Низам Маммад.

Кил Грин. Мистический роман



скачать книгу бесплатно

В ответ Линда улыбнулась и коснулась сумки, дав Грину понять о полной готовности уйти.

Кил поднял указательный палец в направлении бармена, и как только тот поймал его взгляд, позвал к себе. Расплатившись с барменом и одарив его достойными чаевыми, он взял Линду под руку и повел к выходу. Линда удивилась жесту, но ограничилась недоумевающей улыбкой. Когда они вышли из паба на улицу, дождь уже прекратился и больше не угрожал Линде жестокой расправой над прической.

Паб находился у самого края улицы Дугласа Макартура, с которой открывался восхитительный вид на город. Белые, желтые и красные огоньки дрожали, собравшись в одну ослепительную картину городского горизонта. Где-то вдали было видно здание Миссурийской Государственной Пенитенциарной Службы, являющееся одной из главных достопримечательностей города. Ближе находились многочисленные небольшие заведения с разноцветными навесами и вывесками. Глядя с этого холма, можно было увидеть сразу два ряда зеленых огоньков, указывающих на открытый светофорами путь на дюжину улиц вперед. Свежий воздух обволакивал Кила, прижимающего Линду к себе и смотрящего вдаль. Он довольно часто переезжал с самого детства и не понаслышке знал о духе города. О духе, который таится в его недрах и гуляет по городу, минуя сотни улиц, впитывая в себя частички душ тысяч его жителей, и проходит сквозь деревья, толпу, покрывая сразу весь город. Дух этот, в свою очередь, вещь аллергенная: у части жителей есть к нему иммунитет, у других он вызывает тошноту, а третьи глотают его с приятным чувством удовлетворения, пуская корни и мечтая прожить всю жизнь именно с ним. Поэтому Килу дух города казался приятным. Его любезное благоухание внушало спокойствие и умиротворение, еще больше усилившееся шарманкой и Линдой, которой также было приятно его общество. Она, не сопротивляясь, прижималась к Килу, который смотрел то вдаль, то ей в глаза, пытаясь запечатлеть это чудное мгновение в Джефферсон-Сити навечно.

– Я люблю этот город… – еле слышно произнес Кил Грин, растворяясь в глубоких глазах спутницы.

IV
Студент Линкольна

15 ноября 2015 года,

США, Джефферсон-Сити, штат Миссури,

Университет им. Линкольна

– Высшая математика тебя этому не учила, Райли. Перестань выдумывать.

– Но я читал это в учебнике! – возмущаясь, перечил педагогу худощавый и покрытый прыщами Райли.

– Я бы сама не прочь узнать, в каком это ты учебнике вычитал. Во всяком случае в учебниках, что я вам «прописываю», такая чепуха не водится.

– Вы еще скажите, что телик нам все это толкает, – тихо огрызнулся Райли так, что это услышали все, кроме педагога. Смешок прокатился по аудитории волной, не коснувшись при этом лишь Кила.

Он в это время бессмысленно водил указательным пальцем по скользкому дисплею мобильного телефона, замысловато упрятанного за увесистой обложкой пособия по высшей математике, собранного китайскими сенсеями точной науки.

Как раз теперь глупые фотографии, бессмысленные высказывания, многочисленные группы дегенератов и желтых новостей покрывали стену Кила в социальной сети Facebook.

Но это и рядом не стояло с телевидением. Тут каждый имел право и возможность забивать ваш череп чепухой и грузить недостоверной информацией.

Кил отложил смартфон в сторону. На фоновом рисунке ярко засветилась фотография, на которой Линда Клиффорд, облаченная в синий морской костюм, резала волну на черном водном мотоцикле в Майами Бич прошлым летом.

– А вы еще рассказываете о справедливости…

Некоторые фразы преподавателя Кил слышал отчетливо, остальные так и повисали где-то в воздухе, не доходя до него, как это обычно происходит с появляющейся рекламой в Интернете. Голова Кила была занята другим. Часто, останавливаясь и осматриваясь вокруг, он не помнил, о чем думал мгновение назад и чем были вызваны эти мысли. В последнее время его жизнь менялась такими быстрыми темпами, что он все чаще брал сам у себя тайм-аут на размышления.

