Ольга Соврикова.

Рожденная жить



скачать книгу бесплатно

Подойдя к стене и нажав на резные завитушки деревянных панелей, я открыл потайной ход и пригласил ее следовать за собой. Когда мы подошли к малой столовой, я показал жестом, что мы пришли.

– У нас есть возможность наблюдать и слушать присутствующих так, чтобы нас не видели? – спросила она.

– Да. – Я согласно кивнул и приоткрыл смотровое окошко, прикрытое с наружной стороны массивным зеркалом.

– Тогда ждем.

Ждать пришлось недолго. Через несколько минут в столовую влетела моя девочка, за ней торопились няня и гувернантка. Лакей стал накрывать на стол. Все с комфортом разместились, и Айвенлин было предложено начать завтрак.

Вдруг раздался требовательный, злой голосок:

– И что вы мне принесли! Вы разве не знаете, что на завтрак я хочу пирожное? Уберите вашу гадкую кашу!

– Но, ваша светлость, вам утром обязательно нужно кушать кашу! Возьмите правильно ложку, положите салфетку и прекратите капризничать.

– Вы что, оглохли? – Айвенлин встала ногами на стул. – Я вам сказала, что мне принести. А ну, быстро!

Наклонившись к столу, она одним движением смахнула все, что стояло возле нее, на пол.

– Я так хочу! Я герцогиня!

Я закрыл смотровое окошко и, повернувшись, одеревенелым шагом пошел назад по проходу. Через пару метров, приоткрыв незаметную панель, мы с няней Натой вышли под лестницей в ближайшем коридоре.

– Прошу тебя, нянюшка, вернись в кабинет и подожди меня там, – произнес я.

Зайдя в столовую и остановившись в дверях, я, никем не замеченный, еще немного понаблюдал за открывшимся моим глазам представлением и дождался, пока на меня обратят внимание. Сначала замер лакей, поднимающий с пола разбитую посуду. Он выпрямился и застыл на месте от неожиданности. В это время я всегда работал в кабинете и еще никогда не спускался вниз. Затем меня заметили и встали из-за стола няня и гувернантка. И наконец, меня заметило мое чудо, моя доченька. На ее лице расцвела радостная улыбка, и она, спрыгнув со стула, побежала ко мне.

Но увиденное так меня поразило, что я впервые не стал подхватывать ее на руки. Остановив Айвенлин движением руки, произнес:

– Молодая леди, несколько минут я наблюдал за вашим поведением и остался недоволен. Няня проводит тебя в комнату, вы вместе с ней останетесь без завтрака и будете находиться там, пока вас не позовут в мой кабинет. Вас, леди Линвелд, прошу считать себя уволенной, получите расчет у моего управляющего и покиньте замок сегодня же. Вы должны были заниматься ее воспитанием!

Стараясь не смотреть на обиженное личико моей малышки, я повернулся и прошел в свой кабинет.

Вернувшись, сел в кресло за стол, и мы вместе с нянюшкой Натой несколько минут просто молчали.

– Слушаю тебя внимательно и обещаю обдумать все, что ты скажешь, – в итоге произнес я.

– Ваша светлость, Айвенлин умная и сообразительная девочка, но с очень слабым здоровьем, а обстоятельства складываются так, что рано или поздно король узнает о ее существовании.

Так как она его внучка, он обязательно включит ее в свои планы и попробует распорядиться ее судьбой по-своему. Как бы мы все ее ни оберегали, мы люди, а значит, не вечные. Мы должны многому научить ее. Ее нужно вырастить сильной, умеющей защитить себя и своих людей в высшем обществе. Она герцогиня, которой придется жить и выживать в тяжелых условиях королевского двора.

– Я согласен с тобой. Можешь быть свободна.

Мрачные мысли одолевали меня, но к обеду я принял решение и велел позвать ко мне в кабинет дочку и ее няню.

Управляющий получил указание рассчитать гувернантку и, не спрашивая ее желания, в качестве наказания отправить в одну из наших крепостей на границе для воспитания и обучения грамоте и счету подрастающих отпрысков командного состава. Я, конечно, руководствовался не столько заботой о детях, сколько осознанием того, что существование моей дочери по-прежнему не должно тревожить высший свет. В течение этих пяти лет я пережил еще четыре покушения на свою жизнь, но ни один из наемных убийц не смог вернуться к заказчику, чтобы отчитаться о проделанной работе. В моем замке остались только самые необходимые и проверенные люди, а также усиленный гарнизон. Возможно, поэтому весть о существовании моей дочери еще не достигла дворца. Было еще одно дело, от решения которого многое могло измениться. Я ждал возвращения Жака, он был послан вернуть должок моему троюродному племяннику, истинному виновнику в пяти покушениях на меня и в гибели моей жены. Доказательств собрано много, и я теперь точно уверен, кто стоял за всем этим.


Айвенлин

Я хорошо помню тот день, когда кончилось мое беззаботное детство. Как всегда, утром я «изображала герцогиню», так говорила моя няня про мои попытки отказаться от завтрака и вытребовать для себя любимой сладостей. Свидетелем моей попытки командовать оказался отец. И, к моему изумлению, мои «хозяйские» распоряжения ему не понравились. Я поняла, что папа впервые мной недоволен.

До самого обеда мы с няней сидели в моей комнате. Она сильно переживала и волновалась, а я не могла понять – почему? И что такого я сделала? И вот наконец нас позвали в кабинет папы. Он вновь не разрешил мне забраться к нему на руки, а велел присесть в кресло. Няня встала рядом.

– Лин, – обратился он ко мне, называя меня моим коротким домашним именем. – Я сегодня стал свидетелем твоего безобразного поведения. Ты рождена герцогиней, а вела себя как необразованная торговка! Даже свое неудовольствие нужно уметь выражать так, чтобы провинившийся стремился исправить свои ошибки как можно скорее, боясь вызвать твой гнев. Ты же устроила банальную истерику! А самое главное, причина недовольства должна быть действительно стоящая. Не следует зря обижать людей. Они должны знать, что ты строгая, но справедливая хозяйка, и тогда в трудную минуту они помогут тебе. С завтрашнего дня твоя жизнь изменится. Теперь ты будешь вставать в строго определенное время. С тобой будут заниматься водными процедурами, проводить укрепляющие упражнения. Наблюдать за этими занятиями будет наш маг-лекарь Теодор, а проводить – мой старенький учитель Максвел, он же временно займется твоим обучением, которое отныне начинается сразу после завтрака. Распоряжения Теодор и Максвел будут получать исключительно от меня. А ты будешь им подчиняться. После утренних упражнений – завтрак. Твои предпочтения учитываться не будут, питаться станешь так, как скажут лекарь и учитель. Занятия танцами и этикетом начнутся сразу, как только приедет новая гувернантка, после них будет обед. Далее час отдыха, затем – физические занятия в тренировочном зале. Вечером – наш с тобой ужин, во время которого мне дадут краткий отчет о том, как ты провела день. Если я буду доволен тобой, мы пойдем в гостиную и, как обычно, перед сном я расскажу тебе очередную историю. Если нет, то ты просто отправляешься спать.

Вот так за один день изменилась моя жизнь. Если вы считаете, что я сразу стала слушаться, то крупно ошибаетесь.

Начнем с того, что мои нянюшки на следующий день просто не могли меня разбудить. Сначала меня тормошили и уговаривали встать, затем бабушка Ната забрала у меня подушку и одеяло, стало холодно, но я все равно не открывала глаза и не вставала. Мне казалось, если я не проснусь, меня оставят в покое. И действительно, какое-то время было тихо. Меня никто не трогал, я даже начала снова дремать.

Внезапно почувствовала, что кто-то взял меня на руки и куда-то понес. Не успела сообразить, куда, потому что в следующий миг уже орала как оглашенная. Меня бросили в маленький бассейн в моей ванной комнате, но в этот раз вода была холодная! Нахлебавшись и откашливаясь, моя мокрая светлость пыталась неловко, все время соскальзывая, выбраться из воды. Я представляла себе, какой скандал сейчас закачу!

Но неожиданно научилась «летать». Просто-напросто меня взяли за шиворот и вытащили из воды под причитание няни. Тут я неожиданно для себя познакомилась со стареньким учителем моего отца Максвелом. Бросив меня в воду, а потом, вытащив, он сказал:

– Ну вот! Водные процедуры мы уже провели! Отправляемся делать физические упражнения!

Он быстро растер меня колючим и жестким полотенцем, после чего распорядился надеть тунику и штанишки. На мои возмущения и протесты он самым, на мой взгляд, наглым образом не обращал внимания.

Меня быстро одели и велели идти за учителем в тренировочный зал. Этот вредный старикашка пошел к дверям, а я демонстративно села на пол возле гардеробной и стала спокойно смотреть ему вслед. Мне было интересно, как скоро он обнаружит, что я не иду за ним и что он предпримет.

О-о-о! Заметил он это сразу возле двери. С самым невозмутимым видом учитель Максвел вернулся и повел себя просто безобразно. Этот противный дед схватил меня за ухо, поднял с пола и, не обращая внимания на мой визг, потащил за собой. Моя нянюшка шла позади и роняла слезы от ужаса, периодически взволнованно что-то там причитая.

Так мы добрались до нужного места. Меня отпустили, и я, сидя на пороге этого зала, захныкала, но вместо утешения услышала выговор:

– Сударыня, если вы сейчас же не поднимитесь и не приступите к занятиям, то я не думаю, что когда-нибудь вы сможете стать достойной дочерью своего отца.

Ну, все! Он меня разозлил! Я ему еще докажу, на что способна!

Да-а-а, довольно быстро пришло понимание того, что доказывать придется очень долго. Меня хватило только на то, чтобы пробежать один круг по залу и выполнить несколько упражнений. После этого опять растирание: сначала влажным полотенцем, затем сухим, потом переодевание и, наконец, завтрак.

Это было еще одно разочарование в этот день. Мне подали кашу и молоко. Возмущаться сил не было, а кушать хотелось. Следом были уроки в классной комнате. Максвел рассказывал об истории нашей империи, о том, кто ее населяет, на какие сословия делятся жители и как живут. После обеда опять были занятия в зале.

К вечеру мне казалось, что я чувствую каждую косточку в своем теле. Когда стемнело и мы с отцом поужинали, он разрешил мне прийти в его гостиную, а я решила, что не буду жаловаться, справлюсь сама.

Мне кажется, что сон пришел еще до того, как я настроилась слушать очередной рассказ. На следующий день я опять проснулась в бассейне. Так начались мои совсем непростые учебные дни. Заказать на кухне что-нибудь вкусненькое я могла только в последний день десятины, и то если у меня были успехи, радующие учителей.


Герцог де Мелвел

Если вы думаете, что мой ангел сразу стала послушной и воспитанной, то заблуждаетесь. Не раз и не два я со стороны наблюдал, каких усилий и нервов стоит Максвелу противостояние с моей упрямой и настойчивой доченькой. Несмотря ни на что, дело потихоньку сдвинулось с мертвой точки. Но очень часто мне хотелось взять ее на руки и просто, прижав к себе, пожалеть.

Наконец-то вернулся Жак. Прошло три месяца, как он отправился выполнять мое поручение, и я с нетерпением ждал его возвращения. Он привез новости, которые внесли умиротворение в мою израненную душу.

– Месяц назад в столице, – доложил он, – произошел несчастный случай. Поздно вечером компания подвыпивших молодых дворян возвращалась в карете из элитного борделя. Внезапно лошади чего-то испугались и понесли. Карета перевернулась, все пассажиры отделались переломами, и только ваш троюродный племянник сломал себе шею. Помочь ему не смогли. Я приношу вам свои соболезнования, ваша светлость.

Я поблагодарил его и отпустил отдыхать. Лето в нашем нагорье вступало в свои права, а я сидел, глядя на фужер с вином, и думал о том, что, к счастью, еще одна проблема решена и еще какое-то время мы поживем спокойно.

Ну, почти спокойно!

В этот момент в коридоре что-то грохнуло и раздался негодующий крик Лин, но я решил не вмешиваться и сделать вид, что ничего не слышал. Ведь наверняка моя дочурка таким способом решила привлечь мое внимание к «несправедливым» требованиям Макса.


Жак. На этого парня возлагаю немалые надежды.

Жак появился в нашем замке восемь лет назад. В то время я любил охотиться в горах на западе своих владений. Однажды я набрел на раненого молодого человека лет двадцати на вид, попавшего под обвал. Сначала я решил, что он мертв, и хотел до конца присыпать камнями тело, чтобы не растащили хищники, но, когда приступил к делу, парень застонал, и я понял свою ошибку. Очень долго пришлось возиться, чтобы разгрести завал и доставить пострадавшего в охотничью сторожку. Потом еще две десятины ухаживал за ним, пока он немного окреп, и я смог перевезти его в замок, где меня уже потеряли и собирались отправлять поисковый отряд. Когда Жак пришел в себя, рассказал о себе только мне, ничего не скрывая.

Я разрешил ему остаться в замке и ни разу не пожалел об этом.

Он сирота, в пятилетнем возрасте родной дядя продал его проезжавшему по селу вербовщику, чтобы к зиме избавить себя от лишнего рта. Так он попал в элитную школу наемных убийц «Тени». С этого момента и до последнего вздоха он был обязан служить в гильдии убийц. Живым из нее никто не выходил. В тот день, когда я нашел его, их небольшая группа, состоящая из трех человек, тайными тропами возвращалась после выполнения заказа и попала под обвал. Повреждения он получил такие, что довезти его до столицы живым было невозможно. Добивать не стали, пережить ночь в горах он не смог бы. Напарники сразу списали его в потери и продолжили путь дальше.

Но ему повезло дважды. Во-первых, я его спас, а во-вторых, после моего неумелого лечения внешне Жак изменился до неузнаваемости. Лицо и руки парня покрывали грубые рубцы, немного неправильно сросшаяся нога придавала походке легкую хромоту, узнать его стало совершенно невозможно, и теперь вряд ли кто-то из бывших знакомых сможет распознать в нем прежнего Жака. Он умер для гильдии и прежних немногочисленных знакомых навсегда. В прошлом он считался одним из лучших молодых мастеров, и со временем вновь восстановил свою форму, развил умения. Теперь я надеюсь, что он окажет помощь старенькому учителю в обучении моего ангелочка.


Айвенлин

Сегодня у меня радость! Мне исполнилось семь лет. В нашем замке настоящий праздник. Были подарки! Повар испек мне торт в три яруса. Такой большой, красивый, вкусный! Хватило на всех.

Нянюшки подарили мне набор плетеных лент с красивыми бусинками, учитель Максвел преподнес маленький дамский стилет в красивых ножнах и пообещал научить правильно с ним обращаться, когда придет время. Жак вручил необычный набор заколок для волос, но предупредил, что рассматривать их мы будем вместе, когда он будет объяснять, как ими пользоваться. Пока я только открыла шкатулку и полюбовалась на то, какие они красивые и как сверкают на них камушки.

Самый лучший подарок я получила от моего папы, герцога де Мелвела. На конюшне меня ждала черная стройная кобылка с белой звездочкой на лбу. Рядом с ней стоял молодой человек. Мне объяснили, что он будет учить меня ездить верхом и ухаживать за моей красавицей. Я назвала ее Звездочкой.

Это был самый лучший день. За последние полтора года мои учителя помогли мне окрепнуть, я почти перестала болеть, они научили меня пробегать по тренировочному залу десять кругов, преодолевая препятствия, которых вредный Жак устанавливал все больше и больше. В общем и целом я гордилась собой! Отец пообещал мне наутро еще один неожиданный подарок.

Этот день запомнится мне надолго! Утро началось, как обычно, с водных процедур и тренировочного зала. После завтрака меня пригласили в кабинет отца. Он предложил мне присесть в кресло и подождать, пока придет мой сюрприз. Через несколько минут в дверь постучали и после разрешения в кабинет вошли дети!

Это были два мальчика и девочка. Они выглядели испуганными. Мальчики бедно и небрежно одеты, но при этом видно, что они не крестьянские дети.

– Ты решил подарить мне новых слуг? – спросила я изумленно.

– Нет, – ответил отец. – Я нашел ребят, которые, как я надеюсь, согласятся стать твоими друзьями. Сейчас я вас познакомлю и все объясню.

Всем троим разрешили присесть на диван.

– Я предлагаю вам кров и полное обеспечение. Жить вы будете в замке вместе с моей дочерью, присутствующей здесь герцогиней Айвенлин де Мелвел. Взамен вы принесете магическую присягу моему дому, моей наследнице и безропотно будете обучаться всему, что я сочту нужным. У вас есть возможность подумать до конца этого разговора. Данки и Дасти.

С места поднялись близнецы, похожие друг на друга как две капли воды. Мальчики были заметно исхудавшими и смотрели затравленно и исподлобья. Они были одного роста, с серыми глазами, а их волосы, ресницы и брови чернее ночи!

– Эти ребята, – сказал мой отец, обращаясь ко мне, – незаконнорожденные сыновья графа, которых он отказался принять несмотря на то, что они неоспоримо похожи на него. А в законном браке у него четыре дочери. – Он перевел взгляд на Данки и Дасти. – Вам обоим по восемь лет, но пока вы выглядите значительно младше. Видимо, из-за непосильной работы в трактире, где проживали с мамой, что умерла год назад. Сейчас хозяин трактира, пользуясь вашей привлекательной внешностью, пытался заставить вас оказывать интимные услуги клиентам. Первого клиента вы порезали, спас вас от расплаты мой управляющий, заплатив трактирщику отступные. Надеюсь, я ничего не перепутал? – Не дождавшись от них ответа, герцог продолжил: – Предлагаю вам проживание и обучение, а также вам будут куплены титулы безземельных виконтов и оформлены документы на ваше имя. С пятнадцати лет вас примут в замковый гарнизон, и вы будете получать жалованье, потому как в дальнейшем свиту моей дочери, вынужденной появляться при дворе, могут составлять только дворяне. Присаживайтесь.

Сделав небольшую паузу, папа снова заговорил:

– Данелия.

С места поднялась девочка, похожая на солнышко. Ее рыжие кудрявые волосы сразу привлекали внимание. Увидев же выразительные зеленые глаза, хотелось ахнуть от восхищения. Ямочки на щеках, появившиеся, когда она улыбнулась, заставили всех присутствующих улыбнуться ей в ответ.

– Графиня Данелия Ринвел, семь лет, старшая дочь графа Ринвела от первого брака. Граф в данный момент во втором браке, и недавно у него родился сын. Молодой супруге лорда, не отличающейся красотой, очень не нравится роль мачехи, и она готова сплавить симпатичную падчерицу в монастырь. Я хорошо знаком с твоим отцом, Данелия. Он, несомненно, любит тебя. И по его просьбе, чтобы обезопасить его сокровище от нежелательных козней, я забрал тебя для воспитания в свой дом. Мачехе же сообщили, что тебя отправят в дальний монастырь. Мы с графом Ринвелом надеемся, что ей не придет в голову ехать через полстраны и проверять место твоего проживания. Присаживайся. Итак, если вы готовы принести магическую присягу, то прошу подойти к моему столу.

Мой отец позвонил в колокольчик. Я сидела в кресле и с замиранием сердца наблюдала за тем, как в кабинет зашел маг-лекарь Теодор. Ребята произнесли слова присяги, закрепленные магией и капелькой крови. Затем всем предложили присесть еще раз и выслушать пришедшего Жака.

– С разрешения его светлости, – начал свое сообщение он, – все учителя во время вашего обучения будут обращаться к вам, не называя титулов, только по сокращенным именам. Также ваши учителя получили право поощрять за успехи и наказывать провинившихся. Если кто-то из вас будет не согласен с наказанием, то он может высказать жалобу самому герцогу один раз в десятину. Если наказание, на которое вы пожаловались, будет признано им правомерным, вы будете наказаны дополнительно. Сейчас в кабинете вас находится четверо. Всем вам выделены комнаты на втором этаже западного крыла. Айвенлин, не делай такие удивленные глаза! Отныне ты как все. В этом же крыле будут проживать учителя. Для вас приготовлен гардероб с учетом специфики будущих занятий. Главным воспитателем буду я, и мое решение должно выполняться без раздумий! Рядом с вашими покоями оборудован тренировочный зал и классная комната. Трапезы будут проходить совместно с учителями в малой столовой. А сейчас мы с вами пройдем и ознакомимся с местом вашего проживания. Предлагаю вам после этого искупаться, переодеться, после чего вас покормят.

Под наблюдением Жака нас развели по комнатам, познакомили с прикрепленным к каждому слугой, который, как нам сказали, будет помогать принимать водные процедуры и заботиться о гардеробе.

Сказать, что я была возмущена, значит не сказать ничего! Меня! Меня из моих апартаментов поселили в сравнительно небольшую комнату!

К концу следующего дня мне было все равно, где меня поселили, и всем остальным тоже. Мы с трудом доползли до кроватей, и лично я не помню, кто и как укладывал меня спать.

День начался на рассвете с водных процедур, продолжился в тренировочном зале. Жак заставил нас пробежать два круга и познакомил с комплексом упражнений, который мы должны выполнять каждое утро.

Да! Ждать правильного выполнения ему придется очень долго. На наши первые неуклюжие попытки он смотрел сквозь слезы. Потому что ржал как ненормальный. Потом заявил:

– Я не верю, что из вас что-нибудь получится.

О-о-о! Мы сильно обиделись, и я, не выдержав, сказала:

– Как смеешь ты…

Договорить мне не дали, последовала команда:

– Молчать! За разговор без разрешения круг по залу дополнительно! Всем!

Уставшие дети посмотрели на меня, не скрывая возмущения, но выполнили команду Жака. Мне пришлось их догонять. После завтрака, проведенного под руководством учителя по этикету, последовали уроки в классной комнате, где учителя проверяли уровень наших знаний. Самое неприятное случилось через час после обеда, когда снова начались занятия с Жаком. Это вообще когда-нибудь закончится?!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное