Сергей Губанов.

Реальные игры. и Сказки-подсказки



скачать книгу бесплатно

Редактор Ирина Иванова

Корректор Ирина Иванова

Фотограф Сергей Губанов


© Сергей Губанов, 2017

© Сергей Губанов, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-8783-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора


Скажи мне кто-нибудь лет пять назад, что я возьмусь за написание данной книги, я бы как минимум недоуменно пожал плечами, поскольку складыванием слов в предложения никогда не увлекался и даже не предполагал о том, что мне это по силам. Да, собственно, и книг-то прочитал не так уж много и, более того, пишу не слишком грамотно. Но это лишь подтверждение тому, что человек может все! Только рамки разума не дают реализовываться нашему потенциалу. Под воздействием общества, лоббирующего свои интересы через воспитание (родителей, школу и так далее) мы превращаемся в людей, опасающихся проявлять свою индивидуальность. Мы должны работать на общество и приносить ему пользу – вот что годами закладывается в наше подсознание. Конечно, в этом есть зерно истины, но где же пространство самого человека? Где мир исполнения его желаний?

А он везде… Стоит только человеку решиться на тот или иной шаг, чтобы удовлетворить свои душевные порывы, идущие из самого сердца желания, истинные потребности, мир начинает отзываться и притягивать к нему нужные ситуации, людей, информацию. Внутренний потенциал человека включается, и все направляется к желаемому. Важно это понять, ощутить, и все получится!

Так и в моем случае. Постепенно открывались горизонты и возможности, а так как было желание, я все это видел и не упускал. За что очень благодарен судьбе, предоставившей мне счастливую возможность попробовать себя в этой роли!

А еще она мне подарила знакомство с замечательным человеком Ириной Ивановой, без которой я бы и не помышлял пойти на такой шаг. Без ее участия книга вместе со своими героями вряд ли увидела бы свет. Безумно Ирине за это благодарен! А ведь я практически ее не знаю… Но то, насколько она чувствовала меня, мое настроение, мои мысли, эмоции, совершенно удивительно, и невозможно описать словами. Редко судьба дарит такие подарки… Я бы даже назвал Ирину своим соавтором, настолько созвучно моей задумке она правила тексты. И еще один интересный факт – мы родились с ней в один день, в один месяц и в один год. Спасибо, Ирина, тебе большое! В том, что эта книга обрела плоть и кровь, и твоя заслуга тоже.

Хочется сказать несколько слов и о рождении в моей голове сказок-подсказок. Это вообще для меня из ряда вон выходящий феномен. Их рождению способствовало желание помочь людям. Одному хорошему человеку было плохо, он никак не мог выйти из крайне затруднительного положения и уже был на грани срыва. А чем тут поможешь? Только добрым словом и советом, что, собственно, я и пытался сделать.

Но, как это чаще всего и бывает, все было тщетно, советы скорее раздражали, чем помогали. Далеко не все еще верят в силу мысли, разбираются в вопросах энергетических потоков и прочих подобных. Периодически рассуждения на эту тему принимают за бред сумасшедшего и крутят пальцем у виска. Так же и тут. Чтобы преодолеть непонимание, я облек свое видение выхода из сложной ситуации в форму сказки, сумевшей донести до людей те слова, которые им могли оказаться полезны.

И случай этот не единственный, иначе бы они не рождались, сказки-подсказки.

Очень надеюсь, что они в чем-то помогут и вам. Может, настроят на позитивные мысли, а возможно, просто вызовут улыбку… И кто знает? Вдруг от этого ваша жизнь поменяется к лучшему?! Очень бы этого хотел. Но это уже не мне решать. От души желаю вам приятного прочтения и ярких эмоций!

Сказки-подсказки


Кабачок
или сказка о чувстве глубокого морального удовлетворения

Жила-была бабушка. Обыкновенная, ни в чем приметном не замеченная. И не в каком-то там тридевятом царстве, а в самой что ни на есть среднеполосной губернии Российского государства. Жила-была, растила овощи на своем участке, поливала, полола и окучивала, всю необъятность души своей русской в это дело вкладывая. Как-то однажды, утомившись от праведных дневных трудов на огороде, пошла она в дом, да и легла отдохнуть.

И тут в огороде случился переполох. Кто-то в дальнем закутке так сильно заохал, что по всем грядкам поднялся недоуменный шум.

Редиски ритмично и нервно верещали, не умолкая ни на секунду: «Кто там? Что там? Кто там? Что там?».

– Да кто же его знает, отсель не видно, – мотая ботвой, вторила морковь.

– А ну, яблочки, гляньте-ка там с высоты, кто это охает? – скомандовал всегда подтянутый и уверенный в себе баклажан.

– Ой-ой-ой-ой-ой! – раздавались вновь и вновь скорбные охи.

– Да это на последней грядке кабачок охает, – вразнобой затараторили наливные яблочки.

– Эй, кабачок! Что случилось? Ты чего весь огород переполошил? – сердито спросил приземистый патиссон.

– А как же мне не охать, как не стенать? Набрал я веса, да и скатился под грядку, уперся больно в камень острый так, что кожура моя сейчас порвется… Ох-ох-ох!!! С порванной кожурой я ведь гнить начну. Да еще хвостик мой сильно натянулся, и я вот-вот оторвусь от стебля. Больно и страшно! А хозяйка не видит, что со мной, ведь она не доходит до конца грядки. Вот я и причитаю! Поможите, чем можите в моей беде, овощи добрые да фрукты рассудительные! – взмолился кабачок.

– Да-а-а! Ситуация! Надо что-то делать, – почесывая листком бочок, сказал патиссон.

– Может, шум листвой подымем, да хозяйку разбудим? – предложил отзывчивый малиновый куст.

– Да что с того проку? Она ж опять не дойдет до конца грядки, – логично возразил зеленый, но уже сообразительный укроп.

– А что это молчит распузатая тыква? Всё семечки в себе подсчитывает? – съязвила, помятуя о давней обиде, задиристая морковь.

– Тебе что, завидно? – отозвалась тыква.

– Нет, просто все пытаются помочь горю нашего согрядника, а ты все собой занимаешься, – не сдавалась морковь.

– Ой, ой, поглядите-ка на нее! Ботву распушила, раскраснелась от сочувствия… Не морковь, а мать Тереза. Ничего, скормят тебя зубастым кроликам – одни ошметки от тебя останутся, – поддергивала тыква.

– Ты на себя лучше посмотри! Пузень отожрала, аж земля под тобой проваливается, уже вся в складку пошла, а толку-то от тебя – кот наплакал! Семечки возьмут, высушат, да слузгают под баян, – послышалось морковное алаверды.

– Прекратите немедленно бабскую ругань, – раздраженно приказал баклажан.

– Эй, синюшник, ты кто такой, чтобы мне рот затыкать? – не унималась тыква.

– Бабоньки, ну что вы, как на базаре, право слово? Еще успеете там побывать, – проснувшись от шума пробормотал открывший глаза лук.

– О! Я слышу голос горькой правды? Шелуху подбери, а то, не ровён час, пузо оголится. А я барышня стеснительная, – хулиганила раззадоренная тыква.

– Ну, правда, имейте совесть, надо кабачку помочь, а вы языками цепляетесь, – укорил спорщиков огурец, сосед кабачка.

– Слышь, зеленый пупырышек, не встревай. Ты скоро, как царь Гвидон, переместишься на ПМЖ в бочку. Так что иди, готовься. Тебе ж перед заплывом пуд соли положено съесть, – злобствовала толстуха.

– Признайся, что ты мне просто завидуешь. В бочке – это ж как в море купаться, – мечтательно ответил огурец. А у тебя, прости за грубость, в эту бочку даже задница не поместится.

– Прекратить немедленно! – скомандовал арбуз. – Наговорились, говоруны? Начинаем решать проблему. Огурец—молодец, попробуй обвить стебель кабачка своими усами и потяни на себя. Должно помочь, усы у тебя длинные и цепкие, – четко отдал приказ арбуз.



– Эх, ухнем, еще ухнем! – старался огурец.

Но ничего у него не получалось.

– Уже два уса оторвал, а ни на йоту не сдвинул, уж больно он тяжел! – запыхавшись, молвил расстроенный огурец.

– Да-а-а, ну дела! Что же нам делать, как кабачку помочь? – задумался патиссон.

– Зачем вам это, что вы пупки рвете? От добра добра не ищут! – увещевала эгоистичная тыква.

– Если мы все так будем думать, наша хозяйка точно голодной останется, – констатировал баклажан.

– Дорогой лук, а что ты молчишь? Ты же всегда все знаешь и можешь объяснить и помочь! – продолжил баклажан, сверкая сизым лакированным боком.

– Все просто… – начал свой философский спич наимудрейший из мудрых лук. – Тыква источала негатив, и я решил не питать эту энергию, отстраниться, чтобы не способствовать ее распространению. А по поводу кабачка я вот что вам скажу. В этом мире уже все предрешено. Существуют разные этапы нашего существования, и переход к следующему всегда неприятен и болезненно воспринимается. А все почему? Да потому что самый сильный страх – это страх неизвестности. Руководствуясь им, мы начинаем противиться ситуации, причиняя себе и другим боль и неприятности. А надо расслабиться и наблюдать!

– Бред, бред, бред! – истерично возразила морковь. – Если я не начну выталкивать корнями свое тело наружу, не увидев мою красную плоть, хозяйка просто меня не заметит, и я так и сгнию в земле.

– На самом деле, подтверждений тому, что твои труды напрасны, огромное количество. Вот ты тратишь силы, чтобы вывернуться из земли, а значит, становишься менее сочной. И таким образом ты можешь кончить дни свои в мусорном ведре. И много ль получится проку от твоих бездарных усилий? Яблочки сами падают с дерева, когда созреют, как бы они не цеплялись за ветку. А картошка… Ее вообще не видно, но приходит время, и ее выкапывают. Также и кабачку… Ему пришло время перейти на другой, более качественный и полезный уровень жизни! Так что, дорогой мой друг, расслабься и отпусти от себя желание упираться, просто наблюдай!

– Хорошо! – ответил расчувствовавшийся кабачок и расслабился, поглядывая на голубое небо и бегущие по нему белый облака, напоминающие своими фигурками ватные овощи и фрукты.

И так ему стало хорошо и приятно, что он не заметил, как хвостик оторвался, и он скатился в межу, аккурат возле камня. Освободившийся от пут страдалец так возрадовался этому факту, что все обитатели огорода ощутили, как приятные мурашки пробежали по их кожуре.

– Дорогие мои, это так приятно! И чего мы всю жизнь пыжимся, боимся, а потом говорим, что мы такие несочные и невкусные? Не на то мы тратим свои силы, не на то!!! Вместо того, чтобы наслаждаться тем, что происходит здесь и сейчас, мы заморачиваемся по поводу будущего, которое вообще может не наступить. Или оно сложится совсем иначе, и мы еще больше расстроимся этому несовпадению с нашим ожиданиями и совсем потерям вкус к жизни, обрекая себя на неуклонное движение к плохому. Спасибо тебе, лук!!! – послал воздушный поцелуй благодарный и счастливый кабачок.

Огород зааплодировал сэру Луку своей листвой, отчего по всей округе пронеслось приятное шуршание.

Во двор, довольно потягиваясь, вышла хозяйка. Проходя по своим владениям, она ощущала чувство гордости и глубокого морального удовлетворения. Этими словами в ее любимой газете обычно описывались самые сильные эмоции.

Именно сегодня ей почему-то захотелось заглянуть в самые укромные уголки своего огорода. Неожиданно ее взгляд упал на лежащий между грядок кабачок, который она бережно подняла. Он был большой, приятный на ощупь и вызывал легкие и светлые чувства. Хозяйка нежно погладила его, чмокнула в нежно-зеленый бочок и аккуратно понесла в дом, приговаривая: «Ох, наверное и вкусный он! Пока есть его не буду, оставлю до лучших времен, а сейчас дойду до Прасковьи, похвалюсь!»

– Вот так-то, мои дорогие жители огорода и сада! Вот вам яркий живой пример того, как по разному может сложиться судьба каждого. Кому-то после огорода рынок, кому-то приятная прохлада погреба, кто-то солёную ванну примет, а кто-то полетит в помойку, если не успеет пересмотреть и поменять взгляды на бытие. А так как это ваша жизнь, то вам и решать, как дальше ее проводить – либо в мусорной яме, либо на столе, принося радость витаминизации окружающим. Ну и, конечно, очень важно, чтобы твое семя осталось на следующий год, снова радуя мир и нашу добрую хозяйку!

Две бутылки

Жили-были в одном городке, в неприметной квартирке, уютно расположившись в белом шкафчике, стоявшем в узенькой кухоньке, за стеклянными дверями два товарища или подруги, а, не важно… Бутылка стеклянная и бутылка пластиковая.

Жили себе, не тужили, только вот часто спорили. Так было и в этот прекрасный теплый майский день.

Когда утренняя суета хозяев квартиры истощилась, и все стихло после хищного щёлканья личинки замка, запирающего дверь, из шкафа раздались раздраженные звуки… Это снова заспорили две неугомонные бутылки.

– Ну что? Я тебе говорила! – прохрипела пластиковая тара. Я нужнее, чем ты!

– Нет, я нужнее! – не сдавалась стеклотара.

– Но в этот раз с полки брали меня! – констатировала пластиковая.

– Правильно! Они же делали яичницу, а в тебе масло. Но как только оно закончится, тебя выкинут по причине полной непригодности, – звонко отчеканила стекляшка.

– А когда в тебе уксус закончится, тебя вообще разобьют! – съязвила полуторалитровка из пластмассы.

– Нужно быть оптимистом по жизни и отправлять в космос правильные мысли! – с гордостью брякнула стекляшка.

– Ой, ой, ой! Астронавт запечный, – покручивая крышечкой на макушке, умилялась полтарашка. С каких это пор ты философствовать стала? С индийским чаем пообщалась, буддийских баек наслушалась?

– Сама умная. С моё в шкафу посидишь – поневоле поверишь в реинкарнацию. Я уверена, что мой уксус перебродит во мне во что-то куда более благородное!

– В кефир, что ли?

– В эфир!!! И вообще, уксус редко используют, и я проживу очень долго! А вот тебя максимум на неделю хватит! Извини, что предугадываю судьбу, но это очевидно!

– Много на себя берешь, стекляшка мутная! – возмутилась пластиковая тара.

– А оскорбление вообще удел слабых и не уверенных в себе! И больше я, в принципе, с тобой спорить не собираюсь, так как очень глупо тратить на это свою бесценную энергию и пожинать негатив! Поживем – увидим, – булькнув уксусом и растворившись в медитации, закончила стеклянная бутылка.



Пришли выходные… На кухне в этот день было жарко, так как хозяева ждали гостей. На сковородках жарилось мясо, скворча и обдавая брызгами стену и плиту. В духовке томился пирог. Маслом заправлялись салаты, поливалась селедочка, обильно засыпанная лучком. Достали даже фритюрницу, которую очень давно не использовали.

– Ну вот, пришел мой последний час, – уныло прощелкала пластиком бутылка.

– Не факт! Помнишь, я тебе говорила, что мысль материальна? Срочно думай позитивно!

– Не могу позитивно, видя такое! Я как развернутый чупа-чупс в руках открывшего рот ребенка! – взвыла пластмасса.

– По-моему, самое время прочитать тебе лекцию. Итак, любая мысль созидательна, и каждая новая мысль порождает новое творение в нашей жизни. А когда ты начинаешь думать о причинах, по которым не можешь получить желаемое, это также становится творением, противодействующим предыдущей мысли о создании желаемого.

– А попроще никак? Я вообще ни о чем не могу думать, когда вижу, что мне наступает конец! – взмолилась и пустила маслом волну полтарашка.

– Еще раз тебе говорю – изменяй в позитив свои мысли. Ну, например, повторяй какую-нибудь мантру, чтобы отвлечься от плохого и привлечь хорошее, – посоветовала стеклотара.

– У меня все будет хорошо, я еще долго буду нужна, – затараторила пластиковая тара без перерыва.

Тут открылась дверка шкафчика, в его пространстве появилась рука, взяла стеклянную бутылку, отлила из нее чуть уксуса и поставила обратно. Затем взяла бутылку с маслом. Та посмотрела на стекляшку прощальным взглядом. Стекляшка лишь успела крикнуть:

– Не сдавайся, иди до конца!

Бутылка с маслом стремительно приближалась к столу, на котором стояла зловещая фритюрница, разинувшая свое темное тефалевое горячее нутро в ожидании момента, когда в него зальют тягучую масляную жидкость. Пластик начал плавиться в мучительном предвкушении того, как пузырящееся масло будет трещать и пытаться выскочить наружу, со стонами проситься обратно, в уютную и комфортную бутылочку…

И в этот момент бутылочка почувствовала, как масло вместе с ней в унисон стало повторять: «У нас все будет хорошо, мы еще долго будем нужны!».

И, о чудо! Праздничной симфонией прозвучали самые что ни на есть прозаичные слова: «Доча, ты зачем достала эту бутылку масла? Его же не хватит! Возьми новую и вылей во фритюрницу».

Снова ласково скрипнула дверца шкафчика, и ослабевшую от переживаний бутылку из пластика водрузили обратно.

От радости даже стенки из пластмассы как-то преобразились, заиграли хрустальным отблеском, а масло от счастья просветлело и стало мечтать о том, чтобы стать основой для красок соседа – художника. Правда, стеклянная бутылка скептически отнеслась к этим грезам. Ведь этот художник не написал ни одного натюрморта… А что иное может быть предметом настоящего искусства, как не сочный, аппетитный натюрморт??? Так они и доживали свой недлинный век, радуясь каждой минуте, отчего короткое время, отпущенное им, казалось долгим и приятным!

Хрустальный штоф

Летнее ясное утро! Солнце еще не успело подняться высоко, и воздух от этого очень приятен и свеж. Семен с довольным лицом загружал багажник своего фордика, предвкушая удовольствие от давно спланированной поездки на рыбалку.

– Ну вот, он и настал, этот долгожданный момент. Цель достигнута! О, как же сладок и приятен этот факт, хотя – нет… Сам путь к этой цели не менее приятен со всеми мыслями о ней, хлопотами… Это же часть моей жизни, – садясь за руль, рассуждал Семен.

Предстоящая поездка настроила его на философский лад. Он сел за руль, повернул ключ зажигания, нажал на педаль акселератора, машина чуть дернулась, и содержимое багажника тут же отозвалось, наполнив салон автомобиля приятным звоном и звяканьем. Семен вырулил из двора своего дома и помчался по трассе навстречу долгожданной мечте.

– Как же, оказывается, приятно ехать! – произнес пакетик сливок. – От качки сливки внутри меня взбалтываются и становятся еще качественней!

– Не говори ерунды! – возмутилась бутылка пива. – Мне сейчас крышку сорвет!

– Не знаю, что вы там спорите? – булькнула пластиковая бутылка негазированной воды. – Единственное неудобство в том, что жидкость переливается от стенки к стенке, и от этого меня покачивает.

– Ты лучше бы звенеть перестала! Раздражаешь своим звяканьем всех обитателей багажника! – буркнула жестяная банка пива стеклянной.

– Это ты мне завидуешь! Ведь у тебя нет такого прозрачного красивого тела, – парировала наезд жестянки счастливая обладательница пленительных форм..

– Вот еще! – пренебрежительно крякнула крепко сбитая жестянка. – Очень уж у тебя тельце хрупкое и бесполезное. Того и гляди, рассыплешься…

– Да?! Зато мне чаще отдают предпочтение, так как во мне жидкость дольше сохраняется и видно содержимое! А это очень важно для людей, прозрачность и все такое… Они же боятся сюрпризов и неизвестного. А я, вот она – вся открыта!

– Ха! Ха! Ха! – саркастически ухмыльнулась жестяная банка. – Сквозь мои стенки не попадет свет, я прочная и не бьюсь, и меня можно сдать как цветной металл.

– А мне кажется, мое тело полезней! – вступила в спор пластиковая бутылка с газировкой. В меня наливают всевозможные жидкости, я прозрачна и прочна, меня выгодно брать в путешествия. Например, упаковать в багаж при перелете! Жестянка ломается, стекло бьется, а я всегда долетаю в целости и радую хозяев.



– А что бы вы делали без меня?! – прошуршал пакет. – Вас носят во мне, и это удобно!

– Слышь, шуршунчик, не шурши тут! – ревностно отозвалась металлическая банка элитного чая. – После того как во мне кончится чай, меня обязательно сохранят и чем-то снова наполнят, и буду я стоять на самом видном месте. Так что, носильщик-шуршунчик, служишь, и служи до первой дырки!

– Ой, ой, ой! – забулькала пятилитровая бутыль воды. Меня тоже часто сохраняют, воду носят на даче, либо чем-то заполняют и долго хранят.

– Не спорьте вы! Все важны и нужны для определенного момента и играют серьезную, порой, незаменимую роль, а потом переходят в новое, не менее важное качество, – прервал спор красивый хрустальный штоф. – Все зависит от вашего внутреннего мира, желаний, мыслей, чувств.

– Поясни, это как так? – прогромыхал спичками коробок.

– Все просто! Мы все чем-то наполнены, и важно, чтобы это что-то было позитивным и источало любовь! Если любовь переполняет нас, то избыток ее выливается через край и наполняет окружающих этим замечательным чувством! – пояснил штоф.

– Ага, я вылью свое внутреннее содержимое, и меня сомнут, либо из духового ружья расстреляют. Проходили! – проворчал пакет сока.

– Вот видишь, твой опыт не дает тебе позитивно мыслить! А ведь могло быть и по-другому, в жизни столько сценариев, и только мы притягиваем своими мыслями и желаниями то, что с нами происходит сейчас, – увещевал штоф.

– Ты сам-то веришь в ту белиберду, которую несешь? Что ты нам стекла здесь протираешь? – озорно прозвякало тело бутылки с пивом, кокетливо приударившее стеклянное туловище банки с солеными огурчиками.

– Я не хочу вам навязывать свой взгляд на жизнь, не имею права на это. Вы сами должны в это поверить и понять. Расскажу вам свою историю, – начал штоф. – Раньше во мне была горькая прозрачная жидкость под названием водка. Я ощущал себя крутым и незаменимым, был очень горд тем, что у меня такое красивое тело, и никто ничего с ним не сможет сделать. Как-то на полке в одном из баров города у нас завязалась дискуссия с дорогим выдержанным вином о мироздании и нашем предназначении.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное