Сергей Гудман.

Параллельно с кризисом



скачать книгу бесплатно

Параллельно с кризисом.

Понедельник.

Будильник. Звенит под самым ухом. Будит. Заставляет меня! – человека! открыть глаза… Бездыханный кусок пластмассы… По прихоти его я встаю, и плетусь в ванную… Кто же я после этого? Человек?

Где-то это было… Точно! Сергей Бондарчук в фильме Сергея Бондарчука по роману графа Толстого…

Сон. Какой был сон? Что же снилось… Проклятый! Все, что было прекрасного в этот день уничтожено! Убийца грез! Сегодня ни чего хорошего и достойного быть упомянутым в анналах моей жизни уже не случиться. Единственное, чем еще можно было бы жить – это сном… Стерто и уничтожено.

Что же все-таки снилось… Хорошее или плохое… Какая разница. Что-то. Отличное от этой обыденности.

Каждое утро одно и тоже. Одно и тоже. Одно и тоже…

И ничего не изменить. Ни чего! Кто-то управляет мной и до того ленив, что не хочет даже чуть-чуть что-то менять.

Кто же управляет мной? Ангел? Инопланетянин? Будильник? Какая разница, он также ленив, как и я. О, нет! Я здесь ни при чем. Это я ленив как он. Ведь не я, а мной управляют!

Самое обидное, что моим управителем может быть даже бездушная вещ. Кто меня заставил проснуться? Будильник. Кусок китайской пластмассы, заставил вскочить на ноги человека! Заставил его покинуть мир грез и свободы и нырнуть в пустоту серых будней.

Так… Обычная неприятность. Подруга серых будней, тень моих несчастий, ярмо на моей шее, без стыда, раздвинув ноги, сидит на унитазе и портит воздух. И зачем я совместил ванную с туалетом? Придется умываться среди запахов экскрементов. До чего же они у нее воняют. Освежитель не помогает…

И так всегда. Даже в выходные. Уж встаю на час позже. И в любом случае, первое с чем сталкиваюсь – запах ее…

Освободила территорию. Сегодня хуже, чем всегда. Освежитель закончился…

За что мне все это? За что? Никого не убивал, не воровал, не изменял, не совращал… За что?

Порезался… Еще и порезался. И почему не по сонной артерии? Как бы хорошо… Раз и все… И вечный сон… И никакого будильника! Никакой работы! Ни каких обязанностей! Ни чего.

Мое время кончилось. Семья четыре человека, а очередь как в коммуналке. Хорошо младший еще спит…

Ухожу, ухожу. Можешь умываться. Это не я навонял. Это мама. Я не вру. У нее спроси.

Нет, я же еще врун и вонючка. И это от родного сына. И так каждый день. Одно и тоже.

Где же носки. Нормальные носки. И зачем она их штопает. Нет, даже не штопает, а зашивает. Все с дырками. Все с зашитыми дырками.

Лена! У меня есть нормальные носки? А кто знает? Я должен знать. Если мне нужны нормальные носки, то я должен сам пойти и купить?

Логично. Но сейчас, что надевать. Так, вроде эти еще не зашивали… Сегодня же, сегодня пойду и куплю. Самых хороших. Не рвущихся. Из нейлона. Хотя нет… Из нейлона не надо. Ноги и так потеют…

И джинсы не стираны. Возмущаться нет необходимости. Ответ известен – тебе надо ты и стирай. И зачем я женился, зачем живу с этой женщиной.

Что нас связывает?

И завтрак готовить самому. Хлеб, колбаса, чай. Каждое утро – хлеб, колбаса, чай. Хлеб черный, колбаса «Докторская», чай зеленый – самый дешевый… Да еще разбавленный. Не успеешь раньше нее прийти на кухню – разбавленный… От лени или от жадности она его разбавляет? Самому заваривать – на автобус не успею… Опоздаю… Придется пить такой.

