Валентин Маэстро.

Здесь – о тебе: финишный 250-летний спурт. Книга 7. Истинная картина нашей истории



скачать книгу бесплатно

© Валентин Маэстро, 2017


ISBN 978-5-4485-0846-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сокрытые побудительные причины становления истории человечества последних 250 лет, как сценарий, написанный лиходеями кровью массовки, о чем на этих 200 страницах сообщают личности, ведомые Совестью

Часть 1. Граф – первый обвинитель

Глава 1. Бег по кругу

«Чтобы услышать, надо научиться не слышать.

Чтобы увидеть, надо научиться не видеть…»


 
Земля – Корабль…
Думаю я: что значат эти слова…
Как попал на корабль, не знаю.
Шатко-сутулый бреду. Блуждающий взгляд…
Попугаи у ручек штурвала…
Мышления штампы в речах.
В камбузе стряпают фразы издавно – глотайте, спешите.
А зачем?
 
 
Притягательный запах жаркого: целое делят, тащат куски государств…
Странники-люди танцуют на глади жаровни: снизу корысти пламя все выше.
Пляшут – и круче подскоки… Плен душных объятий.
Хватают за горло, кидают под ноги.
Не желают уйти из огня, топчут друг друга.
Сегодня меня, завтра – тебя и себя.
То звери еще или люди уже?
 
 
Еле-еле светится взгляд мой, но иду… Слышу…
Моторы машин стучат в разнобой – чему учат они?
Целого нет. Единенья живого не видно. Каждый сам по себе.
В говор людской лязг металла закрался:
Не говор о сути, а скрежет железа кругом. Завтра – это сегодня уже.
 
 
Доносятся клики восторга, а может крики безумных?
Наскочили на айсберг – верно курс пролагали неверный.
Уходим на дно моря слез.
Время, как ветер, сушит слезы на щеках планеты.
Завтра – пришло.
Вместо влаги морей – песчаные бури пустынь.
Бумажкою брошена, скомкана жесть.
Исчезли слова. Грохот разрухи остался, пепелища, холод бетона кусков.
Был ли говор людской?
 
 
Осень настала. На палубу падают листья с Дерева Жизни.
Всмотрелся – то не листья, то – души людские…
Стынь зимы впереди. Усни, отдохни, но проснись.
Там, за окном, в снежной метели, стук голых мерзлых ветвей по стеклу.
А, может – смерти шаги?
 
 
Мрачные краски мольберта.
Я – загнанный зверь и чувства силы отдали дикой скачке страстей.
Слышу дробь барабана.
А, может – рвутся сердца?
На рельсах – торопливый колес перестук.
А, может – топот погони в ночи?
Удар кулака по роялю.
А, может – выстрел в тиши?
Гитары струна дребезжит.
А, может – голос души?
В люльке качают меня.
А, может – колени дрожат?
На паркете танцзала – в клочьях ноты и звуки.
Пауза хочет в марш похоронный уйти!
Свет улыбок любимых.
А, может – в могиле цветы?
 
 
Хаос и вращенье. Блики – искры кружат пред глазами.
Белопенные волны —
Величаво плывут облака.
Бурное море – шумом зеленым
Стонут леса.
В вихре песчинка – корабль, Земля.
 
 
Смотрю-различаю водоворота круги на воде…
Где же пропасти дно и высоты духа горных вершин?
Бездонное небо, безбрежное небо, беззведное небо…
Крик одинокий – плачет душа:
«Нет ответа! Нет ответа! Кто и зачем создал меня?
Для чего я живу?
Почему кто-то решает все за меня, но без меня?
Кто эти люди? Почему у них власть, если я им ее не отдал?
Нет ответа…»
 
 
Небо… Земля… Душа…
 
 
Прочь от суеты убегаю и в безмолвье бросаюсь.
Что здесь? Иллюзия? Эхо или реальности четкая явь?
Беззвучно голос вещает…
«Жизнь идет к совершенству.
Часть ее – Я. Мы с Природой Едины.»
Мощный аккорд мелодии дивной Землю объял.
Мирный рокот морского прибоя.
В бликах зеленых ладошек машут призывно нам листья
на ветках Дерева Жизни…
Журчат ручейки, смеху детей подражая, зовя веселиться…
Улыбки любимых, как Солнца лучи в алмазинках капель росы.
Пение птиц – восторженный гам, урчанье зверей, говор людей —
Дыханью Природы созвучны.
В сказочно-праздничном танце звуки сплелись.
Свет улыбок любимых – прелестны живые цветы.
Небо. Земля. Душа.
 
 
Встал и не шатко, а прямо иду. Расту.
Делаю шаг. Руки к тебе протянул. Помогу…
Ты видишь меня? На что тратишь себя? Цель, ведь, ясна.
Здесь – Одно и это – реальность, с которой Связует Душа.
Кончик этой связи я ухватил и иду по тропинке к Дороге,
Ведущей к Отцу, к Одному и Домой…
Пора нам идти. Пора сделать шаг!
Встань и иди.
«Я – Жизнь – иду. На знаки смотри – научу.»
 
***

После того как его лжедруг, Павел Страздиньш, терпеливо лицемеря и выжидая момента, обворовал предприятия Александра, Санек из миллионера, имеющего много денег, превратился, в 2007 году, в банкрота, имеющего много проблем. Один за другим были заблокированы все счета в банках: помощь получить некуда… Ему все чаще приходилось решать непривычные, но возникающие дилеммы:,,Купить буханку хлеба или билет на троллейбус. В первом случае, доживу до завтра, смогу бороться, но тогда, сейчас, надо идти пешком, или, унижая себя, ехать,,зайцем»».

Для того, чтобы не отключили телефон за неуплату, набирал номер, с кем надо было переговорить и просил перезвонить…

Раньше с сыном ездили на машине и с охраной, теперь пришлось запоминать расписание троллейбусов, автобусов и трамваев.

До этого продуктов в магазине брали столько, сколько хотелось. Теперь он узнал, что в разных местах один и тот же товар менял стоимость и денег может не хватить даже на самое необходимое.

Когда сынку хотелось мороженого и внимание не удавалось отвлечь, заходили в кафе. Здесь Санек невозмутимо отдавал последние копейки лишь бы малыш не чувствовал ограничений. Затем на его вопрос —почему не взял себе – со смехом весело отвечал, что не хочется, ну, совсем-совсем…

Не имея денег на парикмахерскую, бодро пояснял, что решил отращивать волосы…

В дождь становилось все сложнее сохранять оптимизм со встречными: прохудившаяся обувь не только пропускала влагу, но и начинала разоблачающе,,чавкать».

Вместо посещений театра и концертов в филармонии слушал музыку с дисков…

Приступы слабости и отчаяния настойчиво прогонял уверенным прошептыванием:

«Лишения – волю мою укрепляют. В борьбе я сильней становлюсь. Шаг, второй и победа все ближе. Шаг и сила меня наполняет. К цели, вперед направляю себя. Я – все сильней и сильней. Зубы сжимая, к победе иду и, вот уже рядом она…»

Неимоверными усилиями, все-таки, преодолел трудности.

Начал новый бизнес в сфере недвижимости и, вскоре, снова поднялся к материальному благополучию. Получал ежемесячный доход, которым покрывал платежи банкам за взятые кредиты, чтобы выкупить заложенное имущество, и еще оставалось для жизни выше среднего уровня.

Сынок уже стал школьником и Санек, как главный расход, выделял деньги на образование, а на себя – после этого…

***

Зима. 31 декабря 2007 года. Очередной, последний залп салюта. Александр с сыном, сожалея об уходящих мгновениях, наблюдают как ярко-разноцветные звезды-огни фейерверка постепенно гаснут, словно тают в темном, ночном небе.

***

Минуло 250 лет с тех пор, когда были приняты решения о конкретных действиях по реализации последнего этапа плана по упорядочиванию всяческих взаимоотношений в обществе. Теперь-Суперфиниш…

Тикают часы… Тик-так, тик-так… До 15 апреля 2016 года осталось 8 лет или 2 920 дней, то есть 70 080 часов…

– Час уже прошел. Да, да, – хихикает, словно тявкает, Клопшильд и высокомерно уточняет, – Уже через 70 079 часов захлопну дверку вашей клетки. Повешу замок и все вы тогда, все будете делать только то, что скажу я!

***

Проходит, заканчивается празднование встречи нового, 2008, года. Всеобщая радость торжества и обилие веселия сменяются буднями. Исчезает громкое ликование и словно задули свечу: меркнет свет улыбок на лицах …На полу – пустые бутылки из-под шампанского и иголки засыхающих елок… В уме – меркнет яркость воспоминаний…

Начинаются рабочие будни. В атмосфере денежных взаимоотношений, то тут, то там, неосязаемо начинает витать напряженность. Единичные беспокойства, слова предупреждающие нагнетают ситуацию. Повторяясь все чаще, они будоражат умы ощущением приближения смертельной опасности. Осознание грядущей беды начинает захватывать нас. Она приближается, близится, рядом уже и грозит раздавить-похоронить, как снежный ком, катящийся с высокой горы… Катится, ширится с шумом, грохотом и вот уже лавина гулом грозным вниз несется… Оползень, накрывающий веки теменью смерти, надо мною уже… Уничтожить хочет тебя, его и меня…

***

В мае 2008 года всем становится известно о крахе пятого по величине американского инвестиционного банка Bear Stearns. Затем разворачивается афера с четвертым по значимости американским инвестиционным банком Lehman Brothers, задолжавшего такую мизерную сумму, что раньше ее и не приметили: 613 миллиардов долларов. Объявляется его банкротство. Кризис распространяется.

В новостях сообщается о начале спасения…

К удивлению своему, я-ты-он-она видим, что спасают не людей и предпринимателей, а

БАНКИ.

Чтобы сохранить экономику, надо было, смягчив условия получения кредита, увеличить количество денег в обращении.

Чтобы разрушить экономику, обесценить и прибрать себе чужую собственность, надо было ужесточить условия получения денег и изъять их из оборота, что и произошло.

***

Фактически был национализирован частный долг: крупнейшие финансовые учреждения – Fannie Mae и Freddie Mac (США), держатели частных ипотечных долгов на 14 триллионов долларов, были выкуплены-спасены, по решению правительства,

ГОСУДАРСТВОМ.


Сразу же, вслед за США, жесткому воздействию финансового кризиса подверглась европейская экономика.

Эти два явления потянули за собой взаимосвязанные отрасли и страны. Проблема быстро распространилась на весь мир.

***

Александр мимоходом успевает отметить интересную закономерность: кризис, опять, как и в других десятилетиях, начался с США…

Сам собой возникает вопрос:

«А не устраиваются ли кризисы искусственно? Нас вгоняют в голод и холод намеренно, чтобы отобрать то, что мы приобрели, создали»

Поиск ответа откладывает на «потом»: все время и силы уходят на выживание.

«Странно, правительство наше занимается разными мелочами, но не главным: расширением общего благосостояния – замечает Александр на бегу, – а у меня, человека разумного, в «гонке за хлебом» на размышление нет и минуты свободной.


ДУМАТЬ НЕКОГДА!»

***

Доллар США, будучи мировой валютой, потянул на дно болота бездействия все, что с ним было связано. На фоне глобализации закономерно сработал «эффект домино». Начался мировой финансово-экономический кризис.

Он отрицательно отразился на всех, кроме банкиров-лиходеев и ресурсозахватчиков… Они предупреждают своих заранее и действуют по утвержденной программе.

О финансовой ее части и циклической повторяемости Клопшильды объясняют своим преемникам в Сионских протоколах под номером 20:

«Экономические кризисы… нами произведены для гоев ни чем иным, как извлечением денег из обращения…»

Простое, легко производимое действие, а следствия потрясающие…

Кризис, словно удар подлеца сзади, опять отбросил Санька в потерю всего. Прекратился оборот денег и доход превратился только в расход… Начался спад в производстве.


Все страны охватывает безработица…


Работники банков, еще недавно притягательно улыбчивые и дружелюбно зазывающие к себе за займами, преобразились в жестко, но законно действующих грабителей. Они теперь со звериным оскалом, сменившим улыбки на лицах, отнимают у должников квартиры, дома, все заклады. Обращаются с ними как с ворами, лишившими их постоянной и сладкой, но паразитической прибыли. Выгоняют на улицу неплательщиков, превращая их в бомжей…


Александр видит воочию эти изменения. Читает новости. Понимает, что кризис охватил почти всех землян. Ищет выход из ситуации для своей семьи, близких и окружающих.

Начинает понимать, что обычным подходом, анализируя события в своей стране, ясности и решения проблемы не добиться. Предмет намного шире и надо изменить привычное мышление. Подсознание подталкивает рассмотреть совокупно события на всей планете и в их последовательности. Предлагает минимальным периодом выбрать не жизнь одного человека, к чему мы приучены, а несколько поколений.


Вглядывается в события. Все чаще и чаще воображение отделяет, отрывает его от земли, от сиюминутной круговерти отвлекающих мыслей. Поднимает вверх, выше крыш зданий, к облакам, переносит в события прошлого, а затем опять – в сегодня и в будущее. Слышит шепот в себе и вокруг:

 
Надоело по земле мне блуждать в лабиринтах обмана,
Ложь слушая тех, кого мы, будто, избрали.
Капельки слов их давно в туман обратились и
В густую непроглядность упрятали правду.
Кто они, кто? Кто эти люди,
Нелюди эти, кто убивают свободу души,
Уклады в странах ломая,
Жизни лишая
Сегодня моих брата, сестру,
А завтра меня и тебя…?
 
 
Взор к небу поднял,
Чтобы синью безграничной напиться,
Жажду свою утолить,
Чтобы туда вознестись вольной птицей,
Созидающей мыслью…
Но там белопенные волны исчезли…
По черному своду
Хмуро рваные тучи кружатся и
Не вижу мерцанья приветливых звезд.
 
 
Где же ты, небо, с бескрайнею волей?
Где ты, земля, что опору давала?
Вещаете тихо, устало,
Что надоело носить на себе и в себе
Жестокую глупость власть захвативших…
И изменить все пора.
А, душа? …Мечешься ты между верхом и низом…
 
 
Бескрайность – над всем…
Лес людей впереди и вокруг…
 
 
Спотыкаясь, бреду в граде из кубиков стекло-бетонных
По темным траншеям-улиц, узко – высоких.
О крыши домов ладонями я опираюсь.
От одной, с крышей, коробки оттолкнулся.
Оттолкнулся и дальше шагаю.
Сверху смотрю.
Над всем нахожусь.
 
 
Ступни ног моих – дел – на Земле, а память в Небе витает…
Облака влажным касаньем гладят лицо,
Напоминая нам о Любви.
Жить, как раньше, уже не могу.
Знаю: хранитель правды – народ.
Большинство – в общем единстве.
Он есть «око».
Все видящее око…
Но ослепили его, украв Знания Свет,
В коробку, нору – квартиру загнав,
Где взгляд упирается в горизонт потолка.
Приручили-приучили инстинктами жить
И речи о духе творящем детской сказкой считать.
 
 
Что же делать теперь?
Можем с тобой вскочить на верх баррикады
И пулю сердцем поймать.
Пулю поймать и упасть,
Как Гаврош.
Упасть – отдохнуть.
Это легче, чем взрослым нам стать,
Чем каждый день, каждый час
Пули в себя принимать
И стоять, слово правды вещая.
Стоять, а если надо, идти…
Идти вверх и вперед,
Прикрывая тех, кто сзади плетется,
Идти и слово нести,
Освещая дорогу другим.
Идти, горечь обиды и слезы глотая…
Я, Душа твоя, стою и иду…
К тебе я иду… Встань и ты, пыль с колен отряхни…
 

Видит сверху, оттуда построенные, после присоединения к Евросоюзу, вместо производственных зданий в центре столицы его страны новые кварталы. Такие же красивые, какими он восхищался в Германии во время первой своей заграничной поездки! Огромные торговые центры, современные офисы из стекла и бетона шведско-америко-немецко-европейских банков.

Вместо разбитых дорог в ухабах тянутся ровные, с качественным покрытием, стрелки улиц, бульваров, магистралей. Семьи чиновников-управленцев на эксклюзивных иномарках ездят по этим проспектам в резиденции свои и их интересы не переплетаются с заботами пешеходов.

Вот, правительство утверждает строительство очередного миллиардного объекта и создатели отношений, распределители налогов, министры, получив миллионные взятки от кредиторов, сменяют на новые свои авто. Заимодавцы с нескрываемой радостью раздают комиссионные, зная что, кредит за 20 лет вырастет вдвое, а государство гарантированно все им отдаст.

Наряду с этим, притягивают к себе взгляд Санька развалюхи-лачуги на окраинах города и одинаковые пятиэтажные коробки-клетки многоквартирных домов. Здесь, подобно курам в птицеферме, которые заполнены пятиярусными секциями, живут скученно, наступая друг другу на мозоли, создатели всех товаров, работники, уплачивающие налоги, народ. Государство, как человекоферма… Видит контрастность излишества и бедности, видит и слышит…


Слышит, режущий слух крик-всхлип голодного ребенка, догоняющего молодую женщину:


«МАМОЧКА, МАМА, КУШАТЬ ХОЧУ…»


Слышит и видит события дня сегодняшнего, 2008 года.


Вспоминает 1 мая 2004 года. Латвия, после развала СССР, вступает в Европейский Союз. Страна принимает ценности, декларируемые Западной цивилизацией.

Внешне все, что выставляется напоказ как пример, привлекательно и очень. Красивые, современные здания, транспорт, услуги, качество дорог, обилие товаров, разнообразие еды и одежды… Обещания о том, что получишь заработанное…

Александр, вместе со всеми, был за то, чтобы голод во всем, утвержденный советской государственной диктатурой пролетариата, заменили изобилием…

В потоке хвалебных речей о западной модели общества агитаторы замалчивают взаимоотношения людей и правительства, моральные ценности и суть всеобщей беготни по кругу…

***

У конфет красивые фантики, блестяще-красивые, а вкус узнается позже…

Так же узнается и суть явлений. Для большинства, эта суть, всегда познается только при свершении событий во времени, в будущем.


Это – «позже» – наступило…

***

2008 год. Кризис всемирного масштаба. Латвия. Рига.


Предприниматели и, вообще знакомые, начинают встречаться все реже: из-за отсутствия денег большинство времени у всех уходит на борьбу с потоком нарастающих проблем.

Санек, веря в краткосрочность явлений кризиса, пытается спасти свое предприятие от банкротства. Организовывает работников на поиск новых заказов и идей, но во всех направлениях видится только выжидание: что будет завтра?

Зазвонил телефон. На связи – Ян Зариньш, близко знакомый бизнесмен, кто успешностью в делах, обилием неиссякаемой энергии, желанием всем помочь всегда восхищал Александра. Обсуждая место встречи, перебирают варианты.

В рестораны, из-за нужды считать копейки, уже не ходим, кафе тоже недавно отменили, машина отпадает – оба уже без них. Погода хорошая и выбрали уютный сквер, посмеялись, что за свежий воздух платить еще не надо. Встретились.

Санек удивляется перемене в Яне. Перед ним совсем другой человек.: понурая осанка, отсвет отчаяния во взгляде – все говорит о душевной усталости. Разговорились.

«Представляешь? – с искренним удивлением недоумевает Ян, сам не веря в происходящее, – Вроде бы, обстоятельства загнали меня, как на ринге, в угол, метелят серией ударов и вот-вот будет нокаут… Меня, того, кто всегда поступал правильно…»

Упадок платежеспособности населения урезал его фирме возможности. Потеряна ниша в рынке. Приход денег резко сократился, а затем стал нулевым. Возникает проблема с возвратом банку сорокатысячного кредита, взятого для расширения производства. Большую часть, двадцать восемь тысяч евро, этого займа он уже успел выплатить.

Через время, так как расходы на содержание оставались, начались убытки. Постепенно он увольняет всех…


АО «Данске Банк» – филиал датского банка в Латвии – подает претензию с требованием вернуть кредит, под который заложена его квартира, стоимостью более 60000 евро. До этого они за 5000!!! продали котельную, которую Ян приобрел за 170 000 евро, хотя письменно согласились с оценкой в 100 000… Ясно всем, что разницу при продаже этого залога положили в карман, но не доказать. По закону реализовать имели право…

«Назначается суд» – продолжает Янис, а Санек, пройдя через подобную процедуру уже раньше его, воочию представляет происходящее.

Представляет и слушает Яниса…


Внешние обстоятельства неумолимо ведут всех, меня-его-тебя-нас к известному результату: потере всего…

Уйти от этого НЕВОЗМОЖНО…


Проводится первое заседание суда и банку передают в собственность мою-твою-его заложенную квартиру…


«Обидно, конечно, ведь, я собирался наладить работу и вернуть займ.

Из квартиры меня выгоняют. Судебные исполнители даже личные вещи выносят на улицу…

Через время, вызывают еще и на второй суд. Дело быстро рассматривается в течение часа, будто по заранее расписанному сценарию.


Суд Зиемельского района города Риги зачитывает мне приговор.

«…Признать, что был взят у банка кредит 41816,60 евро… Заложенная квартира была банком продана, но данный приход покрыл только проценты и часть штрафных начетов… Взыскать еще 35000 евро!… Дополнительно взыскивать с должника и гарантов, до выплаты долга, 6% в год…»


«Да что же это такое! – не выдерживаю, вскрикиваю и вскакиваю с места: – Я оплатил больше половины кредита! Они штрафными начетами удвоили первоначальную сумму долга! Я потерял квартиру, которая стоила 60000 евро. Выгнали на улицу и заставляют платить еще!!! Так я за всю жизнь не рассчитаюсь.

Мне жить негде …За арендуемую комнатку платить нечем… Вообще, на еду не хватает, а вы еще присудили начеты…,, – отчаянно взываю, жестикулирую, кричу судье,

– это НЕ СПРАВЕДЛИВО!!!»


Судья, величественно передвигаясь, сохраняя царственное выражение лица, спускается с возвышения и молча исчезает за дверью, будто уходит в другой мир…


«Лишили всего, – с нотками печали в голосе констатирует Ян, – Квартира отнята, работы нет. Прихожу на почту за пособием. Здесь, вместо 210 евро получаю 130. На тридцать процентов меньше – начали уже удерживать для погашения долга банку… Все счета заблокированы…»


«Лишили крыши над головой. Отбирают последние деньги, а мне не хватает на хлеб…»

Судебный исполнитель, получающий высокие проценты от стоимости реализованных залогов, рьяно выискивает что бы еще отобрать в пользу АО Данске Банка. Также жестко, по отношению к заемщикам, действуют Сведбанк, Себбанк и все другие, а вместе с ними судебные исполнители…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4