Олег Агранянц.

Все женщины немного Афродиты



скачать книгу бесплатно

ВОДА И СКЕЛЕТ

Глупость в двух действиях
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ПОСЛАННИК

САША, его жена

ВЕЕРОВ, сотрудник спецслужб

БЕГУНОВ, третий секретарь

ШОЛОХОВ, вновь приехавший дипломат

СВЕТА, заведующая канцелярией посольства

БУХГАЛТЕРША

ЗАВХОЗ

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ, доктор

ТОНЯ ЛОВЧЕВА

ТОНЯ ЛЕКАРЕВА

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

АНИТА, секретарь министра

ПОЖАРСКИЙ, атташе Второго африканского одела

ШЕФ ПОЖАРСКОГО

ЛИДОЧКА, секретарша Второго африканского отдела

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ПОСЛАННИК (старый) сидит в кресле.

ПОСЛАННИК. Это необычное происшествие произошло почти тридцать лет назад в маленькой островной африканской республике Сан-Антонио, где я служил в советском посольстве.

К началу этих событий я уже почти год исполнял обязанности поверенного в делах, то есть замещал посла в его отсутствие. А отсутствие это возникло из-за довольно печального инцидента. Узнав, что на острове растет хлебное дерево, посол распорядился сделать из его плодов квас. Он рассуждал так: раз это дерево хлебное, значит, из его плодов можно сделать квас. А получился напиток не только не похожий на квас, но и обладающий одурманивающим действием. Первым отведал этого напитка повар, потом посол. Повар надел фуражку, взял подзорную трубу, залез на пальму и стал кричать: «Вижу большую землю!» Его сняли и первым самолетом отправили на Большую землю. А посол направил в Москву телеграмму с предложением построить мост, соединяющий остров с материком. Его срочно отозвали для консультаций. Назад не вернули и нового посла назначать не торопились.

Входит САША (старая)

САША. Звонила Наташа. Она на даче. Николай Николаевич приступил к работе, но пока сделать ничего не может. Напор воды по-прежнему очень слабый.

САША уходит. ПОСЛАННИК снова один.

ПОСЛАННИК. Собственно говоря, и началась вся эта история много лет назад как раз из-за слабого напора воды. Это был обычный рабочий день посольства.

Картина первая

Кабинет ПОСЛАННИКА. ПОСЛАННИК и СВЕТА. ПОСЛАННИК диктует, СВЕТА стенографирует.

ПОСЛАННИК. Посольство Советского Союза в Демократической республике Сан-Антонио продолжает работу по претворению в жизнь исторических указаний двадцать пятого съезда партии…

СВЕТА. Сергей Иванович, а кто-нибудь читает наши бумаги?

ПОСЛАННИК. Никто.

СВЕТА. А зачем стараться?

ПОСЛАННИК. А мы и не стараемся. Нам, главное, ответить, или, как у нас говорят: не оставить без ответа. Скажем, пришлют нам указание довести до сведения местного руководства, что земля круглая, что, кстати, соответствует действительности. Мы доведем и вовремя ответим: довели, министр иностранных дел выразил благодарность советскому правительству за полезную информацию.

СВЕТА.

А если дадут указание довести до сведения местного руководства, что земля плоская?

ПОСЛАННИК. Доведем. Они удивятся. Но поблагодарят.

СВЕТА. И все?

ПОСЛАННИК. Все. (Продолжает диктовать.) Решения съезда накладывают на нас, работников посольства, особую ответственность…

Появляется ВЕЕРОВ.

ВЕЕРОВ. У меня есть кое-что тебе сообщить. Только не падай в обморок.

ПОСЛАННИК. Приученный.

ВЕЕРОВ смотрит на СВЕТУ. Та понимающе удаляется.

ВЕЕРОВ. Всего мог ожидать от наших специалистов, но такого… Как тебе наш специалист по печатному делу?

ПОСЛАННИК. Ловчев?

ВЕЕРОВ. Ловчев. Что ты о нем знаешь?

ПОСЛАННИК. Знаю, что помогает местной типографии налаживать печатные станки. Знаю, что все зовут его первопечатником.

ВЕЕРОВ. Этот первопечатник в свободное от работы время печатает… никогда не догадаешься, что.

ПОСЛАННИК. Что?

ВЕЕРОВ. Местные денежные купюры.

ПОСЛАННИК. Лихо! И что, купюры хорошие?

ВЕЕРОВ. От настоящих не отличишь.

ПОСЛАННИК. Местные еще не догадались?

ВЕЕРОВ. Пока нет.

ПОСЛАННИК. Ты с ним беседовал?

ВЕЕРОВ. Нет.

ПОСЛАННИК. Ты у нас по вопросам безопасности. Тебе и беседовать. Сначала спроси, в какой тюрьме он предпочитает сидеть: в местной или в Москве. Если в Москве, пусть печатает рубли… Все в моей практике было, но чтобы фальшивомонетчик…

ВЕЕРОВ. Что будешь делать? Напишешь в Москву?

ПОСЛАННИК. Что напишу? О том, что наш умелец научился печатать местную валюту, а посему не присылайте нам зарплату, сами напечатаем…

ВЕЕРОВ. И фамилия у него как раз, Ловчев. Людей с такой фамилий нельзя пускать за границу.

Открывается дверь. Входит ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Он в белом халате с врачебным саквояжем.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Извините. Был рядом. Решил заглянуть.

ВЕЕРОВ. Послушайте его. Больной посланник нам не нужен.

ВЕЕРОВ уходит. ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ достает из чемоданчика стетоскоп. ПОСЛАННИК снимает пиджак.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (слушает Посланника). За здоровьем надо следить. И пить меньше кофе. Сколько чашек кофе в день вы пьете?

ПОСЛАННИК. Много. Но маленькие.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Надо уменьшить количество. Когда я работал в посольстве в Каире, у меня был пациент. Тоже пил много кофе. А потом сразу…

ПОСЛАННИК (подсказывает). Помер?

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (понял, что сказал не то). Что вы! Что вы! Стал просыпаться по ночам и кричать.

ПОСЛАННИК. Просыпаться – это куда ни шло. Но кричать – это плохо. С политической точки зрения. Местные могли подумать, что в нашем посольстве по ночам пытают.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (слушает). Глубже дышите. Не дышите. Все в порядке. (Складывает инструмент в чемодан.) Сергей Иванович, вам нужно больше гулять. Особенно перед сном. Полчаса. Лучше час. Вдоль океана. Вы со мной согласны?

ПОСЛАННИК. Конечно. Придешь после приема в два часа ночи, ложишься, а сна нет. Тут самое время погулять часок-другой вдоль океана. Туда-сюда. Глядишь, уже рассветает. Восход над океаном. Айвазовский!

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (мнется). Тут вот какое дело! Раз уж я здесь… Я все время хочу поговорить с вами по одному вопросу и не решаюсь… Вам это может показаться немного странным…

ПОСЛАННИК. Меня трудно чем-нибудь удивить.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Мне кажется, что по ночам кто-то бывает у меня в кабинете.

ПОСЛАННИК. Там есть лекарства? Наркотические средства?

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Нет. Лекарства я держу в сейфе.

ПОСЛАННИК. И как вы замечаете присутствие постороннего?

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Вы только не удивляйтесь, но мне кажется, кто-то ночью переставляет скелет.

ПОСЛАННИК. Поменяйте замок.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Я поменял замок. Но скелет все равно перемещается. По направлению к двери. Как будто хочет уйти. Я привык иметь дело с вещами реальными, а тут…

Появляется САША.

САША. Здравствуйте, доктор. Как мой супруг?

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Рад вас видеть, Александра Михайловна. Супруг – великолепно, но ему надо больше бывать на свежем воздухе!

САША. Все время говорю ему об этом. Но разве он послушается!

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Сами-то как? Ни на что не жалуетесь?

САША. Жалуюсь. На душ. После девяти утра только холодная вода. Сергей Иванович решил сделать из меня спартанку. Скоро я так закалюсь, что запишусь на марафонский бег.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Душ каждый день обязательно. А в условиях тропического климата лучше два раза в день.

САША. На первом этаже вода бьет фонтаном, а у нас – маленькая струйка. Такая маленькая, что выключается аппарат для нагревания воды. Африка, она, конечно Африка, но теплая вода в душе нужна.

Осторожно входит ТОНЯ ЛЕКАРЕВА.

ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (Эрнесту Эрнестовичу). Папа, к тебе пациент приходил. Жаловался на головную боль. Я ему дала тройчатку.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Правильно.

САША (Эрнесту Эрнестовичу, показывая на дочку). Что-то она у вас бледненькая.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. На улицу не вытащишь. У меня в кабинете стоит скелет. Еще от португальцев остался. Другие девчонки – на пляж, а моя кости считает. Весь скелет по косточкам разобрала. Врачом хочет стать.

САША. В отца.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. И в деда. Фамилия у нас самая что ни на есть медицинская: Лекаревы. А то, что, бледненькая, это верно.

Появляется СВЕТА.

СВЕТА (Посланнику). К вам бухгалтерша. Нужно подписать какие-то бумаги.

ПОСЛАННИК. Пусть заходит.

СВЕТА уходит. Появляется БУХГАЛТЕРША с кипой бумаг. ПОСЛАННИК молча берет бумаги, начинает подписывать.

ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (Саше). А у нас скелет начал по ночам ходить.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ. Прекрати.

ТОНЯ ЛЕКАРЕВА. Правда, ходит.

САША. Сам?

ТОНЯ ЛЕКАРЕВА. Сам!

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ (Тоне). Идем. (Идет к двери.)

ТОНЯ ЛЕКАРЕВА (в дверях, отцу). Я и давление померила. Сто двадцать пять на восемьдесят два.

ЭРНЕСТ ЭРНЕСТОВИЧ И ТОНЯ ЛЕКАРЕВА уходят. ПОСЛАННИК продолжает подписывать бумаги.

БУХГАЛТЕРША (Саше). Извините, Александра Михайловна. Пока Сергей Иванович занят, я хотела бы с вами посоветоваться. Я хочу связать себе платье на зиму. Из мохера. Это очень теплая шерсть, а я мерзлячка.

ПОСЛАННИК (отрывается от бумаг). Для здешней зимы вам понадобится только набедренная повязка. А вот если вы перерасходуете смету, вас пошлют туда, где вам выдадут спецодежду… и пилу.

БУХГАЛТЕРША. Вы все шутите, а я в нерешительности. (Саше.) Как вы считаете, оранжевый мне подойдет?

ПОСЛАННИК (не отрываясь от бумаг). Вам подойдет фиолетовый.

БУХГАЛТЕРША. Почему?

ПОСЛАННИК. Вы начали с этой стороны радуги. Я бы начал с другой. «Как однажды Жак звонарь городской сломал фонарь».

БУХГАЛТЕРША (не поняла). Какой фонарь? Если перегорела лампочка в фонаре на улице, то лампочку должны менять не мы, а местные власти. Наша смета не предусматривает замену лампочек на территории вне посольства.

САША. Смета. Смета. Как смету составлять: «Посланник и так живет в роскоши». Ну, в какой роскоши мы живем! (Бухгалтерше). Вы знаете, как пьяниц обрабатывают в вытрезвителе?

БУХГАЛТЕРША (растерялась). Не приходилось.

САША. Их поливают сначала холодной водой, потом горячей, потом холодной. У нас в душе такое же. То кипяток, ошпариться можно, то вода ледяная.

БУХГАЛТЕРША. (Посланнику). Сергей Иванович, вам надо нажать на завхоза. (Саше.) Наш завхоз окончил Бауманский институт, но скрывает, потому что в завхозы запрещено брать лиц с высшим образованием. Вы только об этом никому не рассказывайте. Знаете, какие люди! Им ничего не стоит написать бумажку, и его отправят в Москву. Он хоть и бездельник, но временами очень трудолюбивый.

САША. Но горячей воды у нас нет. Теперь еще и скелеты ходить начали!

САША уходит. Возвращается СВЕТА.

СВЕТА. К вам завхоз.

ПОСЛАННИК. Пусть заходит.

СВЕТА уходит. Появляется ЗАВХОЗ.

БУХГАЛТЕРША (бросается к Завхозу). Скажите, Николай Николаевич, пойдет мне однотонное платье или лучше в полосочку?

ЗАВХОЗ. Вам пойдет в пятнах. Желтое в черных пятнах.

БУХГАЛТЕРША. В пятнах я не хочу. А вот желтый цвет – это интересно.

ПОСЛАННИК (продолжает подписывать бумаги. Завхозу). Где вы пропадали?

ЗАВХОЗ. Показывал новому дипломату город. Посадил за руль. Посмотрел, как он за рулем.

ПОСЛАННИК. И как?

ЗАВХОЗ. Плохо. Туповатый какой-то. Два квартала проехал – и в столб.

ПОСЛАННИК. Помял машину?

ЗАВХОЗ. Не очень. Выправлю.

ПОСЛАННИК подписал бумаги. Забрав бумаги, БУХГАЛТЕРША уходит.

ПОСЛАННИК (Завхозу). Когда почините душ?

ЗАВХОЗ. Дело в том, что если…

ПОСЛАННИК. Вы знаете, что общего между вами и святым Иеронимом Тосканским? Нет? Я вам расскажу. Святой Иероним Тосканский пошел на костер, но не признался, что учился во францисканском аббатстве. Судя по всему, вы готовитесь повторить его подвиг и скрываете, что окончили Бауманский институт. Это первое, что вас объединяет. Есть и второе. Вы оба совершенно не разбираетесь в гидравлике. Но святому это простительно, он – богослов, а вы – завхоз.

ЗАВХОЗ. Где-то есть кран, который закрывает доступ воды.

ПОСЛАННИК. Вот поезжайте и проверьте, в чем дело.

ЗАВХОЗ. Придется ломать стену.

ПОСЛАННИК. Хоть весь дом снесите. И работайте быстрее. Учтите, немытый начальник – грязен не только телом, но и душой.

ЗАВХОЗ удаляется. Появляется СВЕТА.

СВЕТА. Сергей Иванович, к вам новый дипломат. Вы знаете, как его зовут?

ПОСЛАННИК. Знаю.

СВЕТА. Антон Павлович Шолохов. Ведь надо же! Родители у него точно с приветом. Назвать сына Антоном! Антон Павлович Шолохов. Алексей Максимович Пушкин. Федор Михайлович Маяковский. Идиотизм.

ПОСЛАННИК. Главное, Света, не фамилия, а человек. У меня в школе был одноклассник, его звали Степа, а фамилия у него была Рембрандт. Степа Рембрандт. Так вот этот Степа Рембрандт рисовать не умел совсем, а его все время назначали редактором стенной газеты. Пусть заходит.

СВЕТА уходит. Появляется ШОЛОХОВ.

ПОСЛАННИК. Давайте знакомиться. Рюмин Сергей Иванович, посланник, шарже д'аффер.

ШОЛОХОВ. Шолохов Антон Павлович. Легко запомнить.

ПОСЛАННИК. Совершенно с вами согласен. Какой институт оканчивали?

ШОЛОХОВ. Бауманский.

ПОСЛАННИК. У нас уже есть один сотрудник с Бауманским институтом. К нам посылают инженеров, будто у нас промышленный объект. Место вашей последней работы?

ШОЛОХОВ. Лужники. Я руководил компрессором по заливке льда.

ПОСЛАННИК. Заливка льда… В Африку. Не очень-то востребованная профессия для Африки. Я думаю, с учетом ваших знаний и опыта, вам лучше всего заняться координацией работы наших специалистов. Всего на острове сорок пять специалистов. Самая большая группа – строители. Строят ГЭС. В нашем понимании небольшую, так, колхозного масштаба. Поезжайте. Посмотрите. Если надо, посоветуйте. Есть ли какие вопросы?

ШОЛОХОВ. Вот пожалуй. (Мнется.) Есть ли здесь жирафы?

ПОСЛАННИК (не удивился, привык и не к такому). Жирафы? На острове? Нет. Если и были, то их еще неандертальцы съели. Ни жирафов, ни слонов.

ШОЛОХОВ. А какие есть… звери?

ПОСЛАННИК. Коровы. Свиньи.

ШОЛОХОВ (разочарованно). А тропики?

ПОСЛАННИК. Тропики? Тропическая флора. Бананы. Авокадо. Вы любите авокадо?

ШОЛОХОВ. Я предпочитаю редьку со сметаной. Жена добавляет туда немного хрена…

ПОСЛАННИК. Посоветуйте ей добавлять смородиновый сок.

ШОЛОХОВ. Посоветую.

ПОСЛАННИК. Только вам придется подождать, когда вернетесь домой. Потому как смородины у нас на острове нет. Будут еще вопросы – прямо ко мне. Дел у меня много, но для вас я всегда время найду.

ШОЛОХОВ. Я человек любознательный.

ПОСЛАННИК. Это я уже заметил. Осваивайтесь. (Шолохов уходит. Посланник один.) И редьки на острове тоже нет.

Появляется СВЕТА. Приносит почту. Кладет на стол ПОСЛАННИКУ.

ПОСЛАННИК. Ты знаешь, какая разница между идиотом и дураком?

СВЕТА. По-моему, это одно и то же.

ПОСЛАННИК. Не совсем. Дурак дает глупые ответы, а идиот задает глупые вопросы.

Появляется ВЕЕРОВ. СВЕТА уходит.

ВЕЕРОВ. Мне донесли, у тебя конфликт с женой по поводу душа.

ПОСЛАННИК. Кто донес?

ВЕЕРОВ. Бухгалтерша.

ПОСЛАННИК. В доносчики рвется. Не хочешь взять на полставки?

ВЕЕРОВ. Она дура.

ПОСЛАННИК. Наблюдательная дура опасней снайпера. Снайпер может промахнуться, а дура никогда…

ВЕЕРОВ. Как тебе новый дипломат?

ПОСЛАННИК. Техническое образование. Специалист по заливке катков.

ВЕЕРОВ. Даже так! Как к нам попал?

ПОСЛАННИК. Ума не приложу. Вроде бы к МИДу никакого отношения не имеет.

ВЕЕРОВ. Чей-то родственник?

ПОСЛАННИК. Не без этого. Но уж больно несерьезный родственник. Чтобы к нам в дыру! Ты его вчера вез из аэропорта. Какое впечатление?

ВЕЕРОВ. Со странностями. Пристал ко мне, не знаю ли я, сколько будет километров от нашего острова до Москвы по прямой.

ПОСЛАННИК. Может, задумал улететь на воздушном шаре? (Смотрит в окно.) Что там за шум?!

В кабинет влетает ЗАВХОЗ. В руках у него лом. По его лицу можно понять, что произошло нечто неожиданное. Привлеченные шумом в кабинет вбегают СВЕТА, БЕГУНОВ, ШОЛОХОВ и БУХГАЛТЕРША.

ЗАВХОЗ. Я расковырял стену, а там… Там дверь.

ПОСЛАННИК. Понятно. Только зачем лом? Надеюсь, вы никого не успели убить?!

ЗАВХОЗ. Я искал в чулане кран, который закрывает воду. Обратил внимание, там одна стена обклеена какими-то старинными обоями, и в одном месте обои отходят от стены. Я оторвал кусок… А там дверь. Открыл. Там еще дверь, а на ней висячий замок. Я хотел было сбить замок, но потом…

ПОСЛАННИК. Значит, никого не убили?

ЗАВХОЗ. Никого.

ПОСЛАННИК. Уже хорошо.

ЗАВХОЗ. Сбивать замок или не сбивать?

ПОСЛАННИК. Вы как Гамлет: сбивать или не сбивать. Куда нам до Гамлета! У нас дверь в стене, как в сказке про Буратино и золотой ключик.

ЗАВХОЗ. (почему-то обрадовался). А я и есть Буратино. Только ключика у меня нет. Придется ломом.

ВЕЕРОВ. Может быть, сначала поставить в известность Министерство иностранных дел?

ПОСЛАННИК. Нельзя недооценивать лом как орудие дипломатической практики. А сообщить Министерству можно и потом… когда узнаем, что в комнате.

БЕГУНОВ. Вдруг там клад?! На острове живем. Вокруг океан. Вдруг какой-нибудь Флинт…

ПОСЛАННИК. Очень завалящий Флинт. Порядочные флинты клады зарывают, а не запирают в кладовке на висячий замок.

ШОЛОХОВ (очень важно). Надо срочно послать телеграмму в Москву. Доложить о случившемся.

ПОСЛАННИК. Телеграмму? Лучше молнию. «Нашли клад, подробности письмом».

СВЕТА. Там алмазы, изумруды…

ПОСЛАННИК. Которые мы должны будем отдать местным.

ВЕЕРОВ. Там могут быть документы, письма.

СВЕТА. А если там скелеты?

БЕГУНОВ. Может быть, там была пыточная комната…

ЗАВХОЗ. Опробуем на бухгалтерше. (Оглянулся, увидел, что бухгалтерша в кабинете.) Извините, Клавдия Ильинична, я вас не заметил.

ПОСЛАННИК. Вольтер говорил: «Прежде чем начинать бороться с неприятностями, нужно удостовериться, существуют ли они на самом деле». (Веерову). Володя, поезжай с завхозом. Как я понял, золотого ключика у нас нет. А коли так, то придется открывать ломом, ибо лом всегда надежней золотого ключика.

ВЕЕРОВ (Посланнику). Ты поедешь?

ПОСЛАННИК. Я остаюсь в посольстве. Я лицо официальное. Мне нужно принимать решения. А ты – карающая рука правосудия… с ломом.

Все уходят. Остаются только ПОСЛАННИК и СВЕТА. ПОСЛАННИК готовится диктовать.

СВЕТА. Сергей Иванович, почему вы отказались посылать телеграмму в Москву?

ПОСЛАННИК. Начальство нельзя удивлять. Начальство можно расстроить, можно испугать, можно даже обидеть, но удивлять нельзя. Перед отъездом в отпуск в прошлом году здешний министр иностранных дел сказал мне, что они собираются поставить памятник кому-нибудь из современных государственных деятелей. В Москве я рассказал об этом заместителю министра. Он меня спросил, кого я предлагаю. Я ответил: «Брежнева». Он подумал и сказал: «Убедил. Продлю отпуск на неделю. Лечись». (Начинает диктовать.) Вооруженные историческими решениями двадцать пятого съезда партии…

Входит БЕГУНОВ.

БЕГУНОВ. Я по делу. Мой приятель из Второго Африканского отдела Аркашка Пожарский пишет, они получили сборник из двух брошюр «Ленин о неминуемом кризисе капитализма». На португальском языке. Он спрашивает, сколько нам прислать экземпляров каждой.

ПОСЛАННИК. А нам нужны эти брошюры? Догадываешься, кому их придется распространять? Правильно. Тебе.

БЕГУНОВ. Аркашка просил. Он мой приятель. Потом, знаешь, брошюра для местных полезная.

ПОСЛАННИК. О неминуемом кризисе капитализма? Если он неминуем, то чего стараться.

БЕГУНОВ. В Москве не поймут наш отказ.

ПОСЛАННИК. Убедил. Сколько будем заказывать?

БЕГУНОВ. Думаю, двести экземпляров.

ПОСЛАННИК. Сто хватит.

БЕГУНОВ. Может быть, все-таки двести? Брошюрки, он говорит, тоненькие.

ПОСЛАННИК. Сколько грамотных на острове?

БЕГУНОВ. Две тысячи шестьсот душ.

ПОСЛАННИК. Ладно, сто тридцать, по одной на двадцать человек. Остальным пускай расскажут.

БЕГУНОВ. Давай двести. Надо Аркашку поддержать.

ПОСЛАННИК. Ладно, двести. С капитализмом надо кончать.

В кабинет врываются ВЕЕРОВ и ЗАВХОЗ. У них в руках книги и плакаты с обнаженными девицами.

ПОСЛАННИК. Что это?

ВЕЕРОВ. Литература порнографического характера.

ПОСЛАННИК. Вы ограбили публичный дом?

ВЕЕРОВ. Мы сбили замок, открыли дверь. А там комната. А в комнате шкафы и стеллажи, уставленные книгами. И какими! Порнография во всех видах. Смотри. (Протягивает несколько книг.) Книги разные. Толстые, художественно изданные. Есть в мягком переплете, их много. Эти вообще…

ПОСЛАННИК. Что еще кроме книг?

ВЕЕРОВ. Только книги. Наверное, это был склад порнографических книг.

ПОСЛАННИК. Хорошо, что не склад взрывчатки. А то раз… и портрет в черной рамке.

БЕГУНОВ (Посланнику). Если там был склад порнографии, то твоя квартира, скорее всего, предназначалась для свиданий.

ПОСЛАННИК. Не рекомендовал бы тебе, Женя, посещать эту квартиру.

БЕГУНОВ. Но я…

ПОСЛАННИК. Не рекомендовал бы с гигиенической точки зрения. Тайная любовь в квартире, где нет воды! Не рекомендовал бы. И зачем тебе! Ищи на месте. (Показывает на Свету.) Смотри, какие у нас красавицы!

СВЕТА. Сергей Иванович!

ПОСЛАННИК. И у всех прекрасно работает душ.

СВЕТА. Сергей Иванович!

ВЕЕРОВ. Некоторые книги, судя по всему, ценные. Понятно, почему прятали за семью замками. Что будем делать?

ПОСЛАННИК. Сообщим о находке в Министерство иностранных дел. Но сначала… (Завхозу). Вернитесь и поставьте новый замок. Все свободны. Света, останься.

ВЕЕРОВ, БЕГУНОВ и ЗАВХОЗ уходят.

ПОСЛАННИК. (Свете). Запросись на прием к министру иностранных дел.

СВЕТА. Укажете конкретную дату?

ПОСЛАННИК. Нет. Все равно выберет сам. Он, Светочка, известный португальский поэт, переводит «Божественную комедию» Данте на португальский. А когда у него выдается немного свободного времени, занимается иностранными делами.

СВЕТА. Как он попал в дипломаты?

ПОСЛАННИК. Имел счастье родиться на этом благословенном острове. Когда в борьбе с колонизаторами была завоевана независимость, он откликнулся на просьбу президента войти в правительство.

СВЕТА. Зачем?

ПОСЛАННИК. Для придания правительству солидности.

СВЕТА. А они воевали за независимость?

ПОСЛАННИК. Конечно.

СВЕТА. Как?

ПОСЛАННИК. Героически. В ООН.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2