С вечера надо заварить… И колбасу купить другую. Надоела эта «Докторская» …

Не успел… Не успел спокойно дожевать… Приспичило… Как всегда, или во время еды, или уже у двери, стоит только оденется… Тянет на горшок. Уже занято. И почему все так? У всех все в одно время…

Санек, давай быстрее. Я опаздываю. Давай, говорю…

Нет, он еще кряхтит, подтирается, спокойно моет руки… Отец тут краковяк с присядкой, а он кряхтит… Бить их что ли? Что бы уважали… Хотя меня не били… Напрасно. Лучше бы били… Может не торчал в этом…

О! Кайф. Быстро прошло… Помыть руки…

На ходу забрасываем остатки бутерброда, запиваем теплым чаем… Какая гадость!

Теперь одеться, обуться… Все. Пора бежать.

Остановка. Как всегда первый. И зачем я всегда тороплюсь, если всегда первый? Ах, да… Сигарета желает, чтобы я ее покурил… Вонючая сигарета заставляет меня бежать к автобусу. Она знает, когда он приедет… Она знает, что я успею покурить, вдохнуть ее смрадный, отравленный выхлоп. Я подчиняюсь ей. Я курю. Мне противно, но я подчиняюсь…

Оленька. Привет.

Первый человек, с которым я здороваюсь каждое утро рабочего дня – Оля. Существо женского пола, работающее в нашей шараге, где-то на базе… Кем? Этого я не знаю… Да и не хочу знать. Мы связаны утренним ожиданием нашего конторского транспорта. Уже несколько лет…

Опять о муже, о детях. Ах, ах… Верочка с утра не хотела в садик… Ах, ах… Долго заплетала косички… Каждый день одно и тоже. И ее жизнь – одно и тоже. Смена действий и декораций происходит с завидным однообразием. Сейчас начнет о знакомых расспрашивать. Которые могли бы ее мужа на работу устроить. Так и есть… С утра он еще трезв. И обещает больше не пить. Вчера же держался…

Сказать ей, что ли: «А не пошла бы ты дура со своими сопливыми детьми и мужем алкоголиком к такой-то матери». Раз и на всегда отрезать… Прекратить всяческие отношения… Нафига она мне? Дура – раз, рожа так себе – два, фигура ноль – три, встречаемся только на остановке – четыре…

Ей же еще и тридцати нет… Так себя запустить… Моя, лет на семь ее старше. И тоже за собой не следит больно… Но… У этой муж алкаш. А я – хороший. Сам стираю, сам глажу, деньги зарабатываю. И нафига я женился?

Самое хорошее отношение к некоторым людям – отсутствие любых отношений. Оля – из таких… Для меня. Надо портить отношения. Надо… Что бы даже не здороваться, даже не кивать друг другу… Но…

Воспитание! Мораль! Придуманные правила. Человеческое общежитие требует доброго отношения к людям и несмотря на то, что этот человек мне совершенно безразличен, я делаю не искрений жест доброй воли с искренним лицом, внушающим расположение к…

Конечно, конечно… Поговорю… Он у тебя кто?

Ведь тысячу раз спрашивал. Знаю, что сварщик, уж года четыре ни где не работает… И она ведь знает, что я знаю и каждый раз отвечает… Года два… Да, два года, каждый понедельник одно и тоже. Она просит, я обещаю…

Так, что-то новенькое… Хотя бы сторожем…

Конечно, конечно…

Вот и автобус.

Битком. Понедельник. По понедельникам – всегда набит. Фронт работ с пятницы не определен, все на базу. Сегодня решат и отправят рабочих куда подальше. Траншеи рыть, кабель бросать, эстакады обустраивать. Опять стоять. Хорошо, хоть выходят раньше.

Мой коллектив, с которым я проработал уже четырнадцать лет. Рабочие и инженера, мастера, экономисты, бухгалтера…

Нет. Не со всеми меня связывает четырнадцать лет… Некоторых я знаю меньше года, а некоторых не знаю вовсе… Только лица, примелькавшиеся за какое-то время… а как звать? Где трудиться?

Улыбаемся. Привет. Здорово. Здорово.

Сегодня новые лица. Молодые и зеленые… И кого-то нет. Кого? Сашки и Кольки Шумского…

Спрошу у Славки. Не иначе к ним в бригаду.

Это кто? Новенькие. Устраиваются? Вместо Кольки и Саньки. К Вам? Ясно. А те куда? Получше нашли? Это где? К нефтяникам… Ясно.

Конечно. Понедельник – день новых… Хотя нет. Уже недели три никто не увольнялся. Да и не принимали вроде никого… Кризис.

В бригаде быстрого реагирования, скоро один Михалыч из «стариков» останется. И то, потому что мастер. Работать руками отвык. Пацанами командовать будет… Пока они еще ничего не умеют и не знают, поработают на нас… Точнее на нашего капиталиста.

Так скоро мне место уступать в автобусе начнут. Уважаемая личность буду – ведущий инженер аппарата управления, как ни как… И кого куда веду сам не знаю и знать не хочу.

И нафига из мастеров ушел? Командовал бы пацанами… пользу, какую-никакую приносил…

Пока. Всего…

Рабочие вышли… Места освободились. Остаток пути посидим.

Скоро и после выгрузки гегемонов не посидишь. Опять две остролицые дивчины на выданье заняли свободные места, на одном из которых обычно размещалась моя задница. Это по пути или расширяем штаты бухгалтеров и экономистов? Приедем – посмотрим.

Приехали. Коллективный перекур. Со всеми поздороваться и работать. Или служить?

Постою в компании водителей, ждущих медосмотра и денег на бензин… Сегодня молчат… После воскресенья – всегда молчат. С бодуна?

Осмотрим окрестности. В индустриальном пейзаже есть своя красота… Дым из труб… Подсвеченный прожекторами. Яркие лучи прорезают темноту зимнего утра… Пар от бегущих мимо автомобилей… Выходящие из темноты люди в телогрейках… Нет, не в телогрейках, а в спецодежде… Хотя – то же самое… У всех озабоченные и недовольные лица… Поток рабочей армии… Еще революционные песни бы… Или военные марши… И каждому по кирпичу… И Эйзенштейна с бетакамом…

И я когда-то молод был… В потоке на завод ходил… Был радостен и горд тогда… Хоть и болела голова…

Офис.

Здравствуйте. Здравствуйте. Привет.

Мои сослуживцы. Вадим Петрович – начальник отдела МТО. Люда – его помощница, числящаяся заведующей складом. Елена Васильевна – инженер отдела охраны труда. Ее начальника, Семен Семеныча, в простонародье – Старого, нет. На планерке у технического директора. Подойдет несколько позже…

Мой стол. Творческий беспорядок. Как всегда. В пятницу ничего не успеваю прибрать. Все бросаю и бегу… Быстрее, быстрее из этого бедлама…

Сегодня с утра можно подольше в интернете поторчать. Старого рядом нет. Заглядывать никто не будет. Сначала одна оперативка, потом другая. До десяти не побеспокоят. Надеюсь… Есть в понедельнике и что-то хорошее…

Новости вчерашние… В телике уже говорили… Что у нас в компьютерном мире? Тьфу. Нафига он мне. Так… Спорт… Нет – этого тоже не надо. Культура. Новости литературной жизни. Да… Три новости за два дня. Никто не умер, юбилея нет. Великого ничего не создали. Да и книг я давно не читаю…

И вот, подчиняясь не понятной силе, стоящей за моей спиной и не видимой никому, моя рука рефлекторно нажимает…

И почему ссылки на эротические сайты в самом видном месте? Куда не кликни – выйдешь на них. Государственный заговор? Директива правительства? Указ президента? Все на борьбу за рождаемость? Поднимем, упрочим, закрепим! Подниматься – поднимается, но не в нужное время и в не нужном месте…

Мне хватит. У меня и так перебор… Для нынешней жизни. Двое. И потому я буду просто смотреть. На милые женские лица. На круглые женские попки. На большие женские груди. И чем больше смотрю, тем больше понимаю, что молодость мной была растрачена напрасно. Не плодотворно я прожил свои молодые годы. И средний возраст трачу не на то… Грустно.

Пасьянс. Буду раскладывать… Не хай им хуже будет, раз зарплату не увеличивают. Кризис. Нашли отмазку. Как платите – так и работаю.

Да и вообще! Не хочу работать. Я провожу время на рабочем месте. Хожу в присутствие… Присутствую. Ну и ладно. За такую зарплату и этого достаточно…

Компьютерный рефлекс. Опять интернет… Сам открыться точно не мог, значит – рефлекс! Или компьютер управляет моим мозгом с помощью… Волн!

Но это не так обидно. Еще не известно – кто из нас разумный… Он хоть не простой будильник… Он хоть человеческое подобие… Только не ходит…

Интересно, а если бы мне платили как Старому? Стал бы я приходить на работу и сразу же включаться в рабочий процесс? Или не стал? Не… Не стал бы. Хотя…

И никто не включается. Все в мировой паутине. Или раскладывают пасьянс. Пока начальство совещается… Совещание – это работа? Или просто сами себя чем-то занять хотят, для создания видимости своей нужности?

Уже девять. Час прошел в безделье. Вычеркнут из жизни. И его уже не вернешь…

Вадим на совещание ушел. В девять, по понедельникам, у директора. Для всех начальников отделов.

Чая попить? Или кофе?

Людмила Васильевна пошла за водой. Условный рефлекс – девять часов, пора ставить чайник.

А для меня она Людмила Васильевна или Люда? Сколько ей лет… Посмотрим базу… Так. Да она всего на пять лет старше. Значит Люда. Или Мила. Нет уже Люда. Год сидим в одной комнате, а я ее то Люда, то Людмила Васильевна… Надо определяться.

Это еще кто? Умный вид. В экран. Работаем.

Да, да? Что, что? А… Это Вам в другой кабинет. Вторая дверь, налево. Не за что. Всего доброго.

Что за привычка… Только солидную рожу увижу и пошло… Внимание и подобострастие… Услужливость во всей фигуре… Лакейство собственной персоной… Надо что-то делать. Надо уважать себя. Да.

Почему это со мной происходит? Потому что ничего не умею? Вроде могу еще… Многое. Но да – я паразит. Потому и делаю вид, что работаю… а кто не паразит? Директор – тот главный паразит. Главбух с главным инженером – работают. Не спорю. Но за их зарплату, можно и поработать. А я извините. Хотя и они паразиты. Работяги? Вообще то работают… Однако работу эту нашел я. Или не я? Что они сейчас делают, интересно?

Вадима нет. Он все знает – кто, где и что делает… Так… У Елены Васильевны спрошу…

Не знаете – куда рабочие каждый день ездят? Кабель кладут? У Ненашева?

Ясно. Это не я нашел. Это главный инженер. Премию получит. Своего не упустит.

А все же интересно – кто же не паразит? Дерево? Нет – паразитирует на почве и воздухе. Собака… Не буду… Бактерии… Все. Все паразиты!

Гении паразитируют на невежестве масс, массы на самих себе, хозяева на рабочих, рабочие на хозяевах. Где бы они работали, если бы не было хозяина?

А ведь не глупые люди. Сколько с высшим образованием. Почему на себя не хотят? Почему им хочется улыбаться, заискивать, а за спиной ругать, да по пьянке грозиться – если не слышит руководство… Хотя некоторые не стесняются. Потому, видать шеф и перестал корпаративы посещать. Придет. Рюмку, вторую. И тикать. Хотя гегемонов уже не зовут. Раньше приглашали… Из числа самых старых, проработавших больше двадцати пяти лет…

Да. Спасибо Люда. Я сам положу. Не беспокойтесь…

Улыбается. Интересно как она на меня смотрит – как на мальчика или как на мужа? Мальчик… Скоро сорок, все мальчик. Внешний вид? Хорошо сохранился? Или имидж? Работяги – мужички, начальники – мужчины, специалисты – ребята, компьютерщики – мальчики. Меня считают компьютерщиком… Потому что выпендрился и показал, что в них разбираюсь. На уровне продвинутого юзера… Надо перестать разбираться в том, за что мне не платят…

Так. Старый. Вадим Петрович. Пришли с совещания. Сегодня раньше обычного. Значит – дела хреновые. Работы особой нет и годового бонуса не будет, как обещали…

Елена Васильевна – верная подавательница чая, своему ненаглядному начальнику. Встрепенулась, изобразила полную преданность: «Не хотите ли чаю, Семен Семенович?» Он будет чай. Он любит чай. Он готов попить чай…

Побежала… И за что ее держат? Наливает старому чай – это раз. Когда его нет, сидит на планерках и лупает глазами – это два. Да! Забивает формы! Рассылает их линейным руководителям и собирает их в заполненном виде. Как и все здесь сидящие. В результате многочисленных реорганизаций, оставленные за бортом непосредственно производства, но за былые заслуги, хотя и перед другими предприятиями, переведенные в аппарат управления забивать никому не нужные формы и пить чай…

Так чайку попили. Послушаем, что нас ожидает… Сейчас начнет…

После планерки, смочив горло, старейший работник преступил к показательному выступлению перед коллективом писарей и снабженцев… В развернутой речи перед собравшимися он остановился на ничем не прикрытой жадности высшего руководства компании и осудил происки капиталистов, не желающих повысить ему зарплату…

Ага, если старейшему работнику, то есть ему, предложат хоть на тысячу больше хоть в самой за долбанной конторе – уйдет… Скинет с себя ненавистное ярмо… Плюнет не всех и уйдет…

Было и не раз. Слышали. Значит не будет не только бонуса, но и повышения окладов, как обещали.

Гад. Третий месяц тянет. Везде уже повысили…

Что еще?

Нет денег… Закупка запчастей переноситься… Как работать?

Реплика с места начальника отдела материального обеспечения, была выслушана сидя и равнодушно. Не видя возражений со стороны присутствующих, оратор развил свою мысль и высказал твердое убеждение, что шеф сливает дело в дочерние предприятия, руководителями которых работают его родные дети. Так же было высказано предположение, что собственник нашего ООО сменился. Женская часть коллектива эту новость встретила тревожными охами и ахами и единым для обеих вопросом – «А с нами что?» Их заверили, в их полной неприкосновенности… Упокоившись, они приступили к не завершенному раскладу карточной игры, именуемой – «Косынка».

А вот это интересно… Видно Владиславу Станиславовичу Боборыкину – директору и по совместительству учредителю нашей конторы, наступили на хвост. Настроение поднимается… Мне херово, но от того, что шефу тоже херово, мне хорошо.

Хотя ему не херово. У него несколько фирм. И во всех он или директор, или его дети директора. А эту у него друзья или благодетели отбирают. Или отобрали?

Где у нас комп юриста… Ага… Да уже отобрали. Уже сменились учредители… Интересно – долго он еще будет директором? Вроде ходит королем. На будущий год планы строит. Наверное, оставят. Жалко. Хотя…

Так. Семен Семенович никак не успокоиться – зарплата у него маленькая… Работает много… Друган – главный инженер – обманул. Обещал больше…

Жалостливая тема была поддержана коллективом.

Вадим Петрович… У него тоже маленькая. Работы много…

Елена Васильевна… То же … Не знает, как жить… Не купить к Новому году нового платья, не обставить столовую новой мебелью, не подарить единственному сыночку нового телефона…

Мой голос. По старшинству. Начальники высказались. Верная, старинная подруга, старейшего работника – так же подала голос. Теперь мой черед…

У меня вообще хуже всех. Вы то начальники, а я… А мне… А меня…

Злости побольше… Неудовлетворенности жизнью… Как обошли еще разок рассказать…

Ведь мог бы начальником работать. Зарплату большую получать, но главный обманул. Все чужими руками делает. Директору об мне наплел, тот сюда засунул. А на фига мне это надо… Я бы на старом месте больше имел, да еще шабашил… Даже если столько же где предложат – свалю… Уйду и думать не буду…

Речь, наполненная душераздирающими подробностями из жизни не простого инженера, была встречена с равнодушием, прикрытым ободряющими возгласами: «Так и надо, правильно и мы все…».

Обращенные к самому младшему должностному лицу лица не получили никакой информации относительно планов данного лица, мнения относительно ее должностного оклада и всех надбавок положенному по штатному расписанию…

Интересно… Люда всегда молчит. А у нее самая маленькая зарплата. Мужа нет. Старший сын недавно женился. Младший учится и не за казенный счет. Всегда молчит… Никогда не высказывается. Почему? Странно, странно… Уж не пассия ли шефа… Уж не докладывает все на верх… Ну и хер с ней… Нет – с ним… Пусть знает и думает.

Телефон.

Да. Конечно. Уже звонил. Пока не прислали. Конечно. Как только, так сразу…

Еще одно чудо китайского производства, заставило мою бренную голову задуматься и приступить к выполнению своих обязанностей. Линейный руководитель, занятый непосредственно на производстве, запросил необходимую ему информацию…

Так надо позвонить. Зарплату все же платят. Надо отрабатывать. Хотя… Ну выгонят… Нет и не выгонят. Эх…

Алло. Сергей? Да… Когда? Достали уже. Что? Когда деньги перечислим? Что еще не дошли? Разберусь. Да. Да. Хорошо.

Работа дебильная. Мужикам работать не чем, потому что с поставщиками не расплатились, а виноват я. У одних нет материалов, у других денег.

Нет. Точно шеф все сливает. Всю фирму. Видать на друганов обиделся. Или они все сливают. Наверно главного босса у заказчиков менять будут. Этот уже года четыре сидит. Пора.

Придется идти в святая святых нашего офиса – в бухгалтерию. Нет. Попозже. Для принятия решения необходим определенный период ожидания, то есть обдумывания. Иначе – моя работа будет простой и не сложной, следовательно, требующей меньшей квалификации, а значит и меньшей оплаты…

Старый что-то считает…

Что мне делать? Куда пойти, куда податься? Скоро сороковник… «Еще пару лет и никто не возьмет…».

Yandex, который знает все. Что делать. Как и следовало ожидать: Чернышевский, рефераты, купите наши станки, купите наши DVD, купите наши… Так – запишитесь на наши курсы… Ясно…

Пойду в бухгалтерию. Все равно податься не куда… Пока. Надо искать.

Привет. Вы все цветете? Какой цветник! Ох, ох…

Дуры набитые. От куда их понабрали? Ах, да… Эта племянница шефа, эта дочь главного, эта подруга дочери, эта… Вероника. Чья ты? Нет ответа… К ней.

Вероник, в «Интеркабель» не платили? Да… Интересуются… Когда заплатим? К экономистам? А они, что? … Теперь они делят… Ладно. Спасибо.

Интересное кино… Шеф уже финансами не рулит. Уже экономисты определяют – куда. Кому и сколько… Интересное кино…

Татьяна Семеновна? Да я по поводу «Интеркабеля» … В этом месяце? Когда? Как деньги будут? Нет денег? … А деньги где? У директора спросить… Нет. Уж Вы сами. Хорошо. Успокою.

Надо мне больно. Нет и не надо. Зарплату хоть вовремя перечисляют и ладно.

Одиннадцать. Еще что ли чаю? Поставлю.

Телефон.

Да. Да, знаю… Да знаю, что работать не чем… Денег не платят, а без денег не дают. Уже и так в долг последний раз получали. Что не платят? Денег нет. Где деньги? Вы зарабатываете? Двадцать миллионов в месяц? Не знаю. У директора спросите. У главного… Спрашивали? Я не работаю? Это почему я не работаю? Я машину купил? Я откаты получаю? Сам дурак. Да пошел ты!

Нет. У самого зарплата больше, чем у меня раза в два, и я еще должен заботится о каких-то кабелях… Можно подумать мне премию дадут… Ему-то дадут…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6