Сергей Залевский.

Технолог



скачать книгу бесплатно

Попаданец. Тривиальная и одновременно фантастическая история «попаданства» нашего современника в миры Содружества. Герой состоялся как специалист, первую часть жизни прожил в России, но потом она ему окончательно осточертела, и он выехал по контракту в Европу. Тема Содружества была ему интересна, как вариант второго жизненного воплощения – и вот он там. Немного не так, как ему представлялось, но он там. Герой попадает в рабство к продвинутым инопланетянам, но ему удается стать довольно ценным специалистом. В результате счастливой случайности ему удается заполучить возможность сбежать, потеряв при этом свою любимую женщину. Симбионты, нейросети, базы знаний, дроиды, космическая техника – все, как положено – присутствует. Медленная раскачка. Параллельно будет иногда освещаться судьба попаданцев-интеллектуалов из средней полосы России.

Где-то в пространстве…

Последние шесть месяцев для Дро Гобра были исключительно удачными. И престиж в клане поднял, и кредов заработал прилично, да и что там стесняться – имуществом ценным оброс (отжал, если говорить прямо). Про своих двух наложниц – няшек можно вообще не вспоминать – итак те, кто в курсе о них, слюни глотают при мысли о таких подругах и кусают в приступе зависти локти. Не у всякого главы клана такие найдутся, а вот Дро подсуетился, и в результате рядовой офицер владеет нерядовым имуществом.

Дро мечтательно прикрыл глаза и предался приятным воспоминаниям: начинал он свою карьеру в клане, как и многие в империи Гармор, у кого были слабые показатели КИ – показатели интеллекта и КО – коэффициента обучаемости, в качестве простого мяса – бойца ближнего боя, абордажника. Низкие показатели – КИ-102, КО-1,2, не позволяли надеяться на бесплатное обучение на престижные (читай высокооплачиваемые) специальности за счет государства или сторонних спонсоров в виде корпораций или богатых частных инвесторов.

В общем, обычный путь обычного гарморца. Многих из его друзей и знакомых или тех, кто просто был рядом, уже давно поглотил холодный и равнодушный космос, а вот Дро до сих пор жив – удача не отвернулась от него, как от других. Вспоминать о той жизни особо было нечего – тренировки до изнеможения, откровенный садизм инструкторов которые казалось, получали заряд бодрости от вида разбитых лиц и выбитых с кровью зубов подчиненных. Абордажи – удачные и смертельно провальные, когда состав абордажных команд иногда менялся на 50 % и более. Смерть соратников и друзей, разорванные на несколько частей тела знакомых бойцов, которые еще совсем недавно рядом с тобой радовались очередной удаче, прожигали кредиты на станциях клана и других вольных пустотных объектах этого сектора империи.

Несколько лет жизни в таком убийственном ритме сделали Дро из местами наивного подростка в жесткого, когда надо и жестокого бандита, не лишенного ко всему трезвого и рационального взгляда на жизнь. По ходу службы Дро был замечен руководством клана, его стали постепенно поощрять и повышать по служебной лестнице, ну если так можно сказать о том, чем они все занимались.

Первым приятным звоночком для него стала установка нейросети «Воин 3.4/П» производства имперского филиала мегакорпорации «Нейросеть-Глоботех» (естественно не в подарок, а в долг с отработкой) и некоторого количества стандартных баз знаний для специалиста-абордажника.

Таким способом руководство дало Дро понять, что он достаточно хорошо зарекомендовал себя в качестве бойца первой линии, и пришло время повышать его навыки в деле справедливого отъема ценностей у врагов клана, становясь специалистом боевого ремесла. А это уже другие деньги, да и шансы на выживание значительно прыгают вверх. Специалистов не бросают первыми в атаку.

Конечно, Дро мог себе поставить и стандартную бесплатную во всем Содружестве нейросеть. Но ведь специализированные нейросети – это следующая ступень развития этих симбионтов, это существенное увеличение КИ, по сравнению с бесплатной, бонус к изучению профильных баз знаний, большее количество формируемых нейросетью нейроузлов для подключения дополнительных имплантов. Скорее всего, рано или поздно пришлось бы ее снимать, чтоб поставить что-то получше, ждать минимальный период для адаптации мозга под установку нового симбионта. Терять время, в общем, хотя не это важно, а главное – это давать медикам свой мозг второй раз для опытов. Хоть и случаев неудачной установки крайне мало, но свое здоровье Дро ценил выше статистики. Хоть он и не был интеллектуалом, но простые размышления на досуге подтолкнули его к выводу, что мозгу такие операции над собой вряд нравятся, и следует их количество свести к необходимому минимуму. «Как бы в слюнявого идиота не превратиться в процессе экспериментов яйцеголовых» – резюмировал Дро.

В тот день, когда он получил в голову такой нужный по меркам Содружества девайс, Дро уверовал окончательно в свою счастливую звезду и принял к исполнению план дальнейшей жизни – там всего было 3 пункта:


1. Не суйся в первые ряды – это чревато потерей здоровья, вокруг столько активного молодого мяса, которое спит и видит, как бы где-то пострелять, поубивать и помародерничать. Кредиты зарабатывают с умом, а герои и идиоты умирают первыми.

2. Изучай базы по максимуму, что сможешь достать, и не только по абордажке и им родственным. Не всю же жизнь ты будешь боевым мясом.

3. Кредиты вкладывай в себя в прямом смысле – лишний имплант еще ни кому не вредил.


Вот так следуя этим нехитрым правилам, Дро пришел к тому, чем он есть на сегодняшний момент. Первичные параметры: коеффициент интеллекта КИ-102, нейроактивность НА-138, коеффициент обучаемости КО-1,2. Нейросеть оказалась очень неплохой, с бонусом: «Воин 3.4/П» – третье поколение, минимальный уровень КИ для установки 100, прибавка к КИ 18 % после полного развертывания, возможность установки 4-х имплантов, а самое приятное – это бонус в виде буквы «П». Сеть позволяла осваивать базы пилотской направленности без штрафа по скорости усвоения. Фактически можно полноценно овладеть двумя распространенными в космосе специальностями. Дро часто спрашивал сам себя, как так ему пофартило, но сам факт такой приятной неожиданности ему очень нравился.

В одном таком удачном абордаже Дро посчастливилось обшмонать каюту первого пилота небольшого каботажника, чье название и номер системы, где это произошло уже и не вспомнить. Ничего особо ценного, кроме чипа на пару китов, и накопитель с личной информацией жмурика. Так вот информация показалась Дро ценной, поэтому еще в каюте того пилота была скопирована на нейросеть, а накопитель отправился в утилизатор.

Парень решил утаить инфу от клана, в надежде когда-то ею воспользоваться. Суть была в чем: этот каботажник частенько прыгал в систему без названия под каталожным номером 22-К35-122Х. В системе была кислородная планета класса А+, присутствовала цивилизация разумных на до космическом уровне – ну что-то там пытались уже запускать на орбиту, но так пока по мелочи – спутники связи – шпионили друг за другом с помощью этих спутников. Несколько астероидных полей со средними по цене Содружества смесями, пару газовых гигантов. Но главное, как указывалось в накопителе – это достаточно высокий по меркам того же Содружества КИ абориген 110–180, хотя часто попадались уникумы с КИ за 200.

В общем, чистый работорговец был тот каботажник. Разумные с такими высокими показателями высоко ценились во всех государственных и частных организациях, хотя где, в каком качестве. Можно было быстро получить высокооплачиваемую должность, а можно было пойти как сырье для изготовления биоискина высокого ранга или элитного регенерина для продвинутых медицинских капсул. Вот тогда у Дро и созрел далеко идущий план по использованию этой информации в будущем.

По ходу своей творческой карьеры в должности громилы-абордажника, имплантов Дро постарался поставить себе по максимуму своих финансовых возможностей, хотя часть из них он вынес при мародерке как трофеи с захваченных судов. Имплант увеличения КИ – «Интелли 50+», имплант увеличения оперативного объема хранилища нейросети «Мемо 100+», в просторечье имплант на память, имплант пилотажный «Волум 2», имплант-нанофабрика «Хел-Д-100». И если с первыми двумя все было просто и понятно – цифра означала количественное прибавление к природному параметру носителя, то последний был неоднозначной вещью.

Конкретных точных данных по нему в Глобосети не было, изготовляли их сполоты – гуманоидная раса Содружества, одна из самых старых в известном пространстве обжитого космоса. За свои симбионты и импланты драли просто неприличные деньги, однако количество желающих на такие импланты не уменьшалось. Делали они и нейросети, но те приживались у людей крайне редко, в перечне корпорации «Нейросеть-Глоботех» они присутствовали с пометкой «под заказ», гарантий приживления таких нейросетей корпорация не давала.

Так вот об импланте – устанавливали его почти все, но у всех эффект был разным. Поясню: цифра в наименовании данного импланта обозначала первичный объем нанофабрики, который будет переработан частично нейросетью под нужды конкретного разумного. Если это боец, абордажник, десантник и т. п. – нанофабрика шла на усиление костей, увеличение мышечной массы, у пилотов и операторов систем вооружений имплант шел на усиление нейроактивности и ускорение прохождения нейроимпульсов. Ну а, например медики, инженеры, техники, как специалисты, работающие со сложным оборудованием, для которых решающим являлся уровень КИ, такой имплант не ставили, так как многочисленные исследования ученых Содружества утверждали факт, что прибавки к КИ он не дает. А занимать слот бесполезным имплантом дураков нет.

Вопрос «Как такое дорогое чудо попало к обычному абордажнику?» пояснялся просто: вынес как трофей из тайника старпома одного из распотрошенных корабликов. Как гласит право на трофеи среди наемников – все, что можешь вынести в руках – твой трофей.

К тому времени, как Дро поставил себе пилотский имплант «Волум 2», у него уже были выучены минимально необходимые базы для пилотирования КИПов, и парень решил закачивать сомнительную карьеру абордажника. Особенно ему стала не нравиться статистика боевых потерь при абордажах, почему-то потери постоянно увеличивались.

Хоть и общий уровень баз абордажника был твердо на 4-ке, Дро также изучил пилотажный пакет баз в 3-м ранге и продолжал его постепенно повышать, спасибо бонусу от его нейросети. Решено было пойти пилотом легкого КИПа, или истребителя, по-простому, для начала. В статусе пилота малых судов Дро также преуспел: сначала были легкие КИПы, там риск был высок, но не так как у абордажников, затем перешел на тяжелые КИПы, или штурмовики, по-простому, освоил работу с малыми внутрисистемными разведчиками. Правда, базы «системы связи», «постановка помех», «сканер», «специализированные малые суда» изучались долго. Всего 3-й ранг, а больше и не надо, если посмотреть на чем летали, но шли со скрипом, как непрофильные.

Ставка пилота была несоизмеримо выше ставки абордажника и Дро ни разу не пожалел о смене амплуа, хотя о трофеях в руках можно забыть. Немного это огорчало, так как большую часть баз, которые изучил и сейчас продолжал изучать, Дро нашел в личных вещах неудачников, которых они распотрошили и отправили гулять в свободный космос. Но пилоты получали денежную долю с трофеев, реализованных руководством, а шанс уцелеть пилот ценил выше, чем шанс что-то где-то найти. Многие так находили последний привет в шлем скафа, который отправлял неудачливого археолога к праотцам.

Вот таким образом – сначала пилот легкого КИПа, потом пилот тяжелого КИПа, пилот разведчика, как апогей пилотской карьеры перед тем, как глава клана предложил Дро место второго пилота легкого носителя. На этой должности парень показал себя толковым пилотом, предлагающим нестандартные решения, что достаточно быстро переместило его на должность первого пилота. А после одного тяжелого боя в никому не нужной цифровой системе без названия, в ходе которого Дро смог показать неординарное хладнокровие и выдержку, ему предложили должность капитана и по совместительству первого пилота нового корабля, который собственно в этом бою и достался как приз.

Средний транспортник «Рант-су» производства верфей Корита, неизвестно каким образом оказавшийся в этой дыре, использовался предыдущими владельцами по прямому назначению – каботажные рейсы по перевозке всего, что влезет в трюмы между системами директората Корит и Гарморской империей. Был взят на абордаж в ничейном пространстве вблизи фронтира империи, без потерь с обеих сторон, когда капитан транспортника понял бесполезность сопротивления и предпочел сдаться на милость победителя. Победители естественно милостиво отправили их в пространство Гармора, где продали в рабство. Реализация содержимого трюмов приза позволила провести некоторые модернизации с самими транспортом, превратив его в некоторое подобие боевого. Против действительно военных кораблей шансов ноль, а против торгашей и одиночек нормально. Тем более теперь в рейды ходили на двух корабликах.

Грузовик решено было по-быстрому переделать в легкий носитель. Теперь он нес на своих летных палубах 22 КИПа, из них:


18 были гарморскими легкими «Тувис» 3-го поколения с одной курсовой скорострельной роторной пушечкой и возможностью навески двух блоков неуправляемых ракет или противоракет на выбор для атаки неприятельских КИПов на удалении,

4 тяжелых КИПа «Самтур», также 3-го поколения производства Корита. Вооружены двумя курсовыми крупнокалиберными пушками; двумя зенитными турелями в задних нижней и верхней полусферах. Возможность навески блоков ракет или противоракет на выбор, также для дальнего воздействия на противника. Курсовыми орудиями управлял пилот, турели управлялись бортовым ИИ.

2 специализированных кораблика-разведчика «Фушен» производства империи Гармор. Эти юркие суденышки не имели никакого вооружения и бронирования. Все внутреннее пространство занимали модули связи, постановки помех, сканирования пространства и генераторы для питания всего этого энергией. Два маршевых движка в режиме кратковременного форсажа позволяли развивать бешеную скорость и уносили кораблик к своему носителю в случае опасности. Разведчик пилотировался одним пилотом-универсалом. На таком когда-то летал Дро.

2 абордажных бота «Райз-25» для высадки абордажных групп и вывоза предполагаемых трофеев. Каждый такой бот мог доставить к месту «работы» 25 абордажников, пилот для управления кораблика на время абордажа брался из числа штатных пилотов КИПов. Кстати такой пилот также мог рассчитывать на трофеи с абордажа. Бронированный корпус, эмиттеры одноразового щита, так чтобы максимально принять урон от турелей ближней обороны и доставить десант в целости, в носовой части размещали также разовый плазменный заряд направленного действия для пробития шлюзовых створок или заслонок полетных палуб.

Сам носитель по классификации Содружества теперь относился к категории легких, т. к. нес менее 100 малых бортов. Модернизация, проведенная на верфи клана, добавила дополнительное бронирование критических мест корпуса: район основной рубки, район капсулы с реакторами, и следующее вооружение: 12 скорострельных турелей «КС-10» отечественного производителя для противодействия москитному флоту противника, 4 бронированных башни с орудиями средней дальности «Гросс-8/2», представляющее из себя спаренное кинетическое орудие.

Дальнего действия не ставили вообще, так как стиль боя предполагал внезапные удары из засады, обездвиживание корабля противника путем выбивания движков, затем сближение на расстояние поражения «Гроссами», подавление внешних узлов обороны и высадка десанта для окончательной разборки тет-а-тет с противником. Если цель оказывалась слишком зубастой, или возможные трофеи не перекрывали будущих потерь, вступала в действие директива «Б» – форсаж, разгон и ходу, ходу…

Несколько удачных для клана месяцев пролетели быстро. Удачные рейды увеличенной эскадры принесли немало кредитов всем действующим лицам, в том числе и Дро. Появившаяся возможность выкупить у клана «Рант-су» в собственность была обдумана его руководством и принята к исполнению. Дро вошел в число «акционеров клана» и так как отделяться от клана не торопился, смена владельца прошла буднично. Одним из условий Дро было поставлено в обязанность обязательное участие в рейдах клана, что пока полностью устраивало его. Свободного времени теперь у него прибавилось, разведка клана не часто подкидывала выгодные цели, возможно просто район охоты надо было менять, но Дро пока не лез с советами к старшим «акционерам». В такие затяжные моменты бездействия Дро прыгал в какую-либо систему Фронтира, и на свой страх и риск бороздил опасный ничейный космос.

В основном придерживался той же тактики – сидел в засаде в астероидах и ждал легкой добычи. Работал где-то в минус, еле унося ноги от таких же любителей отжать барахлишко, но чаще в плюс, так постепенно увеличивая свой банковский счет, не забывая естественно об улучшениях для корабля и премиях команде. Вот сейчас он сидел в засаде уже третью неделю, все что пролетало, могло само навалять Дро и команде, поэтому люди постепенно обозлялись от скуки и отсутствия добычи. Немного проще было пилотам разведчиков – те почти постоянно висели в пространстве, активно сканируя систему, хотя тут и так все было известно, как свои пять пальцев. Капитан понимал, что если в ближайшие пару дней ничего в руки не попадет, придется гасить очаги возможного бунта. Но удача опять улыбнулась Дро.


– Это Соло-1. Наблюдаю искажение метрики и формирование выходного туннеля гиперперехода, капитан у нас гости – отозвался один из «Фушенов».

– Понял тебя Соло-1. Как только выйдут из пузыря, быстрый подскан и опознание, потом пассивное наблюдение. В случае выхода с него малых бортов – активное сканирование, форсаж и назад на носитель. Может быть, не успеют засечь наши сканеры, все-таки в момент изменения метрики сканеры почти слепнут.

– Понял, выполняю.


Через минуту.

– Передаю пакет, есть совпадение: большой межсистемник проекта «Тейгол» верфи директората, видимо только из столкновения – половина маршевых не определяется, сквозные пробоины на палубах, носовая часть уничтожена до силового набора. Сильно «покоцаное» состояние капитан. Будем брать?

– Хоть и перепало им, но все равно он для нас крепкий орешек. Но ждать больше не будем, всем приготовиться к захвату приза. Действуем по накатанной схеме.

– Капитан, это Соло-1. Объект меняет курс в сторону астероидного поля, на рубеж поражения главным калибром выйдет в течение 2-х часов.

– Отлично, догонять не надо, Ждем. Пилотам КИПов занять свои места. Абордажной группе низкий старт, готовность к выходу.


Рубка «покоцаного» траспорта.


– Вышли штатно, пилот, начинай разгон в астероидный пояс, будем ремонтировать что сможем. На трех движках мы слишком уязвимы и медлительны.

– Выполняю, капитан.

– Сколько нам теперь требуется времени для зарядки гипердвигателя, инженер?

– Часов 5–6, точнее пока не скажу, требуется углубленная диагностика движков.

– Работай, вроде здесь чисто, не хотелось бы опять попасть в переплет, как в той системе, Мы потеряли почти все малые борта, хотя, сколько их там и было то, все-таки мы транспорт, а не пираты. А вот турелей нам выбили порядочно.

– Капитан, фиксирую кратковременное облучение корпуса.

– Вот бля. Значит зря мы вошли в слепой прыжок, и тут у нас комитет по встрече. Сидят где-то в камнях крысы подзаборные и ждут. А так как пока не лезут к нам – значит, не уверены в своих силах. Есть у меня план, как с такими типами налаживать контакты. Ну-ка связь, организуй мне широкий канал для общения.

– Готово, капитан. Можете говорить.


Рубка носителя «Рант-су».


Непродолжительное молчание первым нарушил пилот:

– Капитан, я, честно говоря, мало что понял из этого послания, но меня особенно интересует что такое большое и толстое на нас хочет положить их капитан, и с чьей именно матерью он собирается вступать в нетрадиционные связи?

– Это рушики, есть такая раса в директорате, в основном компактно проживают в протекторате Рушкостан. Вроде, такие как все, только чего-то им всегда не хватает. А его речь, которую мы прослушали, это как говорят «ни о чем». Ну, по крайней мере, капитан – точно рушик. Их способ общаться, но вот мне интересно, что они тут забыли, их сектора отсюда в 20-ти прыжках.

– Ладно, дальше действуем по плану: выход авиагруппы – отрабатываете маршевые и гнезда ПКО, потом мы подтянемся, вместе давим щит.

Капитан переключил свое внимание на летную палубу, где техники с помощью дроидов навешивали на КИПы блоки неуправляемых ракет. Исходя из данных разведчиков о состоянии летных палуб транспорта, малый флот явно отсутствует, да и по определению такие корабли в одиночку не летают – только в составе караванов. Кроме турелей непосредственной обороны там ничего не ставят, а вот щит обязан быть.


Рубка «покоцаного» транспорта.


– Капитан, они выпустили малый флот, два десятка, в зону действия наших турелей войдут через час.

– Ууу жабы, решили взять нас тепленькими, хреновы ублюдки. Что у нас осталось из того что может летать?

– Только один разведчик и два грузовых бота, остальное в виде металлолома на летной палубе.

– Запускайте все что есть, навесьте ракет, может, хоть куда-то попадем, из разведчика выбросьте максимум аппаратуры и набейте взрывчаткой – сделаем брандер. Пилоту брандера две ставки за вылет! А мы тем временем устроим им здесь теплую официальную встречу. Отступать нам некуда, позади Рушкостан!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное