Василий Маханенко.

Путь Шамана. Поиск Создателя



скачать книгу бесплатно

Гном позвал одного из подмастерьев, что-то быстро ему приказал и пригласил меня в соседнюю с мастерской комнату. В комнату для гостей.

– Видел твой рецепт, – продолжил Фаваз, предлагая мне чай. – Очень интересное решение – дать возможность влюбленным общаться друг с другом. Ты уже делал его?

– Только один экземпляр, – ответил я, пригубив чай и отметив временное усиление Ювелирного дела. Пускай на +10 и всего на 60 минут, но важен сам факт – в Барлионе появились напитки для увеличения специальностей. Забавная борьба с игроками, посвятившими себя творчеству. – Мне нужно создать несколько тысяч экземпляров подвесок и когда это все делать, я понятия не имею. Три-четыре минуты на один предмет – это много. Непозволительно много. Вот и пришел к вам, может, посоветуете что-нибудь дельное.

– Да что я могу посоветовать-то тебе, – гном виновато развел руки в стороны. – Только одно – садиться и делать. Передать рецепт ты не можешь. Не делать – тоже. Выход один – работать, работать и еще раз работать. Работать, даже когда отдыхаешь. Другого совета дать тебе невозможно.

Внезапно над нами раздался звук разбившегося стекла.

– Вот безрукие создания! – в сердцах выкрикнул Фаваз, с извинением посмотрел на меня, потом на потолок, вновь на меня и, стараясь говорить спокойно, добавил: – Махан, подожди меня, пожалуйста, здесь. Можешь книги почитать, чай попить, поделать что-нибудь. Я быстро. Поручил одному охламону окна вымыть, так он их, скорее всего, разбил! Вот почему одни Свободные могут творить невероятные вещи, а другие умудряются цельнометаллический шар сломать? Голыми руками. Как у вас получается быть такими разными?

Ювелир, несмотря на свой небольшой возраст, с кряхтением поднялся и нехотя пошел к лестнице – выдавать нагоняй незадачливому игроку. Мне даже стало интересно, кто так опростоволосился, но, раз гном просил подождать его в комнате, значит нужно выполнять. Не верится, что у Фаваза нет нужной мне информации о производстве подвесок, поэтому рисковать потерей Привлекательности нельзя.

Сверху послышалась ругань, смешанная с девичьими всхлипами – охламоном оказалась девушка. Желание сходить посмотреть на представление выросло настолько, что я даже встал из-за стола и подошел к лестнице. Буквально в самый последний момент невероятным усилием воли я сменил курс и остановился у небольшой полки с книгами. Если Фаваз разрешил их почитать, значит, ничего ценного и полезного там не будет, но, в надежде побороть желание взлететь вверх и поржать вместе с другими игроками над незадачливой девушкой, я взял первую попавшуюся книгу с полки и углубился в чтение. «Легенды и мифы Ювелирного дела». Разработчики не стали идти на поводу у игроков и механизм чтения литературы с обновлением не изменили – до того момента, пока книга не прочтена целиком, она всегда будет открываться на первой странице и перевернуть на следующую можно только в одном случае – прочитав весь текст. Имитаторы за этим следили с особой тщательностью.

К огромному удивлению, книга мне понравилась. Либо Фаваз очень тщательно подбирал свою небольшую коллекцию, либо эта литература нашла отклик в моем текущем состоянии, но было очень увлекательно читать о великих ювелирах прошлого, хитростью или искусством создававших настоящие шедевры. Чего только не было создано, но, к сожалению, утрачено – аналог перстня Борджиа, подаренный угнетенными гномами главе орков, заслужив, таким образом, себе свободу. Цепь желаний, созданная эльфами и преподнесенная в подарок королю дворфов. К слову сказать, цепь исполняла желания одних эльфов и бедные дворфы несколько лет выполняли приказы длинноухого народа. Сейчас дворфы всячески отрицают сей исторический факт, но легенды врать не будут.

У меня перехватило дыхание, когда на очередной картинке я увидел изображение замысловатого кольца с зеленым камнем. Турмеллорн – турмалиновое кольцо с символом меллорна. Кольцо, созданное Кармадонтом для владыки эльфов, так до конца и не признавших владычество людей. Это сейчас королевство светлых и темных эльфов находится на севере материка, в былые времена этот народ проживал по всему Кальрагону, превосходя людей не только по численности, но и по развитию искусства. Не желая завоевывать эльфов, Кармадонт создал Турмеллорн, в надежде показать, что люди умеют не только воевать, но и творить, причем на недоступном эльфам уровне… Эльфы так и не получили свое кольцо – на караван, который должен был доставить артефакт, было совершено нападение. Турмеллорн был украден, навсегда исчезнув из реальности Барлионы, став одним из красивых мифов.

Как режим Конструктора поглотил меня, я не помню. Просто в один прекрасный момент осознал, что нахожусь в огромной светлой комнате, заполненной стеллажами, рабочими столами, всевозможными ювелирными инструментами, двумя плавильными печами, копиями уже созданных мной предметов и многим другим, что делает процесс создания вещей в Барлионе гораздо более приятным и эффективным.

Вместе с редактированием персонажа мне подарили официальный режим Конструктора… Ибо цепочку заданий на его получение я не проходил…

Хрен всем!

Накатившее желание создать Турмеллорн здесь и сейчас кануло в Лету. Не знаю почему, но именно сейчас меня очень сильно задел подход Корпорации по стандартизации игроков. Я настолько привык работать в темном Конструкторе, что сейчас в этой светлой комнате чувствовал себя крайне неуютно. Словно голый на сцене перед толпой зрителей. Уверен, кому-то нравится выставлять свое тело напоказ, тем более если есть что выставлять, но я к таким людям не отношусь. В этом светлом помещении было все, что нужно для эффективного творчества, даже отдельная панель для рисования эскизов, но мне всего этого было не нужно. Открыв Почтовый ящик, даже не выходя из обновленного Конструктора, я начал писать письмо. Пускай думают, что со мной делать – я хочу вернуть свой темный режим!


«Уважаемые представители Корпорации! Обращаю ваше внимание, что я обнаружил у своего персонажа ранее отсутствовавший режим Конструктора. Прекрасно понимая, что реализовывать свое творчество в таком режиме очень приятно, я тем не менее прошу вернуть мне прежний темный Конструктор. Мне крайне неприятно осознавать, что меня лишили возможности пройти цепочку становления творцом самостоятельно. Спасибо!»


Перечитав сообщение, я со злобной ухмылкой отправил его администраторам. Теперь у тех, кто ответственен за изменения, есть только один выход – вернуть все как было. Не отреагировать на письмо в Корпорации не могут, – благодаря им же самим я из простого игрока превратился в «некоего Шамана Махана». Если начну открыто возмущаться, могут полететь чьи-то головы. Оно им надо? Нет. Точно так же мне не могут закрыть Конструктор, заставляя меня проходить цепочку. Кто знает, когда я соберусь ее проходить? Может, через год или два. Когда время будет. При этом я как Ювелир обладаю единственным на всю Барлиону рецептом для организации ментальной связи влюбленных. Тут необходимо либо убирать рецепт и информировать об этом всех игроков, либо соглашаться на мои условия. Причем оба варианта для меня идеальны. Как ни крути, особого выбора у Корпорации нет – начальный Конструктор мне должны вернуть. Ибо я собираюсь за него бороться до последнего!

– Хорошая книга, – раздался голос Фаваза, возвращая меня обратно в игру. Удивленно осмотревшись, я понял, что во время размышлений успел выйти из Конструктора и сейчас стоял у книжной полки, сжимая в руках томик с ювелирными сказками. – Очень жаль, что описываемые здесь предметы всего лишь миф. Я бы с удовольствием изучил структуру некоторых изделий и попробовал создать рецепт.

– Учитель, в книге рассказывается о такой вещи, как Турмеллорн. Где еще можно прочесть об этом кольце?

– Турмеллорн? – удивленно переспросил гном. – Зачем тебе он? Для людей, ой, извини, тем более Драконов, кольцо бесполезно. К тому же это миф, красивая сказка о великом ювелире прошлого.

– Как показывает практика, все, что касается Кармадонта, может оказаться реальностью. Мне интересен этот разумный. И как личность, сумевшая из Охотника превратиться в Императора, и как Творец, создавший Шахматы, Альтарианского ястреба, Турмеллорн, трон Императора. Что еще вышло из-под рук Кармадонта?

– Альтарианский ястреб? – Фаваз нахмурил лоб, пытаясь что-то вспомнить, однако пожал плечами и пробурчал: – Даже не слышал никогда… Махан, мне понятно твое стремление, но вынужден тебя огорчить – требуемого тебе знания у меня нет. Возможно, какие-то ответы знает Отшельник, о котором тебе рассказывал один из наших Мастеров. Ты уже был у него?

Точно! Как же я забыл об этом существе! По моей предварительной версии, Отшельником может быть сам Кармадонт, ибо где находится могила Императора, не знает никто. Как и то, существует ли она вообще! Оставляем рабочую версию, что Отшельник – Кармадонт, и продолжаем раскручивать Фаваза по поводу подвески.

– К сожалению, ни до, ни после Катаклизма мне не удалось его посетить, но спасибо за напоминание. Учитель, возвращаюсь к своему главному вопросу – можно ли ускорить производство подвесок? Вдруг существуют эликсиры, такие, как ваш чай, увеличивающие не только мастерство, но и скорость создания?

– Эликсиры? – Гном задумчиво потер подбородок, уставившись в потолок. – Эликсиры… Этот не подойдет, это глупость какая-то, это сказка… Нет, думаю, что тебе ничего не поможет.

– Прошу прощения за наглость, но я услышал о какой-то сказке. Что вы имели в виду?

– Самую обычную сказку. Алхимики несколько тысяч лет бьются над воссозданием эликсира Мерлина, но все тщетно. Согласно так любимым тобой легендам, этот эликсир способен творить чудеса с творцами. Что конкретно он делает – неизвестно, но единственный документированный случай применения эликсира Мерлина позволил создать нынешний дворец Императора. Одним человеком. За один день. Уже никто не помнит, как звали этого творца, но все знают, что он использовал эликсир Мерлина, переданный ему Кармадонтом.

– Опять Кармадонт? – вырвалось у меня.

– И то верно, – задумался гном. – Человек был Архитектором, поэтому Ювелиры особо не разбирали тот случай, но… Знаешь, становится интересно. Ни до этого случая, ни после него упоминания об эликсире Мерлина не было нигде. Откуда у первого Императора он взялся?

Гном задумался, уйдя в нирвану. Я попробовал его растормошить, однако Фаваз отвечал односложно, показывая таким образом, что мне пора уходить.

Стараясь не тревожить гнома, я еще раз взял книгу с легендами ювелирного ремесла и открыл страницу с Турмеллорном. Кольцо казалось идеальным. В груди вновь начало просыпаться желание войти в Конструктор и попробовать создать этот шедевр, однако я постарался его отогнать – творить в светлом Конструкторе мне не хотелось. Со вздохом огорчения вернув книгу на полку, я отправился восвояси, однако в мастерской, через которую вынужден был пройти, меня что-то остановило. Игроки кропотливо делали кольца, не обращая никакого внимания на окружающих, практически все столы были заняты творцами, но только почти. Прямо возле меня, предательски подмигивая и зазывая, словно одинокая нимфоманка, находилось пустое рабочее место.

Прекрасно осознавая, что сейчас нужно лететь к Отшельнику и выяснять, кто он и что, я нерешительно подошел к столу, уселся на деревянную табуретку и положил руки на шершавую поверхность. Турмеллорн? Нет, не сейчас.

Конструктор поглотил мое сознание, превращая окружающее пространство в светлую комнату, однако я попробовал сосредоточиться. Барлиона – крайне интересная игра. Если игрокам разрешено открывать себе начальный Конструктор без прохождения сотен заданий, то и пользоваться им должно быть разрешено в любой момент. Даже несмотря на открывшуюся новую функциональность. Мне просто нужно представить, что вокруг меня находится темнота. Не могли же ее совсем отрубить!

В какой-то момент вместо темного Конструктора перед глазами возникла подвеска. Как я понял, подсознание таким образом напоминало о письме Артема Сергеевича со списком из 50 человек – первой очереди на создание подвесок, – на которое я так до сих пор и не ответил. Он уже успел договориться с ними о работе на мой клан, однако всех останавливало только одно – отсутствие предмета. В почту влез только один Алмаз, остальные Серарт предлагал взять в клановом хранилище, при этом в письме мой управляющий несколько раз напомнил о том, что необходимо в срочном порядке выполнить заказ. Что мне больше всего нравилось – я не получил ни одного звонка на амулет. Серарт прекрасно отдавал себе отчет, что если я чего-то сейчас не хочу делать, то заставлять меня бесполезно, поэтому вел себя очень корректно. Грамотный подход.

Воспользовавшись преимуществами нового Конструктора, я открыл почтовый ящик и вывесил перед глазами письмо со списком из пятидесяти пар. Первая очередь. Игроки, которые решили стать настолько близкими друг другу, что готовы ради этого поработать на мой клан. Пятьдесят пар – это порядка ста пятидесяти минут кропотливой работы. Блин! Долго! Реально долго!

Я еще раз открыл почту, немного поковырялся с настройками почтового Имитатора и перед глазами появилась уходящая в бесконечность простыня, состоящая из 87 тысяч строк – полный список всех заявившихся на подвеску. Объем бедствия поражал. Первая очередь была каплей в море по сравнению с основным потоком, поэтому нужно что-то делать. Но что?

Создание подвески – вполне стандартный процесс. Активируется рецепт, создается проекция имеющегося Алмаза, система самостоятельно его обрабатывает, разламывает на две части, шлифует и в возникающем окне предлагает ввести имена игроков. После ввода происходит привязка подвесок к игрокам, далее вся эта виртуальная составляющая нанизывается на реальный Алмаз и на этом процесс создания завершен. Никаких хитростей или трудностей – просто кропотливый и длительный процесс отработки привязки, занимающий три минуты. При этом сам творец является обычным зрителем – все делает система. Но как же она это долго делает!

Вздохнув и постаравшись успокоиться, я решил устроить мозговой штурм по выработке вариантов решения проблемы. Самый простой – нужно ускорить привязку. Для этого нужен эликсир Мерлина, который непонятно где взять. Что можно сделать еще? Начать один процесс и как-нибудь запустить второй. Параллельно. Очень интересный вопрос – как это сделать? И можно ли вообще? Нужно спросить у Фаваза. Вроде все. Больше ничего придумать нельзя – последовательность создания подвески слишком типовая и… Стоять!

Типовая!

У меня перехватило дыхание от волнения, когда я отринул в сторону все висящие перед глазами проекции, стараясь поскорее воплотить свою задумку в жизнь.

Кто сказал, что вначале нужно формировать камни, а затем накручивать на них образы? Почему бы не попробовать сделать с точностью до наоборот? Например, сформировать огромный пул виртуальных имен, через который затем пропустить образ камня. Понятия не имею, как это сделать, но задумка мне нравится. Нужно пробовать.

Трудности начались с первых же секунд. Возник вопрос, на который у меня не было разумного ответа – каким образом можно визуализировать имя? Простое имя, без привязки к полу, классу, внешности, расе, которое ассоциируется с игроком только по той простой причине, что постоянно висит над головой. Каким образом дать понять системе, что этот игрок должен быть тесно связан с другим, о котором мне известно тоже только имя, пускай и уникальное в пределах Барлионы. И Барлионы ли целиком? Нет ли такого, что имена уникальны в рамках одного материка? Хороший вопрос, нужно будет детальней его проработать. Однако сейчас важно другое – как?

Хм… Может, я задаю неправильный вопрос? Мне нужно спрашивать не «как?», а «почему?». Почему люди принимают решение быть вместе? Почему люди готовы отдать неделю своей игры ради того, чтобы общаться с другим человеком? Любовь? Красивый ответ, возможно, даже правильный, но его нельзя воплотить в каком-либо предмете. Для одних людей любовь – это постоянно быть рядом, для других – минутная встреча раз в неделю, мимолетный взгляд двух проходящих друг возле друга людей, которые могут даже не общаться, для третьих – некое общее дело, общие мысли, общие интересы. Люди, которые хотят получить подвеску, абсолютно разные, и невозможно придумать универсальную вещь, которая ассоциировалась бы у каждого с понятием «любовь». Тогда возвращаемся к изначальному вопросу – в любви ли дело? Из-за нее ли одной игроки желают общаться друг с другом посредством ментальной связи? Возможность быть ближе друг к другу? Наличие еще одного канала связи, который невозможно отследить окружающим? Желание делиться с человеком не только словами, но и эмоциями?

Даже несмотря на окружающий меня Конструктор и Барлиону, по всему телу пробежали мурашки. Физиологически у игровой куклы нет такого понятия, как «мурашки», однако психологию реального человека никто не отменял – я внезапно понял, что объединяет людей, которые хотят получить амулет! Моя первая мысль была верна – любовь, но это лишь вершина айсберга. Если бы у меня не было Анастарии, докопаться до сути было бы крайне тяжело.

Список из пятидесяти игроков первой очереди улетел в мусорный бак. Сейчас меня даже не смущал свет Конструктора, я просто не обращал на него внимания – если творить, то только с полным списком! Какая разница, одной паре нужно создать подвеску или восьмидесяти семи тысячам? Для текущей постановки задачи количество заявок не играет абсолютно никакой роли.

Важно другое – единство!

Возьмем за аксиому, что два человека любят друг друга. Что это значит? Проявления любви, как я уже понял, могут быть абсолютно разные. Настя, даже несмотря на то что меня любит, до Катаклизма творила совершенно непотребные вещи. Но это тоже была любовь, какой бы странной она ни казалась. Зачем она это делала? Потому что обладает мазохистскими наклонностями? Чушь! Она делала все, чтобы обезопасить меня от внешней угрозы. Делала так, как понимала сама, но делала. Возникает очередной вопрос «зачем?», но на него у меня уже был ответ – потому что любящий человек не представляет себя единым без второй половинки. Само выражение «вторая половина» намекает на то, что только вместе образуется новое, единое целое. Его называют по-разному – пара, семья, партнеры, но суть от этого не меняется. В определенный момент времени любящие люди чувствуют себя единым целым. Почему в определенный момент? – потому что нельзя исключать тот факт, что люди могут полюбить другого. Возможно все, но на творческий процесс это никак не влияет.

Мне не нужно разбивать Алмаз на составляющие, шлифовать их, объединять с именами… Такой подход тоже имеет место, но это неправильно. Мне нужно научиться работать с именами! Нужно взять любые два имени – словно читая мысли, перед глазами появились два имени, желающие создать себе подвеску – и составить из них единое целое. Переплести их таким образом, что только Верховная Жрица смогла бы распутать мой клубок и своей властью разорвать связь между игроками. Они хотят быть вместе? Так пусть будут!

Сам не понимая, каким образом, я ассоциировал Росгарда Всехдостающего с правой рукой, Кирею Защитницу с левой, а затем объединил ладони, сомкнув пальцы в замок. Отныне и навек нарекаю вас парой! Два парящих перед глазами имени врезались друг в друга, смешались, образуя непередаваемую мешанину букв и цветов, после чего превратились в сверкающий шар. Заготовка для одной пары готова.

Подняв глаза на список, я уже знал, что делать. Вновь ассоциация с правой рукой, с левой, замок, мешанина, сверкающий шар и…

– МАХАН! – Истеричный вопль Фаваза добрался до меня даже в Конструкторе. – СКОЛЬКО МОЖНО?!

Наверно, я совершил что-то страшное, но посмотреть на содеянное у меня не было возможности – дебаф «Ослепление» на 48 часов всячески этому препятствовал. При этом я осознал, что валяюсь на чем-то холодном и ужасно неровном, словно кто-то насыпал гору камней и опрокинул меня на нее.

– Шаман Махан! Вы арестованы за уничтожение ювелирной мастерской и отправление пятидесяти двух Свободных жителей в Серые земли! – к истеричному голосу гнома присоединился грозный рык стражников.

– Настя, спасай! – успел я подумать до того, как холодная пластина обернулась вокруг шеи. В тюрьму меня собрались конвоировать в цепях. – Стражники замели, дело шьют…

Тюрьма Барлионы – очень веселое место. С одной стороны, ничего, кроме темноты, я не видел – дебаф не позволял. С другой – Охотником мне приходилось здесь бывать, поэтому я мог вполне точно представить, что окружает меня в данный момент. Каменные стены, блокирующие не только все чаты и возможность призыва магами, но даже и ментальную связь с Анастарией. Небольшое окно с поржавевшей решеткой, способной выдержать не один удар тарана. Деревянная дверь, отделяющая игрока от остального мира. Все как обычно, поэтому я даже благодарен был дебафу, что не вижу эту унылую картину.

Конструктор в тюрьме не работал, как я ни старался его вызвать, поэтому мне оставалось сидеть и ждать Настю. Если через полчаса она не заплатит за меня выкуп, выйду в реальность, отключу ее от игры и мягко поинтересуюсь – какого черта?

– Махан, на выход! – через двадцать минут дверь отошла в сторону. Дородный стражник угрюмо уставился на меня сверху вниз, едва ли не с ненавистью добавив: – В этот раз ты откупился, убийца! Радуйся, что в нашей Империи такие мягкие законы!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении