок кокосового ореха? Наберите в него воды из родника и доставьте сюда! С меня – ещё один золотой дублон! Клянусь баобабами Сахары!

Попугаи быстро справились с поставленной задачей. Осторожно держа в лапах половинку кокоса с родниковой водой (попугай помогал клювом), Том пододвинул эту «чашу» к морде лежащего пса и пролил несколько капель тому прямо в пасть. Пёс жадно задвигал губами и открыл глаза.

– Где я, дьявол вас побери? Кто вы?

– Такие же бедолаги, как и ты… Оказались на этом острове. Правда, спасшись от ужасного взрыва…

– Постой, ведь ты – кот капитана Грота?

– Том, к вашим услугам….

– Тысяча чертей! Мой капитан хотел доставить мне удовольствие порвать глотку твоему хозяину, затем сожрать тебя…

– Так твой хозяин – жирная, бородатая свинья Саладо?

– Не смей так говорить о моём господине!

– Твоего господина сейчас черти жарят в аду, – ответил кот. – Если не хочешь отправиться к нему, слушайся нас с Филом. Кстати, Фил – личный попугай капитана Педана.

– Тоже бывший, – добавил попугай. – Все мы теперь бывшие…

– Англичанин и француз, – простонал Соло. – Дайте мне прийти в себя, братцы, и я вас обоих сожру!

– Проклятье! Одна лапа у него действительно сломана, – заметил кот. – Есть ли в джунглях лечебные листья или травы?

– Конечно, есть, – ответил Фил. – Клянусь Гольфстримом, сейчас я распоряжусь, чтобы доставили…

– А я пойду на охоту. Я не боюсь, что нас с тобой сожрут, но этой громадине нужно раздобыть приличный кусок мяса… Для выздоровления…

– А ты уверен, что это… нам надо? – с сомнением произнёс Фил. – Обещал ведь сожрать, с него станется!

– Тысяча чертей! – ответил кот. – Хочешь ты этого или нет, дружище Фил, но нас уже трое! Если выходим пса, он нам ещё пригодится!

Глава 3. Союз крепчает

– Отважные попугаи! – Фил заботливо поправил кусок парусины, прикрывая им голову раненого пса, чтобы её не напекло палящим солнцем. – Найдётся ли в вашей стае мудрый попугай, сведущий во врачебном деле? Кто разбирается в лечебных травах и знает, какая трава снимает жар и боль, а какая безболезненно отправляет к праотцам? Клянусь шкурой аллигатора, я на это дело не пожалею… двух золотых дублонов из личных запасов!

– Есть такой! – чуть пошептавшись со своими собратьями, ответил один и попугаев. – Самый старый в нашей стае!

– Он настолько стар, что почти не летает! Сидит на ветке и спит…

– Если хочешь, мы проведём тебя к нему. Если ты ему понравишься, он поможет тебе…

– Хм, а если он мне не понравится, я скормлю его акулам!

– Не забудь поприветствовать старейшего и справиться о его здоровье, – увещевали Фила пёстрые птицы.

– И обязательно намекни на его большой клюв!

– А что, у него действительно большой клюв?

– Э, так… Ничего особенного… Но ему понравится…

– А как его зовут?

– А никто не знает…

– Помню, когда я был совсем маленький, его звали… Кривая Лапа…

– Но ты про лапы ничего такого не говори, лучше про клюв…

– Ладно, полетели к вашему старцу…

В тёмной прохладной чаще леса, на увитой лианами ветке сидел попугай. Был он довольно крупный, но, судя по поблекшей окраске, весьма стар. Так, некогда ярко-красное тело его стало каким-то серым, зелёная в молодости голова пожелтела, а длинные и красивые перья где-то потерялись. Глаза его были закрыты. Правда, один глаз попугай изредка открывал, обозревал пространство но, тихо вздохнув, закрывал опять.

По громким попугаичьим разговорам он знал, что в стаю проник чужак. А от чужаков добра не жди! Но тот, вроде, долго жил среди людей, так что, привести за собой другую стаю, которая выгонит их со своих насиженных мест, он не мог. Но и от людей старый попугай тоже добра не видел. А на них уж он насмотрелся.… Чужак словоохотлив, неглуп, и, похоже, безобиден. К тому же он – один.

