Василий Головачев.

Диверсанты во времени (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Хреново выгляжу, мадам? Бритвенных принадлежностей мы, к сожалению, с собой не захватили. Ладно, разберёмся попозже, располагайтесь пока, отдыхайте.

Он отошёл к своим подчинённым.

– Крутой мужик, – проводила его заинтересованным взглядом Марьяна. – Знаешь, что такое «Рысь»?

– Слышал.

– Это элитное подразделение отряда быстрого реагирования МВД. Ребята, наверно, возвращались с задания, когда их мотануло сюда.

– Нам повезло, что мы наткнулись на них, – криво улыбнулся Ренат. – Этот плезиозавр уже пировал бы нами.

Он хотел добавить, что идея ещё раз сплавать к месту расположения пирамиды принадлежала девушке и что не они наткнулись на спецназ, а спецназ наткнулся на них, но спорить не хотелось.

Марьяна по обыкновению не обратила внимания на его речь.

– Жаль, мы не можем предъявить права на открытие объекта.

– Не понял. Зачем это нужно?

– Как зачем? Можно было бы продать права на него и получить приличную сумму.

– Это всё равно что продать чей-то гараж в отсутствие владельца. К тому же хозяева пирамиды наверняка будут против. И вообще, неважно, кто первый открыл базу… или что оно там есть на самом деле. Главное, что вместе со спецназом у нас больше шансов на позитивный контакт. Если только этот «орлиноголовый» вертолёт не начнёт стрелять. – Марьяна молчала, и Ренат, понаблюдав за действиями бойцов отряда, добавил: – Пойду помогу.

Вскоре отряд сидел на траве и сосредоточенно расковыривал раковины моллюсков, похожих на улиток, испечённых на углях костра, а также выбирал на импровизированном столе – большом плоском валуне – какие-то длинные коричневые «корни» и щупальца.

– Присоединяйтесь, – пригласил капитан к столу голодных «путешественников по парку мезозойского периода».

Ренат проглотил слюну, посмотрел на спутницу.

– Пообедаем?

Марьяна молча двинулась к столу, с подозрением взглянула на яства.

– Рыба? Или крабы?

– Ни то, ни другое, – отозвался один из бойцов, с погонами лейтенанта. – Это щитни, – он взялся за белёсый «мешочек» с ножками, – ракообразные подотряда Notostraca. Это – наутилус, головоногий моллюск. Ешьте, вкусно.

Наутилус походил на осьминога в миниатюре, но его надо было выковыривать из раковины либо разбивать раковину камнем, что бойцы и демонстрировали.

– Рыба будет к ужину, – сказал командир отряда, спокойно поедая жареных червей.

– Здесь водятся кистепёрые рыбы – целаканты, – сказал лейтенант. – А ещё мы видели самого настоящего ганоида, предка осетровых, только метра два длиной.

– Откуда вы знаете такие вещи? – полюбопытствовала Марьяна, кивком поблагодарив Рената, протянувшего ей тельце наутилуса.

– В вашем вопросе читается подтекст: ведь вы военный, спецназовец? – улыбнулся лейтенант.

– Валентин окончил биофак Томского университета, – сказал капитан. – Но решил послужить Родине в ином плане.

Марьяна оглядела светловолосого, выглядевшего рафинированным интеллигентом молодого человека.

– Почему?

– Вопрос опять же задан с подтекстом, – показал свою мягкую «интеллигентную» улыбку лейтенант. – Я не выгляжу качком, как настоящий крутой спецназовец?

– Вот как Дылда, – хохотнул один из сержантов, показав на самого массивного и крупного бойца. – Кулаками кирпичи разбивает и стволы автоматов сгибает.

Сидевший напротив мощного сложения бритоголовый здоровяк (у него был складчатый затылок и квадратная малоподвижная физиономия) неожиданно добродушно улыбнулся, и лицо парня изменилось, стало застенчивым и добрым.

– Вообще-то меня зовут Вася, – сказал он басовито, не обижаясь на приятелей. – А Валёк у нас, между прочим, мастер рукопашки, не смотрите, что с виду он хлипкий.

Ренат с ревностью отметил, что Марьяна задержала взгляд на лейтенанте.

– А стрелять в людей вам приходилось?

Лейтенант перестал есть, задумался, затем снова улыбнулся.

– В людей – нет, в нелюдей – да.

– Иногда приходится стрелять в человека, – проворчал сосед Рената, – чтобы убить в нём зверя.

– Эт точно, – кивнул капитан одобрительно, посмотрел на Марьяну. – Как вам еда?

– Вполне, – ответила она, пытаясь откусить от упругого тела наутилуса кусочек. – Только не жуётся.

И соли не хватает.

Лейтенант протянул ей нож.

– С солью у нас туго. Порежьте на ломтики.

Марьяна послушно порезала наутилуса на ломтики, протянула нож Ренату.

Дело пошло веселей. Мясо моллюсков мало чем отличалось от резины, и жевать его приходилось долго. И действительно, не хватало соли (и хлеба, добавил про себя Ренат), но все были настолько голодны, что ломтики щитней и наутилусов не жевали, а глотали.

Бойцы принесли воды: у отряда были две фляги на всех. Досталось по нескольку глотков и Ренату с Марьяной.

Бойцы споро собрали остатки пищи, закопали в песок вместе с углями и золой от костра.

– Теперь бы покурить, – с тоской пробормотал сержант Синенко.

– Кури бамбук, – посоветовал Дылда.

Рената процесс уборки кострища удивил, хотя по размышлении он сообразил, что военное подразделение тем и отличается от тургруппы, что умеет соблюдать чистоту и порядок. В душе родилась надежда, что с такими спутниками у него с Марьяной будет больше шансов выжить.

– Теперь займёмся вашей пирамидой, – сказал капитан, кинув взгляд на браслет часов, оказавшихся суперсовременным коммуникатором, соединявшим в себе множество функций.

На своих бойцов он вроде бы вообще не обращал внимания, но, понаблюдав за их действиями, Ренат понял, что команда не нуждается в мелочной опеке. Все знали свои обязанности и действовали привычно, спокойно и слаженно, как единый механизм.

Спустились к воде.

Два бойца с автоматами встали на пригорочках слева и справа, олицетворяя собой боевое охранение. Остальные единым движением образовали строй.

– Махлин, Вольнов, Чумак, Синенко – раздеться, – велел капитан, начиная снимать форменный костюм. – Остальным – на «четыре-бди».

Ренат поднял брови, услышав незнакомый термин, и лейтенант по имени Валентин, и он же Валёк, пояснил ему негромко:

– Это императив дозора, означает «бдительно смотреть за обстановкой по четырём векторам».

Марьяна заколебалась, не решаясь раздеваться под прицелом внимательных глаз молодых парней.

– Товарищ капитан, а лодки у вас нет?

– Нет, – буркнул командир подразделения, продолжая раздеваться; под его камуфляжной формой он и все бойцы носили специальное бельё, впитывающее пот и не мешающее двигаться. Тело у капитана было не столько мускулистым, сколько жилистым, без капли жира.

Впрочем, такими же гибкими и жилистыми выглядели и бойцы подразделения, кроме разве что здоровяка Дылды по имени Вася: вот его торсу мог бы позавидовать и профессиональный бодибилдер.

– Товарищ капитан, как к вам обращаться? – всё ещё не приняла решения Марьяна.

– По уставу, – так же коротко ответил капитан, подходя к воде в одних трусах.

– Пал Палыч, – шепнул Валёк на ухо Марьяне. – Капитан Морев.

– Я с вами, – наконец решилась девушка.

– Отставить, – покосился на неё капитан Морев. – Это разведка. Он проводит. – Капитан кивнул на раздевавшегося Рената.

– Но я тоже знаю месторасположение пирамиды. И я первая её нашла.

– Вас зовут…

– Марьяна. – Девушка посмотрела на Рената. – Его – Ренат.

– С нами пойдёт ваш напарник, вы останетесь на берегу.

– Но я тоже…

– Отставить разговоры! Это приказ!

Марьяна вскинула подбородок.

– Я не ваш подчинённый! Вы не можете мне приказывать!

– Возьмите у вашего приятеля винтовку. Парни, вперёд!

Раздевшиеся бойцы вооружились ножами, дружно вошли в воду вслед за капитаном.

Марьяна беспомощно посмотрела на Рената. Он пожал плечами, подал ей винтовку.

– Не переживай, вдвоём там нечего делать.

Поплыли цугом: впереди Ренат, чуть сзади и с боков капитан и один из сержантов, двое остальных – лейтенант Валёк – Махлин и сержант Чумак – в кильватере.

Солнце светило вовсю, и дно озера было видно по всей глубине: у берега заросшее водорослями, в десяти метрах от берега и дальше – чистое, песчано-каменистое, с редкими куртинами губок.

Стаи рыб, заметив плывущих людей, спешили убраться с их пути, но встречались и более крупные пучеглазые особи, лениво провожавшие пловцов без особой опаски.

К счастью, плезиозавры и прочие плавающие ящеры не появлялись, и Ренат вздохнул с облегчением, когда отряд достиг цели.

Пирамида была на месте, представляя собой сплошной массив не то металла, не то стекла.

– Ни хрена себе! – сказал широколицый Тимофеев, почти не шевеля руками.

Все молча разглядывали таинственное сооружение на дне озера, выполнявшее функции ангара для «птицеголового» вертолёта.

Капитан нырнул.

Ренат нырнул тоже, постучал кулаком по одной из граней пирамиды, показывая, что её материал напоминает металл.

Морев сделал круг, достал нож и попытался царапнуть грань, однако не преуспел: острие ножа скользнуло по грани как по мылу, не оставив следа.

Вынырнули.

– Вольнов, попробуй опуститься до основания.

Сержант кивнул, набрал в грудь воздуха, нырнул.

Ренат сделал то же самое из солидарности, как проводник, хотя мог бы этого и не делать.

Вода пропускала солнечные лучи через всю толщу, поэтому дно озера в месте расположения пирамиды было видно хорошо.

На шестом метре погружения Ренат завис, сдерживая желание отправиться назад. Вольнов-Дылда продолжал опускаться, но и он дна не достиг. Вынырнули оба почти одновременно, но с разным самочувствием: у Рената поплыли красные круги перед глазами, и он едва не нахлебался воды, сержант лишь согнал ладонью воду с лица.

– Глубоко, товарищ капитан, не донырнуть. Ещё метров двенадцать до дна, а всего тридцать с гаком. Акваланг нужен.

– Ещё много чего нужно, – проворчал Морев. – Ничего не заметили?

– Ни выступов, ни щелей, ни лючных контуров, гладкое стекло.

– Скорее металл, – вставил слово Ренат.

– Может, вертолёт взлетал не из самой пирамиды? – предположил лейтенант Махлин – Валёк. – А из-под неё? Либо из дырки в дне озера.

Капитан помедлил.

– Смотрим.

Они начали кружить над пирамидой, напрягая зрение, чтобы разглядеть детали подводного ландшафта в полусотне метров от пирамиды. Однако дно озера было практически ровным, чистым, и, кроме камней и скальных обнажений, ничего увидеть не удалось.

– Возвращаемся, – скомандовал капитан.

Вернулись без происшествий, оделись.

– Останавливаемся здесь основательно, – собрал бойцов Морев. – Решим загадку пирамиды, глядишь – и причину всего безобразия выясним. Синенко, Сомов, Вольнов – сооружаете плот. Остальным заняться лагерем.

Капитан повернулся к Ренату и Марьяне, державшимся особняком.

– У вас есть конкретные идеи насчёт нашего десанта в прошлое?

– Расскажи ему, что ты строил? – посоветовала девушка Ренату.

Капитан поднял бровь.

– Вы здесь что-то строили?

– Не здесь, – мотнул головой Ренат, – дома, в Подмосковье.

– При чём тут ваш дом в Подмосковье?

– Есть какая-то связь… и пирамида эта похожа на ту, которая вылупилась из ничего в подземном бункере… – Ренат собрался с духом и, выбирая слова, рассказал командиру подразделения «Рысь» всё, что знал сам и чему стал свидетелем на территории усадьбы дяди Раиля Нуриевича.

К концу рассказа бойцы слушали почти все, за исключением сержантов, сооружавших плот.

– Да-а… – протянул Валёк, пригладив потной ладонью чубчик. – Дела-а…

– А ты не шуткуешь, парень? – хмыкнул с недоверием сержант Тимофеев.

Ренат молча покачал головой.

Капитан Морев оглядел его лицо с запавшими карими глазами, покачался с носка на носок, посмотрел на Марьяну.

– Я ему верю, – пожала плечами девушка, отвечая на немой вопрос. – Всё сходится: это эксперимент.

– Какой эксперимент?

– Мы считаем, что с нами проводят эксперимент на выживание.

– Ну-ка, ну-ка, поподробней. Кто проводит эксперимент?

– Пока не понятно.

– То есть ваша гипотеза продумана не до конца, так вас понимать?

– Пирамиды очень похожи… – не очень уверенно сказал Ренат. – Значит, связь между ними какая-то есть.

– Пролезем в пирамиду – узнаем, – сказал сержант Дылда, подмигнув Ренату. – Кто решился на такой масштабный эксперимент и зачем.

– А вы сами что думаете? – спросила Марьяна с вызовом.

Морев сморщился, оглянулся на озеро, улыбнулся.

– Да в общем-то мы пришли примерно к такому же выводу – провокация или эксперимент с большим количеством подопытного материала. К сожалению, наши возможности ограниченны, а положение скоро станет безвыходным.

– Вы же вооружены.

– Патроны когда-нибудь кончатся.

– И всё же вы спецназ, должны найти выход из положения, – покачала головой Марьяна.

– Вход в безвыходное положение, как правило, бесплатный, – улыбнулся лейтенант Валёк, – а за выход надо платить.

– Очень смешно, – сказала Марьяна с сарказмом.

– Извините, я пошутил.

– Ничего, начнём делать луки, копья, топоры, выживем, – уверенно сказал сержант Тимофеев.

– Махлин, на периметр, – приказал капитан.

Валёк посерьёзнел, повесил автомат на плечо, отошёл.

– Мы собрались искать центр управления экспериментаторов, – сказал Ренат примирительным тоном. – А вы?

– У нас сходные идеи.

– К вам можно присоединиться?

Валёк с сомнением посмотрел на капитана Морева, капитан в свою очередь с сомнением посмотрел на Марьяну.

– Она чемпионка мира по тэквондо, – усмехнулся Ренат понимающе. – А я неплохо стреляю.

– Посмотрим. – Морев отошёл к бойцам.

– Я не тороплюсь присоединяться к кому бы то ни было, – недовольно проговорила Марьяна так, чтобы её услышал лейтенант.

Он подмигнул Ренату и отошёл к кромке берега.

– Я не заставляю, – обиделся Ренат. – Но с ними нам будет намного спокойнее. Это сейчас у нас есть зажигалка и патроны, однако и они скоро закончатся.

Марьяна покусала губы, поглядывая на лейтенанта, отошла к воде с независимым видом.

Ренат вздохнул, провожая её взглядом. Чемпионка мира ему нравилась всё больше, однако он, судя по всему, был не в её вкусе.

Лагерь соорудили за час, поставив на опушке леса нечто вроде пяти шалашей из срубленного ножами соснового лапника. Из сухих сосновых веток и засохших тонких сосен сплели плот, использовав моток бечевы, входивший в хозяйственно-боевой комплект одного из сержантов.

– Поплывём вдвоём, – решил капитан, – я и Сомов. Остальные – на «четыре-бди».

– Я тоже с вами, – шагнул вперёд Ренат.

– Пока в этом нет необходимости, – отрезал Морев. – Если вы такой хороший стрелок, как говорите, возьмите на себя обязанности боевого охранения вместе с Махлиным. Вам будет легче ликвидировать угрозу, чем автоматчику, буде таковая появится.

– Имеется в виду барионикс, – пояснил лейтенант Валёк.

– Что?

– Не что, а кто – хищный водоплавающий динозавр из семейства тераподовых, который напал на вас.

Ренат посмотрел на Марьяну.

Она спрятала усмешку, говорящую: «Что, получил? Не лезь со своими предложениями».

Столкнули плот на воду, на него забрался капитан с автоматом, снявший штаны и куртку, сержант поплыл, толкая плот впереди себя. Но отплыть далеко от берега им не удалось.

Послышался нарастающий свист, и над людьми тенью пронёсся давешний аппарат, похожий на голову хищной клювастой птицы. Он сделал изящную петлю, снизился, помчался на плот, словно собираясь идти на таран.

Капитан Морев с похвальной быстротой скользнул в воду, нырнул, и вслед за ним нырнул сержант.

Жахнуло!

С «клюва» аппарата сорвался сгусток радужного пламени и разнёс плот на кусочки.

Ударили две очереди, сходясь на блестящем корпусе вертолёта – это заговорили автоматы лейтенанта и сержанта Вольнова, проявивших недюжинную реакцию. Было видно, как пули искрами рикошетируют от корпуса летающей машины.

Ренат вспомнил о своей винтовке, бросил приклад к плечу, ловя в прицел «глаз» птицы – матовую выпуклость над «клювом».

Вертолёт резко подскочил вверх, получив несколько попаданий, развернул «клюв» к берегу.

– Всем в укрытие! – донёсся крик с воды: капитан вынырнул по грудь и замахал руками.

– Стреляй! – в азарте, без всякого страха закричала Марьяна, сжав кулаки.

Ренат плавно вдавил курок.

«Гвоздобой» кашлянул, посылая пулю в цель.

Почему Ренат целился в точку над «клювом», похожую на выпуклое бельмо, он не понял сам, сработала интуиция, зато его выстрел не пропал даром.

«Голова птицы» вдруг клюнула носом, и разряд, предназначавшийся для плывущих изо всех сил к берегу капитана и сержанта, миновал их. Затем аппарат стал вращаться вокруг оси, косо пошёл к воде и вломился в неё точнёхонько в том месте, где располагалась подводная пирамида.

Раздался тяжёлый всплеск, не видимый от скорости вращения волчок винта врубился в воду и с визгом и треском достал макушку пирамиды. Над водой вырос фонтан огня, разнося вертолёт на куски.

Спасаясь от града обломков, пловцы дружно нырнули.

Бойцы отряда бросились к берегу, помогли командиру и сослуживцу выбраться на песчаную отмель.

Лейтенант Валёк опустил свой автомат, подошёл к Ренату.

– Ты даёшь, строитель! Дай-ка.

Ренат с трудом разжал онемевшие от напряжения пальцы, протянул ему винтовку.

– Ну, конечно, – с уважением проговорил Валёк, – калибр восемь пятьдесят восемь, вес пули двенадцать с половиной граммов, удар с такого расстояния весит больше тонны.

– Похоже, вы попали в блистер, – сказал сержант Синенко. – А мы с ними хотели по-хорошему.

Подошёл капитан Морев, застёгивая на ходу куртку. Лицо у него было абсолютно непроницаемое, только в глазах горел нехороший огонёк.

– Контактировать с нами не хотят, поэтому меняем формат действий. Лагерь переносим подальше от берега, в лес, надо найти поляну. При появлении вертушек прятаться, никаких самостоятельных военных действий.

– Есть! – козырнули бойцы.

Капитан повернулся к примкнувшим.

– Если вы остаётесь с нами, просьба подчиняться приказам.

Марьяна поморщилась, и Морев добавил мягче:

– Любое несанкционированное самостоятельное действие может привести к гибели личного состава подразделения, понимаете? В настоящих условиях это недопустимо. Мы практически все находимся на военном положении, в состоянии войны с неизвестным противником.

– Понятно, – сказал Ренат, почуяв нешуточное облегчение. С него спал пресс ответственности за принятие решений, и это было здорово. Но радовался он недолго.

– Я подумаю, – сказала Марьяна.

Ренат встретил её взгляд и понял, что расслабляться рано.

Неперемещённые. Наши дни

Больше всего Артёма поражало то обстоятельство, что всё осталось целым и невредимым, за исключением тех автомобилей и мотоциклов, которые двигались в момент перемещения их владельцев и пассажиров и совершили наезды на соседние движущиеся машины и на препятствия в виде столбов, будок, бордюров, стен домов и заборов. К счастью, перемещение состоялось ночью, и машин на дорогах Москвы было не в пример меньше, чем днём.

Неповреждёнными остались все авто, стоящие на стоянках и паркингах, а также те, которые двигались с малой скоростью: занимай место водителя, включай мотор и езжай.

То же самое касалось и другой техники, в том числе электрической. Электрические сети сначала были вырублены, но уже на второй день оказались действующими, и странно было наблюдать за работающими холодильниками в магазинах и домах, за светящимися днём и ночью щитами реклам и просто уличными фонарями.

Зато в магазинах и торговых центрах царили полный покой и тишина. Полки ломились от товаров, холодильники были забиты едой и напитками, и беглецы пользовались этим беззастенчиво, выбирая моменты, когда барражирующие над улицами города ксеновертолёты куда-то исчезали.

Поначалу Артёма это смущало, так как он с детства был воспитан не брать чужого, но после объяснений Эдика ситуация прояснилась, и пользоваться бесхозным имуществом стало одним из способов выжить.

В торговом центре у метро «Сокол», на втором этаже, Артём нашёл отдел мужских аксессуаров и впервые за трое суток побрился бритвой «Браун», имеющей несдохший аккумулятор. Лосьон после бритья «Фаренгейт» он нашёл в отделе парфюмерии, ему нравился горьковато-мятный запах парфюма этой марки.

Эдик, флегматично обшаривший соседние торговые залы, похвастался часами:

– Нравится? «Люминокс», часы морских котиков.

Артём повертел в пальцах наручные часы с тёмно-серым покрытием и светящимися в темноте стрелками, прочитал название и модель: US Navy SEAL. А. 3051. ВО.

– Ничего, симпатичные.

– В них можно нырять на глубину до двухсот метров.

Артём усмехнулся.

– Так глубоко я не собираюсь. Да и предпочитаю наши отечественные.

Эдуард нацепил часы, достал из кармана новой меховой куртки, которую экспроприировал ещё утром в магазине одежды, новый мобильный телефон.

– Тут рядом салон, взял себе смартфон.

– Зачем? Говорить же не с кем.

– Во-первых, я всегда мечтал о крутых гаджетах, не по карману были, а тут бери не хочу. Во-вторых, возьми и ты на всякий пожарный, будем поддерживать связь, если придётся действовать персонально.

Артём подумал и согласился.

Себе он выбрал новейший айком, упакованный в наручные часы, имеющий дополнительный микрофон в форме гекколаринга, который приклеивался к горлу, и приёмник в форме клипсы, укреплявшийся на мочке уха.

Однако Эдик всё-таки перещеголял его, взяв в одном из салонов новейший планшет-наладонник Asus Transformer Gold. Планшет можно было носить, закрепив на тыльной стороне ладони, и программист пользовался им практически всё время, если позволяла ситуация.

– Теперь надо бы подкрепиться, – проговорил довольный Эдуард; бриться он отказался и ходил с медленно растущей рыжеватой бородкой, постепенно превращаясь из «офисного планктона» в молодого викинга.

Вспомнив о своём айкоме, Артём автоматически набрал номер Валентины, послушал гудки и выключил телефон. Он постоянно звонил ей, но девушка не отвечала. Как и родители Артёма, жившие в Брянске. Скорее всего, их «сбросили» в прошлое вместе с остальными жителями города.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35