Сергей Чупров.

Пространственная петля, или Приключения инопланетянина в России 2



скачать книгу бесплатно

Крепыш допил пиво, вытер ладонью налипшую на усы пену и посетовал:

– Большинству из нас пришлось залезть в долги или взять кредиты в банках. Далеко не каждый быстро выходит на такой уровень доходов, чтобы позволить себе дорогостоящий отдых. Это мне крупно повезло с женой. Она у меня просто не способна отказать близкому ей человеку, когда ему требуется помощь, вот и оплатила мой отдых, и сама поехала. Она и в медицину-то пошла, чтобы иметь возможность помогать людям. Ну, не может Лариса жить без этого! Сейчас моя благоверная работает главным врачом и последнее готова отдать, лишь бы помочь кому-нибудь. Я вас с ней обязательно познакомлю…

С этими словами Анатолий встал, направился к бару и вскоре вновь вернулся с очередной порцией алкоголя. Влив в себя содержимое пластикового стаканчика и осушив кружку пива, крепыш обрушил на нас очередной словесный поток. Моя догадка о том, что главной у них являлась пожилая дама с пышными формами, оказалась правильной. Эта волевая женщина поддерживала среди работников своего офиса железную дисциплину даже на курорте. «Маманя», как обращались к ней ее приближенные, ввела непреложное правило: ежедневно рано утром, когда в отеле все еще спали, члены ее команды обязаны были прибыть на пляж, занять строго определенные места на лежаках и участвовать в длительном заплыве.

Во время данного плавания один из пловцов тянул за собой матрац, в отверстия которого были вставлены бутылки шампанского и пластиковые стаканы. Доплыв до буйков, участники заплыва откупоривали бутылки и, разлив их содержимое в импровизированные фужеры, фотографировались, держа в руках стаканы, на фоне моря и пляжа, залитых лучами восходящего солнца. Для этого у «мамани» был припасен специальный фотоаппарат, не боящийся попадания в него морской воды.

Такой ритуал нашему новому знакомому явно приходился по душе, уж больно воодушевленно он о нем рассказывал, не забыв упомянуть, что матрац служил еще и своеобразной страховкой на тот случай, если кому-то во время заплыва станет плохо.

– Приятно было познакомиться, – закончив свой монолог, вставая, проговорил Анатолий. – Пойду, а то «маманя» рассердится. Уж больно она не любит, когда кто-нибудь из нас надолго отлучается.

После обеда мы решили расположиться возле бассейнов неподалеку от своего номера. Испытывать сомнительное удовольствие от подъема с пляжа во второй раз на дню уж больно не хотелось. Солнце было уже не столь жгучим, и мальчишки предпочли занять места на шезлонгах. Побросав на них свою одежду, они не вылезали из воды, перебираясь из одного бассейна в другой.

Ребята быстро влились в разноязычную кампанию своих сверстников. Отсутствие знаний языка им абсолютно не мешало. Вдоволь нанырявшись в прохладной морской воде, молодежь переходила в более теплую пресную воду, где поднимала тучи брызг, погружаясь вглубь водоема в погоне за мячиком.

Мы, естественно, старались не упускать мальчишек из виду, для чего уселись под навесом за столиком возле бара.

Время от времени я подходил к стойке, чтобы взять чего-нибудь прохладительного. Прямо стоит сказать, что качество обслуживания здесь восторга не вызывало. Персонал был какой-то вареный и еле двигался. На соседних столиках переполненные пепельницы и пустые бокалы не убирались. Они так и стояли до тех пор, пока не кончался запас посуды. Тогда один из барменов лениво выходил и собирал все на тележку, всем своим видом показывая, что делает нам, отдыхающим, большое одолжение.

«Какое странное поведение у персонала, – размышлял я. – Совсем работать не хочет. В номере экран телевизора покрылся таким слоем пыли, что Алина даже написала на нем пальцем: «Протрите меня!» Интересно, почему так?»

Вскоре, как мне показалось, ответ был найден. Разгадка крылась в обычаях местного населения, привыкшего отдыхать в послеобеденные часы во время так называемой «сиесты», когда на улице становилось наиболее жарко. Персоналу, наверное, казалось, что мы, развалившиеся на лежаках и сидящие в плавках за столиками возле бара, ущемляем его право на отдых, забывая, что отдыхающие заплатили за данную возможность немалые деньги и вправе требовать соответствующее к себе отношение.

Солнце стало клониться к закату, и мы засобирались в номер, чтобы переодеться к ужину. В ресторане на открытой веранде происходило что-то непонятное. Уже знакомый нам Анатолий и другие члены «шумной кампании», как я окрестил его единомышленников, сгрудившись вокруг своей предводительницы и широко размахивая руками, громко пытались на ломаном английском объяснить что-то официантам.

Вскоре появился менеджер отеля в сопровождении переводчицы, и тогда «маманя» жестко изложила ему просьбу составить столы так, чтобы за ними могла поместиться вся группа. Менеджер попытался, было, объяснить ей, что такое в отеле не принято, но та и слушать ничего не хотела. Наконец, служащий сдался, заявив, что просьба гостей является законом для персонала. Он отдал соответствующие распоряжения, и официанты стали переставлять столы под пристальным взглядом «мамани». Все это, естественно, не могло не привлечь к себе внимания посетителей, с удивлением взиравших на происходящее.

– Теперь понятно, почему за границей русских свиньями называют! – возмутилась Алина.

Произнесла она это не очень громко, но за соседними столиками ее явно услышали. По крайней мере, мы привлекли к себе внимание одной семейной пары, то и дело бросавшей на нас любопытные взгляды в течение всего ужина. Когда трапеза подошла к концу, и мы решили было уже уходить, мужчина, наблюдавший за нами, встал, подошел к нам и на ломаном русском произнес:

– Добрый вечер! Разрешите представиться. Меня зовут Вальтер, а это – моя жена Грета. Мы из Германии и второй день наблюдаем за вами. Уж больно симпатичные у вас дети.

– Очень приятно, – на литературном немецком ответил я. – Наших сыновей зовут Владимиром и Данилой, мою супругу – Алиной, а меня – Василием.

– О! – удивился Вальтер. – Вы прекрасно говорите по-немецки. Изучали германистику?

Слово за слово, мы разговорились и условились встретиться через час в баре, чтобы вместе пойти на концерт. По вечерам здесь играла живая музыка, и можно было великолепно отдохнуть.

Алина надела свое любимое платье, которое ей очень шло, нацепила серьги и ожерелье с перламутром и, оставшись собой довольной, заявила, что готова к встрече. Дети, напрыгавшись за день, мгновенно уснули, и мы отправились в бар. Вальтер с Гретой уже были на месте. Рядом с ними сидел молодой человек спортивного вида в кампании симпатичной девушки с белокурыми волосами. Внешнее сходство молодых людей с нашими новыми знакомыми свидетельствовало, что перед нами их взрослые дети.

– Разрешите представить, – поздоровавшись, по-русски сказал Вальтер. – Мой сын Фридрих и дочь Габриэла. По-вашему они не говорят, но кое-что понимают, учили русский язык в школе.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что проживали они в восточной части Германии, а отец Вальтера занимался поставками овощей в советскую воинскую часть, стоявшую в то время в их городке. Во время второй мировой войны он был связан с антифашистским подпольем, за что его бросили в концлагерь Заксенхаузен – настоящую фабрику смерти, от которой отца Вальтера в начале мая 1945 года спасли стремительно наступавшие войска Красной армии. Такое, естественно, не забывается.

Вальтера воспитывали в духе преклонения перед великим подвигом советских солдат и уважения к России, вынесшей на себе основную тяжесть военного лихолетья. В их доме часто бывали русские офицеры, и разговоры с ними велись на их языке. Разговорные навыки Вальтер до конца не растерял и после ухода советских войск с территории Германии, стремясь при удобном случае попрактиковаться. Именно поэтому он был особенно рад представившемуся случаю завязать знакомство с нами.

Фридрих и Габриэла, испросив разрешения, удалились. Это было понятно – не скучать же им в нашей кампании, когда молодежь «отрывалась» на танцах.

– Какая красота! – воскликнула Алина, снимая возникшую, было, неловкость, указывая на белые, розовые, желтые и красные цветы олеандра, кустарника в изобилии встречавшегося на территории отеля и источавшего приятный, непередаваемый аромат.

Между тем над морем сгустилась тьма. Надо сказать, что темнота здесь наступала быстро – стоило только скрыться солнечному диску. С нашего места хорошо просматривались огоньки от прогулочных кораблей, бороздивших воды бухты, многочисленных таверн, уютно располагавшихся по ее берегам. Зной ушел, и с моря потянуло приятной прохладой, принесшей с собой запах водорослей, соли, йода и вообще нескончаемого счастья и удовольствия.

Вальтер предложил выпить по большому бокалу пива, любимого немецкого напитка, и заказал нам пильзенского, а дамам шампанского. Несмотря на определенную горчинку, напиток показался мне не таким уж и отвратительным. Настроение, и без того приподнятое, заметно улучшилось, чему способствовали звуки музыки, доносившиеся с эстрады. Артисты старались, исполняя не только национальные мелодии, но и песни разных народов. Звучали, в основном, мировые шлягеры на английском языке, однако были и песни на русском, немецком и французском. Администрация отеля явно учитывала национальный состав отдыхающих.

Мы засиделись до поздней ночи, уж больно не хотелось, чтобы столь дивный вечер кончался. Но всему приходит конец. Условившись на следующий день вместе провести послеобеденное время возле бассейнов, я помог Алине подняться, пожелал нашим новым знакомым доброй ночи и, подхватив свою благоверную под руку, направился в номер.

– Вальтер мне очень понравился, – уже ложась спать, сказала Алина. – Он так смешно выговаривает слова.

– А какие культурные у них дети! – подхватил я. – Надеюсь, что наша ребятня нас не подведет.

Утро следующего дня мы провели на пляже, наблюдая, как «шумная кампания» кормит с пирса, причала для швартовки прогулочных яхт, морских рыбок. Выстроившись в линию, все двадцать человек по очереди бросали в набегавшие волны кусочки хлеба, отщипывая их от запасенных за завтраком батонов. Как только хлеб падал на гребень набегающей волны, вода вокруг него буквально закипала. Небольшие рыбешки начинали рвать кусок на части, исчезая на мгновение только тогда, когда подплывала более крупная рыба. Забава продолжалась довольно долго, вызывая косые взгляды рыбаков, примостившихся с удочками на пирсе, и к вящему восторгу детворы.

После обеда мы, как и было обговорено с Вальтером, направились к столикам возле бассейнов. Наши новые знакомые уже сидели в теньке под навесом, заняв места и для нас. Ребятишки сразу же бросились в воду, а я, оставив Алину на попечение Греты, отправился к бару за освежительными напитками. По возвращению мне бросилось в глаза, что женщины прекрасно поладили между собой, найдя общие темы для разговора. Не знаю как, но они прекрасно понимали друг друга, обходясь без знания языка. В скором времени они удалились, решив пройтись по близлежащим магазинам. Фридрих и Габриэла тоже оставили нас, и мы с Вальтером остались одни.

– Какая красота! – заметил я, указывая на бирюзовую воду бескрайнего моря, мирно плескавшегося внизу.

С нашего места было хорошо видно, как лучи солнца, преломляясь в легкой морской ряби, отражаются от нее, создавая впечатление, будто бы невидимый волшебник рассыпал бесчисленное количество алмазов по поверхности моря. Я уже наблюдал подобное ранее, но не в таких масштабах.

– Солнце действительно способно творить чудеса, – поддержал меня Вальтер. – Здесь его много, не то, что у нас на родине.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что наши новые знакомые ведут семейный бизнес, имея в своем городке на востоке Германии несколько аптек. Официальной владелицей бизнеса является Грета, а Вальтер, имея образование финансиста, ведет бухгалтерский учет и занимается закупками лекарств, мотаясь от одного поставщика к другому. Помогает им только Габриэла, а вот Фридрих никак не желает вносить свою лепту в общее дело. Он вообще редко появляется дома, предпочитая жить самостоятельно. Только получается у него это плохо, поскольку его профессия ландшафтного дизайнера не особо пользуется спросом. Вальтер с Гретой помогают ему, конечно, подбрасывая деньжат в надежде, что их непутевый сын когда-нибудь образумится и вернется в родные пенаты.

– Знаешь, – переходя на «ты», обратился ко мне Вальтер. – Я заметил, что у тебя есть определенный дар располагать к себе людей. Не мог бы ты помочь нам с Гретой?

– Всегда готов, – отозвался я. – Только в чем?

– Попробуй убедить его в том, что заниматься семейным бизнесом нужно для него самого, а ландшафтный дизайн пусть останется его хобби.

– Хорошо, я постараюсь.

Я решил применить в отношении Фридриха элементы метода, получившего на Земле название «нейролингвистическое программирование» и подобрать ключик к его сердцу. Однако для выполнения столь непростой задачи мне требовалась более подробная информация. Из разговора с его отцом выяснилось, что он закончил берлинский вуз, где во время учебы обзавелся большим количеством друзей, с которыми продолжает поддерживать тесные отношения, проводя все свободное время в облюбованном ими кафе. Проживает «блудный сын» на съемной квартире и, судя по всему, такое положение его вполне устраивает.

Вальтер отпил из своей кружки и стал рассказывать мне, что их семейный бизнес помог ему воплотить в жизнь его давнишнюю мечту. Еще, будучи мальчиком, он хотел объехать весь мир, чтобы самому все увидеть собственными глазами. Два раза в год они с Гретой берут отпуск и всей семьей отправляются в путешествия. Где он только не побывал, но вот в России еще не был.

– Очень уж хочется самому составить представление об этой необъятной стране, – завершил Вальтер свой длинный монолог.

– А давай мы с Алиной вышлем вам приглашение.

– Это было бы замечательно, поскольку сняло бы многие вопросы, связанные с получением визы и решением прочих формальностей.

Мы обменялись адресами и телефонами, договорившись в дальнейшем продолжить знакомство. Тут появились наши дамы с большими сумками в руках. Судя по довольному выражению их лиц, вояж по магазинам прошел удачно. Я предложил после ужина «обмыть» покупки, что было встречено с пониманием и энтузиазмом.

– Мне доводилось слышать о таком обычае, но применять его на практике еще не приходилось, – заметил Вальтер,

Тут появился Фридрих.

«Самое время попытаться установить с ним контакт», – пронеслось у меня в голове.

– Вальтер, оставляю тебя в обществе наших дам, а мы с Фридрихом немного прогуляемся, если он, конечно, не возражает, – подмигнул я своему новому приятелю.

Фридрих не возражал, и мы направились с ним в уютный бар, где в это время народу было совсем мало, а приятная приглушенная музыка, лившаяся из динамиков, располагала к задушевным беседам. Еще по пути по отдельным репликам своего спутника мне стало понятно, что Фридрих внутренне напряжен, а его мысли направлены совсем не в мою сторону.

«При таких условиях пытаться убедить человека в чем-либо, отличном от имеющегося у него мнения, просто бесполезно. Сначала необходимо развернуть вектор его мыслей так, чтобы мы с ним начали думать в одном направлении», – решил я.

Для этого у меня имелся «волшебный ключик», при помощи которого можно было открыть «замок» его души и достучаться до его сердца. И ключиком этим являлось мое искреннее желание помочь ему, направить «блудного сына» на путь истинный. Однако следовало учитывать, что «замок» сильно «заржавел». Чтобы «волшебный ключик» сработал, требовалась своеобразная «смазка».

Такой «смазкой» служило неоднократное повторение имени собеседника, особенно в начале беседы, сопровождаемое искренней доброжелательной улыбкой. Наши ученые давно заметили, что на любое мыслящее существо, а на человека в особенности, вибрации, возникающие при произнесении его имени, оказывают сильное позитивное воздействие и непроизвольно доброжелательно располагают собеседника к произносящему это имя. Улыбка же усиливает невольно возникающую симпатию.

Однако я хорошо помнил, что улыбка помогает снять возникающую напряженность только в отношениях между людьми. У других же существ, на Земле, например, у обезьян, улыбка может означать агрессию. А вот человек с ее помощью как бы говорит, что у него нет враждебных намерений. Видимо не случайно многие публичные личности на этой планете прибегают к улыбке, чтобы расположить к себе окружающих. Появилось даже такое выражение как «голливудская улыбка».

В то же время наши исследователи выяснили, что у землян обезоруживающими свойствами обладает только искренняя улыбка. Мне самому довелось не раз в этом убедиться. Некоторые люди в беседах пытаются даже использовать это мощное оружие в личных корыстных интересах. Хорошо, что зачастую такие потуги обречены на провал, поскольку при отсутствии искреннего желания действовать в пользу собеседника на лице человека со злым умыслом нередко происходит своеобразная разбалансировка. Например, он может улыбаться широкой улыбкой, но при этом его глаза остаются «колючими». Тогда другой участник беседы воспринимает такую улыбку как оскал и инстинктивно «отгораживается» от своего оппонента.

Мне легко удалось развернуть направленность мыслей Фридриха на себя, когда мы занимали места за свободным столиком, и я приступил к дальнейшей важнейшей части обеспечения успеха начавшейся беседы – к так называемому «присоединению». Для этого необходимо было всего лишь задать три вопроса, но так, чтобы в обязательном порядке получить утвердительные ответы. Не скрою, что в решении этой задачи мне очень помогла информация, полученная во время откровений Вальтера.

– У тебя такая интересная специальность, – наконец заметил я. – Что мешает стать востребованным? Чего не хватает, чтобы ты смог реализовать себя?

– Понимаешь, – разоткровенничался Фридрих. – Есть у меня одна идея. Если бы мне удалось ее реализовать, то в заказчиках не было бы недостатка.

– Так в чем же дело?

– Как всегда, в отсутствии того самого зла, которого порой так не хватает. Для осуществления задуманного нужны деньги. И немалые. Родители столько выделить мне не могут. Их бизнес не настолько раскручен, чтобы приносить такие доходы.

– В чем же дело? Помоги им раскрутиться, заработай сам. База для этого, как мне кажется, у тебя есть. Бизнес ведь семейный. По-моемому хороший вариант. А ты как считаешь?

– Мне и самому приходила в голову такая мысль, но…

Я не стал давить на Фридриха и только вопросительно посмотрел на него.

– Дело в том, что у меня ранее был с отцом один разговор, когда он предложил мне поработать вместе, – прочитав в моих глазах немой вопрос, больше похожий на недоумение, продолжил Фридрих. – Но я тогда категорически отказался, а теперь пойти на попятную гордость не позволяет.

– Ну, это поправимо. Конечно, при условии, что у тебя самого есть такое желание. Хочешь, я деликатно поговорю с твоим отцом. Думаю, у меня это получится.

– Да, это было бы здорово. Он тебя очень уважает.

Вечером, когда Фридрих с Габриэлой удалились по своим делам, а мы с Алиной, уложив детей спать, уютно расположились в баре со своими новыми приятелями, я обрадовал Вальтера, сообщив ему об удачном выполнении его просьбы.

– Фридрих решил заняться семейным бизнесом, чтобы заработать денег для реализации своего проекта, – подытожил я свое сообщение.

– Это стоит отпраздновать! – воскликнул Вальтер. – Грета, ты слышала, что сказал Василий?

– Ушам своим не верю. И как только ему это удалось?

– Он у меня и не такое может, – с гордостью заметила Алина.

Остаток отпуска мы с нашими немецкими друзьями практически не разлучались, вместе ходили загорать, ездили на экскурсии и слушали «живую» музыку по вечерам, наслаждаясь прохладой после дневного зноя. Но все хорошее когда-нибудь кончается, пришла пора расставаться. Накануне отъезда из отеля я еще раз обменялся с Вальтером адресами и номерами телефонов, пообещав ему выслать приглашение для поездки к нам.

Дома нас встретила промозглая погода. Контраст с теплым климатом Средиземноморья был настолько разительным, что я стал опасаться за здоровье наших мальчиков. Как бы ни простудились! Но все обошлось.

– А вот и наш путешественник объявился! – воскликнул Иван Михайлович, когда в понедельник утром я вышел на работу и доложил ему о своем прибытии. – Ну-ка дай мне на тебя посмотреть! Да, загар знатный! Однако, как говорится, «делу – время, а потехе – час!» Тут без тебя много вопросов накопилось, так что засучивай рукава и приступай к своим обязанностям!

За рабочей рутиной время текло незаметно, я и оглянуться не успел, как наступила зима. Мне не составило большого труда выполнить свое обещание и послать Вальтеру приглашение, тем более что он выслал мне копии необходимых документов по электронной почте.

Мы с моим немецким приятелем часто перезванивались, поскольку он считал своим долгом держать меня в курсе событий, происходивших с Фридрихом. Как-то раз в воскресенье вечером раздался очередной его звонок.

–Твоя беседа с моим «блудным сыном» оказалась настолько плодотворной, что я его просто не узнаю! – радостно проговорил Вальтер. – Еще раз спасибо за приглашение! Все формальности улажены, визы получены, и на днях мы с Фридрихом надеемся обнять тебя! К сожалению, Грета поехать не сможет. Дела не отпускают! Билеты уже забронированы. Точную дату, время вылета и номер рейса сообщу дополнительно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное