Роман Балуев.

Золото верности



скачать книгу бесплатно

А может он именно потому и молчит? Потому что она сама так хочет?

«Важно лишь чего ты хочешь. Желания – вот подлинный дар.»

Так он сказал ей в том сне, что не был сном. В Звёздном мире. И до Тании, кажется, начал доходить смысл тех чудных речей. Ведь он прост до буквальности! Это же была подсказка, инструкция! Чтобы что–то сделать, нужно этого захотеть. Но, очевидно, мало просто сказать или подумать «Я хочу!» Нужно захотеть искренне, по–настоящему, сохранить в себе лишь одно–единственное желание, чтобы он понял.

Подобное происходит в критических ситуациях – и как раз тогда он и приходил ей на помощь. Впервые такое случилось, когда Тания столкнулась с отрядом капитана Тарбиса, в том лесу у Закатных гор. Внезапно её зрение изменилось так, что она смогла словно видеть людей насквозь. Фамильяр показал ей их души, или что–то вроде этого.

Чего же она тогда хотела?

Во–первых, она хотела сбежать. Сбежать от давнов, от солдат Тарбиса, от Чтеца за их спинами. Но все эти желания слишком мелки. Они вторичны. Они просто случайно наложились на нечто более глубинное, лишь усилив это.

От кого же она убегала на самом деле?

В действительности она всегда хотела сбежать от лжи. От лжи Чтецов про Богиню и людей, от вечной лжи Йеда про то, что честь в этом мире что–то значит. От мира, который ненастоящий. Вот каким было истинное желание, которое и услышал Фамильяр. И вот почему он решил показать ей суть вещей – ту, какую мог.

Вдруг вспыхнула молния, а её гром даже заглушил храп Живана за спиной. Тания торжествующе улыбнулась.

– Светлячок! – прошептала она, властно вытянув пятерню вперёд, прямо под ливень. – Я хочу увидеть мир истины. Покажи мне хоть что–нибудь настоящее!

И она всеми силами постаралась оголить в себе одно это желание. Увидеть то, что скрывалось где–то там, за чёрной пеленой дождя, за каменными руинами. В этот миг ничто другое не должно её интересовать.

И желание её исполнилось. Мир вдруг поблёк и обесцветился. От каменных руин остались лишь бедные контуры. Тания подняла глаза к небу – словно нарисованная, там разветвилась кучерявая молния. Но вспышки света не было, один только бесцветный узор ветвистых прожилок.

А затем последовал трескучий гром, как после обычной молнии. Звуки, видать, остались прежними. Изменилось только зрение.

Тания догадывалась, что на самом деле так видят мир не её глаза, а дух из серебристой книги. Что это его зрение. А ей он сейчас просто показывает то, что видит сам.

Она оглянулась на спящих – и замерла, разинув рот.

– Это прекрасно… – прошептала она в восхищении.

Попроси её кто описать словами – она бы не смогла. Нет, она бы, конечно, сказала, что внутри каждого видит удивительной красоты сияние, что сияние это дрожит и мерцает, словно живой самоцвет. Но что значат все эти слова? Можно ли вообще словами изобразить то, что даже человеческое зрение не способно восприять?

Между тем, руины также поменяли свой облик.

Каждая каменная стена стала прозрачной, словно сделанной из замутнённого стекла. Если бы за соседними домами прятались люди, то Тания непременно бы их увидела – сквозь стены.

Но людей нигде не было, только эфемерные остовы древних развалин.

– Город–призрак… – прошептала она, озирая пустые лабиринты улиц.

Но тут она заметила нечто, что её сильно встревожило. Она даже невольно высунулась из–под крыши убежища, не обращая внимания на ливень.

Неподалёку – над руинами – клубилась странная мгла. Чёрный туман, который бурлил над одним и тем же местом. Временами он клокотал беспорядочными потоками, а потом рисовал безумные, как бред, геометрические узоры. Туман явно исходил от земли, но Тания не могла разглядеть, что же там происходило. Зрение Фамильяра не пробивало столько стен сразу.

Одно точно: вряд ли этот туман сулил что–то хорошее. На ум сразу пришли слова Живана о том, что эти руины по слухам облюбовала нечистая сила.

Разбудить остальных? И что им сказать? Что она неким колдовским зрением увидела… что? Туман? Нет, вначале нужно выяснить, с чем вообще они столкнулись и насколько оно опасно. Не долго думая, Тания накинула дорожный плащ и исчезла средь руин Города теней, озаряемая вспышками молний.

* * *

Один за другим, полуразрушенные дома оставались позади. Плащ уже промок, а ливень хлестал по лицу, но Тания всё плутала по закоулкам древнего города. Её цель – чёрный туман – находилась недалеко, однако напрямую туда пройти не получалось. Приходилось много петлять по перекрёсткам, которые не имели правильной прямоугольной структуры, а порой вели и в тупики. Хотя новое зрение сильно помогало ориентироваться в этом лабиринте, Тания быстро поняла, что без обычных глаз тоже не обойтись. Пару раз она поскользнулась и едва не подвернула ногу, провалившись лодыжкой в яму, которой не заметила. В мистическом зрении Фамильяра всё неживое представлялось непривычно, словно нарисованным.

Однако тот чёрный туман не был нарисован. Он был живым. Настоящим.

Наконец, впереди показалась небольшая площадь. Цель находилась там.

Тания замедлила шаг. Однако даже зрением Фамильяра она ничего, кроме живого тумана, так впереди и не увидела. Чёрное облако словно росло из этой площади, подобно гигантскому растению.

Нужно взглянуть на него простым глазом. Тания быстро вернула себе обычное зрение – за время своего блуждания по мокрым руинам она неплохо уже натренировалась переключать его усилием воли. Подкравшись, она осторожно выглянула из–за угла.

И не увидела на площади ни зги. Нужно было дожидаться грозовой вспышки.

Вот наконец долгожданная молния распорола небо дрожащими отростками. Фиолетовый свет озарил руины целой серией всполохов, один ярче другого.

Посреди площади стояли пятеро одинаковых фигур – все в чёрных плащах с капюшонами.

Они стояли совершенно неподвижно, не обращая никакого внимания на разверзнутые небеса, что лили на них нескончаемые потоки. Расположившись по кругу друг напротив друга, между собой они не разговаривали, не жестикулировали, даже не шевелились. Невысокие – ростом не выше Тании – но в своих плащах до мостовой они походили на недвижные чёрные столбы, вкопанные в землю.

Как будто они – часть самого мёртвого города, и стоят здесь ещё со времён Короля–еретика. А быть может – от самого Старого мира. Словно они – сама Вечность.

Тания замерла, затаив дыхание. Быть может, они и впрямь просто столбы? Она раньше слышала, что в Междуморье есть народы язычников, которые вырезают из стволов деревьев столбы по форме человеческой фигуры, и поклоняются им, как божествам. Но что им делать тут, в Кейле? Надо разглядеть получше.

И цепная молния ударила опять, осветив площадь новой серией бледно–лиловых всполохов.

Головы всех пятерых столбов оказались повёрнуты в сторону Тании.

Лиц под капюшонами не разглядеть. Словно вместо лиц у них – пустая бездна.

Следом вспыхнула ещё одна молния, и в её свете безмолвные фигуры уже сдвинулись с прежних мест. Они строились выгнутым серпом, будто готовясь к бою.

Только теперь Тания поняла, что явилась она сюда зря.

В тот же миг мир поблёк и сделался словно нарисованным. Зрение Фамильяра вернулось само собой. Такое желание возникло у Тании само, его даже не пришлось призывать искусственно.

Фигуры в капюшонах исчезли, а перед перепуганной Танией вновь предстал живой чёрный туман. Однако теперь он странным образом исказился и принял округлую форму с кучерявыми отростками чудной геометрической формы. Чёрная мгла текла с них, заполоняя всю площадь, вздымалась до самых небес, щетинилась тысячами острых игл.

А посреди неё зияла пустота. Бездонная бездна, из которой вдруг полился пронизывающий всё и вся вопль.

– Демон… – пролепетала Тания, глядя на творящееся круглыми глазами.

Иглы метнулись к Тании. Спереди, сверху и с боков – отовсюду. Словно её захотела сожрать гигантская зубастая пасть.

– Светлячок!!! – завопила она. – Боевые условия!!

Вряд ли Фамильяр признавал эти два слова как команду, просто Тания сама к ним уже привыкла. Так она привыкла просить у него помощи, вызывать в себе понятные ему желания. Только она не знала, чего именно пожелать. Чем ей теперь можно помочь.

В тот же миг что–то ярко вспыхнуло изнутри неё самой. Иглозубые челюсти отскочили, словно об неё обломавшись, и рассеялись в дым.

– Зеркало, – гудел в голове её собственный голос. – Отражение.

Но Тания его не слушала. Судьба подарила ей лишь миг, и терять этот шанс она не собиралась. Она рванулась с места и ринулась прочь.

* * *

– Подъём!!! Просыпайтесь!! Бежать надо!

Тания орала как полоумная. Глаза широко открыты, а саму её всю трясло.

Живан спросонья только кряхтел, пытаясь продрать глаза, а Иржас выругался, незадачливо стукнувшись головой о булыжник, что выпирал из стены. Лошади в стороне тоже проснулись и занервничали, и Жвиж побежал их успокаивать.

Одна Реанна, проснувшись, сохранила спокойствие посреди всей суматохи. Словно даже не ложилась.

– Что такое? – заговорил Живан. – Здесь враги? Нас выследили и преследуют? Ещё от столицы?

Он растерянно оглядывался по сторонам древней улицы, едва не выскочив под самый ливень. Но в ночной мгле ничего нельзя было разглядеть.

Пока Тания сбивчиво рассказывала об увиденном, лица бывалых разведчиков лишь изумлённо вытягивались. Правда, о своей серебристой книге она умолчала, но из–за этого рассказ казался только более безумным.

– Слушай… – дружелюбным тоном начал Живан. – У меня на родине был один случай чудной. Соседский сын во сне поднимался и ходил по дому, иногда даже по улицам бродил. Но при этом спал на ходу. А наутро потом ничего не помнил, кроме каких–то кошмаров. Многие, кстати, тогда считали, что у нас завёлся злой дух, а это просто он по ночам бродил… Так может ты тоже так… а тебе просто кошмар…

– Да ты дурак безголовый! Я даже не спала ещё, какой кошмар! Мы все погибнем тут, ты понимаешь? Погибнем! Там настоящие демоны! Целых пятеро!

Живан и Иржас лишь переглянулись. По всему было видно, что они еле сдерживают ухмылки.

– Пятеро значит… – начал Живан, почёсывая щетинистый подбородок. – Ну так и нас тут тоже пятеро. Смотри: три разведчика, – он отогнул три пальца, – Реанна, да ещё ведьма вприда…

– Дубина!! – рявкнула Тания.

Но вдруг перепалку прервал отрезвляющий звон стали.

Все удивлённо обернулись на звук. Оказалось, что это Реанна достала свои изящно изогнутые мечи – сразу оба.

– В чем дело? – сразу насторожился Живан.

– Бездна стонет в пустоте… – тихо произнесла она.

Не обращая внимания на дождь, Реанна вышла из убежища на дорогу. Немного помедлив, за ней последовала и Тания. А затем и остальные похватали своё вооружение и тоже вышли под ливень.

– Что–то увидела? – спросил Живан у Реанны. – Или услышала?

– Пока нет.

Все пятеро стали спинами друг к другу, выставив оружие вперёд.

Долгое время никто ничего не слышал, кроме дождя, который назойливо барабанил по оголённому железу. Но Реанна продолжала терпеливо стоять, как каменное изваяние, с оружием наизготовку. Остальные её чутью доверяли куда больше, чем безумным рассказам Тании, потому тоже продолжали стоять, напряжённо вглядываясь в дождливую темень. Которую, как назло, даже грозовые вспышки озарять перестали.

Вдруг лошади испуганно заржали, почуяв дурное.

А затем древние руины заполонил нечеловеческий вопль.

Раз начавшись, протяжный крик не желал прекращаться, а лишь нарастал. Он заглушал и дождь, и грозу, и лошадиное ржание, и человеческие голоса. От него закладывало в ушах, он проникал в глубины сознания, впивался в разум и в самую душу.

Лишь когда терпеть стало совсем невмоготу, вопль наконец пошёл на спад, будто бы удаляясь. И исчез совсем, оставив после себя странную льдистую пустоту. Прежние звуки словно бы онемели, даже грозовые раскаты. Словно из них вырезали всё их естество.

Живан пришёл в себя первым.

– Парни! Скорей успокойте лошадей! И тотчас сматываем из этого дрянного места. Старый мир меня раздери, если я ещё раз тут покажусь!

Глава 14

«Пускай же душа твоя обрящет мир, о дитя Титанов!»

– Ат–ри–я, – неуверенно прочёл лысый великан по слогам.

Его небесно–лазурный взгляд пожирал небольшой гобелен, на котором изображалась карта Великой страны Кейл и приграничья.

– Верно, – кивнула Халида, – Ты и чтению удивительно быстро учишься. Атрия – крупнейший из наших городов. Нынче она превосходит величиной даже саму столицу.

Её палец указывал на значок в восточной части карты.

– Также Атрия – величайший порт Междуморья. Вся торговля идёт через неё уже не одно столетие. Это город моряков и торговцев, что прибывают туда со всего света.

– Дда, – с трудом выговорил Линкей на ломаном Равнинном наречии. – Должен идти в Атрия. Искать там ддруга. Она попадать в бедда.

Халида лишь покачала головой.

– Ты хорошо понял, что я тебе говорила? Путь туда опасен, особенно для тебя. Год назад жители Атрии подняли мятеж против Синода. Они схватили атрийского наместника короны и заключили его в темницу. Атрийский Посланник Синода успел сбежать. В тех краях вот уже год не прекращаются сражения. А вскоре и сам король–регент выступит туда в поход с величайшим в истории войском.

– Я понимать, – грустно взглянул на неё Линкей. – Но нельзя сидеть здесь.

Он вновь уставился на карту, рассматривая непривычные очертания стран и метки незнакомых городов. Атрия изображалась в форме цветка – хризантемы со множеством лепестков.

– А против кого Атрия воевать? Где они?

– Везде, – строго посмотрела на него Халида. – Против Синода и Чтецов, как ты. И против короны, поскольку Галариды издревле верны Синоду. Именно это я и пытаюсь тебе втолковать: там не любят таких как ты. И никто не поверит в твою историю, для них ты – такой же служитель Шамины. Взбунтовавшаяся толпа поначалу хотела перебить всех пойманных Чтецов, но в итоге, как я слышала, их решили держать там заложниками, чтобы город не уничтожили, как… как в легендах. Чем дальше на восток, тем сильнее растёт ненависть к таким, как ты. Там многие попытаются тебя убить, лишь завидев издали.

– Очень быстро… Говорить медленно, – запротестовал Линкей, – и объяснить всё… Прошу!

Халида тихо вздохнула и уселась рядом с ним, начав терпеливо разъяснять то, что хорошо знали даже деревенские мальчишки.

– В тех краях недовольство зрело долго, и Атрийский мятеж откликнулся в сердцах многих. И не только в самой Атрии, но на всех восточных землях. Не только горожан, но и простого люда, и зажиточного, и даже мелкой знати. Восстание было хорошо организовано, его поддержали даже крупнейшие торговые дома Атрии, которые всегда имели там большой вес. С их же помощью вокруг мятежной Атрии объединился весь восток. Так появился Атрийский Альянс, хотя на западе не произносят даже само это название. Здесь их называют лишь мятежниками да еретиками, а кто смеет сказать иначе – тех накажут.

Халида примолкла и осторожно взглянула на собеседника. Удостоверившись, что тот не потерял нити рассказа, продолжила.

– Им в итоге удалось организовать сильное ополчение из горожан и жителей окрестных земель. Это войско иногда даже называют Армия якоря и плуга. Как видишь, в тех местах силён дух единства. Если появляется угроза со стороны, то горожанин не побрезгует союзом с селянином, а аристократ – с простолюдином. В случае чего, они всегда умеют договориться… Честно признаюсь, в других краях я такого не встречала.

Линкей молча слушал, хмуро глядя на карту. Новый для себя язык он пока понимал с трудом, но смысл речи улавливал.

– Это место, – указал он к югу. – Можно ехать здесь? Здесь нет война?

– Пожалуй, такой путь стал бы безопасней, – согласилась Халида. – Это страна Никкерия, наш сосед. На их землях расположен Священный город, потому никкерцы всегда считались набожным народом. Многие там верят, что ввиду особых духовных традиций никеррцы избраны нести в мир свет Богини. Синод и служителей Шамины там чтут, а атрийцев не любят. Но Судья Ницерон, что там правит, сохраняет нейтралитет, раз Атрия не нападает первой. Поэтому у них пока спокойно. Но я опять повторю, что дело не в сражающихся войсках на пути в Атрию, а в тебе самом. В твоих синих глазах, в твоём росте и чудной полосатой голове. Какой дорогой ты бы ни шёл, если ты и доберёшься до Атрии живым, сам город станет тебе тюрьмой. Неужели та девица, Тания, стоит такой жертвы? Да и почём знать, быть может солдаты схватили её ещё в том разбойничьем лесу?

Линкей помотал головой, горько усмехнувшись.

– Нет. Точно нет. Она не ловить так легко. Она иметь защита. Я знать, что солдат уходить без она.

Халида удивлённо выгнула бровь.

– Но ежели она так сильна, как ты говоришь, и смогла уйти от целого вооружённого отряда, то почему ты считаешь, что она в беде? Кто ещё угрожает ей?

Линкей напрягся, будто от боли, а лоб его сморщился. Ему решительно не хватало слов, чтобы выразить свою мысль.

– Она сама. Она управлять большой сила. Но она не управлять собой. Нужно управлять… хотеть… нет… управлять, что хотеть…

Не найдя нужного слова, он замолк и горестно махнул рукой, понурив голову.

– Желаниями? – догадалась Халида. – Ты хочешь сказать, что она владеет некой силой, но не может ей как следует управлять, и это в конце концов заведёт её в беду?

– Дда! – радостно закивал великан. – Она попадать бедда без меня. Нужно находить и помогать… Нужно учить, как ты меня. Желания опасность…

– Но ты даже не знаешь точно, направляется ли она именно в Атрию… Неужели вы с ней не договорились поточнее, где встретитесь?

Линкей помрачнел, отрицательно мотнув головой. Сказать ему было нечего.

Халида удручённо вздохнула.

– Я не стану разубеждать тебя более, потому что каждый сам себе голова. Но сейчас ты совсем не готов к подобным путешествиям. Языка толком не выучил, не знаешь наших порядков и обычаев. А рана твоя…

Она осторожно приподняла повязку Линкея и тут же изменилась в лице.

– Уже зажила… – пробормотала она. – Как же это? Без шрама даже… Впервые такое вижу…

– Дда! – улыбнулся Линкей, сдирая повязку. – Моё всё заживать быстро!

– И языку тоже учишься изумительно быстро, – добавила Халида. – Но всё равно, это не повод рисковать! Кстати, перед отбытием тебе и самому не помешало бы достать оружие…

– Нет! – вскочил Линкей. – Я… Нельзя оружие! Я его ненавидеть! Я не делать людей… как это… неживой! Я сам – оружие!

Заметив, что лишь испугал собеседницу, он спохватился и немедленно уселся обратно, смущённо отвернувшись к окну фургона.

Халида посмотрела на него долгим взглядом.

– Знаешь, ты мне кое–кого напоминаешь… Знакомого. Он тоже долго был оружием в чужих руках и в своё время убил много людей. Но однажды порвал с прошлым, потому что возненавидел себя. А скольких убил ты?

Линкей поднял взгляд на Халиду, удивлённый прямым до грубости вопросом.

– Один, – грустно вымолвил он. – Я быть ещё ребёнок. Я не хотеть… Я не уметь управлять собой тогда… И Тания не уметь.

Халида нахмурилась.

– Ты убил его тело или его душу? – не отставала она. – Это было перерождение?

– Перерождение? Я не знать такой слово. Он… Стать пустым. Без… души. Это перерождение?

– Странно наш мир устроен, – вздохнула Халида. – Прости за бестактность, но я не просто так расспрашиваю. Видишь ли… – она снизила голос, – Вот если б ты его тогда просто придушил или зарезал, никто бы и слова не сказал. Но он умер от твоего дара, полагаю. Дара Чтеца. Многие ненавидят вас как раз из–за него. Вы делаете с людьми такие вещи, которые некоторым кажутся хуже смерти. Потому никому лучше об этом не рассказывай. Нигде, даже среди нас.

– Я не Чтец, – нахмурился Линкей. – Я не делай с людьми никакие «вещи». Тогда быть ошибка… то есть… произвол… нет, совсем не то слово… я этого не хотел…

– Случайность? – подсказала Халида. – Когда не знаешь заранее, что случится?

– Случайность… – эхом повторил Линкей. – Наверное… Случайность…

Он впитывал в себя каждое новое услышанное слово, как губка. И сразу же его запоминал. Навсегда.

– Но случайно тот человек погиб, или нет – не так уж важно. Я?то тебя вполне понимаю, но другие не поверят. Твои глаза синие, каких у людей не бывает, рост как у великана, голова без волос, а тело покрывают все эти стальные полосы. Ты выглядишь как Чтец, и значит для большинства ты – именно Чтец. Кровный служитель Богини. При виде тебя у людей возникнет одно из двух чувств: страх либо ненависть. Ты только что сказал «произвол»… Знаешь, оговорка твоя неспроста. Чтецы творят много произвола, прикрываясь именем Богини… А сама Шамина никогда их не…

– Я не Чтец! – вскричал Линкей. – Я не служить ваш Шамина!

Он тут же замолк, заметил испуганный взгляд Халиды.

– Я просто пытаюсь тебе втолковать, – заговорила та, теряя терпение, – почему тебе нельзя появляться среди людей просто так, как среди своих. Не нужно на меня за это злиться. Если ты хочешь знать моё мнение, то лично я к тебе ничего плохого не имею.

– Прости… – замялся он. – Но я знать всё про она… Она… она… совсем не она… То есть… Она не богиня!

– Вот как? – удивилась Халида. – И кто же она на самом деле?

– Не могу сказать, – сокрушённо покачал головой Линкей. – Не знать слова…

– Наши легенды говорят, что раньше людей не было, а мир населяли могучие Титаны. Но десять тысяч лет назад они пробудили страшное Чёрное чудовище, которое пожрало Старый мир. Потому Титаны и исчезли. Однако Богиня победила то Чёрное чудовище. И теперь с помощью Синода она оберегает Новый мир людей, дабы древнее зло не возродилось вновь. Так почему же ты…

Она замолкла на полуслове: лицо Линкея исказилось багровой яростью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

сообщить о нарушении