Зазвенел звонок последней пары. Спустя минуту, Кил уже был на улице и шел по гладкому асфальту открытой студенческой парковки по направлению к красному Ford Mustang 1970-го года. Мускулистая малышка попалась ему на удачу. Кил в свою очередь отделал ее салон и вбухал в нее столько деньжат, что при любой погоде она выглядела одинаково свежо и контрастно, отличаясь от всех серых автомобилей, которые окружали ее. Рядом с Килом шли Калеб Нельсон и Жак Хардман. Эти два отморозка учились с ним вместе и больше других подходили ему в роли друзей.

Жак Хардман вырос в католической семье. Его родители любили «выносить» ему мозг, толкая свои многочисленные наставления, от чего серое вещество съеживалось и жалось куда-нибудь в темный уголок, где родители бы его не обнаружили и не смогли бы мариновать. Жак так привык к их длинным речам, что с годами перестал их слышать вовсе. Благо, Жак не появлялся у них часто. Он снимал квартирку недалеко от университета и вечерами подрабатывал автослесарем у своего кузена в гараже. Поговаривают, что у него были золотые руки. Он-то и откопал для Кила эту самую красную малышку.

Калеб Нельсон был ростом шесть с половиной футов. С храброй бородой он выглядел как ирландский спортсмен и кандидат в мастера какого-нибудь вида спорта, где главной задачей было раскрошить башку сопернику в максимально короткий срок. Он рассказывал, что родился с невероятными атлетическими данными, но за всю жизнь не посещал никаких спортивных кружков и мероприятий, кроме обычной качалки для поддержания формы.

Когда друзья подошли к автомобилю, рядом с ним стоял какой-то незнакомый тип. Худощавый, с выпученными глазами и в очках с толстой оправой, от чего выглядел еще более нелепо, особенно вкупе с красным монстром. Он держал в руке мобильник, щелкая свое ухмыляющееся лицо на переднюю камеру устройства. По крайней мере, «щелкнулся» с ним раз пять, пока здоровый детина Калеб ни свистнул ему:

– Эй-эй! Держи дистанцию!

При виде появившейся компании тот замешкался, застеснялся и убрал телефон в передний правый карман джинсов. Похоже, что он был согласен распрощаться с ним, если бы того потребовали ребята. Калеб шутливо, но крепко схватил его за шею и процедил сквозь зубы:

– Что это мы тут делаем, а?!

Очкастый червь от этого побледнел и поспешно затараторил:

– Я… я… ничего… Я просто фотографировался с ним. Я очень люблю…

– Бла-бла-бла – запел Калеб в ответ. – Убирайся прочь, пока хозяин ни размазал твою тупую голову по всей площади университета.

– Вообще-то я… – пытался вмешаться в диалог владелец автомобиля, но Калеб перебил теперь его.

– Убирайся уже, хватит глаза нам тут мозолить, – и оттолкнул от себя писклявого червя.

Тот пустился бегом в сторону университета и вскоре исчез за деревьями.

– Зачем ты с ним так? – возмутился Кил. – Он же ничего плохого не сделал.

В ответ Калеб захохотал и похлопал себя несколько раз по ноге.

– Да шутим мы! Знаю я его. Это Этан Финч. Он учился как раз в мое время. Окончили университет, я продолжаю приходить сюда в спортзал, а он – в университетскую библиотеку.

– Ботан ботаном! – поддержал друга Жак.

– Он не такой глупый на самом деле. Он пишет. Ну, как пишет… Он расписывает биографии разных преступников, серийных убийц. Вернее, раньше расписывал. Даже издал несколько книг, но толку от них никакого. Теперь пишет о каких-то блеклых звездах. Деньги они ему, конечно, зажимают, но на жизнь, полагаю, хватает.

– А ты откуда все это знаешь? Встречаетесь, небось? – Жак хлопнул того по мускулистому плечу.

– Ну ты и шутник! Что тут знать-то! В спортзале ребята то и дело бухтят о его проделках.

– О каких таких проделках? – заинтересовался Жак, оскалив белоснежные зубы.

– Да ладно, достали уже. Ботан и ботан. Что с него возьмешь. У него своя жизнь, – вмешался Кил. – Да, ты прав, старина. Лучше пусть нам Жак расскажет о Кэт. Что теперь? Думаешь, она ему так просто все расскажет? Держу пари, что она будет скрывать все это от Дилана до конца своих дней! – Калеб по обыкновению обсуждал чью-то личную жизнь.

– Да ну, может, они и перетерли это все на парах, пока ты ковырялся под капотом какого-то ржавого пикапа! – Калеб любил подшучивать над Жаком, хотя на самом деле восхищался тем, какой авторитет тот заработал среди сотен автолюбителей Джефферсон-Сити.

– Так, стоп, ребята, – вмешался Кил. – Вы о чем? Порой мне хватает упустить одно слово, как я теряю всю цепь и предмет обсуждения. Что там между светленькой и этим самым…

– Диланом, – поправил Калеб.

– Да-да! Диланом, – согласился Кил, хлопнув Калеба по плечу, которое находилось на уровне его собственной головы.

– Сознайся честно.

– В чем же? – спросил Кил у Калеба.

– Тебе это интересно?

– Да нет… Не особо. Хотя знаешь, нет… Мне это вообще неинтересно, – признался Кил Грин.

– Вот и здорово! Лучше расскажи о том, что будем переваривать сегодня, – подытожил Калеб.

– Да! – воскликнул Жак Хардман, вскинув руки к небу. – Пятница на дворе!

Дикий раскат грома пробежался по серому тяжелому небу. Рассказывают, что раньше дождь не шел так часто, как в последние несколько лет. «Все меняется. Даже климат – вздохнул бы какой-нибудь пессимист у себя в однокомнатной квартире в глубинке Детройта», – подумал про себя Кил Грин.

– Ну, как получится… – пробубнил Кил.

– Эээй! Что с тобой?! Совсем раскис, старина, – посочувствовал Жак.

Кил открыл дверь своей красной «крошки» и плюхнулся на кожаное сиденье. Опустив стекло, он закурил сигарету. Сероватый дым чуть тревожно заструился из машины.

– Ну, так что с тобой? Рассказывай, – не унимался Жак Хардман.

– Позже расскажу, ребята, мне надо ехать. Правда, надо ехать…

Не дожидаясь ответа Жака, Кил вжал педаль акселератора до упора и выехал с парковочной площадки.

По радио звучала песня «Hey, good looking» Хэнка Уильямса. Капли дождя сбивчиво падали и разбивались о лобовое стекло. У Кила не было плана действий. Он ехал туда, где проводил каждый свой вечер. Азарт взял свое и теперь как петля сжимал шею, не давая иного выхода.

На часах было 6:10, когда красный Мустанг остановился на улице перед четырехэтажным домом в паре миль от реки Миссури. Нога Кила, облаченная в ботинок кофейного оттенка, опустилась на бугристый асфальт. Подошва мелодично постукивала по нему в такт музыке, звучащей в салоне. Кил не спешил выходить из машины. Могло показаться, что он расслабленно ушел в размышления, хотя в голове у него творился сплошной ад. «Выпить, забыть, оставить на потом». Мысли Кила не давали ему покоя. Казалось бы, жизнь его со дня знакомства с пожилой парой пошла в гору. У него появилась дорогая одежда, дорогой парфюм, вся его комната была сплошь напичкана модными «девайсами», и один его одеколон стоил баснословных денег. Но это было лишь верхушкой айсберга. На самом деле Кил не знал, есть ли у него будущее, и все чаще он думал о старичках, которые сбили его с пути. Безусловно, он перестал учиться, у него с каждым днем появлялось все больше вредных привычек, он подсел на алкоголь и вовсе перестал общаться с матерью. Ради этого ему приходилось заезжать в гараж не ранее полуночи и тихонечко проходить в свою комнату.

«Love is all you need!» – дребезжали колонки в машине.

V
Крэпс

Кил постучал в дверь. Тут же послышались шаги. Дверь пошатнулась и отворилась перед Килом настежь. В проходе стояла улыбчивая мисс Дороти Андерсон, а прямо за ней – молодой парень в оранжевом дождевике в стиле «North Face», застегнутом под горло. Увидев в дверном проеме Кила, он тихонечко проскользнул между Дороти и Килом, устремившись куда-то прочь, не поприветствовав и не попрощавшись. Кил окинул взглядом его стремительно исчезающий силуэт и перевел глаза на мисс Дороти. Та махнула рукой и пригласила Кила пройти.

– Как вы, мисс? – спросил Кил, пытаясь продемонстрировать свою натянутую улыбку.

– Спасибо, Кил, как ты? Как прошел день?

«Черт, я прихожу сюда каждый день», – подумал про себя Кил.

– Здорово. Очень много интересного, – Кил почему-то пытался скрывать от нее то, что перестал нормально учиться и даже слушать педагогов так, будто она в ответ на услышанное закричит: «Эээй! Уильям! Да этот сукин сын транжирит бабки на тачки и проституток! Прячь деньги! Похоже, наш эксперимент провалился!»

– Это хорошо, Кил… Проходи, садись, Уильям сейчас подойдет.

Все это походило на какую-то нелепую игру, правила которой уже так глубоко засели в голове Кила, что играл он теперь, думая вообще о чем-то другом. Он приходил, садился, приходил Уильям, потом… Стоп… Кто же был тот юноша в оранжевом дождевике?! Кил никогда не видел в семейке Андерсонов никого живей собственного отражения в зеркале. А теперь – вот оно! Неужто тоже пришел на «кормежку»? Не думаю… Хотя, какая мне разница, ведь кажется, что денег хватит на всех и по горло… Он не сделает меня бедней, разве что… разве что расскажет кому-то… И их станет больше. Непременно их станет больше!» – мысли Грина смешались в голове, толкая его то ли к суициду, то ли к насилию.

На белой скатерти в гостиной стояла большая кружка, доверху заполненная кофе. Справа от кружки – хрустальная посуда, в которой покоилась дюжина печений и небольших шоколадных изделий. Справа, у дальнего угла, лежала большая кожаная тетрадь с поблескивающей серебром шариковой ручкой, положенной на нее сверху. Дверь уборной отворилась и из нее выполз мистер Уильям Андерсон. Медленно потянувшись к столу, он оживился, увидев сидящего за ним Кила.

– О, Трехглазый Чак! – приветствовал он его.

Кил улыбнулся в ответ и встал, чтобы пожать ему руку. Тот в ответ, к счастью, не стал расспрашивать Кила об учебе и тому подобное, достав деревянную шкатулку.

Кил, деревянная шкатулка с костями для игры в «Крэпс», Уильям Андерсон и несколько пачек стодолларовых купюр. Больше ни-че-го.

Несколькими партиями в неимоверно муторную игру «Крэпс», описанием которых не хотелось бы забивать ваш мозг, Кил зарабатывает 5000$ США.

VI
Вечер в клубе «Mission»

Стрелка, отслеживающая скорость автомобиля, охотно гуляла под стеклом спидометра. От внушительной мощности красного Мустанга по трассе города Джефферсон-Сити Кил вжался в сшитое специально для него спортивное сиденье. Радио звучало на полную мощность, окна были полностью опущены, так что ветер играл в салоне вовсю. Кил сжимал в зубах сигарету и резко поворачивал руль, минуя повороты и перепрыгивая с улицы на улицу. Он знал, что ему нужно. Ему было просто необходимо напиться, если не больше. Красная дьяволица на ручных тормозах припарковалась перед клубом «Mission». Автомобиль занял собою сразу три парковочных места. Кил вышел из машины. Карманы его ветровки были набиты купюрами, на каждой из которой к единичке были пририсованы еще два нуля. Как только он подошел к клубу, он увидел своих друзей. Те были уже изрядно пьяны. Калеб прижимал к себе какую-то деваху, которая набралась так, будто пила в последний раз в жизни. Жак Хардман же танцевал, жестами указывая, как шлепал бы кого-то, кто окажется сегодня у него в койке.

– Кииииил!!! – завопил Калеб.

«Как это вы так нажраться успели?» – хотел было огрызнуться Кил, но посмотрел на часы на экране телефона – половина второго ночи, а внизу иконка указывала на двадцать пропущенных звонков, авторами которых были все те же двое.

Кил схватил «свободного» Жака и потянул к барной стойке.

– Что пить будешь??? – перекрикивал музыку Кил.

– Чегооо??? – кричал в ответ Жак, прижимаясь ухом к губам Кила.

– Что пить будешь, алкаш???

– Видишь воооон ту девчонку???

Жак повернул голову Кила влево. Там стояла девушка с нелепой палочкой с наконечником в форме звезды. Фея эдакая. Она в ответ улыбалась то ли слишком трезвому Килу, то ли изрядно пьяному Жаку Хардману.

– Ну, тогда понятно… – подытожил Кил.

– Мне Лонг-Айлэнд! А лучше сразу два!

Веселый бармен улыбнулся в ответ и, подняв какую-то бутыль, начал ею жонглировать. Кил смотрел на него, не проявляя никакого интереса. Ему хотелось напиться. Сильно и сейчас же. Он, правда, не понимал, почему ему с каждым днем становится все хуже. Будто какие-то игровые черви завелись у него в организме и мешали ему спокойно жить и творить.

Справа от Кила поскользнулась какая-то девушка, чудом не угодив головой в деревянный угол барной стойки. Она вовремя ухватилась за Кила, а, миновав падение, обняла его, как родного.

– Я – Маргриии! – бессвязно кричала она Килу. Видать, деваха нашла неплохой способ познакомиться.

– И часто ты спотыкаешься ради знакомства??? – прокричал ей Кил, прожигая ее трезвым взглядом.

– Да пошел ты! – разозлилась она и заковыляла к толпе, в которой вовсю отжигали Калеб, его новая спутница и Жак с «феей».

– Ваш напиток… – прочитал по губам бармена Кил.

Кил начал жадно пить из бокала и, за несколько секунд осушив первый бокал, перешел к следующему. Зубы мерзли от большого количества льда, а бармен ошарашенно смотрел и хлопал в ладоши, привлекая внимание остальных барменов, работающих за стойкой. Один из них даже ловко выпрыгнул из-за стойки и, усевшись на нее, хлопнул Кила по плечу, но в ответ вместо довольной улыбки увидел, как Кил отвернулся от него к толпе.

Жак сразу же заметил, как Кил повернулся в сторону толпы так, будто подзывал друга к себе.

– Ну же, старина! Давай к нам сюда! – кричал Жак Хардман, но Кил, конечно же, не слышал его. Он видел только его плавные движения сквозь сильные лазеры световых эффектов танцпола. Спустя некоторое время, тот не сдержался, подбежал к Килу и стал тянуть его на танцпол. Кил в ответ схватил Жака так сильно, что тот не ожидал.

– Я не буду танцевать. И точка.

– Уоу-уоу, чувак… Да на тебе лица нет! Что стряслось?

– Ничего! – хмыкнул Грин. – Просто не вставляет.

– Оооо! – воскликнул Хардман в ответ так, будто Грин поведал о чем-то приятном.

– Что? Да ты пьян в хлам, мужик…

– Нет же! Я просто знаком с тем, кто тут торгует настроением.

Жак затряс руками в диком танце, болтая головой так, будто там у него запрыгала ртуть и закачала череп в разные стороны.

– Это уже интересно, – пробубнил под нос Кил и улыбнулся, провожая взглядом дикую пляску друга.

Жак не унимался и с закрытыми глазами кружил по своей оси, обогащая свой танец все новыми нелепыми элементами, пока не поднял руки вверх, от чего его футболка задралась чуть-ли не до самого подбородка.

– Хочешь? – схватил Жак Кила за плечо.

– Тебя, что ли? – захохотал в ответ Кил.

– Да нет же, – пьяно махнул рукой Жак. – Настроения хочешь?

– Еще бы! – подтвердил Кил. – Ради него я даже не стал прерывать твой танец, чтобы не сбить тебя.

– Чегоо? – похоже, голова Жака была так затуманена алкоголем, что он не улавливал смысла предложений, состоящих не более, чем из трех или четырех слов.

– Гони настроение, дурень… – грозно распорядился Кил.

– Ах, вот ты о чем! – улыбнулся Жак алчной улыбкой, снова схватил Кила за плечо, затем начал указывать носом в сторону уборных. – Видишь того китайца?

Кил прищурился и напряг зрение. Прямо между дверями в уборные, перед искусственной пальмой напряженно стоял парнишка с блестящими белоснежными волосами, в красной куртке Yankees, зеленых джинсах и разноцветных кроссовках.

– Того, что ли? – спросил Кил, также указав на него носом.

– Того саааамого, – запел Жак так, будто речь шла о каком-то полезном микробе, рассматриваемым в микроскоп. – У него есть «ушки».

– Что у него есть??? – непонимающе переспросил Кил Грин.

– Да «ушки» у него есть… Ты чего, отсталый?

– Какие еще…

– Ооо… «Ушки» – это что-то, что куда похуже всяких там ЛСД, экстази или что бы там ни было. Тот черт является одним из открывателей данного «движа». Он – студент Вашингтонского медицинского университета. И это для нас они «ушки». А для него они являются чем-то типа ляма в кармане. «Ушкам» нет еще и года, так что ему еще предстоит на них заработать. Совсем скоро они разлетятся по всему свету быстрее звука. Появится новый крутой игрок, и по всему миру «ушки» будут штамповать, как марки с изображением Уильяма… ну, как там его… – Жак запутался.

– Что-то со слухом… – хотел поинтересоваться Кил.

– Нет. На самом деле у них нет ничего общего со слухом или его отсутствием. Они лишь формой напоминают человеческие уши.

– Ближе к теме. Вот… бери… – Кил затолкал в карман Жаку несколько сотен. Возьми мне, себе и Нельсону.

– Да не вопрос…

Жак спешно удалился в сторону китайца, а Кил вновь прищурился, следя за ним. Жак подошел к торговцу «наркотой» как к другу, с которым провел в одних дворах все детство. Похлопал его по плечу, по-видимому сказал что-то, и они не спеша перешли в уборную с изображением джентльменского цилиндра.

Кил отвернулся к стойке бара и продолжил пить красноватый алкогольный коктейль. Он успел сделать несколько глотков, как Жак вернулся и толкнул друга плечом.

– Готово. Готово, мужик, – повторил он.

Кил повернул голову к нему. Жак выглядел крайне довольным, будто только что достал что-то, что в силах продлить жизнь друзей на десяток лет.

– Зови Нельсона.

– Ага… – подтвердил тот, заметно шатаясь. Кил понял, что данное поручение может показаться пьяному другу сверхсложным и невыполнимым.

– Ладно, ладно… – пожалел его Кил. – Ты иди и жди нас в кабинке. Мы мигом.

Жак улыбнулся в ответ и заковылял в сторону уборной, а Кил повернулся в сторону танцующей толпы и, увидев в ней Калеба Нельсона, незамедлительно направился к нему. Он все еще прижимал к себе пьяную бабу, а та орала и прижимала его за волосы к своей полуобнаженной груди. Кил бесцеремонно вцепился в рубашку Калеба руками и потянул к себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4