Святослав Секунда.

Приоритетное направление



скачать книгу бесплатно

В первый момент я испугался, уж больно мои товарищи походили на трупы, но слабость и отупение постепенно проходили, и я уже смог более-менее адекватно соображать. Попытки выйти на связь с бронекомбезами бойцов и узнать статус не увенчались успехом, на мой голос тоже никто не реагировал. Решив, что мы подверглись воздействию какого-то отравляющего вещества или неизвестного излучения, я начал по одному оттаскивать людей с плиты. Далеко таскать не стал, похоже, действие неизвестного фактора заканчивается там, где начинается туман и мошкара, главное не забывать закрывать забрала, а то мошкара сожрёт спасённых. Первым вытащил Якута, уложил на землю, поставил на всякий случай две гранаты в режиме растяжки – вдруг кто в гости пожалует, а у нас единственная боеспособная единица – это я, да ещё и руки заняты очередной тушкой. Когда я притащил Енота, Карабаса и Бабаха (вытаскивал я людей не по какому-нибудь принципу, а просто сначала тех, кто лежал сверху), бронекомбез Якута вышел из спячки и сообщил, что его хозяин абсолютно здоров и пребывает в глубоком сне. Пришлось дать команду на инъекцию стимуляторов, другого способа быстро разбудить сержанта я не видел, не по щекам же его хлопать в шлеме-то.

Подтаскивая Гудвина, я увидел, что Якут начал подавать признаки жизни. Быстренько смотался за Эдди, благо сталкеры все как на подбор невысокие и худощавые, и застал сержанта Якута сидящим на земле и недоуменно озирающимся вокруг. Хотя пистолет у него уже в руках и руки не дрожат. Почти. Вот и отлично. Быстренько ввёл Якута в курс дела, заодно слегка отдышался, всё-таки перетащить подряд пять человек не то чтобы сильно тяжело, но и на зарядку тоже не тянет. Потом мы с сержантом вытащили остальных, активизировали всех на пробуждение, не такое экстренное, как Якута, просто лёгкую стимуляцию, и уселись ждать результата. Естественно, включив в шлемах функцию обнаружения всех видов угроз и не забывая поводить стволом автомата в своём секторе ответственности. Кстати, рука почти не чешется. В процессе спасательной операции я как-то не обратил на это внимания, но та зверская чесотка, которая подняла меня с места, исчезла, оставив только лёгкое почёсывание, к которому я уже начал привыкать.

Через полчаса вся наша, как витиевато выразился сержант Якут, богоспасаемая экспедиция окончательно пришла в себя. Можно сказать, что из этой непонятной ситуации мы вышли без потерь, лишние час-два времени для нас особой роли не играют, а так никто не ранен, имущество все на месте. Кстати, за рюкзаками и автоматами пришлось идти отдельно, и никто из зашедших на плиту не испытал никаких ощущений или непонятных желаний. Просто подошли, взяли груз и спокойно ушли. Да и автомедики бронекомбезов не обнаружили никаких отклонений в здоровье подопечных. Так что на наших глазах родилась ещё одна легенда экспедиции, которую будут рассказывать в кабаках, а может быть, и не будут, а просто тихо похоронят в архивах.

Посидев ещё с полчасика и окончательно придя в себя, мы были готовы двигаться дальше.

Собственно, ничего экстраординарного не случилось, даже наоборот, все, кроме меня, чувствовали себя хорошо отдохнувшими и вполне бодрыми. Так что, возможно, мы бы просто выспались на этой плите и, набравшись сил, потопали дальше. Но на будущее решили такие эксперименты не ставить: при обнаружении чего-то непонятного всем составом туда лучше не входить, даже если это «непонятное» совершенно безопасно. Ладно, распределились по порядку движения и пошли, как говорится, солнце ещё высоко.

Часа через два туман начал редеть, эскадрильи мошкары тоже изрядно потеряли в численности, и мы всё-таки вышли из болот на сухое место. В очередной раз порадовался слаженным действиям нашего подразделения: головной дозор при выходе на открытое место развернулся по фронту, фланговые дозоры увеличили отрыв от основной группы, остальные дождались команды от головного и только после этого выдвинулись вперёд. Как всегда, первые новости пришли от Головы.

– Командир – Голове.

– Здесь командир.

– Гудвин. Место обжитое, но сейчас живых нет. На два часа строения. Расстояние до ближайшего – тысяча двести. Явно недавней постройки. Частично разрушены. Характер разрушений определить не могу. С одиннадцати на час дорога. Без покрытия, частично заросшая. Населения не наблюдаю, опасной живности тоже.

– Принял.

Быстро переговорив с Якутом и сержантом егерей, мы решили сделать небольшой крюк и обследовать строения. Во-первых, надо разобраться, кто же здесь жил и почему здесь больше не живёт, а во-вторых, одной из целей экспедиции, пусть и не самой важной, является картографирование. Поэтому мы оставили на месте наших носильщиков, к которым, похоже, уже намертво прилипло прозвище «братья верблюды», метко приклеенное Крашем. В компанию к ним определили Михалыча, Лесного и дрессировщика Ухо. Гудвин и Малой прикрывали нас издалека, а все остальные, разбившись на двойки, отправились обследовать деревеньку.

Много времени это обследование не заняло, и минут через тридцать мы уже имели примерную картину произошедшего. Деревню покидали быстро, но организованно. Об этом говорило то, что в домах, сараях и прочих постройках не осталось ничего ценного, но то и дело попадались обрывки одежды, разбитая посуда, какие-то забытые вещи вроде сломанной куклы или молотка без ручки. А причиной ухода явно было нападение. На деревеньку из дюжины домов напала довольно крупная стая мутов. Произошло это прошлой осенью, до снега. Муты были вооружены в основном холодным оружием, но их было много. Хозяева отбились, но, видимо, потери были слишком велики, и остатки жителей покинули это место. Куда они направились, непонятно, следы за полгода исчезли, да и не очень это нас интересовало. Гораздо более интересным было то, что мы так и не смогли определить, кем же были жители деревни. Не было церкви, мечети или молельного дома, которые почему-то очень любят в деревнях, только небольшая то ли часовенка, то ли кумирня, но из неё вынесли то, что там стояло. Вполне человеческие вилы, и рядом молот, которым явно бились, судя по налипшим на него остаткам чего-то похожего на шерсть. Однако этот молот я смог только приподнять, махнуть им – не знаю каким богатырём нужно быть, молоточек-то килограммов под сто пятьдесят весом. А в одном из сгоревших домов нашли ложе от арбалета, явно не под человеческую руку. Может, это осталось от захватчиков, а может, и от поселенцев.

В результате все, что было интересного, засняли, вечером отправлю вместе с рапортом, пусть теперь у штабных аналитиков голова болит. Устроили небольшой привал в наиболее сохранившемся доме и тронулись в путь. Картография картографией, а задание никто не отменял и не откладывал.

Остаток дня прошёл без происшествий, мы тупо перебирали ногами, дозоры менялись, «верблюды» ныли и просили привала – в общем, все – как и положено сводному подразделению на марше. Даже рука особо не чесалась, так, чисто для напоминания.

Однако если день не задался с самого начала, то он и заканчивается так же неудачно. Уже под вечер мы вышли на равнину, ровную как стол и покрытую травой высотой по колено. Найти на этой плоскости место, удобное для привала, было просто невозможно – вся равнина была абсолютно одинакова, ни холмика, ни ямки, про источники воды я даже не говорю. Поэтому лагерь пришлось ставить, не выбирая места, просто по времени – солнце начало садиться, и мы остановились. Решили не ставить палатки, на этой мегалужайке их будет видно издалека, костёр тоже не стали разводить по той же причине, да и дрова мы с собой, естественно, не носили. Разогрели сухпай, перекусили, распределили дежурства, и все свободные от вахты отправились спать. Дежурная смена сегодня больше, чем обычно, так как негде устроить удобные посты наблюдения, пришлось расставить по периметру гранаты в режиме растяжки, и четыре человека дежурной смены просто контролировали каждый свою сторону. И плюс старший смены, который сидит в центре стоянки. В общем-то, все нормально, по этой траве подкрасться к нам может зверь не крупнее кошки, так что такого караула должно хватить, тем более, что остальные спали не снимая комбезов, а оружие у нас всегда под рукой. Моя смена, как всегда, первая, потом Енот, за ним Карабас, Якуту досталась самая противная утренняя смена.

Сейчас добью рапорт и пойду, точнее поползу проверять посты. Мы решили особо своё присутствие не выпячивать, поэтому в полный рост никто не вставал. Неизвестно, что и кто на этой равнине живёт, лучше мы незаметно переночуем и с утра со свежими силами дальше. Как ни крути, а спокойный сон выигрывает у ночного боя по всем позициям. А в принципе, мы сегодня неплохо поработали, километров сорок пять, а то и все пятьдесят отмахали. Больных и раненых нет, только «братья верблюды» вымотались на полную катушку, но ничего, скоро им будет полегче, всё-таки каждый день их рюкзаки хоть немного, но легчают, да и сами они потихоньку втягиваются в ритм. На этом я сегодня заканчиваю, надеюсь, за ночь ничего не случится. Да, надо не забыть вколоть себе дозу сыворотки. Хоть сегодня чесотка и сработала в плюс, все равно терпеть это становится все тяжелее.


Проект «Торхаммер»

Наблюдатель «Зелёный»: Отмечаю нестандартные симптомы при отравлении ядом паука (сильная чесотка) при возникновении угрозы. Рекомендую посоветовать Объекту максимально отложить время приёма вакцины. Также рекомендую отправку совместной научной экспедиции для изучения свойств аномалии «камень».

Наблюдатель «Чёрный»: Средства контроля не обнаружили негативных последствий пребывания личного состава экспедиции в аномалии «камень». Причины сбоя автоматики экипировки выясняются. Рекомендации по отправке экспедиции поддерживаю.

Наблюдатель «Ближний»: В нестандартной ситуации объект действовал чётко и быстро. Соответствие Объекта целевому психопрофилю растёт по мере увеличения его самостоятельности.

Координатор: Рекомендации по исследованию аномалии «камень» отправлены в Штаб Коалиции. Продолжаем по плану.

День пятый

Наступил пятый день экспедиции. Несмотря на ночёвку без горячего ужина и без всяких удобств, нам удалось вполне нормально отдохнуть, и, позавтракав разогретым сухпаем, собрав расставленные с вечера растяжки, мы отправились дальше. Километров через десять движения по равнине увидели вдалеке, почти на горизонте, тёмную полосу. Похоже, игры на лужайке заканчиваются, и мы снова войдём в лес. Кстати, на картах, которые мне выдали в бригаде, никакой равнины таких размеров не отмечено, а на нашем пути должны были встретиться как минимум парочка лесов и даже одна речушка. Но это несовпадение никого особо не расстроило, идти по ровной земле, поросшей невысокой травкой, было легко, видно на такой местности далеко, короче, отличная прогулка получилась.

Так замечательно мы отмахали почти двадцать километров и добрались до границы леса. Видимо, интуиция подсказала мне правильное решение или просто не верилось, что так долго все может быть хорошо и спокойно, но я решил сделать привал в километре от границы леса, отдохнуть и затем выдвинуть передовой дозор. Что-то в лесу было неправильно, но никак не удавалось понять что. В результате мы спокойно пообедали, отдохнули, Михалыч, по-моему, даже вздремнуть успел. Почему-то мне очень не хотелось отдавать команду начать движение. Не было никакого внешнего воздействия, как на той каменной плите, просто какое-то шестое чувство упрямо настаивало, что лёгкая прогулка закончилась и неприятности не за горами. Но делать нечего, мы выдвигаемся.

Егеря, которых я назначил в головной дозор, без спешки собрались, проверили оружие, снаряжение, попрыгали и, растянувшись редкой цепью, двинулись в сторону леса. Я не стал им ничего говорить, было видно, что эти опытные бойцы тоже предчувствуют неприятности. Двигались они осторожно, время от времени останавливаясь и внимательно рассматривая лес в оптику. Видимо, у тех, кто ждал нас под деревьями, не выдержали нервы, и первый выстрел прозвучал, когда от егерей до леса было ещё метров триста. Этот выстрел словно послужил сигналом, лес моментально ожил, и на нас с воем и рёвом выкатилась целая лавина странных, каких-то исковерканных и обезображенных существ. Муты! Причем стая очень даже немаленькая – штук сто – сто пятьдесят особей, а ещё кто-то наверняка остался в лесу – прикрывать наступление огнём. Слава богу, эти муты не имели никакого представления о тактике, да и нормального огнестрела у них было немного – в основном всякие копья, молоты и ножи, несколько охотничьих гладкоствольных ружей и только десяток автоматов. К тому же особи все были разные и по размеру, и по скорости передвижения, поэтому к тому моменту, когда первые уже пробежали половину расстояния, многие их сородичи успели отойти от леса шагов на двадцать. Те, кто бежал в первых рядах, попали под перекрёстный огонь двух пулемётов: Малой и Мешок, пулемётчик егерей, не дали им даже тени шанса. В это же время Гудвин, умудрившийся найти какое-то укрытие, уполовинил число вражеских стрелков в лесу. Не знаю, сколько он снял, но огонь из автоматов явно потерял интенсивность.

За первые минуты боя мы уменьшили число противников на несколько десятков, но сейчас к нам подкатывалась основная волна нападающих. Я первый раз участвовал в подобном бою, но волнения не было. Ну, или почти не было. За то время, что понадобилось мутам, чтобы добраться к нам на расстояние сотни метров, мы успели перегруппироваться, поставив пулемётчиков на фланги, а остальные ждали волну, изготовившись к стрельбе с колена, благо автоматчики в лесу стараниями Гудвина почти закончились, а дробовики на такой дистанции никакой опасности для нас не представляли. Подпустив врага метров на сто, мы залпом выстрелили из подствольников и сразу же перешли на автоматический огонь – промахнуться по такой толпе было просто невозможно. В результате до нас не дошёл ни один, хотя последнего мута завалили буквально в паре метров. Я отправил всех свободных на «контроль» – часто муты отличаются какой-то запредельной живучестью и сумасшедшей скоростью регенерации, так что лучше перебдеть и дострелить подранков.

Результат этого боя меня порадовал: мы перебили довольно большую стаю – порядка ста шестидесяти особей, точнее сосчитать не удалось, там, где поработали гранаты, остался только фарш. При этом у нас не было ни одного ранения и, самое главное, все бойцы выполнили свою задачу на «отлично», даже каторжник и то не подвёл. Все-таки правильная тактика и современное вооружение намного важнее численного преимущества. Как говорил нам сержант-инструктор в учебке, «что может быть приятнее для пулемётчика, чем противник, наступающий плотными шеренгами». Немного беспокоил расход боеприпасов, но тоже ничего страшного, как раз пригодились БК, снятые с наших беглецов.

После пополнения индивидуальных боекомплектов оказалось, что нести нашим «верблюдам» практически нечего и теперь их можно со спокойной совестью отправлять в дозоры, пусть нарабатывают навык. В качестве трофеев нам достались семь автоматов Калашникова довоенных модификаций, порядка двух тысяч патронов к ним, несколько гранат РГО и РГН, тоже довоенного выпуска и два десятка гладкоствольных охотничьих ружей. Автоматы и патроны к ним мы убрали в схрон, который оперативно оборудовали егеря, – нам сейчас эти автоматы не нужны, только лишняя тяжесть, но выбрасывать их тоже не стоит, может быть, кому-нибудь пригодятся. Все-таки старый калаш, несмотря на свой более чем почтённый возраст, остаётся оружием очень надёжным и ещё не один десяток лет будет востребован. Так что теперь эти ветераны, почищенные и щедро смазанные, будут лежать и ждать, когда их снова призовут на службу. Гранаты забрал себе Бабах, они, конечно, уступают тем, которые есть у нас, да и надёжность вызывает сомнения, но на растяжки вполне могут пригодиться. Ружья и патроны к ним решили нести до вечера, если попадётся какое-нибудь поселение, то крестьянам они лишними не будут, а если ничего не попадётся, сделаем ещё один схрон.

Кстати, один из стрелков смог уйти, правда, недалеко. Через несколько минут, после того как основная часть отряда втянулась в лес, впереди раздалась короткая очередь, и сразу же последовал доклад от головного дозора:

– Командир – Голове. Обнаружен один мут, раненый, вооружён АК-12. Уничтожен. Оружие забрали, продолжаем движение.

– Принял.

Вот так. Видимо, подранок смог отползти, пока мы собирали трофеи, но на большее сил уже не хватило. Обидно, что мы проглядели его следы, но это стадо мутов так тут натоптало, что ничего удивительного нет. На всякий случай я приказал головному дозору принять правее, маловероятно, что мы наткнёмся на ещё одну стаю, но лучше идти по нетронутому лесу, там наши егеря ничего не пропустят. А вообще удивительно, что же такая большая стая делала в этих местах. Судя по тем вещам, что были у них с собой, они шли пешком и шли как минимум месяц. Что же им было нужно в этом почти пустом районе? Здесь нет никаких объектов, практически нет поселений. Загадка…

Пока я предавался размышлениям, наш отряд бодро передвигался по лесу. Лес здесь был хороший, чистый, без оврагов, буреломов, зарослей кустарника и прочих мешающих движению препятствий. Я уже подумал было, что до темноты мы вполне можем отмахать километров двадцать – двадцать пять, но неожиданно ожила рация.

– Командир – Михалычу!

– На связи.

– Командир, за нами кто-то идёт. Один. Не зверь. Расстояние до меня метров тридцать – сорок. Идёт хорошо, я его только случайно заметил. Что делать?

Интересно. Один, маскируется хорошо – явно не мут из той стаи. Скорее всего, или охотник, или из местных. Надо бы его спеленать по-тихому и поспрашивать, что в окрестностях происходит. Быстренько обсудив ситуацию с сержантами, решили устроить засаду из пары егерей, которые моментально растворились в зарослях, а весь остальной отряд двинулся дальше. Михалыча я предупредил, чтобы вёл себя спокойно и не спугнул нашего преследователя. Результат не заставил себя ждать, уже через пять минут егеря притащили добычу. Добычей оказался мальчишка лет пятнадцати, одетый в добротную одежду из кожи и вооружённый внушительным охотничьим ножом. На нас он смотрел с испугом, но без ненависти. Испуг тоже вполне объясним – явно в этих местах не каждый день встречаются вооружённые до зубов и одетые в бронекомбинезоны со шлемами незнакомцы. Ладно, посмотрим, что нам расскажет этот абориген. Мы остановились на небольшой полянке, паренька усадили на пенёк, а сами уселись напротив.

– Ну что, лесной житель, давай знакомиться. Я лейтенант Никель, рядом со мной сержант Якут и сержант Енот.

Мальчишка не смог сдержать улыбки, услышав позывной командира егерей. Если честно, со мной было так же, когда я первый раз увидел сержанта егерей, уж больно круглолицый и улыбчивый сержант походил на енота, причём какого-то мультяшного.

– Так это, Ленька я, Лыков Ленька, – и захлопал глазами, видно не зная, что ещё сказать.

– А скажи, друг Ленька, зачем ты за нами крался? Почему просто не подошёл?

– Так это, дядька Василий мне сказал. Иди, говорит, посмотри, куда это муты топают, и, ежели в сторону деревни заворачивать надумают, ты, говорит, стрелой ко мне. Муты-то не быстро ходют, а я в деревне наипервейший бегун. Да и в лесу спрятаться могу, так что никто не увидит, – тут он, видимо, вспомнил, как мы его поймали, и слегка смутился. – Ну, муты-то точно не увидят, непривычные они к нашему лесу. Вот я и крался за стаей, а тут слышу бабах-бабах! И пулемёты стрекочут, и муты орут! Короче, засел я в кустах, думаю, подожду, чем дело кончится, а там уже к дядьке Василию побегу. А тут этот идёт, и кровища из него хлещет, упал в ямку, ну это он упал, я-то в кустах так и сидел, значит. А тут эти, ну которые ваши, мута застрелили, автомат забрали, я его себе хотел хотел взять, мут-то уже совсем не жилец был, а тут ещё ваши подошли, я и решил посмотреть, кто такие и куда идёте. Не думал, что у вас такие лесовики есть, чтобы меня скрасть. А что со мной делать будете? – До мальчишки наконец дошло, что целый отряд вооружённых людей – это не шутки.

– А что с тобой делать? Проводишь нас до деревни и свободен. Хочу познакомиться с дядькой Василием.

– Так это, не знаю, дядька-то ничего такого мне не говорил… – Видно было, что пацан боится вести нас в свою деревеньку. Для меня это было немного непонятно, во всех деревнях, которые находились в зоне влияния нашей бригады, солдатам всегда были рады, а уж бояться нас никому бы в голову не пришло. Можно, конечно, мальчишку заставить, но не хочется заявляться в деревню незваными. Можно плюнуть на эту деревню и двигаться дальше, но деревенские наверняка отлично знают окрестности, и это может существенно облегчить нам движение. Да и данные об ещё одном человеческом поселении тоже важны, как ни крути. Неожиданно ответ на мучивший меня вопрос нашёлся у Краша. Сталкер тронул меня за плечо:

– Командир, на минутку.

Мы отошли метров на пять, сопровождаемые испуганным взглядом Леньки.

– Я, кажется, знаю, чего он боится. Наверняка в деревне есть жители с разной степенью мутаций, здесь это должно быть в порядке вещей. А таких не любят ни муты, ни человеческие банды. Вот Василий, а он наверняка кто-то вроде старосты, и отправляет разведчиков при приближении любого более-менее серьёзного отряда. Кстати, у мальчишки ушки-то не совсем человеческие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6