Когти вонзились глубоко в ветку. Лапы крепко держали тело старого попугая. Левая лапа была несколько (совершенно незаметно) искривлена, поэтому он и получил имя Кривая Лапа много лет назад. Но теперь уже все попугаи в стае не только забыли о его имени, про него самого лишь изредка вспоминают… Да, изменились джунгли!… А вот, было время…

– Приветствуем тебя, наш старый брат! – О, пожаловали гости! Не забыли ещё Кривую Лапу! Не могут ещё обойтись без его знаний и опыта! О, никак и чужак с ними пожаловал?…

– Моё почтение, Великий Клюв! – подлетел поближе к старику Фил и сел на ближайшую ветку. – Надеюсь, ты здрав и разум твой не удручен унынием, а, напротив, полон мудрых размышлений и добрых воспоминаний…

Такого подхалимажа старый попугай никак не ожидал! Он прекрасно понимал, что незнакомец бессовестно льстит ему, но, … уже знал, что теперь не в силах отказать чужаку ни в одной просьбе.

– С чем пожаловали, добрые попугаи? – спросил старец, надеясь, что его не заставят никуда лететь. – Неужели полюбоваться на мой клюв?

– Он стоит того, чтобы им любовались, – продолжал чужак. – Но нас интересует вопрос, на который только ты знаешь ответ, мудрый Великий Клюв…

– Вообще, у меня другое имя, но это мне тоже подходит. Задавай свой вопрос, чужестранец.

– Я ищу траву, которая может облегчить боль нашему другу, тоже спасшемуся после страшного кораблекрушения. У него сломана лапа и два ребра. Ему очень плохо. К сожалению, я – плохой знаток лекарственных трав, поэтому прилетел к тебе за советом и помощью. За это я заплачу тебе целых два золотых дублона!

– Три! – тут же ответил Кривая Лапа. – Не два, а три дублона!

У Фила перехватило дыхание от неожиданности. «Вот уж действительно мудрец!» – мелькнула мысль у него.

– Ладно, полетели, – расправляя крылья, продолжил Кривая Лапа. – Здесь неподалёку есть одна полянка. Нарвёшь растений, на которые я укажу, а потом я скажу тебе, что с ними делать.

Внизу, недалеко от родника росли какие-то кусты с крупными, тёмно-зелёными мясистыми листьями.

– Срывай листья, – приказал Кривая Лапа. – Много не надо. Дашь их своему другу. Пусть пережёвывает, только не спеша. Пусть лежит спокойно и потихоньку жуёт. Это снимет боль. А вот эта травка – он ткнул чуть в сторону, – не та, остролистая, а вот – с крупными листочками, её надо покрошить клювом и положить на больные места. Она способствует заживлению ран.

– Благодарю тебя, мудрейший Великий Клюв! Мерси боку!

– Не стоит благодарности, – ответил тот. – Трёх золотых дублонов больше чем достаточно.


Соло неподвижно лежал на берегу и слушал, как шумит море. Оно накатывало волну за волной и, словно приговаривало: «Соло»… «Соло». И пёс верил, что всё будет хорошо.

Вообще, он лежал ближе к лесу, чем к морю. До леса его, пёсьих, прыжков и десяти не будет… Скоро солнце перевалит на запад и тогда тень от деревьев накроет его. Сразу станет легче. Бок нестерпимо болит, будто туда врезалось вражеское ядро. Лапа ноет. Но это когда она лежит без движения. Стоит только попытаться подвигать ею, острая боль пронзит всё тело… Но зато он жив.

Из леса тоже доносится шум. То птицы кричат, то обезьяны, то другое зверьё… Интересно, водятся ли тут крупные хищники? Островок-то небольшой. Если Соло не ошибается, его капитан как-то говорил, что этот клочок земли имеет в длину три мили, а в ширину – едва ли одну. Достаточно ли для того, чтобы тут водились ягуары? Вряд ли… Карамба! А он – совершенно один. Его хозяин погиб, корабль и вся команда – тоже. Без людей, без хозяина пёс чувствовал себя одиноко и неуверенно. А тут ещё эти, англичанин и француз…! А он даже лапой пошевелить не может! Карамба! Тысяча чертей!

Раздалось хлопанье крыльев. Из леса возвращалась стая попугаев. Глупые, никчемные, хвастливые птицы! Соло дёрнулся и поморщился от боли… Проклятье!

– Эй, лежебока! Лекарство тебе принесли! – раздался голос попугая с французского корабля. – Открывай пошире пасть, сто чертей тебе в глотку!

Соло послушался и Фил запихал ему в рот целебные листья.

– Жуй потихоньку. Чем дольше жуёшь – тем лучше. Они снимут боль. Это я тебе, как врач заявляю, клянусь трезубцем Нептуна! А это, – попугай разложил на парусине порезанные клювами птиц листья другого растения, – положим тебе на лапу и грудь. Туда, где больше всего болит!

– Зачем вы с котом меня лечите, мы же враги? – спросил Соло, послушно пережёвывая лекарство.

– Зачем-зачем… Чтобы выздоровел! – ответил Фил. – Выздоровеешь – продадим тебя в рабство!

– Меня? В рабство? Но кому?…

– Мало ли кому, – послышался голос Тома, вернувшегося с охоты. – Может, местным аборигенам. Если они тут водятся. Будешь, Соло, служить у них сторожевым псом. Если они тебя, конечно, не съедят, клянусь взорвавшимся «Тантенсьоном»!

– Только не надо мне напоминать про мой несчастный корабль!

– Прости, друг. – Кот подошёл к лежащему догу. – Прими от меня скромный подарок. Это твой ужин… Извини, кролика не поймал, а капибара для меня слишком велика. Так что, прими обычную кустарниковую крысу. – И положил перед псом пойманное животное.

Пёс брезгливо поморщился.

– Извини, марципанов ты не заказывал, а профитроли с бараниной – на соседнем острове. Бифштекс с кровью и трюфелями уже разобрали, а заливное из говяжьих языков под соусом бешамель подвезут только на днях. Так что, лопай, что есть, клянусь бивнями гиппопотама! Набирайся сил!

– Ты уж не привередничай, дружище Соло, – добавил Фил. – Мы тут сами не на камбузе «Миньона». Вот поправишься, придёт какой-нибудь корабль и тебя снова примут в экипаж!

– Правда? Но вы же хотели меня продать в рабство?

– И продадим, – строго ответил кот. – Если будешь себя плохо вести!

– Чёрт возьми! Но я же – гордый испанец! Карамба!

– И испанцам нужно что-то кушать…, – заметил Том. – Я вижу, наш Фил уже раздобыл лекарство! Денёк-другой, и ты встанешь на ноги, дружище Соло, клянусь сковородками из преисподней!

– Не смейте называть меня «дружище»! Испания и Англия – враги! И с Францией – тем более!

– Это лекарство обошлось мне в три золотых дублона, – сказал Фил и вздохнул так, словно он уже заплатил их.

– Не знаю, как там Англия и Франция, а мы с Филом неплохо ладим, – ответил Том.

– У нас соглашение, – подтвердил попугай. – Оказывать друг другу помощь и поддержку. К тому же – вдвоём всегда веселее! Клянусь иглами дикобраза!

– Если хочешь, можешь и ты вступить в наш союз, – продолжал кот. – Трое на одном острове – это уже сила! А придёт какой-нибудь корабль, вы с Филом можете найти на нём новых хозяев.

– А ты?

– А я ещё посмотрю. Мне и без хозяев неплохо…

Соло молча жевал лекарственные листья и косился на лежащую рядом крысу.

– Ну, даёшь согласие? Заметь, мы начали о тебе заботиться без всяких соглашений. Проявляя, так сказать, милосердие.

Пёс не отвечал. Кот поправил лекарственную траву у него на боку и лапе.

– Болит?

– Уже полегче…. Гораздо легче. Спасибо вам…

– Значит, мы не враги? – спросил Фил, глядя на смутившегося пса.

– Нет, – ответил тот. – Клянусь зубами кашалота, вы для меня никогда не были и не будете врагами. Это я из вредности рычал на вас. И от тоски…

– Не надо тосковать, дружище Соло. Разве твой хозяин был такой уж добрый человек? Скольких подобных себе он отправил на тот свет? И всё из-за золота!

Дог задумался.

– По правде говоря, немало… Но он по-своему любил меня…

– Такие люди любят только деньги. А ты был нужен ему для того, чтобы скоротать время…

– Но должен же я кому-то служить? – чуть ли не вскричал пёс. – Можно, я буду служить вам?

– Успокойся, Соло, – Том аккуратно положил ему лапу на спину. – Если хочешь, можешь служить. Но было бы лучше, если было б меньше «службы», а больше «дружбы»!

– Я постараюсь, – ответил пёс. – А вы не могли бы мне принести ещё водички? Наверное, не очень удобно таскать этот осколок кокосового ореха в зубах, при том, что влезает туда воды только на один глоток?

– Ничего, дружище Соло, – ответил Фил. – Я слетаю туда раз, два, три…, сколько потребуется. Главное, ты – выздоравливай скорее.

– Спасибо…, друзья мои.

Фил убедился, что стая попугаев уже покинула их, вздохнул, взялся клювом за «чашу» и полетел в лес.

Никто не заметил, что высоко в небе мелькнула чья-то тень.

– А ты-то как спасся, Том?

– И сам не знаю, – вздохнул кот. – Взрывная волна подхватила меня, упал в море, поплыл… Потом уже морская волна выбросила меня на берег…

– Я примерно так же, – промолвил пёс. – Только в воду упал не совсем удачно… А потом меня волна швырнула на камни… Как ты думаешь, Том, спасся ли ещё кто-то кроме нас?

– Вполне возможно. Мы ещё прочешем берег, если кого-то и выбросило море, то мы их отыщем. И, может быть, ещё живых… А вот и наш Фил тащит воду для тебя!

Попугай запыхался, неся воду, но приземлился аккуратно, кот подхватил «чашку» лапами, удерживая её. Вскоре драгоценная влага освежила пасть раненого пса.

– Если бы вы знали, какое это счастье – глоток воды! – воскликнул Соло.

– Надо будет ещё – слетаю, – гордо заявил попугай. – Только отдохну немного…

И вдруг огромная тень накрыла Фила. Мохнатая, чёрная птица, ощетинившаяся перьями, упала сверху на бедного попугая и вонзила в него свои острые когти.

– Попался, – злорадно прошипела она.

Ещё миг и она взлетит с добычей в когтях! Но в воздух вдруг взмыла серая молния! Бросок был столь стремителен, что пернатый хищник не успел среагировать. Том, словно пушечное ядро, смёл напавшего на Фила врага. Ворох чёрных перьев повис в воздухе.

– Мерзавец!… Мы ещё встретимся! – гортанно прокричала хищная птица и, взмахнув крыльями, поднялась над песчаным берегом. Кот проводил взглядом её полёт, пока она не скрылась за верхушками деревьев…

– Лети-лети, грязный комок с перьями. И держись от нас подальше. В следующий раз тебе так просто не удастся удрать! – сказал вслед хищнику Том, и принялся вылизывать шерсть. – Ты как, Фил? Ранен?

– Пустяки, – бодро ответил попугай. – Клянусь бородой орангутанга! Хотя, страху натерпелся… Однако ты, Том, настоящий герой!

– Да, – восхищённо заметил Соло. – Тысяча чертей! Такой бросок!…

– Вот, о чём я подумал, – невозмутимо ответил кот. – Нам, братцы, надо подумать о жилище. Там, где мы бы могли обитать все вместе, а не прятаться на ветках и под ними…

– Это здорово придумано, – одобрил Соло. – И удобнее, и безопаснее. Скоро, возможно, пойдут дожди, и тогда свой дом нам пригодится как нельзя лучше! Только где его раздобыть?

– Нет ничего проще, клянусь огнём преисподней! – ответил Фил. – Отыщем пещерку, обустроим её…

Никто из спасшихся мореходов не видел и не чувствовал, что из лесной чащи за ними наблюдают чьи-то злобные, полные холодной ненависти и голодной страсти, глаза…

Глава 4. Хижина «Три морехода»

– Проклятье! Клянусь стаей белых акул, этот попугаичий крик меня доконает! – пожаловался Том Филу. – Орут с утра до ночи!

– А что поделать, дружище? – ответил французский мореход. – Эти птицы не умеют молчать.

– И о чём же они кричат? Я так ни слова не разобрал…

– Большинство криков, конечно, никчемные, ссоры из-за еды и места на ветках.… Но, есть и предостерегающие крики – приближается гроза! А вместе с нею – тропический ливень!

– Вот и я почувствовал, что влажность повысилась. Даже усы слипаются.

– Скоро грохнет, клянусь «Непобедимой армадой»! Скоро польёт, – отчего-то предвкушал радость попугай.

– Кстати, об испанцах…. Надо бы пса с берега убирать… Не приведи господь, молния ударит… Да и намокнет, бедняга…

– А куда убирать? Вот найдём подходящую пещерку и перетащим в неё пса…

– «Перетащим»! Чтоб его сдвинуть с места одних нас с тобой явно не хватит!

– Да, – попугай смутился, но ненадолго. – Ему уже легче. На трёх лапах доковыляет!

Том задумался. На крайний случай, Соло действительно сможет попробовать встать на лапы. Лекарственные растения, которые раздобыл вездесущий Фил, подействовали на пса просто превосходно. Вот только с жилищем пока не везло. Вообще, пещер в каменистой гряде было достаточно, но не все они подходили мореходам. В одних был слишком узкий лаз, пёс бы не пролез, в других – слишком тесно. Некоторые из убежищ облюбовали другие обитатели, которых так просто и не выгонишь: где-то сидели ядовитые лягушки, где-то – весьма вспыльчивый дикобраз. А из одной раздалось такое грозное шипение, что Фил с Томом бросились наутёк, не дожидаясь нападения. К тому же, хотелось, чтобы поблизости был ручей, и не было неприятного соседства…

Воздух был перенасыщен влагой. Дышать было тяжело. Том устал отмахиваться от насекомых, так и лезущих в нос и глаза. Всё вокруг словно застыло на месте. Если бы не лёгкие дуновения со стороны моря, то было бы совсем худо.

– Все лапы истоптал! – проворчал Том.

– Все крылья отмахал, – вторил ему Фил.

В небе начали сгущаться тучи.

Наконец, они наткнулись на пещеру, подходящую им по размерам. Если немного подвинуть камень, то вход в неё был бы вполне подходящ и для огромного дога. Внутри было сухо и пусто.

– Приличная каютка, клянусь внутренностями кашалота! – воскликнул Фил.

Внутри было прохладно. Том обнюхал каждый угол и тоже остался доволен.

– Якорь мне в глотку, лучшего места для проживания и не найти! – провозгласил кот. – Здесь нам никакой ливень не страшен!

– Здесь мы поместимся все вместе и, если случится, сможем отбить любую атаку!

– Тут места ещё на одного Соло хватит… Кстати, надо бы назвать как-нибудь наш кубрик! – предложил Том. – Или, раз мы на суше, то – домик!

– Это хорошая идея, клянусь потрохами мурены! Предлагаю назвать её… хижиной мореходов!

– Трёх мореходов! – добавил Том.

– «Хижина трёх мореходов»! Клянусь стадом антилоп гну, это отличное название! Поспешим же к нашему бездомному псу и приведём его на новое место жительства!

– Да, – согласился с ним Том. – Хорошо бы успеть до начала ливня, а то нам мало не покажется!

Пёс лежал на прежнем месте и беспокойно выглядывал из-под парусины. Видимо, тоже чувствовал приближение грозы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4