Сергиевская Ирина.

Москва романтическая



скачать книгу бесплатно

Единственный оставшийся в живых сын Зинаиды Ивановны также потерял двух своих детей. Мальчик умер при родах. А вскоре тяжело заболела его старшая дочь Зинаида. Вызванный в поместье доктор Боткин поставил безнадежный диагноз – заражение крови. Скоро девушка впала в беспамятство, и семья приготовилась к худшему. В беспамятстве ей пригрезился святой Иоанн Кронштадтский. Придя в себя, она попросила позвать его, а после того, как приехавший старец положил руки на ее голову и за нее помолился, стала выздоравливать. При этом княгиня всегда добавляла, что о «ногайском проклятии» тогда не слышала и не знала, что своим выздоровлением обрекает на смерть младшую сестру. Татьяна неожиданно умерла в 22 года. В память о ней была освящена домовая церковь великомученицы Татианы.

Обстоятельства этой смерти никогда не были раскрыты, и потомкам осталось только строить догадки. По одной из них, Татьяна утонула в Архангельском летом 1886 года. По другой, она умерла от тифа. Существовала еще третья версия, никогда не звучавшая в семье, но возникшая при вскрытии ее могилы в подмосковном имении большевиками во время революции. Местные жители утверждали, что в ее могиле были найдены еще останки младенца, что позволило им предположить, что это был ее ребенок. Возможно, она, не будучи замужем, умерла в родах. Тайна смерти девушки навсегда осталась нераскрытой, но после ее смерти пропали все страницы дневника Татьяны и практически все ее фотографии.

Похоронили Татьяну Юсупову на обрывистом берегу Москвы-реки, у старой церкви Архангела Михаила, изготовили памятник из белоснежного каррарского мрамора – ангел с распростертыми крылами в виде прекрасной девушки обращается к небу, прижимая руки к груди. Ее безутешный отец столько времени провел в беседах с памятником, что практически вселил в него душу. После смерти князя мраморный ангел, постепенно разрушавшийся от морозов, был перенесен в крытое теплое помещение. Вскоре пошли слухи, что мраморного ангела по-прежнему встречают на могиле Татьяны, осеняющего крылами черную плиту.

Вскоре после смерти Татьяны единственная наследница знаменитого рода Зинаида Юсупова по настойчивой просьбе отца знакомится с очередным претендентом на ее руку – болгарским князем Баттенбергом. Претендента на болгарский трон сопровождал скромный офицер Феликс Сумароков-Эльстон, в обязанности которого входило представить принца будущей невесте и откланяться. Зинаида Николаевна отказала будущему монарху и приняла предложение молодого офицера. Он осмелился попросить ее руки у князя Юсупова со словами: «У меня лишь скромное достояние, но нет ни копейки долгов». Вскоре богатейшая невеста России вышла замуж за графа Феликса Суморокова-Эльстон. Император Александр III разрешил носить графу имя князь Юсупов и передал ему родовые титул и герб, чтобы не пресеклась знаменитая фамилия.


Княгиня З.Н. Юсупова любила собак, особенно шпицев, с одним из них она изображена на картине В.Серова


В.А.Серов.

Портрет князя Ф.Ф. Юсупова, графа Сумарокова-Эльстон. 1903 г.


По семейным преданиям, он был внуком прусского короля Фридриха-Вильгельма IV и правнуком М.И. Кутузова. Прусский король так влюбился во фрейлину своей сестры русской императрицы Александры Федоровны – графиню Тизенгаузен, что хотел жениться. Одни говорили, что он и женился морганатическим браком, другие утверждают, что девица отказала ему, не желая расставаться с государыней. Плодом их любви и был Феликс Эльстон, дед знаменитого Феликса Юсупова. Злые языки уверяли, что в переводе с французского «эль с этой» – переводится «она удивляется», что, дескать, выразило чувство юной матери.


В.Серов. Портрет Николая Юсупова (старшего брата Феликса)


Проклятие рода не отступало: Княгиня Юсупова родила четырех сыновей, двое умерли в младенчестве. Старший сын Зинаиды Николаевны, будучи ребенком, услышав от няни о проклятии, потребовал у матери не иметь больше детей. По воспоминаниям Феликса-младшего, на крестинах в домашней церкви священник чуть не утопил его в купели.

«Родился я таким хилым, что врачи дали мне сроку жизни – сутки, и таким уродливым, что пятилетний братец мой Николай закричал, увидев меня: «Выкиньте его в окно!»

По воспоминаниям Феликса, матушка его, пытаясь обмануть судьбу, до пяти лет одевала его как девочку и пыталась дать соответствующее воспитание. Мальчику доставляло удовольствие играть с бриллиантами матушки, примерять ее шикарные платья. Таинственным альковом представлялась ему материнская спальня, обтянутая голубым узорчатым шелком. «В широких горках красовались броши и ожерелья». Любимым развлечением юного Феликса стали переодевания, или так называемые «живые картины» с участием слуг в кабинете отца. Феликс нацеплял матушкины украшения и представлялся то султаном, то сатрапом. Роскошный гардероб княгини Зинаиды остался одним из самых ярких детских впечатлений. «Матушкин каприз впоследствии наложил отпечаток на мой характер», – многозначительно обмолвится князь Юсупов в мемуарах, написанных на французском языке в середине XX века.

Николай не скрывал своей нелюбви к Феликсу, и, только когда тому исполнилось десять лет, между ними появилось теплое чувство. Он не ошибся. Семейный рок напомнил о себе в 1908 году. Николай был убит на дуэли из-за любви к замужней даме за полгода до того, как ему должно было исполниться 26 лет. У Юсуповых снова остался один наследник, к которому и перешел титул князей Юсуповых и все их колоссальное состояние. Оставшись единственным наследником в роду, юный Феликс купался в семейной нежности, любви и использовал все приятные стороны вседозволенности.

Потрясенные родители, похоронив старшего сына, строят в усадьбе Архангельское храм-усыпальницу с величественной колоннадой из 26 дорических колонн, но грянула революция, и храм никогда не принял под свои своды ни одного захоронения. Так и стоит она поныне памятником страшного проклятия роду князей Юсуповых. Роковая любовь старшего сына стала причиной появления в знаменитой усадьбе не только величественной колоннады, но и загадочного памятника «Скорбящий гений». За несколько лет до печальных событий чета Юсуповых заказала этот памятник для пополнения своей коллекции, но доставили его из Мюнхена по горькой иронии судьбы – в день смерти Николая.

По рассказам очевидцев, в трудные, переломные моменты жизни Зинаида Николаевна раскладывала старинный карточный пасьянс казненной французской королевы Марии-Антуанетты. Имя королевы-мученицы мистическим образом окружало Юсуповых, незримо влияя на их судьбы. В их дворцах и усадьбах стояла мебель Марии-Антуанетты, а фамильную сокровищницу украшали ее драгоценности. Ее невестка, племянница последнего императора Николая II великая княгиня Ирина Александровна, венчалась в алмазной диадеме и в кружевной фате, принадлежавшей некогда казненной королеве.


Порочный херувим.

Феликс Феликсович Юсупов. Лондон, 1912 г.

Фоторепродукция Д.В. Чесновой


Сходится легендарный пасьянс достаточно редко, вероятно, поэтому его и считают знаком судьбы, знамением предстоящего «вечного прощания». По преданию, в ночь перед казнью именно на нем гадала в тюрьме королева мученица: оставят ей жизнь или нет. Увы, пасьянс не сошелся. Роковой пасьянс сходился у княгини Юсуповой 6 раз: накануне смерти ее отца, старшего сына, затем в декабре 1916 накануне убийства Распутина и вскоре в 1918-м – накануне гибели царской семьи. В следующий раз он сошелся через 10 лет на чужбине – перед смертью горячо любимого мужа, и наконец, перед собственной кончиной.

Сыновья княгини унаследовали от нее любовь ко всему мистическому и таинственному.

Еще при жизни Николая, оба брата, отдавая дань моде, увлекались спиритизмом, и по признанию самого Феликса, «наблюдали вещи удивительные». Продолжалось это до тех пор, пока «массивная мраморная статуя не сдвинулась и не рухнула». И тогда братья дали друг другу обещание «дать знак с того света», когда один из них умрет первым, тому, кто останется жить. Шутку эту все забыли, но зимой 1909 года обещание само напомнило о себе. В одно из посещений дворца на Мойке, неведомая сила ночью неожиданно подняла Феликса с постели и заставила подойти к комнате Николая, запертой со дня его смерти. Вдруг дверь открылась. На пороге стоял Николай. Лицо его сияло. Феликс бросился навстречу, но дверь тихонько закрылась. И все исчезло.


З.Н. Юсупова с мужем и сыновьями


Феликс Юсупов граф Сумароков-Эльстон-младший стал последним владельцем легендарного Юсуповского дворца. Он же и последний носитель этой славной фамилии. По воспоминаниям современников, Юсупов-младший был отмечен печатью порока. Отличался он редкостной красотой – вылитая мать, первая красавица России. Но, если ее черты современники называли ангельскими, то ее младшего сына никто иначе как с падшим ангелом не сравнивал.

Очевидцы уверяли, что юный Феликс увлекался йогой, укреплял волю, развивал в себе гипнотические способности и всю свою жизнь был склонен к мистике. До 15-летнего возраста он страдал лунатизмом и разговаривал во сне. Были у него и способности ясновидца. Однажды родители услыхали, как он бормочет два слова: «крушенье поезда». Поездку, в которую собирались, тут же отменили. Поезд сошел с рельсов, было много жертв.

Однажды братья стали очевидцами таинственного явленья по дороге в Петербург. Простившись с родителями, они сели в тройку и поехали на вокзал. Дорога шла через безлюдный Серебряный бор. Ярко светила луна, вдруг среди леса лошади встали на дыбы. Впереди показался поезд и тихо шел сквозь деревья. В вагонах горел свет, у окон сидели пассажиры, лица их были различимы. Слуги перекрестились: «Нечистая сила»! Железной дороги не было поблизости и в помине. Но видели поезд четыре человека!

Позднее Юсупов признался, что узнал многих пассажиров поезда. Это были высшие сановники России, сметенные революцией. Казалось, что поезд увозил навсегда старую Россию. Юсупов попытался этот поезд остановить. Перед революцией Феликс организовал убийство заговоренного от ядов и пуль Распутина, таким образом, пытался освободить Россию от «темной силы, ведущей ее к пропасти».


«Святой ангел» Григорий Распутин


Фото трупа Распутина в морге


После убийства ненавистного старца императрица потребовала немедленно расстрелять Феликса, но царь отправил его в «ссылку» со словами «Никто не имеет права убивать». Мать первой оправдала его: «Ты убил чудовище, терзавшее твою страну. Ты прав. Я горжусь тобой…»

По словам исследователей, появление Распутина в России было предсказано самим Нострадамусом в одной из его центурий. Все в нем было противоречиво и загадочно. В столичных газетах за 1916 год Распутин фигурировал как пьяница и развратник. В императорской семье святого старца считали спасителем. Иоанн Кронштадтский – выдающимся странником и молитвенником, чья молитва Богу всегда угодна, но предупреждал: «Смотри, чтобы твоя фамилия не отразилась на твоем будущем».

Современники называли его «святым чертом». Кого в нем больше: бога или черта, и сегодня никто не скажет. Ясно одно: даром предвидения он обладал необыкновенным. Очевидцы вспоминают, что, не раз слышали, как, проходя мимо Петропавловской крепости, он взволнованно воскликнул: «Я вижу много замученных людей, людские толпы, груды тел! Среди них много великих князей и сотни графов! Нева стала красной от крови».

Сам Распутин не раз говорил царице: «Не будет меня – не будет и вас». После убийства пророка царь продержался на престоле всего 74 дня…»

В 1912 году Григорий Распутин довольно точно описал сценарий развития событий в послереволюционной России: «Люди идут к катастрофе. Самые неумелые будут править повозкой в России. Человечество будет раздавлено поступью безумцев и негодяев. Мудрость закуют в цепи».

После февральской революции 1917 года Феликс Юсупов с женой перебрался в Крым, в имение царской семьи Ай-Тодор, а 13 апреля 1919 года навсегда покинул Россию.

Обосновавшись в Париже, некогда богемный и беззаботный князь, призвав на помощь все свои европейские связи, не жалея ни времени, ни сил, ни денег, помогал неимущим соотечественникам заработать на жизнь. Организованная им контора по трудоустройству в первые годы эмиграции помогла спасти многих. По инициативе князя был открыт салон красоты, где русские дамы под руководством французских специалистов осваивали азы массажа и макияжа, чтобы открыть собственное дело.

На деньги Юсупова стала действовать Школа прикладных искусств имени Строганова готовившая учеников для работы на эмигрантских художественных предприятиях, а также в Доме моды «Ирфе», названному по сочетанию первых слогов имен его основателей: Ирина – Феликс.


Корабль британского королевского флота «Мальборо», на котором члены российской августейшей семьи, в том числе Феликс и Ирина Юсуповы, покинули Россию


Принцесса крови Ирина Юсупова сразу придала «Ирфе» оттенок особой респектабельности. Посетительниц встречал сам легендарный князь, красота которого продолжала оставаться неотразимой. По воспоминаниям современников, многие знатные клиентки приходили из любопытства и за экзотикой. Одна потребовала чаю из самовара. Другая захотела видеть «князя», у которого, по слухам, глаза фосфоресцировали, как у хищника».


Феликс Юсупов с женой Ириной Александровной


Со временем Юсуповы открыли еще три филиала Дома: в Туке – популярном курорте в Нормандии,

Лондоне и Берлине. В 1926-м неугомонный Юсупов создал и выпустил в продажу духи «Ирфе». Причем продавались они трех видов – для белокурых, темноволосых и рыжих покупательниц.

И главное, после начала Второй мировой войны, Ф.Ф. Юсупов не раз получал предложения нацистов о сотрудничестве, которые категорически отвергал. Отомстив, ему нацисты не вернули богатства, хранящиеся в берлинских банках. После войны Юсуповы окончательно разорились. В 1967 году в возрасте восьмидесяти лет Феликс Феликсович скончался в Париже. Он был похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа в могиле матери. Денег еще на одно место на кладбище не нашлось.

На нем род Юсуповых пресекся окончательно. Его единственная дочь вышла замуж за графа Шереметева, и семья переехала сначала в Рим, а потом в Афины. В 1942 году у Шереметевых родилась дочь Ксения – в замужестве Сфири, единственная дочь которой Татьяна также живет в Греции и по-русски не говорит.


Надгробие Феликса Юсупова на одной могиле с матерью на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем


По словам Ксении Николаевны, ее мать влюбилась в Грецию, но жилось в ней ее родителям трудно. Мать делала украшения на продажу, а отец работал в Австралии в пароходной компании, и видела его семья очень редко. Когда отец заболел туберкулезом, он долго лечился в горах, и мать писала ему письма каждый день, два года подряд. Врачи давали ему два месяца жизни, но их печальные прогнозы, к счастью, не сбылись. По твердому убеждению Ксении Сфири, именно любовь ее матери спасла отца!

«После революции, – вспоминает Ксения Николаевна, – отцу пришлось пережить немало трагических минут. Помню, он рассказывал, как в Сибири его вместе с братом ссадили с поезда пьяные солдаты и хотели расстрелять. Тогда это было просто. К ним подошли люди в грязных серых шинелях с винтовками и сказали: «Пойдемте, господа, будем пускать вас в расход…» Младший брат заплакал и стал кричать: «Я не хочу умирать!» А старший – мой отец – строго его одернул: «Не плачь, будь мужчиной!» А ему самому тогда было всего 15 лет. Заплакать перед солдатами не позволяла фамильная гордость. От красноармейских пуль их спасла случайность. Какая-то женщина попросила пожалеть мальчишек.

…По странной иронии судьбы, о моем деде помнят только то, что он «убил Распутина». Но наша семья никак не могла понять, как он мог это сделать. Ведь Феликс Феликсович был добродушнейшим человеком. Не нравятся мне писания на эту тему Эдварда Радзинского. Когда он был в Париже, то почему-то не нашел нужным зайти ко мне – последней из Юсуповых, когда готовил книгу об убийстве Распутина».

По ее словам, бабушка с дедушкой были совершенно разными людьми, но нежно любили друг друга. «Я таких людей потом никогда не встречала. Не видела такой нежности и внимания друг к другу, хотя Феликс Феликсович не только в молодости, но и в зрелые годы славился своим сумасбродством и экстравагантными выходками. Он «любил пожить», как раньше говаривали на Руси. Бабушка же была тихая и скромная. Она все ему прощала и сдерживала его бурную натуру. Когда дедушка умирал, он сказал верной подруге: «Я всю жизнь любил только тебя, прости меня за все…»


Ксения Сфири-Шереметева, внучка князя Ф.Ф. Юсупова.

Фоторепродукция Д. В. Чесновой


В 1991 году Ксения Николаевна Сфири посетила Юсуповский дворец в Петербурге, а в 2000 году по специальному указу президента Владимира Путина ей выдали российский паспорт, и она стала российской гражданкой. Об этом долгие годы мечтали на чужбине ее родители, которые так и умерли в Париже апатридами, отказываясь принять гражданство других стран… По воспоминаниям Феликса Юсупова, самым большим его желанием было вновь увидеть его фамильное гнездо. Увы, это ему так и не удалось.

Проклятое богатство

Люди и их дома связаны между собою каким-то таинственным, никому не известным образом и нередко имеют общую судьбу. С приходом большевиков Юсуповы были вынуждены навсегда покинуть Россию, а их родовой дворец превращен в очередное советское учреждение с чередой бесчисленных служебных кабинетов и строгим вахтером у входа. Сразу после революции Феликс Юсупов перевез фамильные сокровища из Питера в Москву и спрятал их в тайнике своего родового дворца. Прятал их вместе с ним преданный семье человек Григорий Бужинский. Когда большевики пришли грабить дворец, то потребовали от него показать – где спрятаны княжеские сокровища. Верный слуга умер от пыток, но сокровищ так и не показал.


Ниша под лестницей.

Именно здесь были обнаружены сокровища князей Юсуповых


Через 8 лет, летом 1925 года, большевики нашли их совершенно случайно. Один из сторожей заметил, что штукатурка под главной лестницей в вестибюле не такая, как везде. За кирпичной кладкой угадывалась пустота. Немедленно пригласили сотрудников ГПУ и представителей Наркомпроса. Пробив стену, обнаружили тайник: глухая комната размером 2 на 3 метра вся была заставлена сундуками и ящиками, изделиями из серебра.

Из тайника извлекли семь сундуков и ящиков, в которых оказались блюда, ковши и кубки XVI в., рукомойники, кувшины, солонки, табакерки, украшенные бриллиантами, хрустальные графины, сервизы, кубки, выполненные знаменитыми мастерами Нюрнберга и Аугсбурга. Три деревянных ящика, обитые железом и обшитые кожей с тиснеными родовыми гербами Юсуповых, содержали бриллианты, крупные изумруды, сапфиры, рубины, частью оправленные в золото и серебро. Среди них было 255 бриллиантовых брошей, 18 диадем, 42 браслета и около 2 кг золотых изделий, являющихся уникальными произведениями искусства. Исследования показали, что бриллиантовые и жемчужные колье, цепи из сапфиров, изумрудов и бриллиантов, серьги из рубинов и бриллиантов, диадемы, браслеты, ожерелья, броши были преподнесены Великой княгине Ирине Александровне Романовой в день свадьбы с Феликсом Юсуповым. Здесь же были 200 серебряных чарок и подлинная скрипка работы Страдивари.

Эксперты не смогли сохранить профессиональное хладнокровие: «Многие вещи совершенно исключительного качества. Они не поддаются никакому денежному исчислению». Вес найденных серебряных предметов составил 70 пудов (1120 кг), золотых – 33 фунта (13,5 кг), не считая ювелирных оправ. Золото и серебро передали в Госбанк, уникальные изделия – в московские музеи, главным образом – в Оружейную палату Кремля.

Две недели члены комиссии осматривали каждый уголок от чердака до подвала и снова от подвала до чердака: простукивали, прощупывали, допрашивали. По всему дому было найдено еще 20 тайников, но все они оказались пусты. От некогда богатых юсуповских архивов в России мало чего осталось. «Пьяная матросня», как вспоминал Феликс Юсупов, искала прежде всего драгоценности, а попадавшиеся ей непонятные бумаги сжигала. Так погибла бесценная библиотека и архив А.Блока, сгорели в пожарах архивы почти всех дворянских семей России.

Сохранились воспоминания князя об этих страшных днях, об ужасе красного террора в Крыму: «Банды матросов врывались во все дома, насиловали женщин и детей перед их мужьями и родителями. Людей замучивали до смерти. Мне случилось встречать многих из этих матросов, на их волосатой груди висели колье из жемчуга и бриллиантов, руки были покрыты кольцами и браслетами. Среди них были мальчишки лет пятнадцати. Многие были напудрены и накрашены. Казалось, что видишь адский маскарад».

Интересно, но последние Юсуповы, переехав в конце XIX века в свой родовой дворец, отказались жить в старых покоях, словно бы предчувствуя, что и ему будет суждено разделить их печальную участь. Для жилья был переделан флигель, а в старой части дворца устраивались роскошные приемы.

После 1917 г. палаты, отобранные у владельцев, были заняты Военно-историческим музеем,

Едва зародившаяся Красная Армия, только-только начинавшая свой путь к победам, обосновала здесь свой музей. Обширные юсуповские коллекции, за небольшим исключением, попали в недра государственных хранилищ, из которых их с большим удовольствием реализовывала на западном художественном рынке гражданская жена Максима Горького, бывшая актриса Художественного театра, Мария Федоровна Андреева.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14