Ольга Романовская.

Секретарь его светлости



скачать книгу бесплатно

Но вот, наконец, нужный этаж.

Ноэми глубоко вздохнула и свернула в коридор. Преодолев волнение, она нацепила на лицо улыбку и постучалась в дверь кабинета.

– Кто там? – недовольно отозвался герцог. – Я занят!

Однако девушка рискнула. Она не желала уходить, не попытав счастья, другого шанса не представится. Ноэми приоткрыла дверь и заглянула в кабинет. Взгляд уперся в камин с малахитовыми вставками. Девушка оценила расписной экран – она сама мечтала о таком, но не позволяли средства.

– Добрый день, ваша светлость. – Ноэми сделала шаг и присела в реверансе, неглубоком, призванным подчеркнуть принадлежность к одному сословию. – Простите, что отрываю от дел, но управляющий сказал, вы уделите мне минутку.

Герцог де Вен устроился за столом в кресле с львиными лапами под собственным поясным портретом и просматривал бумаги. Художник изобразил Дамиана де Вена на фоне обширных владений. Он царственным жестом указывал на собственный замок на горизонте. Чуть в стороне от счетов, придавленные пресс-папье, лежали письма. Золоченый письменный прибор сразу давал понять, что имеешь дело с представителем высшей аристократии.

Де Вен-старший оказался жгучим голубоглазым брюнетом. Волосы гладко зачесаны за уши и пострижены «лесенкой». Рубашка с накрахмаленным кружевным воротником поражала белизной, контрастируя с оливковым отливом кожи. Жилет украшала серебряная вышивка. На пальцах – массивные перстни, каждый стоил целое состояние.

Несмотря на возраст, герцог оставался представительным мужчиной. Сразу видно, в нем жила сила, а женщины до сих пор оборачивались вслед. Такого легко представить на коне впереди армии или с магическим жезлом в руках. Ноэми отчего-то казалось, герцог – волшебник. Вряд ли представители столь славного и уважаемого рода обычные люди. Варды воюют мечами – для де Венов только магия.

Герцог скривил губы в снисходительной усмешке, перехватив изучающий взгляд Ноэми. Та мигом смутилась и заинтересовалась портретом за спиной владельца замка.

– Итак, юная леди, чем обязан?

Он назвал ее «леди» только из вежливости, Ноэми чувствовала по мимике и взгляду. Замарашка, бродяжка – вот кто для него гостья, однако всопитание де Вена-старшего мешало сказать подобное сразу. Через пару минут – другое дело, но пока ей давали шанс.

– Вы ищете секретаря, – Ноэми вновь смотрела ему в глаза – смело, прямо, как и положено дворянке. – Я полностью соответствую требованиям.

– Надо же! – поднял брови де Вен.

Он встал и вплотную подошел к Ноэми. Пальцы хотели коснуться подбородка, но девушка отвела их. Глаза Ноэми сверкнули.

– Я леди, милорд, – напомнила она.

– Вот как? – усомнился герцог. – Занятно! И как зовут юную леди, столь дерзко ворвавшуюся в мой кабинет.

– Ноэми Вард, – девушка вновь присела в реверансе.

– Вы, наверное, хотели сказать: леди Ноэми Вард, – поправил де Вен.

Раздражение на его лице сменилось заинтересованностью.

– Увы, милорд, – вздохнула Ноэми, – я сказала то, что сказала.

Отец лишил меня титула и фамилии, но, – плечи ее распрямились, – от этого я не перестала быть леди.

– И что же вы совершили, раз заслужили столь жестокое наказание?

Чем дальше герцог беседовал с девушкой, тем больше очаровывался. Гордость и мягкость, красота и ум – пожалуй, она бы подошла. Осталась сущая безделица – контракт и проверка.

История Ноэми Вард прошла мимо герцога. В то время он отбыл по делам в столицу, а, вернувшись, пропустил сплетни мимо ушей. Варды – слишком мелкие пташки.

Ноэми молчала, покусывая губы. Сказать – опозориться, не сказать – ложь все равно всплывет.

– Полагаю, случившееся не имеет отношения к делу, – в итоге Ноэми решила промолчать. – Я получила достойное воспитание и хорошее образование, можете проверить. И не совершала никаких преступлений.

– Однако вас лишили фамилии, – напомнил герцог. – Сами понимаете, я не могу нанести урон репутации.

– Понимаю, – кивнула девушка и, преодолев стеснение, призналась: – Отец счел меня порченой невестой.

Ноэми ожидала чего угодно, только не довольной улыбки де Вена. Он подошел к двери и запер ее одним касанием. Затем вернулся к девушке и попросил выйти на середину комнаты.

– У меня есть определенные требования к секретарю. Если вы им соответствуете, поступите под мое начало. Или вас интересовала кандидатура маркиза?

– Меня интересует место, ваша светлость, я уживусь с любым работодателем.

Ноэми никогда не видела маркиза Йонаса де Вена, лорда Банши, и не желала рисковать. Герцог показался серьезным человеком, сын же мог оказаться ветреным повесой.

– Прекрасно! – хлопнул в ладоши де Вен и вернулся к девушке. – Тогда проверим ваши способности. На столе бумаги. Даю пять минут, чтобы определить, какие из них важные, а какие второстепенные, и сделать краткий доклад.

Ноэми кивнула и, обойдя герцога, подошла к столу. Сесть на место хозяина не решилась и под пристальным взглядом де Вена склонилась над кипой бумаг. Перво-наперво Ноэми отложила в сторону личную корреспонденцию, запомнив имена отправителей. Сделать это оказалось несложно: друзья и родственники не обращались к герцогу по титулу. Затем девушка отыскала хозяйственные бумаги и, не вникая, пробежала глазами. Выплаты и доходы посчитала достойными внимания в первую очередь.

– Время! – хлопнул в ладоши де Вен.

Пока Ноэми стояла, склонившись над столом, герцог внимательно изучал ее. Не действия – фигуру. Особенно де Вена волновали изгибы бедер и заключенные между ними округлости.

Ноэми сбивчиво – сказывалось волнение – поведала результаты и заслужила похвалу герцога.

– Вижу, вы смышлены, – довольно улыбнулся он. – Теперь проверим, умны ли. Решите арифметическую задачку.

Ноэми улыбнулась. Учителя вдоволь помучили ее яблоками, посчитать их в уме не составило труда, как и распределить вырученные за урожай деньги.

– Не солгали! – похоже, ученость девушки удивила герцога. – Если вы столь же начитаны и способны поддержать светскую беседу, место ваше. Представьте, что я королева, и попытайтесь развлечь.

Ноэми задумалась, чуть поморщив носик. Что же могла любить ее величество? В голову пришел последний модный роман, и девушка заговорила о нем.

Герцог кивнул, оборвав рассказ, и вынул из стола прошитые листы бумаги, скрепленные печатью де Венов.

– Отлично, Ноэми, вы обладаете всеми необходимыми качествами. Полагаю, последним тоже. Насколько я вижу, природа не обделила вас, покажитесь.

– Что?! – от возмущения девушка на миг потеряла дар речи.

– Вы должны раздеться, – терпеливо повторил де Вен. – Я должен убедиться, что совместные ночи доставят удовольствие. Сначала посмотрю сам, потом вас проверит врач. Хотя в вашем случае я предпочел бы сразу попробовать. Не переживайте, – заметив ее испуг, успокоил герцог, – я уважаю право женщины на наслаждение.

Ноэми стояла ни жива, ни мертва. Она не ослышалась, он действительно собрался ее изнасиловать? Герцог де Вен!

– Милорд, я не шлюха!

Ноэми хотела гордо удалиться, но, вспомнила о двери.

– Выпустите, ваша светлость! – потребовала она.

Де Вен вздохнул, подошел и поцеловал дрожащую от возмущения девичью руку.

