Ольга Ушакова.

Онкология любви. Драма женственности



скачать книгу бесплатно

– Одних ног мало.

– У меня глаза красивые и губы, кстати, как и твои, красные.

– Но все равно не красавица, а он, говорят, только с красивыми встречается.

– Они замуж повыскакивали. И что толку от теткиной красоты, что – она счастлива? Некоторые и вовсе некрасивы, а замуж выходят за завидных парней.

– А это ведь еще надо окрутить уметь, а ты не умеешь.

– Не умею и не хочу.

– Вот видишь, сама признаешь, так на что же тебе рассчитывать?

– Мама, оставь меня, пожалуйста, мне никто не нравится.

– Не нравится ей никто, как будто в институте парней мало.

– Мало или много, а для меня не находится.

– Не хочешь, вот и не находится!

– Тебе-то что? Только спокойней – сижу дома, учу уроки.

– Сейчас-то спокойно, а что будет, когда он придет?

– Мама, до этого еще дожить надо, а не заранее волноваться.

– Да я бы сроду такого бесшабашного ждать не стала.

– А ты сроду и не ждала никого.

– Ждала, не ждала – не твое это дело!

– Вот и это не твое дело!

– Как это не мое? Я тебя родила, вырастила.

– Вот именно вырастила, теперь я сама выбираю, кого любить.

– Да люби ты, люби, только потом реветь будешь. И в кого ты уродилась влюбчивая такая?

– А ты что никого не любила?

– Любила, не любила – не твое это дело, – ответила мать, нервно передергиваясь, будто слово «любовь» било ее током. – Любовь должна быть взаимной, я хотя бы ни о ком не страдала. И брось о нем думать, сама брось – не так обидно будет.

– Оставь меня в покое, сама разберусь, кого мне любить!

– Ну почему ты не слушаешь? Ведь я тебе мать родная, я вот жизнь прожила, а любви так и не видела. Есть ли она, эта любовь?

Мать вздыхает и безысходным голосом сдается:

– Ты мне хоть и дочь родная, а не пойму я тебя, какая-то ты не такая, не как все. Сама подумай, кто тебя просит ждать? Мать смотрит на меня такими обескураженными глазками, и такая откровенная пустота в ее взгляде, что меня охватывает безнадежность, а потом взрывается злость и хочется закричать на весь мир: «Это у тебя не было любви! А у меня будет, будет, будет!» Но крик тонет в страхе, а вдруг не будет? Порой такая тоска нападет, хоть волком вой, и никто меня не понимает. Да, пусть не понимают, так ведь еще и смеются, волю свою навязывают. Стоит впустить одну сомнительную мысль, как она разрастается и полностью захватывает, что невольно думаешь: а вдруг я ошибаюсь, вдруг они правы? Ведь их много, а я одна! Трудно выдержать это давление, ведь они угрожают несчастьем. Все против меня, но чем же моя любовь другим помешала? Но это моя личная жизнь! Каждый имеет право выбирать свой путь к счастью, сердце вещает, надо ждать. Одна Люся меня понимает, жаль, что сейчас она далеко, но ее слова согревают душу, я чувствую, Женька будет моим!

Неужели все дело только во внешности? Неужели нельзя полюбить за чистую душу? А может быть, они правы: ему нужна ослепительная красавица, и на что я надеюсь? Стоит впустить одно маленькое сомнение, как роем закружат черные мысли, да что я проклятая такая, непонятно чего жду? Будто свет клином на нем сошелся? Если бы я была дурнушкой, тогда бы еще не так обидно было.

Сама, по своей воле обрекаю себя на одиночество: лучшие годы проходят впустую, и даже не проходят, а пролетают. А что, если сбудется их карканье? Как только подумаю об этом, так слезы наворачиваются, и становится жалко себя, все время одна, из кино никто не провожает, на танцы не хожу, на концерт сходить не с кем. Хотя бы знать, что полюбит, тогда бы ждать легче было, я даже не его девушка. И пишет-то редко, от тоски отписывается, красавицы-то его бросили. Вот опять не ответил, я уже весь почтовый ящик глазами просверлила. Надоело ждать непонятно чего! Может быть, и правда, горе свое дожидаюсь? Хватит ждать, вот пойду на танцы и познакомлюсь и хватить ныть. Моих подруг провожают, а что – я хуже них?

Я пошла на танцы и познакомилась с парнем, даже хорошо его не рассмотрев. Когда мы дошли до подъезда, он дохнул на меня перегаром и выдал: «Долой девственность как безнравственность». Я оторопела от грубости, не знала, что на это ответить. А он расценил замешательство как согласие, резко притянул к себе и буквально впился в губы. Меня затрясло от отвращения, я вырвалась и убежала домой отмываться от мерзкого поцелуя.

Когда неприятные впечатления улеглись, я познакомилась с мужчиной постарше. Несколько раз мы сходили в кино, потом он пригласил в гости к родственникам и сообщил, что скоро купит машину, а когда женится, получит квартиру. Я сделала вид, что пропустила мимо ушей его намеки, но в следующий раз он неожиданно сделал предложение. Неожиданный поворот обескуражил, как это просто и скоро! И что мне с ним делать, если отказать – больше не появится, и я опять буду бегать по киношкам одна. Ну и соглашаться нельзя, не отвяжешься. Не могу представить, что вот этот чужой мужик станет моим мужем. Одна мысль об этом приводит в тихий ужас. Нет, я не могу ничего обещать, хотя не исключено, что еще понравится.

Я отговорилась, что очень неожиданно, что мы едва знакомы, что еще студентка…

– Это ничего, ты мне очень понравилась.

Главное, я ему понравилась, растерялась я, не зная, как ответить.

Однако он не растерялся и резко притянул меня к себе, так что я едва устояла на ногах. Меня обдало ядовитым дыханием, я попыталась вывернуться, но он больно присосался к губам. Из глубины поднялось отвращение. Нет, я никогда не смогу его полюбить, подумала я. На следующем свидании на душе стало еще противнее, стоило ему чуть приблизиться, как к горлу подступило отвращение. Как же встречаться, если мне уже дурно? Нет, поцелуй должен быть нежным, я не знаю, каким именно, но только не таким. От его прикосновений сама себе противна, будто нечистотами вымазана. И как можно с чужим мужиком встречаться, когда я Женьку люблю? Выходит, изменяю себе, своей любви и своим убеждениям. Растрачиваю себя, размениваю любимого на постороннего. А если Евгений будет меня целовать, а мои губы будут помнить чужого мужика? Нет, никогда к нему не привыкну, хватит себя обманывать! Я хочу любить, а не привыкать.

Если бы на его месте Женя был, как бы я была счастлива! Я живо представила его рядом, вот он наклоняется, обнимает меня за талию и нежно целует в глаза, в губы, в шею. Можно от счастья умереть! При одной только мысли наполняет радость.

– Не могу с тобой встречаться, – заявила я, – и замуж не выйду.

– Почему это? – возмущенно спросил он.

– Жду парня из армии. – Произнеся это вслух, ощутила непонятную уверенность, что именно так и есть, что жду и люблю. Мне показалось, что мои собственные слова обретают реальность.

– Но неизвестно, женится ли на тебе?! – раздраженно ответил он.

В груди кольнуло, неизвестно, захочет ли он встречаться со мной.

А мужчина невозмутимо продолжал убеждать:

– За два года может многое измениться. А если даже он женится, то когда еще квартиру заработает, а мне сразу дадут.

Я мысленно взбесилась: «Ненавижу! Уж лучше быть одной, чем с этим мещанином, меня уже тошнит!» Но я, преодолев горечь и обиду, повышая голос, отрезала:

– Но сначала он должен прийти!

– А зачем ты со мной познакомилась? – спросил он злобно.

– Думала, смогу забыть, привыкнуть.

– Смотри, так и одна можешь остаться! – пригрозил он.

– Лучше одной остаться, чем всю жизнь маяться с нелюбимым.

Он покраснел, напыжился, было такое чувство, что он вот-вот обрушится на меня с кулаками. Я вывернулась и побежала, бросая на ходу:

– Прости и прощай.

– Вот одна моя знакомая отказалась и до сих пор не замужем, а ей уже двадцать три! Смотри, а то так одна останешься!

Я пришла домой и разревелась, как жестоко на меня обрушился, а за что? Будто подлость какую-то совершила, и больше всего жгли злые слова – одна останешься. Когда проплакалась, сознание прояснилось и успокоилось, я обречена любить. Надо верить в чудо, только тогда оно сбудется, надо надеяться и ждать. А может быть, это не так уж мало, может, именно в этом моя сила? Сердце подсказывает – так и есть, если ждешь и любишь, то нельзя сомневаться.

Вот так и получилось, что дождалась. А если бы кто другой лучше него подвернулся, я бы не стала ждать. Разве это любовь? Но как ее распознать? А может, именно в том и суть любви, что лучше никто не находится? Как же узнать, настоящая это любовь или нет? Наверное, должно быть какое-то доказательство. А у меня есть только предчувствие, но можно ли на него полагаться? Как бы удостовериться, что интуиция не подведет? Так как же люди свою судьбу узнают?

Нет, не напрасно я жду, каждое письмо – это праздник и открытие. Как оказалось, у нас много общего: он, как и я, романтик, как и я, любит ощущение свободы, как и я, обладает тонкостью чувств, наши вкусы близки, мы незаметно сближаемся. К долгожданной весне у меня накопилось двадцать писем, каждое я знала наизусть, и вдруг стало ясно: ждать не так тяжело, как представлялось.

Конечно, за два года я похорошела, но не достаточно. Думаю, моя красота еще не расцвела. Надеяться особенно не на что, разве только на чудо. Ну, какая же нормальная девушка будет надеяться на это? Все говорят, я мечтательница и фантазерка. Чутье подсказывает – именно такие люди и бывают счастливы. Денек-другой, и Женька будет дома, сердце дрожит от предчувствия встречи. Евгений, люблю ли я его? Не знаю, но я жду его так долго, что помутилось в голове. А что, если уже вернулся? Хотя вряд ли, говорят, из армии день в день отпускают. Сегодня только 15 мая, а его забрали 16 мая. Хоть бы одним глазком взглянуть, какой он теперь, возмужал и стал серьезнее? Глаза его хочу увидеть, как говорит, улыбается, как медленно прикуривает, хочу почувствовать близость. Наверняка в поезде, уже рядом, а не на далекой границе. Живу мечтой, надеждой, верой и любовью. А если вдуматься, это вовсе не мало, это большая сила. Главное, он уже близко, и скоро встретимся.

Одна только мысль об этом наполняет душу светом. Раньше торопила время, а сейчас от страха сердце холодеет: как встретимся, понравлюсь ли? А если отвернется, что будет со мной? Представить не могу, наверное, разобьюсь в кровь. Надо быть ко всему готовой. Но неужели я так некрасива, что меня нельзя полюбить? Неужели все дело только во внешности, а как же душа, верность и чистота? Это ведь редко встречается, особенно в наше время. Только сидит во мне предчувствие: между нами что-то будет.

Я тут сижу, гадаю, что будет, а вдруг он уже пришел? А я ничего не знаю? Дома на диване валяется и надо мной смеется? Да он и не вспомнил обо мне, я для него пустое место! Измучилась за два года, и что – опять жить неизвестностью? Будто у меня нет достоинства? Хочу узнать правду, чтобы напрасно не надеяться, и выброшу его из головы, из жизни! Вот возьму и позвоню! А если не нужна – пусть так и скажет. И нечего понапрасну изводиться! Лучше правду узнать, пусть самую горькую, чем мучиться! Один раз горе переживу и вырву его из сердца – раз и навсегда. Печенками чувствую: он дома, хочу видеть его! И что в этом плохого, если я сама позвоню, преступление, что ли? Я только узнаю, пришел или нет. Я так долго ждала, я имею право знать, жаль, что у нас нет телефона.

Был уже поздний вечер, разум подсказывал, не пори горячку, но желание сметало все разумные доводы. Я бросилась к автомату и стала набирать заветный номер. Диск срывался, в голове стучало: «Пусть скажет – не нужна». Но как спросить? Что сказать, еще подумает, сама себя предлагаю? Стыдливая мысль, отпустила телефонный диск, лучше немного подождать, все равно встретимся. Но внутри поднималась волна нетерпения, хватит ждать, хочу знать правду! Только что скажу? И тут стукнуло, а ничего говорить не надо, все по голосу почувствую. Я должна понять: никаких прав у меня нет, есть только одна маленькая надежда. Наконец я набрала номер, длинные сигналы загудели в голове, что скажу, с чего начать? Вот снимут трубку – и что говорить? А ничего не надо, никто не подходит, не пришел, вот и хорошо, вот и ладно, ничего придумывать не надо. Несколько секунд растянулись в часы. Гудки оборвались, и зазвенела тишина, сердце остановилось.

– Слушаю, – раздался в трубке спокойный мужской голос.

Он, ухнуло внутри, пришел! Что-то надо говорить, но что? Может, трубку бросить, пока не поздно? Буду молчать, сам бросит. Слова нашлись сами собой:

– Это ты, Женя? Ты уже вернулся? Это Таня…

Я стояла совершенно потерянная, не чувствуя под собой ног, слова иссякли. А что можно сказать, когда вернулся и не сообщил? В голове бешено стучало, молчит, видеть не хочет, со стыда сгореть, нельзя было самой… Что сказать-то? Конец. На что только я рассчитывала?! Да никогда я ему не понравлюсь! Пришел и видеть не хочет. Что еще выяснять, нельзя унижаться, нельзя ждать, подачки жду. Я оцепенела, не могла поднять руку и нажать на рычаг, а сквозь сознание сочилась надежда: а вдруг?

– Только хотела знать, вернулся ли ты? – как бы оправдываясь, пролепетала я и про себя продолжила: ну вот и все, все, больше сказать нечего.

– Ты где сейчас? – резко спросил он.

– Я где? Я здесь, здесь недалеко, на углу.

– Я выйду, – ответил он, и в трубке загудело.

Меня бросило в жар, потом в холод: сейчас встретимся! Вот прямо сейчас, через несколько минут! Столько времени ждала, и вот сбывается, в действительности сбывается. Не знаю, сбудется или нет, но я прямо сейчас его увижу, и не надо больше ждать. Как же долго тянулось время, и вот уже сбывается, с минуты на минуту, да правда ли это, может, послышалось или не поняла? Да нет, он ясно сказал: «Сейчас выйду», а что если не выйдет, если просто хотел отделаться, что тогда? Господи, какие глупости лезут в голову, ну зачем же ему меня обманывать. Значит, сбывается, и так просто? А казалось совершенно несбыточно, всего несколько минут назад, и вдруг раз – и все перевернулось, в одно мгновенье, непостижимо! Вот оно чудо, не напрасно верила. Только как окончательно убедиться, вдруг выйдет? А я в дурацких брюках и совсем не накрашенная. Если бы я только знала, что так обернется, красное бы надела, нет, лучше бы белое платье, только не эти ужасные брюки, так можно все испортить. Но сейчас темно и моих недостатков не видно, вот и хорошо, что встретимся в темень. Только как же можно было мне сдерживаться, ведь неожиданно его голос услышала! А все-таки предчувствие не обмануло – вернулся! И вот сейчас с минуту на минуту увижу его. Нет, я не готова, лучше бы назначил на завтра или послезавтра. Почему сама не предложила, но как же можно было отказаться? А потом еще и неизвестно, захотел бы он завтра увидеть? Да и как же можно было ждать до завтра, когда он уже здесь?! Представляю, как бы мучилась до завтра, да я бы просто извелась. А так даже лучше – неожиданно, только он не идет. Может, и вовсе не появится, а я волнуюсь. Но зачем ему обманывать? Не могу больше ждать, напряжение разрывает нутро. А вдруг не понравлюсь? Не переживу этого, лучше уйти, пока не поздно, а то все испорчу несуразным видом. Не хочу, чтобы он увидел меня потерянной, слишком неожиданно, не думала, что встреча будет такой. А какой она должна быть? Не знаю какой, но только не такой внезапной. Еще ничего и не происходит, а меня уже лихорадка трясет. Надо уйти, пока не поздно… А вдруг он меня вообще не узнает? Или просто не выйдет? Это самое ужасное! Лучше самой уйти, чем дожидаться позора, надо сбежать, но мои ноги будто приросли. Вдруг я увидела высокую фигуру, она стремительно надвигалась на меня. Все опустилось внутри – поздно бежать. Но больше ничего решать не надо – мы встретились!

Боюсь на него смотреть, только мельком взглянула и поняла: совсем другой Женька! Непонятно как, но изменился. Угрюмый и злой, от былого обаяния нет и следа. Может, во мне разочаровался? Конечно, на восхищение не рассчитывала, но и такой угрюмости не ожидала, словно с зоны вернулся. А ко мне из одолжения вышел, дескать, писала, пусть порадуется, дурочка! Но неужели я так непривлекательна? Знать бы, что у него на уме, может, дело вовсе не во мне, вот именно, а я переживаю. Главное, он рядом, вот бы одноклассницы увидели, от зависти бы задохнулись!

Стоит только захотеть, и чудеса свершаются. Счастье совсем близко, а ведь час назад казалось совершенно несбыточно. Пусть еще зыбко, неопределенно, но внутренний голос шепчет: все возможно, главное, он со мной, рядом. Но его будто подменили, ни слова не проронит, только курит сигарету за сигаретой, а на меня ноль внимания. Не знаю, как себя вести, что говорить, боюсь ляпнуть не то и окончательно все испортить. Может быть, он на меня злится, думает, навязалась и что с ней делать? И что ни скажи, все будет раздражать, лучше бы дома сидел с таким настроением.

Нет, причина не во мне, переживает, что Ленка замуж вышла. Но мне это на руку, иначе бы он сейчас с ней шел, так что надо радоваться, а не печалиться, терпения набраться, пусть привыкает к «гражданке» и отходит. А мне что делать, молча бежать за ним? Мы уже два километра прошли строевым шагом, а он ни словечка не проронил. Вроде бы со мной, но мысленно где-то витает, я для него пустое место. Бегу за ним, как собачонка, да еще должна радоваться? Но я человек, у меня тоже есть чувства. Вот остановлюсь, и пусть идет один. Мне надо успокоиться и понять, что ему трудно, он отвык от «гражданки», его предали, мне надо переждать. Я девушка и должна терпеть, я так долго ждала этого свидания, нельзя коверкать. Не рассчитывала, что бросится с поцелуями, однако такое невнимание оскорбительно.

Надо как-то напомнить о себе! Сказать, что ждала, а он ответит: «А зачем? Я тебя не просил», и будет прав. Не знаю, что можно сказать, только мне не выдержать его мрачности. Я как была одна, так и остаюсь одна, будто с призраком иду. Лучше совсем одной остаться, чем лгать себе самой. Отчаяние подступило к горлу, я остановилась. Он тоже остановился и неожиданно положил руку на плечо. Нет, пронзило сознание, я для него не пустое место! Он благодарен за ожидание, за верность. От радости внутри все замерло: вот так бы идти и идти всю ночь, всю жизнь на край света. А если нет слов и не надо, главное, я чувствую его рядом. Все замечательно и не к чему изводиться, я ведь мечтала об этом. Но нравлюсь ли я ему, ну хоть немножечко, как бы проверить? Если поцелует, значит нравлюсь. Все решится в конце. Скоро, уже скоро все прояснится… Нет, еще не скоро, но куда мы идем, к речке?

Я поглядывала на его профиль и думала: и что я так волнуюсь, ничего такого особенного в нем нет, раньше было, а сейчас пропало. Не стоит переживать так, будто вся моя жизнь в его руках. Однако уже очень поздно, и неожиданно выдала: «Последний троллейбус, нам надо возвращаться». И тотчас спохватилась, что я несу, надо было спуститься к реке, там лунная дорожка, два года ждала свидания и даже больше и сама все испортила. В романтической обстановке все могло бы проясниться, какая растяпа, не умею завлекать. Хотя, возможно, все правильно, еще возомнит, что на все согласная. Мы подошли к дому, мое сердце тревожно забилось: как будем прощаться?

– Женя, ты так изменился, тебе было тяжело там? – спросила я робко

– Не надо об этом, – резко оборвал он. Мне показалось, что я задела свежую рану.

– Прости, я не хотела, – пролепетала я.

Он как-то робко, по-мальчишески взял мою ладонь, коснулся локтя, предплечья, шеи. Все во мне замерло: нравлюсь.

Что это, целует, неужели нравлюсь? Счастье обрушилось на меня. А может, мерещится? Вот очнусь и опять одна останусь. Да нет же, вот его руки и губы, я кожей чувствую его. Любовь начинается… да так ли это, может, сон? Я хотела этого, но боялась признаться себе самой. Я не ошиблась: он удивительно чуткий и тонкий. Его поцелуи невесомые, но до костей пробирают. На меня пахнуло табаком: это запах мужчины, как чудесно его почувствовать, мне нравится терпкий и горький запах. Его обаяние обволакивает, сознание уходит, хочу ощущать его всегда, и днем, и ночью, и всю жизнь. Заветное желание исполняется – наши губы сливаются. Это должно быть именно так, как я и воображала, нежно и проникновенно.

Только он смотрит сквозь меня, и в мыслях далеко, да и целует как будто не меня. Я напряженно вглядывалась в него, кому предназначена нежность, мне или просто первой подвернувшейся? Из благодарности целует, дескать, ждала, другой-то пока нет, а эта сама набивается.

Ничего, главное он со мной, это только первое свидание, он полюбит меня. А если целует, значит, хоть чуточку нравлюсь. Не надо обижаться, за два года в пустыне забудешь не только как разговаривать с девушками, но даже как они выглядят. Я ему первая подвернулась, так что у меня преимущество, надо радоваться, он полюбит меня, а черные мысли гнать. Мечты сбываются, или только грезится? Так и хочется ущипнуть себя, удостовериться, что все происходит наяву. Вот он, мной любимый и долгожданный, так близко и так возможно! Какое счастье и что теперь будет? Не знаю, хочу только видеть и ощущать его. Поцелуи мурашками бегут по всему телу. Все во мне оживает, просыпается от тяжелого забвения, освобождается от оков. Я чувствую, как по жилам растекается кровь, как расцветает кожа, как вливаются силы и все во мне преображается – вот как это бывает по любви! Что делать со всем этим? Нет ничего на свете лучше этих ощущений и чувств!

Я оказалась права, моя любовь победила. Ждала любовь… и вот она открывается, я захлебываюсь от счастья! А что же будет со мной твориться, когда любовь полностью откроется? Какие дивные ощущения, но такие зыбкие, почти эфемерные, кажется, одно неловкое движение, и очарование исчезнет. Может признаться, что ждала? Нет, еще рано, но в следующий раз обязательно скажу, если назначит свидание, а если нет? Невозможно уйти, однако поздно, я устала, переполнена новыми ощущениями, и нервы вот-вот лопнут. Мне нужно отдохнуть, привыкнуть к счастью, понять, что именно произошло.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное