Светлана Журавская.

Тень, ведомая Богом



скачать книгу бесплатно

Девочка продолжала играть одной ей ведомую роль, вспоминая все свои спектакли в школе и детском саду. Предраг отпустил ее руку, и она со всех ног побежала к немцам. Не добежав десяти метров, она специально упала на дорогу.

– Я… я узнала, что этот мальчик… – всхлипы перебивали ее речь, – он сын партизана, его семья укрывается в доме дяди Радована Обилича! Он хотел меня остановить!

Лица немцев изменились, больше в них не осталось праздного любопытства. Один из них помог девочке подняться.

– Все хорошо, не плачь, – сказал он, своим белым платком вытирая слезы и грязь с ее лица.

Предраг не мог пошевелиться. От услышанного его как громом поразило, он не мог поверить в то, что это происходит на самом деле.

– Эй, мальчик! Иди сюда! Не бойся! – крикнул Предрагу другой немец. Парень сделал шаг назад. – Давай-ка без глупостей!

Предраг сорвался с места и скрылся в ближайшем переулке. Со всех ног он мчался домой. Один из немцев тут же побежал следом.

– Как тебя зовут? – спросил девочку военный.

– …Мадлен, – чуть успокоившись, ответила она.

– Хорошо, Мадлен, где живет этот мальчик? – Марии-Яне очень понравилось, что взрослый назвал ее именно Мадлен, ей нравилось звучание своего нового имени. Она тут же назвала адрес Обилича и пересказала текст своего письма, которое осталось у Предрага.

– Ступай домой, Мадлен. Мы разберемся со всем.

– Точно?

– Точно, – улыбнулся офицер, отдавая ей платок. – Ты ведь дойдешь сама? – Она кивнула. – Тогда беги!

Двое военных переглянулись, проводив ее взглядом, и поспешили вернуться в штаб. Новая информация была как нельзя кстати. Зайдя за угол, Мадленка стояла прижавшись к стене, пытаясь отдышаться. Она была настолько довольна своей игрой, что жалела лишь о том, что зрителей было ничтожно мало.


Немец бежал за мальчиком, нагоняя его с каждым шагом. Предраг все не мог от него оторваться, то и дело сбивалось дыхание. Дом Обилича был впереди, до него оставалось совсем чуть-чуть. В окнах горел свет, и была вывешена красная тряпка – Радован был дома. Предраг перепрыгнул через невысокий забор и через расцветающий вишневый сад ринулся напрямую к дому. Обилич вышел на улицу.

– Радован!! – крикнул Предраг. – Радован! – Мужчина заметил бегущего следом за мальчиком немца. – Дочь Йозефа ходила к немцам, она рассказала, кто вы!

– На землю! Падай на землю! – крикнул Обилич, вынимая из кобуры пистолет и прицеливаясь во врага. Предраг хотел было упасть, но острая боль, пронзившая спину, сама бросила его на землю. А секунду спустя над его головой просвистела пуля, угодившая немцу в сердце. Тот упал замертво.

– Предраг!

Радован кинулся к мальчику, тот попытался встать, но ноги его не слушались. Обилич поднял с земли истекающего кровью парня и понес его в дом.

– Только не засыпай, слышишь меня, Предраг?..

– Эта тварь рассказала им о вас… – шептал мальчик. – У меня в кармане письмо, которое она хотела им отдать… – Потом он потерял сознание и не знал, каких усилий стоило врачу-хирургу Бранке Обилич удержать его на этом свете.

Обилич пришел в дом Попичича и рассказал ему о случившемся.

Жарко с Милицей помчались к сыну в соседний дом, куда уже стягивались значительные силы партизан.

Мария-Яна вернулась домой с довольной улыбкой на лице.

– У меня для тебя хорошая новость, Йозеф, – тихо проговорил Радован, – ты тут больше не живешь. Ты едешь в Белград, где будешь сам спасать свою гнилую шкуру.

– Милая, иди в свою комнату.

– Зачем же? Пускай расскажет, как она помогла папочке, – хмыкнул Обилич. – Пусть расскажет, как пошла сдавать меня немцам, как из-за нее немец стрелял в Предрага.

– Я не понимаю, о чем ты… – мотнул головой Кербел, в недоумении глядя то на дочь, то на серба.

– Яблочко от яблони, знаешь ли. Собирайте свои вещи, мы поможем вам в последний раз.

– Мария, что ты наделала?

– Я лишь следовала твоему совету, папочка. Я помогла Богу увидеть, кто плохой, а кто хороший.

– Как мило, – улыбнулся Обилич. – Мы плохие, значит. А почему, собственно, а, Йозя? Спасали твою шкуру, кормили, поили, одевали, прятали… Плохие? А с чего ты взял, что ты хороший?

– Я ничего плохого не делаю.

– Уже сделал. А ты, маленькая тварь, – он посмотрел на девочку, – всегда помни о том, что за все зло, причиненное людям тобой, ты будешь платить лично.

– …Я найду на кого переложить ответственность, – совсем по-взрослому ответила девочка.


Спустя час семья Кербела была уже на пути в Белград, а партизаны совместно с освободительной армией Югославии начали зачистку Врнячки Бани от немцев. Мадлен была довольна их отъездом, семья Попичичей ее довольно сильно раздражала, а Предраг… он заслужил пулю в спину, думала она, ведь он так и не ответил на ее любовное послание.

По прибытии в Белград Йозеф смог связаться со своими бывшими коллегами по посольству в Чехии. И тут среди сербов нашлись добрые люди, в очередной раз пустившие его семью под свою крышу. Правда, лично для себя он решил, что фрагмент их жизни в Сербии во время войны нужно будет переписать. Посему при переезде в США он сменит фамилию на Корбел и начнет писать совсем другую историю.


В тот год Пасха была 16 апреля, и сотни людей отправились в храмы Белграда в хорошем настроении, и не было ни у кого и мыслей о надвигающейся беде. Мария-Яна и ее семья не были исключением. Они так же, как и все, принимали участие в праздновании, когда в одиннадцать утра над городом разнесся гул воздушной тревоги, а уже в двенадцать часов на ничего не подозревающих людей всей своей мощью обрушились союзные войска – бомбардировщики США и Англии. Говорят, они метили в военные объекты немцев, но попадали лишь по жилым домам и больницам да храмам… Те бессмысленные в стратегическом плане бомбардировки продолжались долго. Единственным объяснением было то, что англо-саксы хотели проверить тактику ковровых бомбардировок. Для Мадлен это были самые страшные дни, когда она боялась громких звуков как огня. Она никому не рассказывала, но тогда она подумала, что этот ужас и есть то наказание, о котором говорил Обилич. Для себя она решила, что когда построит такое государство, о котором говорил ее отец, такой же ужас будет ждать тех, кто будет плохим… в ее понимании.


Мария Лазарь закрыла журнал и закрыла глаза. В офисе было душно, и так и хотелось вырваться из четырех стен и прогуляться на свежем воздухе. Нежданный гость появился на пороге ровно в четыре часа дня. Это был невысокого роста пожилой человек, ухоженный, в черном дорогом костюме. Джулия сразу же приметила дорогие часы на его правой руке, явно именные и сделанные на заказ.

– Здравствуйте, леди. – Он натянуто улыбнулся, Мария молча кивнула в знак приветствия. – Доктор Зев у себя?

Он с интересом разглядывал Лазарь, что-то в ней привлекало его.

– Да, но он сегодня не принимает…

– О, милая моя, меня он примет. Позволите? – он сам подошел к двери кабинета и постучал.

– Оставьте меня! – крикнул Гэбриэл.

– Это Джейкоб. Я войду? У меня был долгий перелет, и я не хочу тут стоять в ожидании.

Спустя секунду Гэбриэл сам открыл ему дверь.

Глава V

Джулия подскочила с места и кинулась к Марии.

– Ты знаешь, кто это?!

Лазарь мотнула головой.

– Да это, – чуть ли не задыхалась от восторга девушка, – это же сам четвертый барон Ротшильд!!! Натаниэль Чарльз Джейкоб в нашем офисе… с ума сойти!

– Барон? – удивилась Мария. – Один и без охраны?

– Я думаю, что вся охрана осталась за дверью. Дай-ка посмотрю! – она сначала подбежала к окну. Внизу и впрямь были две машины сопровождения и один лимузин. Мини-кортеж занял пол-улицы. – А за дверью… дай-ка гляну.

Но Мария ее опередила, она подошла к двери и настежь ее открыла. У входа в офис Зева стояли два человека, в костюмах и вооруженные.

– Ой! Здравствуйте! – просияла Джулия, питавшая слабость к крупным мужчинам при оружии. Она не могла отвести глаз от одного из них, явно главного.

– Добрый день! – ответил он, улыбаясь и с любопытством разглядывая помощницу Гэбриэла.

– Не хотите войти? – спросила Джулия, когда Лазарь, потеряв интерес к незнакомцам, вернулась к креслу у журнального столика. Села и, достав сигарету, закурила. – Могу предложить вам чудный кофе. – Она уже почти влюбилась в этого статного высокого брюнета с темными глазами.

– Не откажусь, – ответил он. – Бен, вызови Кевина, – обратился он к напарнику. Тот кивнул. – Меня зовут Вук, милые дамы, – улыбнулся он. Лазарь подняла глаза на мужчину.

– А меня зовут Джулия, а эта молчаливая особа – Мария.

Лазарь продолжала молчать, но уже с интересом рассматривала Вука.

– Позвольте, я присоединюсь? – он сел в кресло слева от Марии и тоже достал пачку сигарет. – Как работается вам, леди?

Аромат сигарилл с вишневым вкусом наполнил комнату.

– В целом неплохо, но сегодня пустой день. У нашего начальника траур. Убили его друга.

– Да-да, в новостях с самого утра рассказывают. А вы тоже знали Уокера?

– Нет… но убийца вчера приходил к нам…

– Вук – довольно редкое имя, вы ведь не из Америки? – перебила Джулию Мария, посмотрев на гостя.

– Да, вы правы. Это сербское имя. Слыхали о Сербии?

– Доводилось, – кивнула Мария.

– Мои предки оттуда, а сам я родился и вырос тут. Так что самый что ни на есть американец.

– Акцент, – тихо заметила Мария.

– Что, прости? – он посмотрел на Лазарь, которая смотрела не на него, а в окно.

– У тебя сильный акцент, что говорит о том, что английский не твой родной язык и ты не урожденный американец.

– А ты наблюдательная, прям-таки шпионка.

– Как твоя фамилия, американец? – спросила Мария с иронией.

– …Бранкович, – ответил Вук. – И запомните эту фамилию, дамы, вы о ней еще услышите.

– Ну, еще бы, – хмыкнула Лазарь.

Вук чувствовал, как злится на выскочку, но старался держать себя в руках. Он решил переключить свое внимание на рыженькую секретаршу. Та буквально пожирала его взглядом.

– Скажи, Вук, – сразу перешла на «ты» Джулия и, как могла, старалась быть обаятельной, – а ты давно работаешь у барона Ротшильда? Ты его телохранитель, да?

– Да, я начальник охраны. Отвечаю за безопасность. А давно ли… Лет десять уже. – Бранкович поднялся с кресла и стал расхаживать по комнате и рассматривать интерьер и копии картин Клода Монэ.

– И бывали опасные ситуации?

– Куда же без них, – пожал плечами Вук. – Бывают иногда.

Вдруг из кабинета выглянул Зев.

– Мария, зайди, пожалуйста.

Лазарь сразу поднялась с места и вошла в кабинет доктора.

– Чем могу быть полезна, Гэбриэл? – тихо спросила она.

– Приготовь нашему гостю кофе, у тебя это лучше всех получается. Плюс принеси мне дело Мерфи, – сказал он на иврите. Мария послушно кивнула и удалилась на кухню, стараясь не попасться на глаза гостю.

Пока кофе варился, она зашла в соседнюю маленькую комнату, где Зев разместил картотеку своих пациентов. Папка сенатора Кристофера Мерфи лежала на самом виду, Лазарь не стала убирать ее далеко вчера.

– Здравствуйте еще раз, сэр Джейкоб, – обратилась на иврите к гостю Мария, отдавая папку Гэбриэлу.

– О! В наше время редко встретишь молодежь, говорящую на родном языке, – отметил гость. – Похвально, мисс. Только Джейкобом меня зовут в миру, а для друзей я Натаниэль. – Он улыбнулся. – Только никому не слова, я вам доверяю.

– Благодарю. – Лазарь изобразила подобие улыбки и снова удалилась на кухню разливать кофе по чашкам.

– Милая девушка, – сказал Натаниэль, – что у нее за семья?

– Она дочка Бенедикта и Лауры Лазарь. – Барон кивнул. – Он был отличным хирургом, великолепный был специалист, – покачал головой Зев, – они десять лет назад переехали в США. А два года назад погибли в автокатастрофе. Мария выжила лишь потому, что в то время проходила практику в больнице. Бедное дитя, осталась совсем одна.

– Это тот Бенедикт, который оперировал нашего общего знакомого Дэвида? – Доктор кивнул. – Да уж… какая потеря. Не знал, не знал. Дэвид после той пересадки был как новенький.

Минуту спустя Мария вынесла поднос с двумя чашками кофе и поставила его на стол доктора.

– Спасибо, дорогая.

– Так, Мария, присядь-ка с нами. – Зев протянул папку. – Расскажи нашему гостю о сенаторе. – Ему явно было противно даже смотреть на убийцу своего друга.

– Все о нем не надо, лишь возможные зацепки, может, вы что-то заметили? Не было ли у него сообщников, и не был ли это план?

– За сорок минут гипнотического сеанса…

– О! Забыл тебе сказать, она мастер-гипнолог! Талантище! Кхм, продолжай.

– …Спасибо, – она улыбнулась, – я лишь заметила, что он нервничал, что-то его сильно беспокоило, но никаких предпосылок агрессивных не было… Он был психически нормальным человеком, это я могу говорить со стопроцентной уверенностью.

– Увы, но поступок его отнюдь не нормален, – покачал головой барон.

– Может, он готовил это убийство очень долго, – предположила Лазарь.

– Что ж, пускай этим делом займется полиция. Ладно. Хватит о нем. – Ротшильд стряхнул с брюк пушинку. – Билли, – сказал он и посмотрел на доктора и его помощницу, – Билл де Блазио, – уточнил он, – мэр города, предложил семье Уокера, чтобы церемония прощания прошла здесь. Семья приняла этот жест. Церемония состоится послезавтра.

– Я обязательно на ней буду, – с готовностью ответил Гэбриэл.

– Само собой, – кивнул барон. – Только это не все события на пятницу.

Мария уже чувствовала себя лишней. Заметив, что чашки опустели, она поспешила забрать их и скрыться на кухне.

– В семь часов вечера в общинном еврейском центре, что на Амстердам-авеню, состоится вечер памяти Уильяма Уокера. Соберутся его бывшие коллеги, друзья.

– Боюсь, всех его друзей центр не вместит, – опустил голову Зев.

– Также состоится презентация одного любопытного экспоната. Из своих надежных источников я узнал, что им активно интересовался Мерфи.

– Что же это? – полюбопытствовал Гэбриэл.

– Голова… нетленная.

– Позволь спросить, чья голова?

– Голова князя Лазаря, – Мария замерла на месте, – балканская реликвия. Давно утерянная для них, но представляющая для населяющих ту местность народов великую ценность.

– В чем же ее ценность? Очередные мощи гоя для поклонения гоев… – откинулся на спинку кресла Гэбриэл, потеряв интерес к теме.

– Видишь ли, не только сербы верят в ее силу – греки, турки, знающие европейцы. Пока голова не воссоединится с телом, Балканы будут разжигателями войн. – Барон говорил медленно, смакуя каждое слово.

– Ты всегда был мистическим человеком, Натаниэль, – улыбнулся доктор.

– Вот уже 626 лет, как она переходит от одного владельца к другому. Сербы уже больше двухсот лет просят турков вернуть ее, а те молчат. Знаешь почему? Потому что ее и у них нет. Каждые пятьдесят лет она меняет владельца, трофей переходит от одного рода к другому, наделяя силой. Верь или не верь, но так оно и есть.

– Что ж, люди и в копье Судьбы верят…

– Я приглашаю тебя на церемонию передачи этой реликвии моей семье на хранение. Тебе, я уверен, будет приятно повидаться со старыми друзьями.

– Мне не с кем пойти на это мероприятие, – нахмурился Зев, который никогда не любил массовые скопления людей.

– Возьми Марию. – Барон кивнул в сторону кухни. – Такой чистой еврейской крови негоже пропадать. Познакомим ее с кем-нибудь достойным.

– Мария! – позвал ее Гэбриэл, та тут же вышла из кухни. – Сопроводишь старика на вечеринку? – Он улыбнулся отбеленными зубами.

– Сочту за честь. – Она заставила себя приветливо улыбнуться.

– Вот и дивно. – Ротшильд встал с кресла. – Также там и обсудим еще кое-что. Уже по твоей части, возможно, мне нужна твоя помощь как психоаналитика.

– Всегда готов помочь! – как ужаленный подскочил с места Зев.

– До пятницы. До встречи, мисс Лазарь. – Он кивнул в ее сторону и вышел за дверь. Гэбриэл побежал его провожать.

– …До свидания… – тихо ответила Мария, переваривая услышанную информацию. Как-то это все невероятно, слишком хорошо, чтобы быть правдой…

Когда гость со своей охраной ушел, Джулия выловила Марию и принялась рассказывать ей о своей новой пассии – Вуке Бранковиче. Она восхищалась всеми его мелкими заслугами и всем тем, чем он успел ей похвастаться. Но мыслями Лазарь была далеко. Снова мысли хаотично бегали в ее голове, пытаясь сложиться в логичный план.

– Так, милые мои, – Зев собрался уходить, – на сегодня рабочий день окончен. И, скорей всего, на всю неделю вперед.

– Но у нас полно записей, дядя! – возмутилась Джулия.

– Отмени и перенеси на другое время. Я не в состоянии работать, да и нужно подобрать костюм к вечеру памяти. Уиллу не должно быть стыдно за своего друга.

– …Как скажешь, – поморщила нос Джулия.

– Мария, надеюсь на твою помощь в пятницу. Без твоей поддержки мне там не справиться.

– Все будет хорошо, доктор Зев.

– Верю, – кивнул он. – Тебе я всегда отчего-то верю.

Попрощавшись с девушками, он покинул офис. Джулия неохотно вернулась на свое рабочее место и, открыв расписание сеансов, принялась обзванивать всех пациентов.

– Тебе хорошо, – Джулия по-детски надула губки, – ты можешь идти домой и отдыхать. И вообще, почему меня не пригласили на эту вечеринку?!

– Это вечер памяти, а не вечеринка, – ответила Лазарь, переодевая офисную обувь на уличную.

– Там наверняка будет Вук, – мечтательно проговорила секретарша. – У нас бы были красивые дети…

– О боже, избавь меня от этого, – раздраженно бросила Мария.

– А тебе есть что надеть, или пойдешь опять в одном из своих серых брючных костюмов?

– Нет, оденусь в розовый латекс, чтобы уж наверняка.

– Зачем так грубить? Я же по-дружески спросила, – нахмурилась Джулия. – Ладно, куда направляешься? Может, составишь мне компанию на ужин?

– Пойду прогуляюсь.

– Куда? – не унималась девушка.

– На мост.

– На мост? Зачем?

– Буду думать о бренности своего бытия, курить и потом спрыгну вниз. Хороший план?

– Ты слишком много куришь, так ты замуж никогда не выйдешь. – Мария закатила глаза и вышла из офиса. – Я серьезно! Кому нужна курящая жена?!

– Тому, кому была нужна, – того уже нет… так какая разница, что со мной будет?.. – прошептала Лазарь, спускаясь по лестнице вниз.

Как только она вышла на улицу, тут же зарядил снегопад. Накинув меховой капюшон на голову, Мария пошла в сторону дома. Шла она медленно, то и дело поглядывая в небо и ловя снежинки ртом. Прохожие не обращали на это внимания, Нью-Йорк давно привык к людям со странностями. Домой ей идти не хотелось. Пройдя квартал, она села в первый остановившийся автобус и решила ехать, пока не захочется выйти. Бело-синий старенький автобус медленно двигался по своему маршруту, оставляя на дороге, засыпанной свежим снегом, одинокий след. Отчего-то движение в этот час было свободным и мимо окон редко проносились машины. Лишь изредка встречались одинокие прохожие, спешащие по своим делам. Отвлекшись от своих мыслей, Мария посмотрела в окно. В темноте она успела разглядеть название улицы.

– Ну, привет, неприятности, – хмыкнула она, поднимаясь с места.

Лазарь вышла на остановке на пересечении Амстердам-авеню и Западной Сто восемьдесят первой улицы. Вокруг не было ни души. Мария сделала несколько шагов. Неожиданно среди полной тишины из открытого окна, обклеенного скотчем, послышалась индейская музыка. Мария стояла посредине дороги и вслушивалась в приятную мелодию, кивая в такт музыке и шепотом подпевая. Она закрыла на мгновение глаза, и ей показалось, что она перенеслась в какое-то другое, волшебное место.

– Эй! – вырвал ее из медитации мужской голос. Она открыла глаза. В открытом окне появился мужчина в одних шортах. Его лицо показалось ей знакомым. – Не стой на дороге! – крикнул он. – Это опасно!

– Да-да, расскажи мне что-то, чего я не знаю про опасность, – мотнула головой Лазарь. Налетевший ветер скинул с ее головы капюшон.

– Это ты?! – едва слышно спросил мужчина. – Подожди! Не уходи никуда!!! Я сейчас спущусь! – крикнул он и бросился одеваться.

– Догонишь…

Посмотрев по сторонам, Мария направилась в сторону старого Вашингтонского моста. Тротуар обрывался внезапно. Продолжение было чуть дальше, но спускаться по лестнице и снова подниматься не было никакого желания. Машины в эту ночь были редкостью, и она пошла по дороге вдоль обочины. На мосту Лазарь перешагнула через отбойники и оказалась на узкой пешеходной дорожке. Морозный ветер смешивался с запахом еще не замерзшей реки Гарлем. Марии всегда нравились мосты, а особенно виды, с них открывающиеся. С маленькой смотровой площадки, изрисованной разноцветными буквами «П», открывался унылый вид на грязную реку и гарлемские высотки. Лишь деревья и кустарники, что росли вдоль реки, сглаживали впечатление. Мария посмотрела по сторонам – никого, ни людей, ни машин. Как по заказу, и фонарь потух. В темноте Лазарь ловко перелезла через ограждение и пошла вперед по широким перилам, каждые пять метров переступая через каменные пирамидки. Она остановилась между двумя фонарями и посмотрела вдаль. Не спеша села на перила, свесив ноги вниз. Снова оглядевшись по сторонам, она хмыкнула, вспомнив что-то.

– Что бы ты сделал, увидев меня тут?.. – Она снова улыбнулась. – Боже, как бы ты ругался на меня. – Даже через холод она почувствовала, как защипало в носу. – Как же сильно мне бы этого хотелось… – скатывающиеся слезинки сдуло ветром. Достав из кармана пачку сигарет, она закурила.

– О господи! Мисс, не делайте этого! – негромко взмолился кто-то. Лазарь лениво повернула голову: это был тот индеец из дома у остановки, тот самый, которого она спасла от разбушевавшихся негров вчера.

– А ты быстро поправился. – Она снова отвернулась.

– Не прыгайте… что бы это ни было, оно не стоит вашей жизни, – не унимался мужчина. Он был высокого, под два метра, роста. Длинные черные, как смоль, волосы были заплетены в косичку и доходили до середины спины. Он был настоящим краснокожим, как с картинки. Не хватало лишь перьев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16