Сергей Плотников.

Потерянная



скачать книгу бесплатно

– Привет, папка!

На дереше.

Та-ак, мне кажется или я что-то пропустил?

2

– Так, ещё раз, проверим, правильно ли я понял. Егор и Флоя приняли «грань», и ты перекачала брату знания дереша. Верно?

– Да, пап. – Примерная девочка-солнышко сидела на койке, сложив ладошки на коленках. Ей бы ещё платьице невинного белого или синего цвета, а так эффект портила всё та же спецброня, визуально увеличивающая размеры ребёнка чуть ли не на треть. Голова у Лиссы из-за этого казалась меньше… что мне очень импонировало: человек с нормальной головой, наверное, не стал бы проводить эксперименты на себе, брате и по чти незнакомой женщине, внезапно обратившейся к нему на ломаном русском.

– Теперь у Гора в голове полноценные знания языка, а ты пользуешься им при разговоре как сервером, постепенно осваивая разговорный дереш сама. Тоже правильно?

– Именно так, папа! Поэтому мне нужно больше говорить…

– Потому что брат пробудет в таком состоянии около суток?

– Н-ну, может, и чуть-чуть больше, я не сразу сообразила, что дозировки мерха рассчитаны на взрослого человека… – Девочка покаянно опустила глаза.

А я проглотил всё, что у меня просилось на язык. Воспитывал детей со взрослой ответственностью? Получи! По большому счёту я даже отругать их не имею права: не знаю, что нашло на мехну (или как там величать женщину-мехна?), но идею пошарить в чужой голове я в любом случае не запретил бы. Язык за пару дней в искусственной отключке? Всё лучше, чем несколько месяцев учить традиционным способом. Собственно, вся вина отпрысков была в их дикой самодеятельности. Но я был вне зоны доступа, да и не уверен, что такие вещи стоит обсуждать вслух. Да, кстати.

– Скажи, с донором языковой памяти тоже всё в порядке и я не остался единственным инженером на «Рыбе»?

– С тётей Флоей всё в порядке. Она с Паком и Еном что-то делает в мастерской, – послушно проговорил ребёнок.

– С тётей? – Почему-то это обращение мне показалось подозрительным… Так, стоп! – Действие «грани» на неё уже закончилось?

Если так, а Егор всё ещё в отрубе, потащу его к врачу.

– Эм… нет. – Вася подняла на меня свои огромные глазищи. – Она… Я не совсем поняла, но тётя Флоя может переключать что-то в голове. Она сейчас как будто очень глубоко спит, но на самом деле вовсе не спит.

– Это как?

– Пап, я в дереше только тренируюсь, а на русском она совсем плохо говорила, как чукча.

– Почти все чукчи идеально говорят по-русски, если хотят, конечно, – автоматом поправил я дочь, думая совсем о другом. – В мастерской, говоришь? Сейчас сам всё выясню.

Напарница-спек действительно находилась на технологической площадке в компании обоих мехнов-помощников. И даже – верх вежливости! – соизволила повернуться ко мне, оторвавшись от сортировки расходников из свежевскрытых упаковок – не иначе как, пока я «гулял», привезли то, чего не нашлось в изъятом на Каллиге. Мы секунд тридцать смотрели друг на друга… и молчали.

Выражение лица у девушки было не обычно застывшее, похожее на закрытое изнутри окно, а очень-очень спокойное… Кажется, она просто не знала, что от меня ждать. Ну и ладно. Всё равно взывать к здравому смыслу и размахивать руками уже бессмысленно, процедура переноса памяти закончилась ещё до моего прихода. И если подумать, то рисковали прежде всего не дети, а донор воспоминаний, да и то не так сильно. Если уж в Империи «грань» считается полицейским спецпрепаратом, чем-то вроде сыворотки правды с поправкой на возможности определённой группы населения, наверняка разработчики позаботились об относительной безопасности этого нейротропа. Правда, лучше всё-таки выяснить, как мехне удалось так быстро избавиться от последствий инъекции: как вспомню свои «замечательные» ощущения, так до сих пор плохо становится.

– Флоя, спасибо за помощь с детьми… и за остальное тоже, – немного скомкано озвучил я результат размышлений. – С тобой… эм, всё в порядке?

– Воздействие препарата скомпенсировано внутренними ресурсами, – ответила Флоя непонятно. Полюбовалась на выражение моего лица и с явным сомнением добавила: – Временная потеря активности биологической части нейросети эмулирована через интегрированный кластер.

Мне потребовалось секунд десять, чтобы полностью осознать, что я сейчас услышал. А когда осознал, проникся. Мать, мать, мать… Нет, логично, что интегрированная в головной мозг вычислительная машина, способная принимать мысленный запрос и формировать такой же ответ, по сути является частью мозга. О жителях Коалиции злые языки частично повторяют что-то вроде «мозг вынут, железка вставлена»… Но кто ж знал, что это осуществлено настолько в прямом смысле! Нет, я уверен, что «кому надо», всё знают, но… Чёрт возьми!

Сказать, что новая информация выбила меня из колеи, было бы не совсем корректно, всё-таки я более-менее понимал, насколько неполно представляю на основе чужих воспоминаний человечество во Вселен-ной-1. Но это получается, что Флоя и не человек вовсе? Киборг, причём в древнеголливудовской трактовке, с заменой части мозга на протез… Хотя – стоп. Если сложить только что полученную информацию с тем, что я уже знаю об использовании искинов в дроидах Коалиции (а пообщавшись с Еном, знаю не так уж мало), и с общеизвестными данными об интеграции вычислительного кластера мехнам чуть ли не при рождении… Как интере-есно… Получается, моя коллега с самого рождения такая. Не компьютер, частично управляющий телом человека, а личность, развившаяся с использованием той материальной основы сознания, какая у неё была. А раз так, для неё фокусы с компенсацией части ресурсов одной структуры другой и наоборот должны быть чем-то вроде переключения полушарий у дельфинов[6]6
  Дельфин запросто может захлебнуться во сне или умереть от удушья. Для этих необычных животных дыхание – осмысленное усилие. Поэтому дельфин, пока жив, никогда не спит. А чтобы ликвидировать усталость нервной системы, большие полушария его головного мозга работают по очереди, сменяясь приблизительно раз в час. Фактически эти китообразные – природные шизофреники с двумя «личностями», насколько у дельфина вообще может быть личность.


[Закрыть]
. Кстати, довольно логичный ход, наверняка реализованный штатно, – живая плоть в некоторых случаях куда более уязвима, а так можно втянуть «себя» в программные модули и пережить смерть собственного тела? Круто! Хотя не сказал бы, что я тоже так хочу – думаю, для взрослого человека подобный имплант в голове будет сродни заявке на шизофрению… или нет. Но всё равно не хочу. Или хочу?

– А вырастить, если известен геном и структура на момент сканирования, новый мозг можно? – Клянусь, я сначала ляпнул и только потом понял, что именно.

Мерх никогда не слышал, чтобы хотя бы на одной планете воскрешали умерших – но вдруг? Ведь в биолабе под Центром дальней связи Нату наверняка про-сканировали… как минимум. Нужно только найти вывезенное оборудование, точнее, модули памяти! Безумная мысль, согласен, но тогда она показалась мне чуть ли не гениальной.

– В физиологическом смысле – да, но не в электрохимическом, – почти без запинки ответила Флоя, выражение сомнения на лице которой сменило лёгкое удивление. Потом она поняла, что смысл фразы до меня не дошёл, и пояснила для «чайников»: – Человек будет думать так же, но помнить не будет ничего. Даже как ходить.

Проклятье. Впрочем, этого следовало ожидать: ТАКУЮ технологию, способную перевернуть общество, было бы сложно скрыть.

– У тебя такой проблемы, если кластер сохранится, не будет. – Я вдруг почувствовал страшную усталость: заныли перетруженные ноги, и вообще я слишком много нервничал в последнее время.

– У… жителей Коалиции не будет, у меня – будет, – серьёзно ответила техспек.

Н-да. А я скотина, оказывается. И почему я решил, что проблемы могут быть только у меня?

– Давай я помогу с сортировкой.

Флоя бросила на меня нечитаемый взгляд и кивнула.

3

«Панцирная рыба» простояла «на грунте» в общей сложности двое местных суток – три стандартных дня. В конце второго, очень буднично и без всяких «приятных» сопроводительных ощущений очнулся Егор. Я не поленился и потратил на разговор с сыном достаточно времени, дабы выспросить всё до мельчайших подробностей. Старшенький, терпеливо отвечая отцу (то есть мне) о нюансах самочувствия и нестандартных ощущениях, судя по страдальческому выражению лица, проклял всё. Обстоятельный, подробный разговор, если он не очень приятен собеседнику, как я неоднократно имел возможность убедиться ещё на своей земной работе, гораздо более действенное наказание, чем эмоциональная ругань. Заодно новоприобретённые знания дереша проверили.

Егор в итоге обучился языку на отлично, чего не скажешь о Васе: её словарный запас оказался куда скромнее, да и в построении фраз она иногда путалась. Впрочем, досадные проблемы если кого и смущали, то только не мою дочь: получив наконец возможность говорить с кем-то кроме меня и брата (последнего она понимала обычно и вовсе без слов), девочка вовсю болтала… и объект для общения у неё был один. Девушка-мехн. Свои подозрения, что мелкая что-то такое нашла в голове у нового донора памяти, из-за чего так вцепилась в «тётю Флою», я держал при себе: догадался – ну и молодец. В способности мехнов подслушать (и подсмотреть) что угодно и где угодно на корабле я ничуть не сомневался. Также не сомневался, что вместе с детьми вхожу в группу повышенного интереса для коллеги и её помощников и что просто не смогу отследить засунутый в прошивку брони программный код, позволяющий воспользоваться её внешними датчиками как удалённой камерой и микрофоном. Может, Фомка и нашёл бы… Вот только менять шило на мыло? Даже не так: после наших двух разговоров я узнал о напарнице много довольно личной информации и, как мне теперь казалось, лучше других понимал её. То есть немного понимал, в отличие от остального экипажа.

Уж не знаю, что такое произошло, что Флою выперли из Коалиции, и, честно говоря, знать не хочу. Важно другое – она была… достаточно человеком, чтобы явно не получать удовольствия от вынужденного одиночества и стены, выстроенной в социальном плане между ней и экипажем. Символично, что других таких же изгоев она нашла в лице иномирца, да ещё и с детьми-псиониками… Н-да. В любом случае терпеть связанные с нашим пребыванием рядом неудобства мехна оказалась готова: Лисса буквально ходила за старшим техспеком хвостом и спрашивала, спрашивала, спрашивала… А потом к ней присоединился и Гор. Делалось всё это под благовидным предлогом «ой, а это что за штука, а как она работает?», и привычная схема: «Вот инструкция с пометками, на и отвяжись», работавшая со мной, тут дала сбой – разумеется, брат и сестра понимали далеко не всё и немедленно начинали выяснять непонятное. Я не вмешивался, в конце концов меня и отпрысков вписали в штатное расписание «Рыбы» как техническую группу (на одну общую ставку, кстати), и желания объясняться «что делают два лишних рта на борту» у меня никакого не возникало. Станки и большая часть оборудования в реммодуле были достаточно простые, если их использовать на уровне «нажми на кнопку, получишь результат», да и лишние руки, пусть даже и детские, занятые нужным трудом, внезапно оказались совсем не лишними. И самое странное, Флое действительно нравилась вся эта возня.

Удивительное дело: три дня на Йорке, три дня в космосе, а я уже практически не видел, чтобы лицо старшей коллеги застывало такой знакомой мне по первым дням совместной работы отрешённой, ничего не выражающей маской. Чудеса, да и только!


[Пушка]>[Флоя], [Мерх]: Через 30 минут быть на палубе комсостава для инструктажа.


Н-да. Накаркал. Мехна на глазах будто выцвела: мимика потеряла эмоции, движения приобрели характерную для киберплатформ плавную выверенность… И тут её глаза встретились с внимательным взглядом моей дочери. Уж не знаю, чего маленькая и взрослая женщины таким вот образом друг другу «сказали», но Флоя еле заметно вздрогнула… и вновь стала нормальной. Так, пожалуй, даже не буду гадать, что это такое сейчас видел.

4

Палуба комсостава на «Рыбе» рационально располагалась непосредственно рядом с геометрическим центром корабля – самое защищённое место на борту, не считая командного центра, который и занимал место в центре. В смысле – геометрическом. В негрузовой части корабля мне ещё ни разу не удалось побывать: по счастью, никаких поломок за последние недели тут не случалось, а виртуальная инженерная схема корабля, с которой я по ходу дела ознакомился, даже близко не передавала представление о том, что с внутренними объёмами «Первопроходца» сделали и как это всё визуально выглядит. На самом деле стоило сходить и посмотреть раньше.

Когда-то, до модернизации, на месте КЦ и жилой зоны для верхушки отряда нофо находилась обычная грузовая палуба. Но потом палубу плотно заставили двойными (как у Флои) и даже четверными жилыми модулями, после чего ничтоже сумняшеся со всех сторон обшили многослойной композитной бронёй. То, что для этого пришлось разобрать фальшпанели внутреннего корпуса и вырезать пятиметровые проёмы в настилах соседних палуб, модернизаторов не смутило. Правда, смутило другое, и сделанное, судя по виду, уже после сборки кустарной бронекапсулы: поверх многослойного композита присобачили полноценный силовой каркас из тавровых балок, который теми же балками распёрли о прочный корпус судна. Денег, чтобы вернуть интерьерам бывшего транспорта хоть какой-то элегантный дизайн, у владельцев «Панцирной рыбы», разумеется, до сих пор не нашлось.

Уж не знаю, что чувствовала, глядя на эту «красоту», моя коллега, а лично я испытал натуральный приступ дежавю: виды корабля, если их оцифровать, с руками оторвала бы любая голливудская студия – готовый бэкграунд для съёмок фильмов о мрачном будущем, вплоть до очередного «Терминатора». А ещё мне всё это напомнило творчество донора моей здешней памяти, безымянного мерха, восстановившего под личные нужды спасательный транспортёр, но точно так же не ставшего заморачиваться с отделкой. Действительно, зачем? Заодно и до коммуникаций, если что случится, добраться проще.

Интересно, что сейчас на месте отсека управления в носу корабля расположено?

Любопытство грызло меня ровно до того момента, пока мы с Флоей не прошли через любезно открытые створки в боку бронекапсулы… и оказались под перекрёстным прицелом двух контрштурмовых потолочных турелей, предваряющих ещё одни ворота. Шлюз. Учитывая, что стволы реагировали на малейшее движение более чем красноречивым покачиванием вслед за удерживаемым объектом, трёхминутное ожидание в закрытом с двух сторон шлюзе… не оставило меня равнодушным, скажем так. Времени как раз хватило, чтобы выругать себя последними словами за то, что непозволительно расслабился. Ясное дело, какой-либо выбор у меня отсутствовал – попробуй не подчинись приказу своего непосредственного начальства! Но реакция мехны должна была меня насторожить! Следовало хотя бы попытаться расспросить старшую коллегу, может, хоть как-то подготовился бы к тому, что сейчас произошло. А то с Флои станется промолчать, даже если нас обоих пошлют на верную смерть!

Тревожило меня ещё одно: зачем нас вообще вызвали? Помнится, весь солидного объёма инструктаж при вступлении в должность мне просто скинули на терминал, да и высокое начальство предпочитало не заглядывать в нашу подсобку, а уведомлять спущенными по сети документами либо просто в чате. В этот раз со мной сыграл злую шутку земной опыт: в нашем мире нормально было устроить беседу «глаза в глаза» – средства связи для некоторых задач общения решительно не подходили. Но тут-то видеосвязь с полным эффектом присутствия даже самый дешёвый гражданский терминал-очки поддерживает! Но почему-то нас потащили на планёрку лично…

Внутренние двери наконец раскрылись, а автоматические орудия будто нехотя «потеряли» нас. Как хорошо, что в современной одежде Вселенной-1 вспотеть нельзя. Со лба лишнюю влагу и платочком стереть…

– Заходите. – За разошедшимися бронестворками обнаружился Рамир собственной персоной: мужик, не утруждая себя излишествами вроде приветствий, развернулся и потопал к дверям ближайшего жилого модуля.

Именно мужик и именно потопал – глава техслужбы корабля наёмников и одновременно мастер-оружейник, спек по бортовому оружию манерами, походкой и сложением напоминал этакого медведя-мутанта. Лысого. Н-да. Но лучше общество медведя, чем спаренной скорострельной пушки.

Модуль, служащий начальнику домом, толком рассмотреть не удалось. Короткий, совершенно безликий монотонно-серый коридор (учитывая возможности работы с неопластиком, вид подчёркнуто казённый) с несколькими закрытыми дверями, и одну из этих дверей Пушка для нас распахнул. В голове немедленно всплыла яркая ассоциация, доставшаяся мне от безымянного мерха: примерно так выглядела техническая часть офиса обслуживающей компании Таниса, где располагались кабинеты спеков, перемежаемые мастерскими и складами материалов и оборудования быстрой доступности. Серая комната с круглым столом и несколькими стульями была будто вырезана оттуда и перенесена сюда. Кстати, использовалась она для редких собраний персонала, когда… Так-так, а вот это интересно!

Я по-новому оглядел комнату и убедился, что терминал потерял корабельную сеть. Просто замечательно. Именно в таких условиях, в защищённом помещении, раздавались мерхам чипы с обновлёнными кодами для замены в обслуживаемых узлах, присваивались новые статусы, снималась необходимая биометрия и проводились служебные расследования. Чёрт. Интересно, сколько ещё перенесённая память будет радовать меня внезапно всплывающими запоздалыми подсказками? Впрочем, лучше поздно, чем никогда.

Флоя, не дожидаясь приглашения хозяина апартаментов, пропустившего нас в дверь первыми, уселась с непроницаемым лицом на стул, пришлось последовать её примеру. Но, выбрав себе место, неожиданно я понял, что инстинктивно мало того, что занял стул рядом со старшей напарницей, но ещё и чуть ли не придвинулся поближе. И боюсь, если бы меня спросили о причинах, ничего внятного сказать бы не смог.

– Так. – От Рамира мой манёвр явно не укрылся и, кажется, слегка удивил. Оружейник выставил могучие локти на стол и подпёр ладонями подбородок. – Вижу, вы… хм. Лады, тогда без предисловий, сразу к делу. Кобра набрала свежее мясо и будет его сначала сушить на контракте. Мне прислали данные: на орбите гиганта[7]7
  Имеется в виду газовый гигант, экзопланета типа Юпитера, Сатурна, Нептуна или Урана в Солнечной системе.


[Закрыть]
и в системе, и в поясах[8]8
  Имеется в виду пояс астероидов, аналогичный такому в Солнечной системе. Звёздная система может иметь более одного пояса астероидов.


[Закрыть]
есть несколько объектов на как обычно. Мне тут Нико намекнул, что у тебя и твоих подопечных, спек мерх, неплохое снаряжение, в том числе и для пустотных работ… Короче, вот. Ознакомьтесь и сами между собой делите, как и что.

Пушка выложил на стол передо мной и перед Флоей по простенькому терминалу и выразительно откинулся на спинку скрипнувшего стула, складывая руки на груди, типа, «я подожду, можете не спешить». Пришлось снимать свои очки и вслед за напарницей надевать предоставленные руководителем, неосознанно-привычным жестом подогнав размер по лицу. Так, ну и что тут у нас?

В памяти терминала содержалась топологическая схема с частью звёздной системы (только планета-гигант и её спутники и лежащий внутри её орбиты пояс астероидов) и несколько файловых пакетов с описаниями выделенных объектов. Что интересно, номера или названия у системы не было, всю лишнюю информацию старательно затёрли. Я открыл описание первого попавшегося на «как обычно» и убедился, что это – шахтёрское мини-поселение на поверхности (большей частью под поверхностью) семикилометрового планетоида, добытчики выбрали всю интересующую их руду, и сейчас частично изрытый ходами астероид использовался как база малых кораблей. Склады, жилые помещения с искусственной гравитацией, стыковочные конструкции, защитные системы причального комплекса, включая две мощные пушки Гаусса, способные с близкого расстояния отбить желание «пообщаться поплотнее» даже у нашей «Рыбы»… Постоянное население, периодическое поселение… И что мне с этим делать? Ага, вот – техническое задание. Так: «Демонтаж, демонтаж орудий, разгрузка склада номер восемь, демонтаж ядра системы жизнеобеспечения и энергопитания». Интересно, судя по графику поставок добытого, не сказать, чтобы мини-база была особо нерентабельной, по крайней мере пока. И тогда зачем заказывать такой выборочный демонтаж? Если переносить базу на другой планетоид, даже мне понятно, что выковыривать надо гораздо больше всего, те же гермодвери, например, и причальные конструкции… твою мать!

Расписание вылетов-возвращений. Данные о непосредственной обороне и постоянном персонале. Компактные ценности и два узла, без которых станция превращается в кусок промороженного камня. Это был не подряд на демонтаж, это была необходимая информация для организации вооружённого нападения! Рамир, он что, е…ся?! Мы же техслужба, а не… Тут я очень чётко вспомнил, как Пак и Ен Флои даже с частично повреждённым оружием успешно прорываются под огнём упакованных в спецброню наёмников «Бури» и врываются в проход между створками ворот транспортного терминала. Если бы не мелкий дроид Нурс, они нас просто порвали бы – насколько киберплатформы, даже малые, могут быть быстрыми и опасными, я уже убедился. Наверняка это был не первый и даже не второй их бой, по крайней мере, самостоятельные машины высадили для организации засады за створками ворот, и высадили явно не по инициативе девушки. А ещё – оборудование реммастерской – привычное мне по воспоминаниям донора памяти, да, но даже в Танисе, при имперском финансировании, было всего несколько станков, которые первым делом вывезли, когда объявили о снятии протектората. Кучеряво живёт техслужба на обычном корабле наёмников, состав отряда которого чуть больше сорока человек. Я ещё в первые дни после вступления в должность подумал, что ремонт пусковой установки, проведённый спеком уровня мехны, обходится дороже, чем купить такую новую.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23