Василий Горъ.

Проект Зен



скачать книгу бесплатно

Увы, в этот день эта самая серость напомнила о себе раньше, чем обычно: когда из-за раскидистой пальмы, растущей напротив центрального входа в отель «Эксельсиор», показалась сгорбленная фигурка миссис Лемье, иллюзия вдруг погасла, а на центральном мониторе возникло вполне реальное лицо Стефани Финч:

– Ки-ин?

Использованное ею сокращение второго имени Лэрри было лучшим индикатором настроения тетушки, поэтому девушка шлепнула ладонью по сенсору выключения программы и угрюмо поинтересовалась:

– Что случилось на этот раз?

Стефани опустила взгляд:

– Накрылся сепаратор ЦСД…[8]8
  ЦСД – централизованная система доставки.


[Закрыть]

– А если подумать?

Стефани поджала нижнюю губу, а через несколько секунд все-таки ответила:

– Ну… только что позвонил Билли. Сказал, что прилетит часам к одиннадцати…

– И, небось, не один?

Тетушка раздраженно кивнула:

– Угу. С друзьями.

Новость была не из приятных, поэтому ответ получился суховатый:

– Поняла.

– Я… я не знаю, почему он к нам зачастил! Честное слово! – виновато затараторила Финч. – Поверь, если бы я могла…

«А чего бы ему не зачастить? – спрыгивая с почти остановившейся дорожки, мрачно подумала девушка. – Тут кормят, поят, ублажают. И молчат, что ни вытворяй. Рай, да и только!»

Само собой, озвучила она совсем другое:

– Я понимаю… Правда… Не грузись…

Потом подхватила с гимнастической скамьи полотенце, наскоро вытерла вспотевшее лицо и, не оглядываясь, вышла в коридор…

…Проблема с сепаратором централизованной системы доставки возникала, можно сказать, регулярно. До предела изношенный узел давно выработал предел прочности и отказывал чуть ли не каждый раз, когда в «Звездный приют» приходил крупногабаритный заказ. В принципе, решать ее надо было радикально, заменив сепаратор на новый. Тем более что согласно сопроводительной документации он был неремонтопригодным. Однако финансовые возможности хозяйки «Усталого путника» не позволяли единовременно потратить двадцать шесть с лишним тысяч кредитов пусть даже и на очень нужную, но слишком дорогую железяку, поэтому сепаратор приходилось реанимировать.

Надо ли говорить, что технологию починки Лэрри отработала до автоматизма и при большом желании, наверное, смогла бы разобрать и собрать узел с закрытыми глазами? Слава богу, таких подвигов от нее не требовали, поэтому обычно она не торопилась. И убивала на все про все порядка трех часов. Почему так много? Да потому, что перед тем, как начать ремонт сепаратора, требовалось связаться с сервером доставки и программно заблокировать возможность получения следующего контейнера. Затем демонтировать обе направляющие, защитную крышку шахты и блок с микродвигателями, подогнать робот-погрузчик, с помощью его манипулятора высвободить и вытащить наружу крупногабаритный и не особо легкий груз.

Потом переместить последний в локальную сеть доставки ресторана и внести соответствующие поправки в программную оболочку рабочего искина. А после замены сломавшейся детали вернуть все, кроме контейнера, в начальное состояние, и т. д. и т. п.

В этот раз причиной поломки стал двухсотлитровый металлический баллон с пивом не самой известной, зато очень дешевой марки «Four». Сдвинув защитную крышку шахты и увидев размеры емкости, увенчанные хорошо знакомым логотипом, Лэрри грязно выругалась и мысленно застонала – не далее как на предыдущей неделе она лично вбивала в бланк заказа четыре баллона по пятьдесят литров каждый! Четыре по пятьдесят, а не один по двести!!!

«В следующий раз надо заказывать доставку пива с разбивкой по дням… – мелькнуло на краю сознания. – И жестко оговорить штрафные санкции…»

Мысль была дельной, но особой радости не доставила, и девушка, вздохнув, принялась за дело.

«В следующий раз и закажу, и оговорю, а пока…»

Руки выполняли привычные операции почти без участия головы, и часа через два с половиной, заменив поврежденные детали и начав собирать сепаратор, Лэрри невольно вспомнила самый первый ремонт. Тот, во время которого она перелопатила чуть ли не всю техническую документацию на продукцию компании «NasCo», переломала все ногти на обеих руках, наревелась на полгода вперед, потратила четыреста шестьдесят кредитов из тысячи, выделенной Стефани на ремонт, на совершенно ненужные детали, после чего убедилась, что невозможное все-таки возможно. Если, конечно, очень захотеть.

Воспоминания о тех безумных сутках вызвали улыбку, и девушка, слегка расслабившись, вывела на настенные панели изображение с трех обзорных камер большого зала ресторана.

Несмотря на будний день, клиентов было предостаточно. Шесть из пятнадцати столиков занимали операторы погрузочных роботов, недавно отработавшие смену. Вымотавшиеся до безобразия за двенадцать часов каторжного труда, эти парни тупо пялились на голоэкран, транслирующий соревнования по суперболу, и, толком не разговаривая, накачивались пивом. Еще три столика оккупировали таможенники. Эти веселились на славу – напрягающиеся только во время досмотра межсистемных кораблей, они выглядели бодрыми и довольными жизнью, поэтому ели от пуза, пили неплохое вино и с интересом поглядывали на единственную женщину в помещении – Стефани.

Парни из охраны космодрома, сгрудившиеся вокруг двух сдвинутых столиков в дальнем конце зала, не пили вообще. Ибо старательно делали вид, что внимательно слушают что-то вещающее им мелкое начальство, а сами, вероятнее всего, мечтали, чтобы оно побыстрее заткнулось и свалило. Их сосед, до безумия неуверенный в себе парень лет двадцати двух, по слухам, работающий системным администратором в компании, занимающейся продажей мелкой бытовой техники, тоже не пил. И не ел: штатный воздыхатель любимой тетушки, прибегающий в ресторан каждый божий день, он не сводил с нее влюбленного взгляда и, судя по крайне дурному выражению лица, мечтал о чем-нибудь вроде ночи любви.

Мазнув взглядом по его «одухотворенному» лицу, девушка, наконец, посмотрела на Стефани и сочувственно вздохнула: судя по тому, что тетушка то и дело дотрагивалась до крестика в правом ухе и нервно облизывала губы, до появления Билли оставались считаные минуты.

«Бедная…» – невольно подумала Лэрри. А потом вывела на один из экранов сигнал с оптического датчика, расположенного на крыше ресторана. «Полюбовалась» на припаркованные как попало потрепанные флаеры работяг, оценила хищные обводы «Раптора», вероятнее всего, принадлежащего тому, кто строил таможенников, а затем на некоторое время выпала из реальности, уставившись на место, на котором еще недавно парковали флаер покойного дяди Энди.

Перед глазами мелькали обрывки воспоминаний: призрачное марево воздуха над раскаленными движками только что приземлившегося «Эль Дьябло», Эн-Эф[9]9
  Эн-Эф – сокращенное от Энди Финч.


[Закрыть]
, уткнувшийся носом в волосы Стефани, и его широченная ладонь, нежно поглаживающая узенькую спину жены. Все тот же дядя Энди, но только забросивший дрыгающую ногами супругу на плечо и с хохотом несущийся к флаеру. И, конечно же, тяжелый штурмовой бот с крейсера «Аризона», грозно нависший над стоянкой; каменное лицо офицера ВКС, затянутого в идеально выглаженную Blue-White[10]10
  Blue-White – жаргонное название летней парадной формы офицеров ВКС.


[Закрыть]
, и срывающиеся с его губ слова «…героически погиб, защищая идеалы демократии».

– С-суки… – в сердцах бросила Лэрри, поудобнее перехватила пневмопистолет и вернулась к работе. А минут через двадцать, прикрутив на место защитную крышку и снова посмотрев на экран, выругалась куда изощреннее: на месте проданного за долги флаера дяди Энди уже висел полицейский «Хамви»!

Заниматься чем бы то ни было сразу же расхотелось. Напрочь. Но Лэрри все-таки заставила себя прогнать проверочные тесты, связаться с сервером доставки и т. д. и лишь только после этого разрешила себе подключиться к сигналу камеры, расположенной в ВИП-зале.

Гостей, вернее, хозяев жизни, заявившихся поужинать, а заодно и повеселиться, оказалось четверо. Сержант Билл Морриган, бритый наголо двухметровый громила с холодными глазами патологического убийцы, мощной шеей, широченными плечами и руками, поросшими густым рыжим волосом. Его бессменный напарник Стив Хейс, невысокий, но жилистый и быстрый, как молния, мужчина лет тридцати – тридцати двух, настороженно поглядывающий по сторонам. И два незнакомых офицера, во взглядах и жестах которых тоже чувствовалась привычка повелевать.

Полицейские пребывали в великолепнейшем настроении. Хейс, усевшийся на стул задом наперед и, по своему обыкновению, усиленно размахивавший руками, скорее всего, рассказывал что-то крайне веселое, так как черноволосый здоровяк, внешне чем-то похожий на главного героя нашумевшего сериала «Конкистадор» Энрике Эскудо, периодически задирал голову к потолку и жизнерадостно ржал. Его сосед, коренастый брюнет с крайне неприятным лицом и бегающим взглядом, тоже скалился. Иногда. Правда, при этом смотрел на окружающих с таким видом, как будто раздумывал, не вытащить ли из кобуры импульсник и не разрядить ли его в кого-нибудь. А Билли… Билли делал заказ. Естественно, не через монитор киберофицианта, а лично. Диктуя его стоящей рядом Стефани. А его рука при этом по-хозяйски оглаживала то ее правое бедро, то спину, то ягодицы.

– Какая же ты тварь!!! – прошипела Лэрри, решительно выключила все экраны, проверила, насколько хорошо заперта дверь, затем раскатала по полу пластиковый коврик, бросила на него стопку чистых полотенец и принялась раздеваться: – Заниматься не хочу и не буду. Читать и играть – тоже. Что остается? Правильно, спать. Прямо здесь. Ибо жрать уже поздновато, а искать меня в подвале ему и в голову не придет…

Глава 3
Роберт Рид

…Вылетев из-за угла коридора, разведывательный мини-дрон «Гнус» не прожил и секунды. Но информации, переданной им на мой ТК[11]11
  ТК – тактический комплекс.


[Закрыть]
, хватило, чтобы развернуться на месте и ломануться обратно. Еще бы, ведь по обе стороны от переборки, разделяющей сектора Бета и Гамма, хищно поводили восьмиствольными «клювами» скорострельные роторные пулеметы «Nuova-Gatling», способные в считаные мгновения превратить в мелкодисперсную пыль любой, даже самый навороченный, скаф. Заламывать руки и заливаться слезами из-за того, что на станции «Солара-III» по определению не могло быть оружия такого типа, я не собирался. И уходить несолоно хлебавши – тоже. Поэтому добрался до предыдущего отсека, в котором основательно порезвился чуть раньше, присел рядом с остовом малого штурмового дройда «Гном», а через миг… оказался на потолке. Вместе с нужной мне железякой и всем тем мусором, который меня окружал.

К очередному изменению вектора гравитации я отнесся философски – искин станции, старательно следующий алгоритмам программы защиты, регулярно «радовал» меня подобными изысками. Поэтому я зафиксировал корпус дройда относительно своего скафандра сервисным силовым захватом, тремя короткими и точно выверенными импульсами лазера нагрел нужные области на крышке его «мозга» и, откинув в сторону отвалившийся кусок брони, сжег к чертовой матери крохотный бугорок, изображавший неровность сварного шва.

«Гном», до этого момента из последних сил пытавшийся сканировать окружающее пространство и щелкать приводами покореженных манипуляторов, тут же перешел в режим внешнего тестирования, что позволило мне внести в управляющие программы кое-какие изменения. В результате моих действий калека послушно отстрелил остатки оплавленного антиграва и изуродованных оружейных пилонов. После чего, чуть поверещав от возмущения, позволил присобачить к себе движки от «Гоблина», валявшиеся неподалеку.

Делом своих рук я полюбовался после очередной смены пола с потолком. Затем навесил на получившееся чудо-юдо сразу три фронтальные бронеплиты, официально запрещенной, но на редкость действенной последовательностью управляющих команд как следует «раскачал» мини-реактор и отправил дройд на встречу с вечностью. В смысле, уничтожать творения сумрачного гения инженеров известнейшей оружейной компании ФНС. А заодно с ними и мешающую мне переборку.

Шарахнуло баллов на девять. По пятибалльной шкале. Ударной волны по причине глубокого вакуума, воцарившегося на станции сразу после моего прибытия, не случилось. Зато пол коридора (в стандартных условиях потолок) тряхнуло очень неслабо.

Очередной «Гнус», отправленный на разведку уже через секунду после взрыва, пролетел за поворот, весело нырнул в здоровенную дыру, возникшую на месте двери, мимоходом показал жизнеутверждающую картинку из серии «доблестный роботизированный защитник „Селены-III“ героически борется с придавившей его балкой» и… исчез! А через мгновение вместо многоцветья экрана тактического шлема «Хамелеона» я увидел поднимающуюся крышку вирткапсулы.

– Эй, Мышонок, че с системой?! Опять зависла?! – заорал я в никуда, справившись с легкой тошнотой, появляющейся сразу после возвращения в реал.

– Система в полном порядке. А вот тренировочная программа отключена за ненадобностью… – прозвучало откуда-то из-за головы, и я, торопливо выскочив из капсулы, кое-как утвердившись на ногах и в темпе адаптировавшись к новым условиям, вытянулся по стойке «смирно» перед Кайманом:

– Господин первый лейте…

Сэсэошник недовольно оглядел меня с ног до головы и мотнул головой в сторону двери:

– Дуй в БСП![12]12
  БСП – блок самоподготовки.


[Закрыть]

Напоминать о том, что после успешно выполненного задания мне в теории полагается недельный отпуск, явно не стоило: судя по холодному блеску глаз, Симмонса основательно взгрело начальство. И теперь он жаждал поделиться полученным «удовольствием» с кем-нибудь еще.

Разделять с ним это счастье я был не готов, поэтому, не тормозя, перепрыгнул через соседнюю капсулу и рванул к бесконечному ряду личных шкафчиков. Дабы как можно быстрее одеться и отправиться туда, куда меня послали.

Ага, как бы не так – не успел я пробежать и пяти метров, как услышал гневный рык:

– Я сказал, в БСП! Живо!!!

«Это что-то новенькое… – мысленно отметил я, меняя направление движения. – Бегать по вирткомплексу голышом меня еще не заставляли…»

…Спустившись на лифте на минус девятнадцатый этаж, я минуты три веселил охрану, на радостях решившую хоть немного, да затянуть процесс моей идентификации. А когда, наконец, прошел все необходимые проверки, то кинул взгляд на световой индикатор над ближайшей дверью, удостоверился, что он горит зеленым светом, и шлепнул ладонью по очередному сканеру.

Бронированная створка ушла в стену. Само собой, не сразу, а после того, как получила соответствующий приказ от искина. И открыла мне вид на порядком осточертевшее за время службы помещение, называющееся комнатой самоподготовки лишь из соображений секретности. Я перешагнул через порог, привычно повернулся к вирткапсуле, надежно изолированной от внутренней сети базы, и мысленно усмехнулся, сообразив, что вкладывать в требовательно мигающий приемный лоток мне нечего.

«Нет худа без добра…» – философски подумал я, почесал затылок и шагнул к раздатчику сети доставки. Резонно рассудив, что возникший не по моей вине временной зазор можно заполнить сочетанием приятного с полезным. И заполнил. До появления Каймана уговорив средний стакан витаминизированного сока и два питательных батончика…

Чинно войдя в комнату, Симмонс шагнул к панели управления искина, на мгновение замер перед сканером, а затем в очень хорошем темпе провел обе стандартные и три специальные проверки. А убедившись в том, что целостность программной оболочки данного БСП не нарушена, системы контроля и наблюдения помещения вместе с искином работают автономно и т. д., вставил в приемный лоток капсулы чип и повернулся ко мне:

– Что ты знаешь о Дэвиде Эвансе и «Крыльях Сэйлема»?

В Сэйлеме, столице штата Новый Орегон, я бывал дважды. И оба раза по службе. Первый мой визит продлился без малого два месяца, но, к сожалению, позволил мне изучить лишь систему охраны местной тюрьмы строгого режима и прилегающие к ней районы. Второй оказался чуть короче, но заметно более информативным – прорабатывая варианты устранения главы попечительского совета Сэйлемского университета, я был вынужден примерить на себя добрый десяток разных образов, соответственно, пожил и в даунтауне, и в кампусе, и в трущобах. Тем не менее о «Крыльях Сэйлема» не слышал ничего. От слова «совсем». И не из-за своего скудоумия или лени, а потому, что в блоках информации, подготовленных для меня аналитиками ССО, о них даже не упоминалось. Да и на улицах в то время обсуждали «Белых Дьяволов» Лесли Колхема, «Крыс» Бенито Пеларатти и более мелкие группировки типа «Black Brotherhood» и «Hell’s Wolves».

– Очередная шайка плохих парней, сэр? – спросил я, на всякий случай покопавшись в архивах расчетно-аналитического блока[13]13
  В дальнейшем – РАБ.


[Закрыть]
и убедившись, что память меня не подводит.

– Что-то вроде того… – оскалился Кайман. – «Крылья» – это команда богатеньких придурков-эсперов[14]14
  Эспер – жаргонное название тех, кто занимается экстремальным пилотажем. От начальных букв соответствующего английского термина.


[Закрыть]
из местного университета. А Дэвид Эванс – их капитан и неформальный лидер.

– Фанаты экстремального пилотажа? – на всякий случай переспросил я, повинуясь жесту начальника и укладываясь в капсулу.

– Угу.

– И что такого они вытворяют в свободное от учебы время, сэр? Перевозят наркоту?

Лицо первого лейтенанта на долю секунды окаменело, а глаза ощутимо потемнели.

– Вся информация по заданию – в рабочей директории. На подготовку – двое суток. Еще пять дней – на отработку действия и саму акцию. Вопросы?

– Требуемый КР?

– От пяти до десяти…

…Первые неудобные вопросы к тем, кто формулировал боевую задачу, появились уже через полчаса после начала работы, когда я, изучив рапорты следователей ОБНТ[15]15
  ОБНТ – отдел по борьбе с незаконной трансплантологией.


[Закрыть]
, вычислил приблизительный маршрут доставки органов представителям страждущих клиентов. Если точку, с которой обычно стартовали эсперы, с небольшой натяжкой можно было назвать точкой подбора груза, то ни одна из зарегистрированных остановок на точку сброса не тянула. Почему? Да потому, что крыша, на которой парни зависали аж три с половиной минуты, принадлежала строящемуся офисному зданию, расположенному на территории корпорации «ELS», очень неплохо охраняемой «домашней» СБ. А у основания антенны, на которой они тусовались целых семь, располагалось старое здание городского департамента полиции. Пусть ныне и не используемое, но отнюдь не забытое. Говоря иными словами, основания обоих строений были практически усыпаны камерами наблюдения. Что, вне всякого сомнения, ставило крест на любых попытках скрытой передачи контейнера с товаром конечному потребителю.

Чуть позже, раскопав еще пяток мелких нестыковок, я выбрался из капсулы, вытребовал к себе Каймана и попросил раздобыть копии архивов Сэйлемской СУВД[16]16
  СУВД – система управления воздушным (и наземным) движением.


[Закрыть]
за последние три месяца.

Архивы он мне, конечно, приволок. Но только после того, как я письменно обосновал необходимость привязки теоретической модели планируемой акции к реальному городскому трафику. Столь странный подход Большого Начальства – а палки в колеса, как я понял, ставил не Симмонс, а те, кто заказывал музыку, – к обычному, по сути, запросу заставил меня зарыться в полученную информацию по самые уши. И заодно подвергнуть сомнению все, что можно и что нельзя, начиная с оперативной информации отдела по борьбе с незаконной трансплантологией и заканчивая заключением о степени опасности вышеуказанных лиц для социума.

С этого момента стало еще веселее: удивительно, но на протяжении как минимум двух с половиной месяцев пятеро довольно-таки посредственных эсперов, якобы обеспечивающих доставку органов страждущим клиентам, не пропустили ни одной лекции в университете! Да-да, именно так – в будние дни парни добросовестно учились, создавая себе светлое будущее, а «работали» исключительно по выходным. Причем делали это весьма своеобразно: поздно вечером, когда трафик падал до минимума, они собирались на крыше заброшенного ангара на перекрестке шестнадцатой и тридцать седьмой, где проводили от пятнадцати минут и до получаса. Далее, обычно с двадцати пяти[17]17
  Сутки на этой планете длятся 27 часов 12 минут. Т. е. в ЖК он работал достаточно долго.


[Закрыть]
ноль-ноль, они начинали носиться по припортовому району, держась в границах складской зоны и изредка останавливаясь на крышах одних и тех же высоток. Нарезать круги и восьмерки или, по утверждениям «экспертов» из ОБНТ, «путать следы» им обычно надоедало часам к трем ночи, и они устремлялись в центр.

По трассе доставки неслись тоже не абы как, а по строго определенному маршруту и на максимальной скорости. Останавливались дважды. На уже упомянутых точках – крыше одной из высоток и сервисной площадке заброшенной антенны. А когда добирались до противоположной окраины Сэйлема, сажали машины на землю, о чем-то недолго беседовали и разлетались по домам.

Да, чисто теоретически и эти безумные мотания, и короткие остановки на крышах небоскребов можно было счесть доказательством преступной деятельности. Но лично мне они казались обычными тренировками. Ибо ни один здравомыслящий курьер не стал бы пугать горожан ревом двигателей на форсаже, летать одним и тем же маршрутом, использовать одни и те же точки сброса и оплачивать чудовищные штрафы со вполне официальных банковских счетов. А еще эти «преступники» принципиально не пользовались акустическими компенсаторами, летали по трассам, укладывающимся в довольно узкий и поэтому предсказуемый пучок траекторий, ни разу не скрывали идентификаторы своих машин и платили, платили, платили.

Будь парни победнее и работай они на каких-нибудь начинающих наркоторговцев, я бы, может быть, поверил в существование некоего графика доставки, созданного специально под них. Но в то, что золотая молодежь работает на идиотов, а черные трансплантологи разбирают доноров на органы исключительно ночами с пятницы на субботу и с субботы на воскресенье, поверить как-то не получалось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7