Сильвия Лайм.

Невеста волка



скачать книгу бесплатно

Глава 1

День не задался с самого утра. Сразу после пробуждения я уронила на себя вазу с цветком, который оставил для меня на подносе Рома. В результате момент умиления подарком любимого так и не наступил. Насквозь мокрая, я прошла в ванную, чтобы умыться, когда в первый раз тренькнул мой старый сотовый, оповещая об эсэмэске.

«Твой жених тебя обманывает», – значилось в сообщении, пришедшем с неизвестного номера.

По спине пробежали морозные мурашки.

Я тут же нажала «перезвонить», но на том конце никто не отвечал.

Прошла минута, другая. Я перебирала в голове все возможные варианты развития событий.

С Ромой мы были знакомы всего полгода. Невероятная встреча в самом центре Москвы у кинотеатра. После премьеры какой-то романтической драмы он подошел ко мне и сказал, что его сердце разбито. Я спросила: «Вас так расстроил фильм?» А он ответил: «Нет. Фильму далеко до моих страданий. Я влюбился с первого взгляда в самую красивую девушку в мире. И если она откажет мне в свидании, я умру…»

А потом поцеловал мне руку, обворожительно улыбаясь.

Оказалось, что мы всего месяц назад окончили один и тот же вуз. Удивительно, что я раньше его не замечала.

Отношения закрутились очень быстро. Мне казалось, да и до сих пор кажется, что до этого мужчины я и не любила вовсе. Не умела любить. Все прежние отношения меркли на фоне того фейерверка эмоций, который я испытывала рядом с ним.

Поэтому, когда Рома сделал мне предложение, я не раздумывая согласилась.

Через неделю была запланирована наша свадьба. Пока в доставшейся мне от бабушки квартире шел ремонт, мы жили в съемной однушке.

Родители разбились в автокатастрофе, когда мне было шесть. Я почти не помню их. Всю жизнь меня воспитывала лишь бабушка. Но, к сожалению, в прошлом году скончалась и она, оставив меня совершенно одну. Одну – до тех пор, пока не появился Рома.

Я вышла из ванной, взяла в руки расческу и отправилась в комнату. Открыла шкаф, запертый на ключ, и провела рукой по мягкой ткани свадебного платья. В самой комнате меня встретила куча вещей для торжества. Наборы бокалов для росписи и катания по Москве, мои туфли, чулки, сумочка, подвязки, перчатки, коробочки-подарки для гостей, ящики шампанского и вина и еще много всяких мелочей.

Нащупав маленькие жемчужинки на платье, я встряхнула головой. Наверняка кто-то завидует нам с Ромой и пытается расстроить свадьбу. Может, какая-нибудь бывшая моего жениха. Бог его знает.

Но тут телефон тренькнул снова. В этот раз, проводя пальцем по экрану, я почувствовала, как внутри что-то дрогнуло.

«Твой жених женится на тебе ради квартиры. На нем огромный долг, который нужно погасить в течение месяца».

Снова я начала набирать указанный номер. Уже гораздо более нервно. Но неизвестный абонент постоянно сбрасывал.

Конечно, я не верила. С чего мне верить непонятно кому? Так можно оболгать любого человека. Тем более когда есть от чего отталкиваться.

Рома – из небогатой семьи, как и я.

Но, в отличие от меня, у него нет ни квартиры в Москве, ни прописки. Только в Самаре, откуда он и приехал. Но глупо думать, что он женится на мне только ради этого скромного бабушкиного наследства. Сколько у нас в вузе было девушек гораздо богаче! И, честно говоря, встречались среди них и не слишком умные. Если бы он хотел найти невесту с приданым, как у арабской принцессы, это не составило бы особого труда.

Но он выбрал меня, потому что любит. Так же, как и я люблю его.

Поэтому мне все сильнее хотелось узнать, что за нехороший человек, чтоб ему бородавками покрыться с ног до головы, пытается испортить нам свадьбу.

Я стала лихорадочно придумывать, как узнать, кому принадлежит телефонный номер. Вбила его пару раз в поиск в Google. И уже собралась звонить Роме, чтобы узнать, нет ли в его списке контактов такого абонента.

Но тут телефон тренькнул в третий и последний раз.

Сердце подскочило к горлу. Дыхание перехватило от дурного предчувствия. Такого, которое обычно подкрадывается незаметно и кладет на шею холодные кольца удавки.

В эсэмэс было написано: «Жених изменяет тебе. Все доказательства в вашей будущей квартире, в сейфе».

Жгуче-ледяные тиски сдавили грудную клетку. Голова закружилась.

Кто мог знать о том, что у нас есть сейф? Кто мог знать о том, что в нем хранится?

Это уже мало походило на шутку. Я тут же отбросила мысль звонить Роме. Признаться, мне в душу закрались подозрения. Я не хотела думать о плохом, все еще продолжая верить, что это глупая шутка. Но уже спешно натягивала лимонно-желтое платье и любимые босоножки с ремешками.

Схватила сумочку, с которой не расставалась уже лет пять, сунула туда телефон с ключами и выбежала из квартиры.

Бабушка, уходя мир иной, оставила нам жилье не где-нибудь, а на Патриарших прудах. Когда мы приходили туда вдвоем, чтобы проверить ремонт, Рома любил шутить, что чувствует себя персонажем «Мастера и Маргариты». Только никак не мог определиться, кем именно. Я всегда весело смеялась и не обращала внимания на эту его фразу. Но именно сейчас почему-то она отчетливо всплыла в памяти.

Когда передо мной возник темный силуэт знакомого подъезда, я поняла, что страшно нервничаю. И, несмотря на все доводы разума, несмотря на доверие, которое я должна бы испытывать к Роме как к своему жениху, я предчувствовала нечто ужасное.

Поднявшись на лифте на четвертый этаж, нервно трясущейся рукой вставила ключ в дверь и повернула.

Несмотря на то, что в квартире должно быть пусто, я все равно пыталась двигаться бесшумно. Ноги привстали на цыпочки, пальцы сжали связку ключей, чтобы не гремела.

Я чувствовала себя вором, проникающим в чужую крепость. Только эта крепость была моей.

Но инстинкты не ошиблись. Сразу с порога стало слышно, как из ванной доносится шум. Голос Ромы, который я безошибочно узнала.

Пару недель назад, как только рабочие закончили делать душевую кабину, мы ее тут же опробовали. Похоже, на этот раз Рома решил принять душ без меня. Но зачем делать это здесь?

Количество вопросов в голове росло. И гораздо больше их стало, когда я увидела у порога еще одну пару обуви. Мужские кроссовки.

Похоже, тут был кто-то еще. Но, возможно, это какой-нибудь друг? Или коллега по работе?

Не нужно заранее приукрашивать и делать из мухи слона.

Всего лишь два друга зашли выпить чаю. Рома хотел похвастаться квартирой…

И все же, стараясь двигаться бесшумно, я прокралась в дальнюю комнату, где в стену был вмонтирован сейф. Провернула на кодовом замке цифры – дату нашей будущей свадьбы – и открыла дверцу.

Внутри лежала кипа документов. И несколько стопок денег, которые я копила три года и которые уже должны быть уплачены за аренду ресторана.

Я быстро вынула первые попавшиеся бумаги, аккуратно упакованные в файл. Это оказался договор купли-продажи на квартиру. Вторая стопка – брачный договор, который я видела впервые в жизни. Третья – долговая расписка моего жениха на…

У меня глаза вылезли на лоб от обозначенной суммы.

А самым последним листом в стопке бумаг шел договор дарения. Где я собственнолично дарю своему мужу Роману Анатольевичу Ильину все свое имущество. А именно – квартиру на Патриарших прудах. Внизу стояла моя подпись и дата: двадцать первое число будущего месяца.

Перед глазами потемнело.

Руки задрожали. Казалось, я попала в страшный сон.

Как это могло быть правдой? Как?..

Но в следующий миг все стало еще хуже. Если это, конечно, вообще возможно. Дверь комнаты с хлопком распахнулась, и в нее, смеющиеся, вошли двое. Мой Роман, обтирающийся полотенцем, и моя лучшая подруга Катя. Та, что обожала мужские кроссовки. Она должна была стать нашей свидетельницей на свадьбе…

У меня в глазах зарябило. Катя держала его за задницу и хохотала.

Рома медленно повернул голову в мою сторону, меняясь в лице. Натянул полотенце на свою нижнюю часть, которая была слишком очевидно в восторге от подруги, и покраснел.

– Лена, ты что тут делаешь? Это не то, что… В общем…

Он явно не знал, что сказать.

А Катя позади скрестила руки на груди и как-то хищно улыбнулась, даже не думая прикрывать собственную, не менее вызывающую, наготу.

– Что это значит, Рома? – спросила я тихо, словно все еще надеялась, что он вот-вот оправдается. Скажет, что в ванной потек кран, и они вместе его чинили. Потом разделись, потому что одежда намокла, а другой нет. А документы в сейфе – свадебный розыгрыш, который я взяла и испортила…

Бред… да чего угодно я ждала, что он скажет! Я бы поверила. Поверила во все, лишь бы не в этот ужас!

Хотя ничего тут уже не придумаешь. Ничего.

Рома промолчал, поджав губы. С каждой секундой его лицо становилось все жестче. Словно это я провинилась. Словно это я сейчас сделала что-то совершенно непостижимое.

А Катя вышла вперед и с наглым видом вырвала у меня бумаги из рук.

– Ну, раз ты все узнала, то скрывать больше нет смысла, – проговорила она своим звонким голоском. – Мы с твоим Ромой – давние любовники. И ты в нашем союзе – лишнее звено.

– Перестань, Кать, – скривившись, бросил мой бывший жених. – Давай без представлений. Ты зря сюда приехала, Лена.

– Прости? – уныло переспросила я и упала в кресло. Голова закружилась. Я перестала понимать, что вообще происходит.

– Лена, – снова взяла инициативу в свои руки Катя. Подошла к столу, где стояла ее сумка, и достала оттуда еще один лист: – Тебе придется подписать вот эту бумагу, и сделать это сейчас.

Сунула мне под нос новый договор дарения, на этот раз датируемый сегодняшним числом.

Я вдруг начала догадываться, кто посылал мне утром все эти эсэмэс.

– Так это был твой номер? – выдохнула я.

– Что за номер, о чем вы? – всполошился Рома.

– Твоя любовница предупредила меня о том, что вы здесь, – хмуро ответила я. – Поэтому я и приехала.

– Катя? Зачем ты это сделала? – широко раскрыл глаза мой бывший будущий муж. Его челюсти были плотно сжаты. Он медленно ходил по комнате туда-сюда, и в каждом шаге чувствовалось растущее напряжение.

Обнаженная девушка пожала худыми плечами:

– Я не хотела, чтобы ты женился. Вот и все. Не хотела штампа в твоем паспорте. Теперь уже ничего не изменишь, так ведь?

– Да, теперь уже поздно, – мрачно проговорил Роман.

В это время Катя снова помахала у меня перед лицом договором:

– Подписывай.

– Что ты делаешь? – приподнял бровь Рома.

– Спасаю твою аппетитную задницу, – гадко ухмыльнулась бывшая подруга. – Ты же не хочешь, чтобы тебя в Самару высылали в конвертах по частям? Нам нужно вернуть твой долг. И квартирка твоей невестушки – самый быстрый и легкий способ это сделать. Раз уж я разрушила наш прошлый план, надо воплощать в жизнь новый. Хотя, – усмехнулась она, – он не слишком-то отличается от предыдущего. Подписывай!

Последнее было брошено уже мне.

– Почему ты просто не попросил? – покачала головой я, глядя, как буквы договора расплываются перед глазами.

Нет, нельзя сдаваться. Нельзя показывать свою слабость.

– Я не буду ничего подписывать, – сказала твердо и встала.

Вытерла слезу, непрошено пробежавшую по щеке, и направилась к выходу.

– Как ты понимаешь, свадьба тоже отменяется, – бросила, проходя мимо Ромы. – Отсюда ты съезжаешь сегодня же. После тебя еще снова ремонт делать. И не вздумай появиться в нашей съемной квартире.

Мой голос звучал как каленый металл, по которому ударили молотом. По крайней мере, мне хотелось так думать.

Пусть внутри все раскрошено в труху, но по моему лицу они этого не увидят.

Каблуки босоножек звонко стучали по новой плитке пола, которую я уже мысленно в гневе отдирала и меняла на новую. Но в следующий момент за спиной раздалось:

– Ромчик, ты ее так и отпустишь?

– Конечно, нет, дорогая…

Я едва успела повернуться, как время замедлилось.

Зрение мгновенно и комплексно уловило всю картину помещения. Словно сфотографировало. А теперь я, будто постфактум, рассматривала большие глаза Ромы, наливающиеся ненормальной, незнакомой мне холодной решимостью. Еще я видела улыбку на гадком лице Кати. И бутылку из-под нашего свадебного шампанского в руках Ромы. Бутылку, летящую к моей голове.

Вряд ли Рома хотел меня убить. А может, и хотел, но совсем не так и гораздо позже. Более незаметно, более аккуратно, чтобы подозрения ни в коем случае не пали на него. Например, через пару месяцев после свадьбы он мог «случайно» выкинуть меня в окно. Ведь дарственная в нашем сейфе датирована как раз подходящим для этого сроком.

Но, увы, все вышло не так, как планировал Рома.

Я поняла это в самые последние секунды, за миг до того, как зеленоватое стекло бутылки ударилось о мою голову.

В этот момент я повернулась, и удар пришелся не в затылок, а висок.

Мерзкий оскал Катьки – это последнее, что я видела перед пронзительной болью и кромешной тьмой.


Вокруг светило яркое утреннее солнце. Я открыла глаза, не слишком-то понимая, где нахожусь. Голова болела просто страшно.

– Что за чертовщина? – спросила тихо, массируя виски, в надежде, что боль пройдет.

Я очутилась на каком-то лугу. Кругом росли невысокие травы и цветы. Пахло сладким нектаром. А еще казалось, что тут просто бесконечное количество бабочек. Только каждую из них я видела впервые. Привычных капустниц, шоколадниц и лимонниц не было ни одной.

Слева вдали виднелась широкая кромка леса. Где-то на ее окраине возвышался самый настоящий замок. С такого расстояния его было едва видно, но острые шпили и громоздкие башни ни с чем не перепутать.

Справа совсем рядом раскинулся оживленный город. Двух– и трехэтажные дома с красивыми красными черепичными крышами очень напоминали европейскую глубинку. Узкие улочки, мощеные дороги, цветы в горшках, висящие у дверей.

А я сидела в своем желтом платье прямо на траве посреди городского пустыря.

Первое, что пришло в мою нездоровую голову: это все сон. А может, я умерла и попала в рай. Но с фига ли у меня так болит висок?

Однако все мысли резко испарились, когда чуть в стороне я услышала дикое рычание.

Чуть повернулась… и обомлела. Метрах в пяти от меня стоял огромный, просто гигантский, белый волк.

Или пес? Нет, скорее волк. Хотя я никогда не видела живых волков, на собаку этот зверь походил очень мало.

Сердце застучало в горле. Я громко сглотнула, надеясь, видимо, проглотить нервирующее биение.

Ничего не вышло.

Волк меж тем сделал шаг, потом другой. Все это время его большие ярко-голубые глаза смотрели на меня, не отрываясь. Словно гипнотизируя.

И я действительно, как завороженная, не могла отвести взгляда.

Стало жутко страшно.

И помощи попросить не у кого.

Я что-то невнятно пискнула и отползла немного назад.

Все. Конец платью.

Юбка-колокол задралась и упала на живот, обнажив бедра и острые колени.

Волк на миг замер.

У меня под подолом были одни красные стринги. И, собственно, именно на них сейчас и смотрело это косматое чудовище.

На волков ведь красный цвет действует не так, как на быков? Хотелось бы надеяться, что прямо сейчас голод у зверя сильнее не разгорается.

Говорят, что взгляд «глаза в глаза» хищники воспринимают как вызов. Поэтому я отвернулась, направив все свое внимание в сапфирово-синее небо. Настолько ослепительное, с насыщенным оттенком индиго, что если бы я не находилась в такой опасной ситуации, наверняка долго бы рассматривала его и удивлялась.

Но сейчас боковым зрением я внимательно наблюдала за волком, делая вид, что он меня ни капельки не интересует. Осталось только начать насвистывать.

Одновременно с этим я сделала еще несколько неловких движений назад, елозя задницей по траве.

И все. Большего мне хищник не позволил. Одним прыжком преодолел разделяющее нас пространство и приземлился прямо рядом со мной.

Нервно выдохнула, когда увидела между своих коленей огромную пушистую морду.

Сердце упало и закатилось за позвоночник. В ушах зашумело от страха. Кажется, я даже забыла, как дышать.

Вот прямо сейчас настанет мне конец. Этот жуткий зверь перегрызет мне горло! Или цапнет за мягкую ляжку. Как пить дать цапнет!

А может, это сон и, как только волк меня куснет, я проснусь?

Что-то подсказывало, что нет. Это не сон. Слишком явными были запахи, отовсюду проникающие в легкие. Слишком отчетливыми были звуки. А глаза и вовсе рисовали настолько натуральную картину происходящего, какой не бывает во сне.

Хищник сделал крохотный шаг вперед, ниже опустив морду. Глядя на меня исподлобья огромными глазами, в которых будто горело голубое пламя.

Я видела каждый волосок монстра, в деталях могла рассмотреть его лунно-белую шерсть и слегка торчащие из пасти крупные клыки.

Страх сковал мышцы. Я не могла пошевелиться.

А зверь словно выжидал. Играл, не торопясь, наступая на меня и не позволяя даже подумать о побеге. Заставляя пригибаться к земле.

И вот я была вынуждена опуститься на спину, упираясь локтями в землю, потому что зверь переступил с ноги на ногу и перешагнул через мои бедра, оказавшись сверху.

Может, он подбирался к горлу?

Я глубоко вздохнула, потрясенная. Понимая, что от страха уже давненько не дышу. В небо смотреть уже бессмысленно. Волк явно интересовался исключительно моей скромной персоной.

И что ему зайцев не ловится?

Я еще раз оценила размеры хищника и подумала, что на такого небось и зайцев не напасешься.

В этот момент волк сделал еще один крохотный шаг, и в мои легкие проник тонкий, едва уловимый запах.

Этот аромат пронзил меня насквозь своей неправильностью. Своей чужеродностью.

Почти сразу же мне удалось понять, в чем дело: я не чувствовала в нем ничего привычного и животного. Никакой вони собачьей шерсти, немытых лап или нечищеной пасти.

Только что-то легкое и свежее, дикое и лесное. С привкусом костра и зимнего ветра…

В голове вспыхнуло осознание: зверь так пахнуть не может.

Однако в эту секунду волк приблизился к моему лицу, и его пасть дрогнула, обнажив острые клыки.

От этого зрелища каждая мышца в моем теле натянулась, зазвенела. Словно что-то щелкнуло внутри. Наконец-то я была готова бежать – не оглядываясь, сломя голову. Наконец-то ко мне вернулась способность соображать! И почему я не умчалась отсюда раньше?

И пускай волк будет гнаться за мной, чтобы убить. Я хотя бы попытаюсь спастись, а не умру, лежа на травке!

Но едва я дернулась, чтобы перевернуться, выползти из-под зверя и рвануть прочь, как произошло нечто невероятное.

Огромное меховое тело задрожало и пошло легкой дымкой. А затем почти молниеносно длинная шерсть втянулась, обнажая гладкую загорелую кожу. Кости изменили форму. И передо мной предстал… человек.

– Оборотень, – выдохнула я, пораженная до глубины души. Ошарашенная, сбитая с толку.

А мужчина, что теперь нависал надо мной, как гранитная скала, заслоняющая солнце, встряхнул головой. Длинные белые волосы упали вдоль узкого лица, странным образом оттеняя и выделяя сапфирово-голубые глаза, которые смотрели на меня, не отрываясь. Густые пряди касались моей кожи. Падали на щеки, щекоча и словно предлагая дотронуться. Проверить, настолько ли они мягкие, как кажется.

Сумасшествие какое-то. Я даже умудрилась совершенно забыть о том, что меня пару минут назад убил собственный жених, а сейчас я бог знает где нахожусь. Все мысли были заняты этим мужчиной, чья фигура излучала силу, какое-то физическое притяжение. Власть. Ему хотелось довериться. Хотелось слушать его и даже подчиняться. Хотелось…

Еще много чего хотелось, и от этого я чувствовала себя еще более ненормальной.

К тому же пора включить мозги, ведь незнакомец полностью обнажен! Правда, похоже, смущало это только меня одну. А он невозмутимо шевельнулся, расположив мощные руки по обе стороны от моего лица.

Замечательно!

Теперь я не могла оторваться от рельефа его плеч и бицепсов.

А мужчина тем временем опустил веки и, наклонив голову к моему лицу, с шумом втянул воздух.

Мурашки пробежали по спине.

С какой-то стати мелькнула мысль, что Рома был гораздо меньше этого… самца. Я едва не опустила взгляд, чтобы сравнить «нижнюю часть» обоих мужчин.

Что со мной творится вообще? Видимо, совсем отшибла мне мозги бутылка из-под шампанского.

– Ты пахнешь ландышами и брусничным медом, – проговорил незнакомец тихо, взглянув мне в глаза, а затем снова наклонившись. Теперь к самой моей шее.

Я резко повернула голову, тяжело вздохнув.

Было страшно, что мужчина вот-вот прикоснется ко мне.

Было страшно, потому что мне этого хотелось.

Незнакомец дотронулся носом до моей кожи, медленно двигаясь от основания шеи вверх, к уху. Глубоко вдыхая, обжигая горячим воздухом, вырывающимся из легких.

В висках запульсировала кровь. Со страшной силой меня стало бросать то в жар, то в холод.

– Мне… плохо, – выдохнула я, закрывая глаза. Чувствуя, как все сильнее кружится мир вокруг. – Оставьте меня, пожалуйста…

Мужчина резко отстранился и нахмурился.

– Проклятье, ты ранена! – почти прорычал он.

Осторожно взял меня за подбородок и повернул голову в другую сторону, взглянув на висок, куда пришелся удар бутылкой.

– Раны я не вижу, но чувствую усиленную пульсацию крови внутри головы. Тебе нужен «белый халат».

– Не нужен мне никакой халат, – захныкала я, когда он положил свою ладонь мне на лоб, другой рукой обхватывая за талию. – Ни белый, ни красный, ни серо-буро-малиновый. И хватит ко мне прижиматься, вы все-таки голый!

У меня уже щеки горели от стыда. А еще от жара в груди, который никак не хотел униматься, а лишь разгорался сильнее.

Я уперлась ладонями в грудь незнакомца, пытаясь его оттолкнуть. Но пальцы словно превратились в сенсоры. Они различали каждый изгиб на мощном теле, рельеф каждой мышцы. Я едва остановила себя, чтобы вместо отталкивания не пощупать мужчину!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6