– Я озвучил условие контракта. Почитайте, – герцог протянул едва сдерживавшей гнев Ноэми бумаги. – Восьмой пункт. Вы обязаны заботиться о здоровье моей плоти, то есть в любое время дня и ночи делать все для моего удовольствия. Только моего, – строго подчеркнул де Вен. – Близость с любым другим мужчиной строго запрещена. Однако вряд ли этот пункт причинит вам неудобства, – улыбнулся потенциальный работодатель. – Я хороший любовник. Единственное, что вам грозит, – новый опыт, но вы быстро привыкнете. Я достойно плачу, гораздо больше, чем обычному секретарю.

Ноэми жадно пробежала глазами строки. Пальцы смяли листы, лицо пылало от возмущения. Де Вен не лгал, ей действительно предстояло исполнять его желания, но вместе с тем служить именно секретарем, а не любовницей, то есть содержать в порядке корреспонденцию, составлять распорядок дня и прочее.

Контракт заключался сроком на один год с дальнейшим продлением по соглашению сторон. Место для подписей, печать – все на месте. И жалование такое, что отец бы позавидовал.

Герцог вновь скользнул алчущим взглядом по фигурке Ноэми и задернул тяжелые портьеры. Ему не терпелось начать. Девушка порядочная, не заразит дурной болезнью, зато тело точно ответит на вопрос, сработаются ли они.

– Раздевайтесь же! – поторопил де Вен. – Вам нечего стесняться, тело, несомненно, прекрасно. Я погляжу, и мы подпишем бумаги. Сами понимаете, при той близости, которую предполагает контракт, женщина должна мне нравиться.

Рука Ноэми робко потянулась к пуговицам платья, а потом решительно вернулась на место.

– Хорошо, – вздохнул герцог, – я сам раздену.

Он сделал шаг к ней, Ноэми от него. Сердце девушки билось часто-часто, взгляд метался в поисках спасения.

– Я закричу! – предупредила Ноэми, когда де Вен, ловко обхватив за талию, быстро прошелся пальцами по пуговицам.

Платье соскользнуло, обнажив несвежую нижнюю рубашку. Де Вен разглядел очертания упругой груди, соблазнительно вздымавшую ткань, и ощутил прилив желания. Можно бы и закончить проверку, но герцог решил воспользоваться положением.

Пожалуй, он возьмет ее в кресле, закинет ноги себе на плечи и осторожно войдет. Поза удобная, подарит усладу телу и взгляду. Если во время близости ничего не случится, подпишут контракт, и герцог поручит нового секретаря заботам экономки.

Ноэми дрожала. Что она может против сильного мужчины?

– Пожалуйста, ваша светлость! – взмолилась девушка, прикрывая грудь.

– Я только посмотрю, миледи, – солгал де Вен.

– Я отказываюсь, ваша светлость, мне не нужна должность!

Герцог шумно выпустил воздух через ноздри и пару раз глубоко вздохнул. Девушка порядочная – еще один плюс. Пожалуй, она права, не стоит заваливать ее, как телушку.

Однако какое сильное желание пробудила Ноэми Вард! Герцог не подпустит к ней сына, во всяком случае, пока сам не удовлетворится.

– Леди Вард, – де Вен нарочито назвал ее прошлым титулом, – вам некуда идти. Вы лишились жениха из-за потери невинности…

– Я девственница! – покраснев, как рак, выпалила Ноэми и, не выдержав унижения, разрыдалась.

Герцог замер каменным истуканом. Затем помрачнел и убрал контракт в стол.

– В таком случае, не смею задерживать. Девственницы нам не нужны, – де Вен злился на девушку за сокрытие столь важного факта. – Всего хорошего!

Ноэми перестала рыдать. Она не верила своим ушам. Де Вен назвал недостатком главное девичье достоинство! Герцога не интересовали ни ум, ни сообразительность, ни начитанность, только тело. Из-за того, что оно не способно доставлять удовольствие, де Вен вышвырнул Ноэми вон.

– Ваша светлость… – дрожащими руками девушка боролась с пуговицами.

– Вон! – повысил голос герцог. – Эта работа не для девственницы. Либо извольте лишиться невинности до вечера.

Ноэми до крови закусила губу.

Какое унижение, какой стыд!

Нет, она не уйдет из замка без работы! За воротами только бродяжничество и бордель, лучше содержанкой к герцогу. Но неужели ему важна только возня в спальне?

– Ваша светлость, – как была, полуобнаженная, заставив де Вена вновь дышать чаще, Ноэми шагнула к столу, – неужели у вас не найдется другой работы? Хотите, найду вам девушку для совместных ночей?

До чего же настырна!

Герцог потянулся к колокольчику для вызова слуг, но в последний момент передумал.

– Ступайте в библиотеку, – не глядя на просительницу, велел де Вен. – Найдите архивариуса, скажите, я прислал помощницу. Жалование смешное, но за обман и этого довольно.

Обман?

Глаза Ноэми сверкнули.

– Вы отвратительны в своей похоти, ваша светлость! Ни одна приличная девушка не согласится стать шлюхой, пусть даже за большие деньги.

– С глаз моих! – не выдержав, рявкнул де Вен.

Дверь распахнулась, и Ноэми буквально выдуло вон.

Глава 2

Ноэми чихнула и с тревогой покосилась на стеллажи. Если архивариус услышит, опять сделает выговор. На редкость мерзкий старикашка, для него книги важнее людей.

Работать приходилось в перчатках и в косынке, чтобы, упаси Вседержители, не причинить вреда фолиантам. Трудиться с утра до ночи, пока не разболится голова от чтения и пыли, или не онемеют пальцы от бесконечных каталогов.

Неблагодарно дело помощника архивариуса! Платят мало, не уважают и шпыняют все, кому не лень. Даже прачки, и те не стесняются стирать нижнее белье при Ноэми.

Есть приходилось за одним столом со слугами. Из деревянных тарелок, оловянными ложками и вилками, под смешки лакеев и шепоток горничных.

Порой, когда день выдавался особенно трудным, Ноэми жалела о принятом в кабинете герцога решении. В те горькие минуты, уткнувшись в жесткую подушку в комнатушке, куда с трудом влезали кровать и сундук, девушка согласилась бы отдаться де Вену. Вдруг все произошло бы без боли, раз герцог обещал действовать осторожно, тогда Ноэми сидела бы за столом с господами, имела собственных слуг, а не дышала пылью в самых дальних уголках библиотеки. Однако минуты отчаянья проходили, девушка вспоминала о гордости и не думала о де Вене. Тот тоже, казалось, забыл о ней. Пару раз заходил в библиотеку, требовал книгу и уходил. Приносила искомое не Ноэми, а архивариус, девушка только искала.

Ноэми чихнула снова и с тоской покосилась на партию пожелтевших листов, которые предстояло описать и подшить. Спину ломило от долго сидения в одном положении, и девушка решила немного размяться. Архивариус, судя по всему, уже ушел, он редко засиживался затемно, и Ноэми с чистой совестью прогулялась до окна. Облокотившись о широкий подоконник, девушка полюбовалась бликами света в витражах и немного поиграла в простенькую игру: вынимала книги, на которые падали солнечные лучи. Других развлечений у помощника архивариуса нет. Родилась бы Ноэми юношей, пила бы на кухне эль, а так приходилось вести затворнический образ жизни. Оставаться вечерами наедине со слугами девушка боялась, хватало пары щипков в коридоре и недвусмысленных предложений погулять вечерком. Зато одевали и кормили за счет герцога.

Родные о Ноэми не вспоминали, будто она умерла. Их черствость тоже причиняла страдания. Пусть девушка смирилась с потерей семьи, тоска по ней никуда не делась. Ноэми знала, мать любит ее, но боится мужа. Девушка не винила ее. Леди Вард слаба здоровьем, не стоит подтачивать его еще больше, заставив вступить в схватку с лордом Сулином.

Отразившись от красной полосы витражного книжного корешка, луч упал на один из простенков. Ноэми, позабыв об усталости, вприпрыжку побежала туда, стремясь успеть до того, как солнце переместится на другую книгу. Несмотря на желание казаться взрослой, девушка во многом оставалась ребенком. Немудрено в ее-то восемнадцать лет!

Чтобы добраться до алой точки, пришлось принести стремянку.

– Ах ты, проказник! – Ноэми шутливо погрозила лучу кулачком.

Потянувшись к «солнечному зайчику», девушка нечаянно задела одну из книг. Она с грохотом упала. Ноэми хотела поднять, но взгляд выцепил в открывшемся пустом пространстве тетрадку в матерчатом переплете. Девушка вытащила ее и сдула пыль. Тетрадка оказалась старой: бумага успела истончиться. На первой странице значились инициалы «Ж. В.» Заинтересовавшись, Ноэми пролистнула тетрадь, но ничего не поняла. Вроде есть буквы, а, вроде, и нет. Разгадку тайны подсказало солнце. Оно скользнуло по странице, и слова полыхнули, резанув глаза.

– Да это чьи-то записки! – ахнула Ноэми и, быстро спустившись, метнулась к витражам.

Там светлее, девушка сможет дольше наслаждаться чтением.

Пристроившись на подоконнике, Ноэми подставила тетрадь солнечным лучам и углубилась в подробности чужой жизни.

Записи начинались не сначала, часть листов оказалась вырвана. Первым предложением значилось: «…брат никогда не узнает».

– Нашла его?

Ноэми вздрогнула и выронила тетрадь. Огляделась, ища того, кто застукал ее, отлынивающую от работы, но никого не увидела.

– Справа, – подсказал голос и попросил: – Только не пугайся.

Ох, напрасно! Последняя фраза заставила сердце Ноэми забиться сильнее.

Медленно, очень медленно девушка обернулась в указанном направлении, ожидая увидеть маркиза де Вена – фигуру загадочную, до сих пор не попадавшую в поле ее зрения. Кому еще мог принадлежать незнакомый властный голос? Слуги так не говорят. Маркиза не оказалось, глаза различили лишь легкое уплотнение воздуха. Ноэми заморгала, и из ниоткуда начали проступать очертания мужской фигуры: сначала ноги, туловище, руки и, наконец, голова. Полупрозрачный незнакомец провел пальцами по волосам, и рука прошла через голову. Ноэми испуганно пискнула и заметалась по библиотеке в поисках укрытия.

Призрак! Он заберет ее душу, утащит в Сумеречный мир!

– Не бойся, я не причиню тебе вреда.

С горьким смешком призрак добавил:

– Увы, отныне я даже помочь не могу.

Ноэми осторожно выглянула из-за стойки с картой королевства. Дух парил неподалеку и пристально изучал ее. Он выглядел смирным, и Ноэми решилась выйти.

Призрак разительно походил на герцога де Вена, только моложе. Кто же он? Вряд ли обычное привидение.

Губы призрака тронула улыбка.

– Я тебя не знаю. Юное незнакомое личико. Ты жена Йонаса?

– Кого? – недоуменно переспросила Ноэми.

– Моего племянника, – терпеливо пояснил дух.

Улыбка погасла. Призрак прислушался и беспокойно огляделся по сторонам.

– Убери блокнот и никому не показывай! – Он ткнул в тетрадь в руках девушки. – А лучше перепрячь, иначе можешь погибнуть. Но если решишься прочитать, расшифруешь подсказки, найдешь мой дневник. За него могут убить полкоролевства.

Не прощаясь, дух исчез вместе с закатными лучами, переместившимися в другую часть библиотеки. Только легкая дымка напоминала, это не галлюцинация.

Ноэми постояла немного и вернулась к окну. Несмотря на предупреждение, она собиралась отыскать дневник. Хоть какое-то развлечение! Дрожащими руками девушка переворчивала страницу за страницей, старалась запомнить столбики чисел, вспыхивавших на бумаге вместе с солнечными лучами. Для верности она записала их на обрывке бумаги. В конце, на самой последней странице, значилось: «Там, где в моей обители встречают рассвет, увидишь себя и разгадаешь загадку».

Ноэми озабоченно потерла переносицу.

Шифровка.

Ну да, на месте брата герцога, а он именно брат, раз Йонас де Вен для него племянник, девушка тоже не стала бы прятать секреты на видном месте. Но она найдет – скелеты в шкафу иногда нужно проветривать.

Позабыв об усталости, Ноэми быстро доделала работу. Тетрадь прихватила с собой и спрятала в самом надежном месте – у сердца.

«Там, где в моей обители…»

Комната? Возможно. Это самое простое решение, покойный мог говорить совсем о другом: любимой беседке, пещере или и вовсе пивоварне, где любил проводить время, но проверить нужно все.

Ноэми знала, где покои хозяев: в восточном крыле, на пролет ниже. Девушка бывала там однажды, когда нанималась к де Вену, после ее туда не приглашали.

Пробираясь в восточное крыло, страшась наткнуться на герцога, Ноэми не переставала думать о шифровке, но только больше запуталась. Обителью мог легко оказаться и весь замок, любимым солнцем местом – господский этаж, только что означает «увидеть себя»? Ноэми решила, поймет, если встретит.

Девушка торопливо спустилась на один пролет и замерла, прислушиваясь. Никого. Значит, можно оглядеться и попытаться «увидеть себя».

Зеркало!

Нужно выяснить, где любил проводить время покойный, и осмотреть комнату. Отыскать зеркало и понять, зачем цифры. Ноэми полагала, это шифр. Значит, в комнате сейф или тайник.

Сложная задача! Не простукивать же все стены в замке! Не лучше ли осторожно расспросить слуг и сузить круг поисков?

Ноэми припомнила, где кабинет герцога, и направилась в противоположную сторону. Меньше всего на свете она хотела повстречать де Вена. Девушка скользила пальцами по стене, дергала за дверные ручки. Одна из них поддалась, и Ноэми с трепетом переступила порог комнаты. От сердца отлегло: не спальня, гостиная. На столе – початая бутылка. Плохо – владелец скоро вернется допить свое красное.

Хоть бы в комнате не оказалось зеркала, тогда бы девушка быстро ушла. Увы, оно обнаружилось над камином, пришлось проверить. Тонкие пальцы пробежались по раме и осторожно отодвинули ее. Как всякая аристократка, Ноэми знала, тайники прятали именно за зеркалами и картинами. Хозяева замка не отошли от традиций: одна из панелей неплотно прилегала к стене.

Цепенея от ужаса, представляя, что сотворит с ней герцог, если застанет за недостойным занятием, Ноэми надавила на дерево. Панель отошла, открыв взору металлическую пластину. По ней гуляли легкие магические разряды. Непонятно, где писать цифры. Трогать нельзя: в лучшем случае вскрикнешь от боли, в худшем – о попытке взлома узнает весь замок.

Но в тетради даны четкие указания, и Ноэми рискнула. Она слышала о подобном, но никогда не видела сейфа со столь дорогим и редким замком. Девушка проговорила вслух цифры. Ничего. Затем сложила их, довела до двухзначного числа – с тем же эффектом. До одной цифры – ничего. Отчаявшись, Ноэми с мольбой бормотала: «Ну откройся же! Четыре!»

Механизм щелкнул, магическая защита потухла, и сейф открылся. Редкая удача – найти искомое в первой же комнате! Не иначе, за плечом Ноэми стояла Великая Мать.

Девушка с опаской заглянула внутрь и, зажмурившись, пошарила в тайнике рукой. Вопреки ожиданиям, не сработал защитный механизм или ловушка. Похоже, сейфе пуст, ничего, кроме пыли. А еще… Пальцы, определенно, что-то нащупали. Книгу? Ноэми вытащила выцветший пыльный прямоугольник, оказавшийся дневником. Алый кожаный переплет, синий корешок, ляссе. Девушка прижала находку к груди. Нужно спешить! Ноэми сунула дневник под фартук, который носила поверх платья, и захлопнула тайник. Едва она успела поправить зеркало, раздались шаги. Девушке ничего не оставалось, как юркнуть за диван.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении