Валентина Космина.

Жемчужины жизни. Tри судьбы – три фантастичекие истории



скачать книгу бесплатно

К сожалению девочки, уходя, мать едва взглянула на нее, погруженная в свои мысли.

– Ты не огорчайся Лулу, – заметила Верховная Жрица, – мама все это время жила ожиданием встречи с фараоном – твоим отцом, поэтому ее мысли сейчас о нем.

– Я понимаю, – вздохнула по взрослому маленькая принцесса.

– Поверь Лулу, то, что мать к тебе охладела – это наименьшее зло с которым ты столкнешься. Сейчас, я хочу получить от тебя четкий ответ: «Согласна ли ты всю жизнь, служить Богине Исиде»?

Немного подумав и вспомнив радость пляски на ритуальных углях, Лулу произнесла:

– Да.

– Тогда мы сейчас совершим обряд Посвящения, и ты станешь ее жрицей. Но об этом ты никому не должна говорить, до того момента, когда повзрослеешь и придешь в этот храм, пройдя все жизненные испытания. Видя, что девочка хочет ее спросить о них, женщина опередила ее:

– Ни о чем не спрашивай, а только повторяй за мной, все что я буду говорить и делать.

Хлопнула в ладоши, подозвала к себе одну из молодых жриц и велела собрать всех, для торжества Посвящения.

В храме появились жрицы в белых, длинных тогах. Зажглись факелы, задымились благовония, нежные лепестки дикой розы устлали пьедестал Исиды. Лулу тоже облачили в белые одежды, натерли ее лицо, руки и ступни какими-то ароматными маслами и Посвящение началось. Верховная Жрица, а вслед за ней и все выкрикивали какие-то слова, потом было возливание масел на ступни, руки и грудь Богини, возжигание священного огня и танец Лулу на тлеющих углях и переход в то, темное пространство, которое она уже видела.

Теперь маленькая принцесса рассмотрела, что пространство составляют три огромные скульптуры Исиды стоящие друг к другу спиной. Они были так велики, что уходили в небо, позволяя рассмотреть звездный небосвод так, как ночью, хотя Лулу помнила, что когда они зашли в храм еще было светло. Девочка воспринимала весь обряд через какую-то пелену. Повторяя все действия и слова за Верховной Жрицей, ей казалось, что она сидит на маленьком белом облачке, не чувствуя своего тела и наблюдая с высоты за происходящим. Наконец ритуал окончился, и семнадцатую принцессу отнесли на руках в маленькую, уютную келью, уложив на белую льняную постель. Во сне, она продолжала видеть статую Исиды, с длинной ниткой сердоликовых бус, спускающихся до самого пола. Потом Богиня ожила, посадила ее у своих ног, накинула бусы на шею Лулу, будто объединив себя и девочку, стала говорить с ней, гладя по голове.

От ощущения любви и теплой заботы, Лулу заплакала во сне, но вскоре слезы высохли, и светлая улыбка осветила ее спящее личико. Верховная Жрица, сидевшая возле ее постели, улыбнулась, и подумал: «Исида приняла ее в свои объятья». Она вышла из кельи, успокоившись тем, что приняла правильное решение. И теперь, несмотря на юный возраст новой жрицы, она будет учить ее, чтобы подсознание девочки запомнило самое важное, защищая ее в будущем, и помогая выйти из трудной ситуации. А когда настанет время, она вернется сюда, и станет Верховная Жрицей, заменив ее.

Вспоминая лицо девочки, и чувствуя, что та испытывала, женщина подумала, что уделяет мало внимания своей Рани, оставляя ее на попечение жены сторожа.

Верховная Жрица видела ее жизненный путь в счастливой семейной жизни. Женщина знала, что та будет счастлива в землях далеких от Египта. Неожиданно к ней пришла мысль: «А ведь девочки – ровестницы. Пусть их дружба продолжается, чтобы принцессе не было так одиноко».

– 4—

Ласковое солнце осветило утренний небосвод, и все живое, умытое и освеженное вчерашним дождем, пробуждалось к новой жизни.

Лулу проснулась от странного ощущения реальности сна. Оглянулась вокруг и вдруг рядом с собой на постели увидела большую сердоликовую бусину. Девочка решила спрятать ее в шкатулку, которую подарила Верховная Жрица. Не успела положить шкатулку в сундучок, как услышала Рани, звавшую ее купаться.

– Ты как здесь очутилась? – обрадовалась она подружке.

– А мне разрешили гулять с тобой каждый день.

– Вот здорово! Тогда бежим купаться!

И девочки побежали плескаться в теплых, водах Великого Нила.

С этого дня для Лулу наступила очень интересная пора. Они с Рани стали неразлучными подружками.

Исключение составлял лишь часы занятий Лулу. На это время она надевала льняную тогу жрицы, слушала тихое пение Верховной Жрицы и любовалась удивительными видениями. Кресло Жрицы стояло рядом с ее креслом, и она погружала девочку в медитативное созерцание невиданных миров. Пробуждая высшее сознание девочки, вела чертогами Исиды, где Богиня рассказывала, как говорить, чтобы защититься от влияния злых чар, что нужно делать во время жизни в других землях и племенах.

Всякий раз перед тем как очнуться, Исиды показывала, как запомнить видение и дарила девочке по красивой бусинке из своего ожерелья. Не задумываясь почему так тесно переплелись видения и явь, Лулу нанизывала цветные бусинки на золотую нитку, и ложила их в шкатулку. Каждый раз, когда она брала ожерелье в руки и перебирала бусинки, в ее памяти всплывали картинки, которые показывала Исида.

В такие моменты девочка становилась особенно задумчивой, ей не хотелось видеть даже свою любимую подружку Рани, и она шла на высокую террасу храма, любоваться закатом солнца и звездным небом, ожидая увидеть там Исиду. Но сама Богиня не появлялась, а посылала вместо себя пролетающую по небу яркую звезду, и успокоенная, обрадованная Лулу, уходила спать, осознавая, что Исида ее любит и не оставит одну.

Так прошло два года и Четвертая жена вместе с дочерью была вызвана во дворец фараона. Верховная Жрица вместе со всеми вышла провожать царственных персон, и напоследок отозвав Лулу в сторону, сказала:

– Надень бусы, которые подарила тебе Богиня Исиды и никогда не снимай их.

– А если кто-то постарается забрать их у меня? – спросила принцесса, надевая басы, тотчас почувствовав свою защищенность и опасаясь, чтобы эту защиту не отняли.

– Я прочитаю над тобой одну молитву и никто, никогда эти бусы с тебя не снимет, без твоего согласия.

– А если меня заставят это сделать?

– Не заставят. Ты только коснешься бус рукой и любое враждебное навеивание будет снято, ты вспомнишь, что тебе говорила Богиня и сделаешь то, что она подскажет в данный момент.

– Хорошо Верховная Жрица. Хвала Исиде!

– Хвала Исиде! – ответила Настоятельница, прочитав молитву над девочкой и благословляя ее в новую, трудную жизнь.

– 5—

Дворец фараона встретил их необыкновенной пышностью и новыми обновленными покоями. На следующий день Четвертую жену фараона и семнадцатую принцессу вызвали к Повелителю. Мина встретил их, сидя на высоком троне и приветливо улыбаясь. Его Четвертая жена Лани, за время отсутствия заметно похорошела, став яркой красавицей. Но внешность его дочери, семнадцатой принцессы была необычна из-за очень светлой кожи и волос цвета меди. Придворные дамы и вельможи рассматривали дочь фараона, и находили, что черты лица были правильными, а ярко синие глаза завораживали, однако то, что Четвертая жена фараона была темноволосой, заставляла их перешептываться и указывать на девочку, как на что-то диковинное. Увидев реакцию своих подданных, фараон тихо сказал Управляющему дворца:

– Пригласили посла из племени бедуинов, и понаблюдай, как он будет смотреть на принцессу. Я хочу знать, понравится ли девочка этим дикарям?

– Государь, слух о золотых волосах принцессы облетел весь Мемфис, а слуга посла уже донес об этом своему господину.

– Я хочу это увидеть сам.

– Хорошо государь.

Когда Управляющий удалился, фараон обратился к Четвертой жене, ожидающей его внимания в глубоком поклоне.

– Я вижу, жизнь в южном оазиса пошла тебе на пользу? Ты расцвела, будто алая роза!

– Я расцвела государь, от твоих подарков, которые ты посылал. В них была заключена твоя любовь и забота о нас с дочерью.

– Подойди и сядь рядом, – улыбнулся фараон, показывая на кресло стоящее рядом.

Трепеща и ликуя одновременно, Лани села на указанное место, обдав возлюбленного супруга благоуханием ароматов розы, сандала и нероле. Но все благовония были пронизаны столь ярко вспыхнувшей любовью, что у Мины закружилась голова, и он решил сразу после приема посла, насладится своим супружеским правом.

Посол бедуинов прибыл незамедлительно и, войдя в парадный зал, отдал поклон фараону, сказав:

– О верховное воплощение Бога Хора! Сын Бога Ра! Самодержавный владыка Верхнего и Нижнего Египта, верховный собственник земли и всего, что на ней обитает и произрастает! Приветствую тебя и подношу эти дары как символ дружелюбия от Правителя бедуинов.

После чего хлопнул в ладоши, и в зал стали вносить искусно украшенные ковкой медные зеркала, кувшины, и украшения, а напоследок – украшенную медной ковкой колесницу. Фараон был доволен, рассматривая подарки и слушая хвалебные речи. Посол расхваливал богатство и мудрость фараона, давая понять, что таковы его обязанности посла. Неожиданно поток его красноречия умолк, и он прикипел взором к семнадцатой принцессе, которая стояла в стороне среди женской свиты. Девочка рассматривала подарки, как и все придворные, не замечая того, что легкое покрывало сползло с ее головы, и волосы отливали золотом в лучах заходящего солнца. Придя в себя, посол с трудом оторвал взгляд от маленькой принцессы, и поклонившись Мине, восторженно произнес:

– Ты воистину воплощения Бога на земле, раз небо дарит тебе золотоволосых дочерей.

– Тебе понравилась красота моей дочери? – довольно спросил фараон.

– О да, великий фараон, такие женщины – это благословение неба.

– В чем же это благословение?

– В том Повелитель, что даже в наших землях, где много меди крайне редко рождаются женщины с такими волосами и все они становились женам вождей наших племен.

– Моя дочь еще слишком молода, чтобы стать чей-то женой, – схитрил фараон, рассчитывая именно на то, что весть о ней достигла вождя бедуинского племени.

– Ничто не мешает мудрому Менесу заглянуть в будущее и заключить договор с моим Владыкой, что будет иметь доступ к медным копям Синайской земли, если согласиться отдать в жены свою семнадцатую дочь.

– Но я слышал, что бедуинам запрещено брать в жены девушек младше тринадцати лет? – продолжал хитрить фараон, делая вид, что не очень заинтересован предложением посла.

– Я думаю, что Рантлек – вождь бедуинов, будет рад заключить союз о том, что медные копи будут твоими, если твоя дочь станет его женой когда ей исполниться семнадцать лет. А ты, тем временем, сможешь пользоваться копями уже сейчас.

Предложение было столь заманчивым, что глупо было от него отказываться, и фараон сказал

– Хорошо. Тогда передай Рантлеку, что я согласен. Но Лулу будет жить до свадьбы в храме Исиды до семнадцати лет.

– Владыка в Синайских землях есть храмы Реи-Кибеллы, где твоя дочь поживет до свадьбы с Рантлеком.

– Где гарантия. что твой Правитель не нарушит слова? – засомневался Менес.

– Мой Повелитель Рантлек дает тебе право пользоваться его богатствами, а сам лишь хочет быть уверен, что его будущая жена будет жить на его землях в охраняемом храме Реи-кибеллы.

– Тогда мы отметим этот союз помолвкой Рантлека и Лулу, – решил фараон и отпустил всех, кроме Четвертой жены.

Придворные стали расходиться, понимая, что сейчас при дворе многое изменится, и очевидно Четвертая жена станет Первой.

Лулу пошла в отведенные для нее покои, вдруг очень остро почувствовав свое одиночество. Только нитка бус на шее, напоминала радостные дни в далеком оазисе. Перебирая бусинки, девочка уснула и ей снилась Богиня Исида.

При дворе фараона, ей быстро наскучила суета, болтовня придворных дам, назойливость служанок, и их стремление постоянно напоминать ей, что она будет женой Вождя бедуинов. Подарки, которые ей прислали от его имени, показались девочке бедными по сравнению с бусами Исиды, но по настоянию придворных дам, она надевала эти украшения, изнемогая под их тяжестью.

Вскоре ко двору прибыл вождь бедуинов – Рантлек, и по традициям двух стран состоялась помолвка.

Лулу было странно наблюдать, что ее вместе с другими женщинами посадили за прозрачный занавес, рядом с взрослым мужчиной, и приказали протянуть под занавесом руку, на которую он одел браслет, долго говоря на непонятном языке. Фараон и ее мать, сидели на тронах в другом конце зала, и Лулу видела их издали. Фараон, кивал на приветствия вождя, тихо переговариваясь с Лани теперь его Первой женой, довольный происходящими событиями. А их дочь чувствовала себя очень одинокой, понимая, что чужестранец, сидящий за занавесом когда-то станет ее мужем, чего она никак не хотела. Вождь крепко сжимал ее ладонь, и казалось, что он хотел показать, свою власть над нею. Лулу это не нравилось, и она незаметно касалась бус Исиды, от чего становилось легче. Девочка вспоминала, слова Верховной Жрицы, которая наставляла ее, перед отъездом:

– Лулу ты должна пройти через многое – жизнь на чужбине, замужество, учебу в храме, куда тебя направят, но не забывай, что эти испытания ты должна пройти с честью, потому, что ты жрица Исиды, и Богиня будет ждать тебя в этом храме. Она будет с тобою всегда, только не отрекайся от нее, не давай клятвы иной Богине, и Исида всегда защитит тебя.

От этих воспоминаний становилось легче, и в мыслях девочка шептала, что будет верна клятве Исиде.

После свадебной церемонии и длительного пира, Лулу посадили в закрытые носилки, и начался долгий, долгий путь в чужие земли. По пути следования на привалах, ее снимали с носилок, растирали ноги и руки, давали выпить какой-то терпкий чай, и она погружалась в сон, чтобы слабее испытывать эту утомительную тряску от езды. Вождь бедуинов спешил в свои земли, опасаясь нападения кочевых племен берберов, поэтому остановки были короткими.

Наконец прибыли в Синайские земли. Лулу отвели в большой шатер, умыли с дороги, накормили и дали отдохнуть. Затем в шатер вошла пожилая женщина, говорящая на египетском языке. Старуха объяснила Лулу, что Вождь отправляет ее в женский храм Реи-Кибеллы. Там она пробудет до семнадцати лет, многому научится и лишь тогда, она станет женой Рантлека. Лулу кивнула. Правитель приказал сопровождать их сотне воинов и сказал, что Старшая Жрица ценой своей жизни отвечает за нее.

– 6—

Так для семнадцатой принцессы началось новая жизнь на чужбине.

Дорога к храму была недолгой и вскоре Лулу в сопровождении Жрицы, поднялась на священный холм, окруженный сосновой рощей, и остановилась перед древним храмом Кибелы – Великой Матери Богов, как ее называли в Синае.

Этой Великой Богине поклонялись во всей Малой Азии. Храм был очень старым и Лулу с интересом рассматривала, как все здесь устроено. Толстые, двойные стены защищали большой внутренний двор храма. К ее удивлению, храм от сада тоже отделяла стена, где между деревьями спокойно разгуливали огромные быки и ленивые львы, а со стен за нами наблюдали внимательные глаза птиц. Они поднялись по широкой лестнице к главному входу в святилище, где уже поджидали жрицы храма. Они провели гостей в просторный зал. В глубине, Лулу увидела изваяние Реи-Кибеллы, сидящей на огромном троне, а по бокам ее были такие же грозные изваяния львов.

Лулу удивилась тому, что глазницы Богини были прорезаны в камне из-за чего отливали чернотой, а ее облик казался зловещим. Но сопровождающая жрица объяснила, что любовь в экстазе подобна мгновенной смерти, поэтому глаза Богини излучают темноту, ведь она – Властительница ночи и царствует над всем подлунным миром. Девочка внимательно выслушала рассказ, но для себя решила, что Исида гораздо добрее и красивее, поэтому ей не хотелось ничему здесь учиться.

Принцесу поселили в одной из маленьких келий выходящих на верхнюю террасу крыши, где был разбит сад, с прогулочной площадкой. Здесь открывался прекрасный вид на лежащую внизу равнину, а по вечерам была видна вся ширь бескрайнего ночного неба. Этот простор успокаивал Лулу, позволял ей любоваться яркой россыпью звезд.

Старшая Жрица приходила к ней по вечерам и рассказывала о созвездиях, их названиях, и расположении. Девочка, найдя Сириус обрадовалась, что может видеть звезду Исиды, и часто обращалась к ней прося защиты и помощи. Жрица-наставница не возражала против ночных прогулок Лулу, считая, что здесь она впитает энергию мерцающего света Венеры, звезды Великой Богини Любви.

Поначалу Лулу полностью игнорировала всякие попытки научить ее женским тайнам, мечтая поскорее покинуть эту страну. Но однажды она услышала разговор двух молоденьких жриц о том, что только искусство любви дает женщине полную власть над мужчиной и заставляет его выполнять все ее желания. А неумелых жен ждет полное забвение и они доживают свой век в дальних племенах, где с ними обращаются грубо мужья-пастухи. Лулу задумалась об этом, ведь ей придется быть женой Рантлека, и оказывается единый способ влиять на него, это знать искусство любви. Она решила присмотреться к тому, чему ее учили жрицы, понимая, что это необходимо.

Вся атмосфера храма была пропитана любовью, а ее окружили женщины, постигшие все таинства. Они стали учить девочку всем премудростям жреческой любви: искусству плавно ходить и танцевать, разговаривать глубинным, зовущим голосом, тонкостям массажа и мастерству применения масел, навеивать желания, направляя и покоряя мужчину, не выдавая при этом своих намерений. Помимо тайн любви, Лулу училась астрономии и математике, письму и разговорной речи бедуинов, а также езде на лошади и умению готовить еду. Она обучалась лекарскому искусству, где нужно было разбираться в лекарственных травах и применять их при разных болезнях. А еще, у она совершенствовала дар читать мысли других людей и способность управлять животными.

Заметив это, жрицы научили ее элементам дрессировки и танцам со змеей, которым владели лишь самые искусные из них. Девочка быстро постигала науки, считая, что только так сможет подчинить Рантлека, а потом, сделает все, чтобы возвратиться на родину. По ночам Лулу просила защиты у Богини Исиды, которая приходила во сне, но это было тайной для всех.

Через год в храм приехал Рантлек, и Настоятельница храма велела, чтобы Лулу танцевала для него танец с цветком. Вместо этого девочка вышла танцевать со змеей, чем несказанно рассердила Настоятельницу и рассмешила Рантлека, которому сказали, что его жена непокорна. В ответ, он приказал жрицам учить ее лучше и уехал в военный поход.

Между тем, Настоятельница решила проучить девочку и хотела сорвать бусы, которыми она так дорожила, но внезапно, по руке пришелся удар. Испугавшись женщина отдернула руку и решила, что чужеземка наделена древней египетской магией и с ней надо быть поосторожней. С этого дня к Лулу начали относиться очень ласково, приручая ее свободолюбивый нрав и развивая женскую энергию.

– 7—

Прошли годы. Лулу исполнилось семнадцать лет и она стала девушкой редкой красоты. Энергия и сила пробужденная жрицами Реи-Кибеллы делали ее красоту желанной и будоражащей всякого смертного. Воины, охраняющие храм, предупреждали друг друга, об опасности встретиться взглядом с молодой женой Рантлека, выходящей вечером на высокую площадку храма. Еще говорили, что она не простая жрица Реи-Кибеллы, которая может убить спицей, спрятанной в волосах. О Лулу судачили будто она может вызвать смерть на расстоянии.

– Ты умрешь от своей страсти, – передавали воины из уст в уста слухи о ней. А девушка зная это, иногда выходила на стену и посылала поток энергии любви, окружающему миру. Жрицы храма не препятствовали ее занятиям, желая развить в девушке еще большую силу. Но военачальник отряда, охраняющего храм, донес Правителю, о силе любви, идущей от девушки и о воинах, которые боятся от этого сойти с ума. Рантлек велел привезти Лулу к себе, решив, что сдержал обещанное фараону слово.

После богатого пира, Лулу вошла в его шатер. Опытный воин был поражен ее женским искусством и чарами юности, но Лулу не испытывала к этому чужому мужчине никаких чувств. Она забавлялась над ним, его страстью, заставляя подниматься на вершины блаженства и падать в бездну отчаянья, и опять подниматься на вершину, теряя пульс и сбивая дыхание. Так продолжалось три дня и три ночи, пока Рантлек сказал, что хочет отдохнуть возле целебного источника.

– А нельзя ли и мне поехать с тобой? – вкрадчиво спросила жена, ведь и я хочу восстановить силы после любви с тобой.

– Конечно, – согласился Рантлек, не подозревая, что Лулу всего лишь пробует силу своих чар.

С тех пор она старалась неотступно быть при нем, вникая во все тонкости государственных дел и не позволяя ни одной женщине, ни на миг приблизится к Правителю. Она сама полностью завладела его телом и мыслями. Но эти меры безопасности были излишни. Правитель уже ни дня не мог прожить без своей маленькой жены. Она стала для него всем – воздухом, водой, пищей, солнцем, и ради ее ласк он мог пойти на что угодно. Когда он был с нею, то чувствовал себя Богом, повелевающим стихиями.

До Лулу доходили слухи о возвеличении ее матери и рождении брата Сенефара первого наследника трона. Это было ей на руку, но та жизнь была слишком далеко, а она должна была выжить здесь, среди чужого народа, чтобы потом воплотить свою мечту и вернуться в храм Исиды. И здесь ее надеждой и единственным защитником был Рантлек.

Через год Правитель забеспокоился, что его жена не ожидает ребенка. Но Лулу сказала, что ее организм еще слишком молод для вынашивания первенца и привела пример многочисленных смертей молодых наложниц, которые рано рожали. Правитель согласился, после того, как и его личный лекарь подтвердил, что для Лулу лучше всего будет родить в восемнадцать лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное